Халид Мамедов Взятие мужика Лица



страница2/3
Дата24.04.2016
Размер0.65 Mb.
1   2   3

Явка 4
Маленькая кафешка. Стойки, стулья без спинок. На столиках чипсы и пиво.

Сидят Джордж и мужик. Ленчик одет в зимнее, но без шапки: она лежит на столе. Оба пьют пиво.
Джордж. Недавно я здесь с Брутом пил. Рядом два студента-чмыря пили. Один про православие говорил, очень умен был.
Усмехается.
Болтал долго. Зашли два прапора. Один очень здоровый. Пока средний брал пиво, здоровый подошел к этим. Стоял и смотрел на них. Разговор у ребят явно не шел. Высокие материи рассыпались в прах. Прапор сказал им, хватит пиздить, уступите место. Те молча ушли.

Ленчик. Понятненько.


Делает глоток пива. Взволнованно молчит.
Джордж. Что, что-то не так? Думаешь, как бы мы поступили на их месте?

Ленчик. Как бы мы поступили? А как тут поступишь, если прапор, говоришь, здоровый был?! Так же ушли бы. А что?


Делает еще крепкий глоток. Надевает шапку.
Ленчик. Пойду пыхну.
Выходит. Через минуту заходит Брут.
Брут. Ого! А где же мужик?

Джордж. А ты не видел его?

Брут. Нет, а что должен был?

Джордж. Ну да, он же вышел курить.

Брут. Не знаю, никаких мужиков не видел.
Усмехается.
Видимо, лауреат отошел пописеть.

Джордж. Или поссать.

Брут. Ого!

Джордж. Он это любит. И не только это. Ле-ех…


Оба усмехаются.
Брут. Ну да, если с Юляшечкой… Ле-ех…

Джордж. Особенно теперь, когда лауреатом стал… Ле-ех.

Брут. Теперь-то понятно, когда и дипломчик есть, он уже любую подломит. Любую, не то что Юляшечку, подломить ему плевое дело. Скажет любой: «Привет, курлы-мурлы, девчушечка, я вот лауреат, у меня и диломчик есть, позвольте вас подломить…» И прям сзади, под коленки подломит…
Оба смеются. В это время заходит мужик. Брут и Джордж подавляют смех. Мужик внимательно и с подозрением смотрит на обоих.
Брут. О, Ленчик, привет, ты уже здесь?!
Протягивает мужику руку. Тот неохотно пожимает ее.
Мужик. Слушай, парень, по-моему, я сто раз говорил, что мне не нравится такое обращение к себе…

Брут. Какое обращение, Лех, ты о чем?

Мужик. Слушай, хватит дурочку из себя строить, ты прекрасно знаешь, о чем я.

Брут. Да? И о чем?


Недоуменно смотрит на Джорджа, потом на Ленчика. Ленчик снимает шапочку, садится на стул, берет в руки пиво, делает глоток, морщится.
Ленчик. Фу, ну и гадость…

Брут. Да? Тоже взять, что ли.

Ленчик. Бери. Здесь самообслуживание.

Брут. Да? Как здорово, да, надо что-нибудь себе взять.

Ленчик. Пивасик – хорошее дело, если он вкусный.
Брут покупает пиво. Стоит тоже пьет, изредка поглядывая насмешливо в сторону мужика. Мужик сидит, смотрит перед собой, пьет.
Брут. Слов нет, мужик.

Джордж. Что мужик, это точно. Мужика сразу видать. И самое главное, не как там другие корчат из себя что-то, стараются. Наш – от природы мужик, центровой, можно сказать, кряжистый.

Брут. Да… Сразу видно, мощнейший мужик… Одно слово: моща.

Джордж. Что это наш мужик молчит?

Брут. Ленчик кумекает там себе.

Брут. С Юляшечкой или сам?

Джордж. И сам, и с Юляшечкой.
Оба приглушенно смеются.
Ленчик. Я смотрю, вам заняться больше нечем, только бы обсудить Ленчика.

Брут. Да ну хватит тебе, Лех, что ты какой… Мы же любя.

Ленчик. Знаю я ваше – любя.

Джордж(Бруту). Не видел вчера Генсбура? Исповедь хулигана.

Брут. Нет, а про че?

Джордж. Ну, про режиссера одного, сценариста, музыканта, поэта…Очень разносторонним человек был…

Брут. Да… Я только одного такого масштаба человека знаю… да… никто другой на ум не идет…

Джордж. Это верно… Тут как ни крути, мужик, как и мир, один. Бывает, ночью просто так проснешься, ничего не произошло, а мурашки бегут по телу, пот прошибает холодный, как подумаешь, с каким мужиком в одном городе живем.

Ленчик. Слушайте, вам самим не надоело? Как я вам завидую, я вот не могу ни над кем смеяться.

Брут(Ленчику). Как там твой Сиоранчик поживает?

Ленчик. Ты о чем? Какой еще, на хрен, Сиоранчик?

Брут. Ой, Лех, я ошибся... Как там твой сценарий?

Ленчик. Не твой, а мой! Так, потихоньку, пишется…

Брут. Ого! Много уже написал?

Ленчик. Слушай, парень, если бы тебя это всерьез интересовало, а не только для ржача…

Брут. Лех, ну какой жрач, ты о чем? А Сиоранчик твой как?

Ленчик. Слушай, парень, сколько можно повторять одно и то же, изо дня в день – одно и то же! Вам не надоело! Нет, я смотрю, вам никогда не надоест. У вас нет больше дел, как посмеяться над бедным Ляленей. Как я вам завидую! Я вот не могу ни над кем смеяться. Мне вот вообще не до смеха.

Джордж. Ты вот сам повторяешься. Смех – это крайняя степень отчаяния. Значит тебе не так плохо. И на что ты жалуешься? Путь самурая – это смерть, ты же мне сам много раз говорил.

Ленчик. Но я-то не самурай, етить вашу во все места!..

Брут(недоуменно). Как так, разве не самурай? А как же чтение книг…

Джордж. А как же Хагакурэ?

Брут. Да, Лех, как же Хагакура́?

Ленчик. Э, э, продолжайте, продолжайте, я смотрю, вы хорошо спелись вдвоем. Посмотрел бы я на вас на своем месте. Я больше чем уверен, что никто из вас даже за большие деньги не захотел бы оказаться на моем месте.

Джордж. На твоем месте. Слушай, парень, а что в нем плохого, в твоем месте? Ты бросил вуз на последнем курсе, тебе сам завкафедрой звонил, просил, умолял вернуться.

Ленчик. Да, прямо умолял... Просто говорил, что восстановит меня.

Джордж. Просто? Ты думаешь, он каждый день разным студентам звонит? Значит, ты приглянулся ему. Он тебя и в аспирантуру бы взял. Ты не захотел. И все равно, у тебя теперь есть работа, ты снимаешь комнату, живешь сам по себе.

Брут. Да, Лех, я не понимаю, чего ты ноешь? И квартира, и работа, и диплом вот совсем недавно получил, и девчоночка под рукой, тут и делать ничего не нужно, вышел просто на кухню и по пути подломил…
Ленчик ядовито и зло смеется.
Брут. Ты чего?

Ленчик. Вот, вот оно ваше истинное отношение ко мне. Лауреат, дипломчик и курточка…

Брут. Но это же признание заслуг, Ле-ех…

Ленчик. Это не признание заслуг, а постоянный стеб, постоянные шуточки над лузером, который получил единственный в жизни жалкий диплом участника фестиваля…

Брут. Почему жалкий, Лех? Тут и печать, тут и подпись, и фамилия твоя, ручкой…

Ленчик. Я смотрю, до вас вообще не доходит. Вас это забавляет и только.

Джордж. А что, курточка у тебя не плохая… Надо тебе в ней все время ходить. И в шапочке тоже.

Брут. Да, Лех, режиссер должен быть узнаваем. Чтобы был свой собственный стиль и своя манера…

Ленчик. Какая еще курточка?! Лето на дворе, жара! Глаза разуйте свои! Вы пытаетесь меня выставить ненормальным, но проблемы с головой – у вас! Я не знаю, кто сошел с ума, я, вы или мы все вместе!

Джордж (поет на мотив песни Руки вверх «Алешка»). И без Баб Лени жизнь твоя пуста, ведь она еще совсем наивна и чиста…

Брут. Ого, че за песня?
Брут ухмыляется и пьет пиво.
Ленчик. Какой еще, на хрен, Баб Лени?!

Джордж. Наблюдаешь ты за ней издалека…

Ленчик(Джорджу). Все-таки ты уверенно занимаешь первое место среди людей, выносящих мне мозг.

Джордж. Это что, я вот новый стишок написал…

Брут. Ого, что за стих?
Джордж достает телефон и читает.
Джордж.

Затылок, туловище, щечки,

От шоколаду грязный рот…

Сидит Ляленя на горшочке,

Накладывает и поет.
Брут смеется.
Ленчик. Нет, я не понимаю, я со стенкой разговариваю, что ли. Я им говорю одно, а этот хмырь еще стих какой-то зачитывает.

Брут. Да ну хватит тебе, Лех, классный стих, ты что?

Ленчик. Слушай, парень, хватит из себя дурочку строить, сколько мне тебе повторять?!

Джордж. Леня!

Брут. Леня!

Ленчик. Пиздец, просто пиздец... За что мне все это…


Сидят и пьют пиво.


Явка 5
Кафешка. Лэнни, Брут и Джордж пьют чай и едят пирожки. У Брута в руках пакет.
Лэнни. Хочется уже Ленчика. Когда он придет?

Джордж. Может, и не придет.

Брут. Почему?! Уж не заболел ли малец? Может, на съемки поехал? Да, режиссеры они такие, лауреат как никак…

Лэнни. Пора уже его нахлобучить.

Джордж. Зачем?

Лэнни. Да бесит просто меня.

Брут. Да нет, зачем мужика нахлобучивать. Хотя… В общем, смотрите сами. Мужик он и в Африке мужик. Такого мужика еще поискать надо. Да…

Джордж. Наверно, все же обиделся…

Брут. Ну ничаго, подарки размягчат немного мальца…

Джордж. Че ты купил?

Брут. Вот
Брут достает из пакета упаковку сока и парочку апельсинов.
Апельсинов купил и сочья.

Джордж. Насчет апельсинов не уверен, но сочье сделает свое дело…. Больно уж любит лауреат наш сочье, на халяву…

Брут(мечтательно). Да уж… Этого у него не отнять… Шебутной мужик, предприимчивый… Словарь, что ли, пока почитать…
Брут достает из пакета пару листов А4.
Лэнни. Что за словарь?

Брут. Да тут…

Джордж. Словарь Ленчика.

Лэнни. Можно я посмотрю?


Лэнни берет один листок в руки, смотрит на него неподвижно, Брут и Джордж переглядываются между собой, пересмеиваются. Лэнни так же невозмутимо кладет листок на место.
Брут(Джорджу). Ты уже все дописал?

Джордж. Ну так, вроде того, близко уже к концу.


Брут смотрит в листок.
Брут. Ого! Все как и есть, прямо живой Ленчик в листках.
Брут читает с листка вполголоса.
Брут. Подломить – избавиться от внутреннего дискомфорта, связанного с одиночеством Ленчика, посредством вступления в контакт с женским полом или мужским, принятым за женский. Пример: Ах, девчушечка, курлы-мурлы, позвольте подломить вас при всех!..

Лэнни. Это Ленчик пишет?

Брут. Ленчик, кто же еще.

Джордж. Да, кондовый мужик, кряжистый…

Брут. Да уж, кряжистость у него не отнять. Она в нем изначальна, как и дипломчик. Все-таки мощнейший мужик: и режиссер, и поэт, и лауреат, да всех заслуг и не перечислить. И дипломчик уже получил.

Джордж. Да, теперь он подломит любую. И раньше бы подломил, а теперь-то особенно.

Брут. Э, раньше! Сейчас его не сравнить, тут и курточка, и шапочка режиссерская – все при нем.

Джордж. Свой крепкий стиль.

Брут. Да, но что-то не идет режиссер. (Дальше читает) Курлы-мурлы – непереводимое словосочетание, издается Ленчиком в момент интимной близости с девчоночкой или мальчоночкой, принимаемым за девчоночку. Пример: Ах, привет, как тебя зовут, девчушечка, курлы-мурлы, курлы-мурлы…

Лэнни. Может, ему позвонить?

Брут. Да уже звонили… Что-то трубку не берет малец. Уж не приболел ли…

Джордж. Может, с Юляшечкой свиделся? Сейчас с ней вовсю шерудит…

Брут. Все может быть… Да уж, гугукая и пляша… С Юляшечкой, гугукает, кумекает обо всем. «Юляшечка, курлы-мурлы, курлы-мурлы, дай-ка я тебя подломлю…» А Юляшечка вся довольная, да, говорит, подламывай, ты же лауреат и с дипломчиком… А Ленчик дипломчик поглаживает на груди, почесывает, вот, мол, смотрите на родненького…(громко) Мужик! Мужик!

Джордж. Да уж, кряжистый, центровой…

Брут. Что есть, то есть, это у него не отнять. Кондовый мужик, неуступчивый…

Джордж. Да, с этим не поспоришь. Мощнейший мужик.

Лэнни. Может, его подломить?

Брут. Нее… К Лене нужен особый подход, нахрапом не взять самца, нужна долгая кропотливая работа с мужиком. (читает). Гугукать – первое значение, пытаться осмыслить разного рода науки по-свойски; второе, писать и творить в обычном понимании; третье, легкие ветра из Лялени с характерным звуком. Вот, здесь и примеры, эх, завтра екзамен сдавать, пойду погугукаю… или: А не нагугукать ли мне рассказ? Или роман? Или обоих разом кончать?!! А, вот хороший пример: что-то животик разболелся, пойду погугукаю…


Брут и Джордж громко смеются. Лэнни смотрит в листок, громко пьет чай.
Брут. Ой, все прямо в точности… Как у мужика… Да… (дальше читает) Хитреца – центровое понятие внутренней жизни Ляленчика, характеризующее его отношения с внешним и внутренним миром; базис, фундамент, на коем выстроен с размахом Ляленчик. Пример: Меня не проведешь, не проведешь! Я со своей хитрецой сам кого хошь проверчу, етить вашу в троглодить…
Брут посмеивается и читает дальше.
Башковитость – надстройка над хитрецой, врожденная мощь и сила ленчиковского ума. Пример: Да, еще царь наш, батюшка, Иван енто того Грозный отмечал мою башковитость, когда Казань брал… Помню тогда стенобитных орудий не было, а я на порожняке был, год не удался, засуха окаянная все посевные гороха сгубила… Так через мою башковитость и взяли Казань…
Джордж. Тихо, тихо, мужик наш идет.

Брут. Ого, повеселимся на славу. Думаю, хорошо посидим.


Одетый в зимнее, появляется Ленчик, жмет парням руки, садится на свободный стул.
Ленчик. Че, чай пьете? Да, стоило из-за этого меня звать…

Брут. Да ну хватит, Лех, давай, хорошо посидим, вот и Лэнни здесь, что ты прямо какой… Вот, Ле-ех, подарки тебе купили…


Ленчик. Ну уж извините, господа, вот такой он я. А, подарки, подарочки я люблю.
Брут протягивает ему пакет, Ленчик заглядывает в него.
Ленчик. Это мне, что ли? Что это на вас вдруг нашло?

Брут. Ну как же, надо поддержать режиссера…

Ленчик(смущенно). Какого еще, на хрен, режиссера…
Ленчик достает сок, разглядывает упаковку, кладет обратно в пакет.
Брут. Апельсинов тебе купили.

Джордж. Сочья, твоего любимого.

Ленчик. Да уж. Спасибо. Пивасика, что ли, взять…
По мужику видно, что он доволен. Он покупает себе пиво, доставая деньги из заднего кармана штанов, открывает зажигалкой, громко пьет, морщится. Брут про себя читает листки. Иногда ухмыляется.
Ленчик. Фу…(Бруту) Че это ты там читаешь?

Брут. Я? Да так, ерунда… (доверительно) Хочешь, Лех, почитаю?

Ленчик. Да нет, не особо.

Брут. Почему? Давай, Лех, ну немного…

Ленчик. Ну почитай, если тебе так уж хочется.

Брут(читает). Кумекать – соображать, говорить, класть. Вот пример: Я так кумекаю, едрит твою в околесок…

Ленчик. Не понял, че это такое? Уж не про Ляленю ли там? Я, кажется, знаю, кто это написал.
Ленчик смотрит на Джорджа.
Ленчик. Блин, ну и тип… А этот дурачка из себя корчит, читает…

Брут. Да хорош тебе, Лех, ты о чем?

Джордж. Да, Лех, ты о чем?

Ленчик. Такие фразы обычно говорят девушкам после секса.

Брут. В смысле? Почему после секса?
Ленчик молчит, думает, что ответить. Лэнни встает.
Брут. Ты куда, Лэнни?

Лэнни. Устал. Пойду, наверно, посплю.

Джордж. Ну поспи, поспи.
Лэнни жмет парням руки и быстро уходит. Брут и Джордж переглядываются между собой.
Ленчик. Видите, даже Лэнни не выдержал вас…

Брут. Да ну хватит тебе, Лех, что ты прямо какой… (читает) Дипломчик, дипленчик – центральная правительственная награда Ленчика, данная ему за то, что он именно Ленчик и никто иной.

Ленчик. Слушай, парень, кончай эту дрянь читать, неужели вам больше заняться нечем?

Брут. А? Вот, тут и пример: Накинул я тоды свой дипломчик на дипленчика и пошел в околесок продуться…

Ленчик. Я смотрю, до тебя не доходит. Я устал повторять, мне не нравится такое отношение к себе, эти бесконечные шуточки и приколы.

Брут. Да ну хватит тебе, Лех, ты о чем? (читает) мужик, мужичок, мужичишко – самохарактеристика Ленчика, рожденная из высказываний о нем окружающей челяди; выражает крайнюю мощь и крайнюю самостоятельность Ленчика во всякого рода вопросах …


Ленчик сидит, пьет глядя перед собой пиво. Его лицо покраснело, он рвет этикетку с бутылки, скатывает и бросает в урну.
Брут. Ну ладно… Вот только последнее, только… Лауреат – обращение общественности к Ленчику; выражение народной любви и признания заслуг Ленчика... так, что тут еще, ну, это все знают… Так…Юляшечка – единомышленница Ляленчика, составляющая с ним дуэт…

Ленчик(резко оборачиваясь). Заткнись! Заткнись, последний раз тебе говорю!

Брут. Да что ты какой? Лех, ты че?

Ленчик. Почему ты не обращаешься так к Джорджу, например? Что вы ко мне пристали?

Брут. Ну, Лех, это же не объяснишь, ты у нас один вот такой, наш Ленчик, такой вот мужик…

Ленчик. Какой еще, на хрен, мужик, какой еще Ленчик? Вы все с ума посходили! Бли-ин… В какой же мы все-таки жопе…

Брут. Ну не знаю, не знаю… Может быть, ты и прав, хотя… (читает) Зипун – верхняя одежда Ленчика, в коей он ходит покумекать с мужиками и бабами о том и о сем. Вышел я тоды, подпоясав зипунишко писюном, оно того к бабам и мужикам покумекать о том и о сем…
Ленчик вскакивает, выхватывает листки у Брута, разрывает их на куски(один листок падает на пол), кидает их в урну, выкидывает туда же недопитую бутылку с пивом, быстро уходит. Раздается сильный удар дверью.
Джордж. Да, ну и мужик…

Брут. Я вот не понимаю, чего он бесится… Я прям не знаю, ну его к черту, этого мужика, злой как собака…

Джордж. Мощный, мощный мужик…

Брут. С тех пор как лауреатом стал, совсем уже озверел. Да… Нет, если так пойдет дальше, я совсем с ним не буду общаться. Ну его на фиг.


Брут поднимает с пола листок.
Джордж. Один листок уцелел. Гнев лауреата миновал его.

Брут. Да уж…(пробегает глазами листок) Да еще какой листок уцелел…

Джордж. Че там?

Брут(читает, давясь смехом). Ляленя – мощнейший самец рубежа 20-21 вв., герой народных эпосов, народной жизни и самосознания. Последний лауреат. Обладает недюжинной силой и мастерством. Так, левой своей ручищей усмиряет до десяти тысяч баб одновременно. Да, это он может.... Обладает самым сильным бабахом в своем и во всех последующих дивизионах. Ого! Поэт, прозаик, композитор, сценарист, демиург, крупный военачальник, кинорежиссер, киномассажер, театральный режиссер, коммивояжер, саквояжер, стажер, полотер, вахтер, бузотер, скульптор, художник-скульптор, балетмейстер, концертмейстер, плиточник, монтажник, шелкопряд, танцор-очкотряс большого театра, которому ничто давно не мешает, и, конечно же, балерун. Ой, не могу… (смеется). Да уж, что балерун, это точно… За выдающиеся заслуги перед отечеством и всем честным миром удостоен следующих титулов и наград: доктор стальное очко, 1998, 2005, 2007, 2009; медаль за развитие атомной энергетики, 1999; большая медаль за вклад, 2000; премия Хитреца года, 2002; лауреат фестиваля Человек без яйца в Токио, 2003; лауреат премии Человек с побитым очком, с 2002 г. и пожизненно. Особняком стоят боевые награды и чины: мистер боевая машина, 2001, кавалер золотой аркебузы, 2002, кавалер ордена Башковитости и хитрецы, флигель-адъютант и сарай-адмирал одновременно в штанах на подтяжках, суперинтендант его величества, суперкавалер в белых рейтузах, дневальный, денщик и чистильщик орудийных дул...


Джордж. Да, всех заслуг и не перечислить. Это только часть, все, что сумел я вспомнить.
Брут. Ого, фильмография Лени: Перец во мне(эротический боевик), На кукане(автобиографическое полотно); Анальный багаж(мистический вестерн); Под дулами аркебузы(мелодрама); Калоцентризм(кинорыдания). Книги, написанные Ляленей: Обломов, роман-плагиат, три мешка книг; Роман без названия, обличительное полотно, два мешка книг; Великий поэт, мешок великих стихов; Два мешка поэм без названия, на развес; Три мешка записных книг, воспоминаний и рыданий; Сорок пять мешков эпистолярного жанра; Груды нерасфасованного творчества, требуются мужчины и женщины от 18 до 45 лет, крепкого телосложения, с устойчивой психикой, у мужчин прохождение военной службы обязательно, с собой иметь паспорт, пенсионку и трудовую книжку…
Брут и Джордж ржут, склонившись над столом.
Брут. Блин, классные названия перец во мне… И вот еще одно мне понравилось… (ищет глазами в листке) А, вот, анальный багаж… Под дулами аркебузы тоже хорошо звучит…

Джордж. Да, мне оно тоже нравится. Хорошо мужика отражает.



Поглядывают на листки и смеются.

Явка 6
Комната. Диван, стол, телевизор. Возле стола несколько пустых полторашек от пива.

На столе ворох листов, ручки, пепельница , сигареты. Ленчик лежит на диване. В спортивных штанах, в рваной майке. В руках у него пульт. Им он очень быстро переключает каналы. Выключает телевизор. Выходит, возвращается с тарелкой, на которой еда. Ест за столом, громко чавкая. Уносит пустую тарелку, приносит стакан с кофе. Пьет, громко прихлебывая. Телефон его пикает. Леня читает смс, качая при этом головой, подрагивая ногой под столом, раскачиваясь всем телом.
Ленчик(бормочет). Вот чертовы бесы, уймутся они или нет когда-нибудь.
Допив кофе, уносит стакан, возвращается, открывает форточку. Курит в нее, надев шапку и задрав голову.
Ленчик (громко зевает). Охохох… (поет дурным голосом). Налей, налей стаканы полней!..
Ленчик надевает сланцы, выходит, слышен звук спускаемой воды в туалете, после чего Ленчик возвращается. Звонит телефон. Ленчик берет его в руки, смотрит в монитор, кладет телефон обратно. Телефон перестает звонить, потом звонит снова. Ленчик отвечает на вызов.
Ленчик(недовольным голосом). Че тебе надо? Что? Зачем, говорю, звонишь? По делу или просто так, дурью маешься? Херней, говорю, страдаешь? Ладно, давай, пока… Да, выходной. Послушайте, многоуважаемый Брут, если вам так уж нужны эти несчастные кусачки, то приезжайте на Сенной, наберите домофон, я спущусь и отдам их с концами… Да, со своими концами. У меня их несколько, на всех вас хватит! Да, после пяти. Нет, нельзя заходить! Я говорю тебе, сам вынесу. Какой еще, на хрен, Джордж, вы че, опять балаган хотите устроить? Кончай дурочку из себя строить. Слушай, парень, я смотрю, тебе вообще нечем заняться. Ладно, пока. Некогда мне.
Ленчик выключает телефон, бросает его на диван. Ходит по комнате взволнованно, снова надевает шапку, подходит к окну, курит. После ложится на диван, включает телевизор, щелкает каналы, зевает, почесывает голову и другие (на выбор) места. Раздается звонок в дверь, ленчик настораживается, сбрасывает ноги с дивана, прислушивается. Слышно, как кто-то открывает дверь. Дверь в комнату Леничка распахивается, появляется Брут, Джордж и Марина.
Брут. О, Ленчик, привет! Как дела?! А мы вот недалеко от тебя проходили, подумали зайти, посмотреть, как наш мужик!..
Ленчик встает грудью перед Брутом, не хочет пускать.
Ленчик. Э, вы куда?!

Брут. Лех, ты что?! Можно зайти?

Марина. Привет, Леш!

Ленчик. Привет.

Джордж. Мы же не просто, пива тебе принесли…

Брут. Да, Лех, вон пивасик в пакете… Все, как ты любишь…


Джордж открывает пакет, Ленчик заглядывает внутрь, неохотно отходит, садится за стол, сидит глядя перед собой. Брут, Джордж и Марина проходят, садятся за стол.
Брут. Даа… Лех, мы попьем пива?
Ленчик неохотно, выждав паузу, поднимается, выходит, приносит стаканы, ставит их на стол, садится. Брут подходит к столу, разливает пиво в стаканы. Раздает их, все пьют. Ленчик морщится, фыркает после каждого глотка.
Марина. Как дела, Леш, чем занимаешься?

Ленчик(как можно серьезней). Выходной вот, отдыхаю, тут, кое-какие дела…


Ленчик рукой отодвигает листы, поправляет их, складывает.
Марина. Что у тебя там? Если, конечно, не секрет.
Марина улыбается.
Ленчик. Да так… Как тебе сказать…

Марина. Что-то пишешь?

Ленчик. Ну, не то чтобы прям пишу… Так, по мелочи все… Вот, сценарий пишу…

Марина. Ой, как интересно.

Брут. Ого, Лех, сценарий, а можно посмотреть?

Марина. Леш, можно почитать немного?

Ленчик. Ну, он не дописан еще…
Ленчик бережно складывает листки.
Марина. Ну и что, я ведь не критик.

Ленчик. Да, это уж точно…


Ленчик отдает Марине пару листков. Марина читает, отвлекаясь только на пиво. Ленчик с опасением поглядывает на листки.
Брут. Ну че, Лех, рассказывай, как там дела, как в еропорту…

Ленчик. Нечего особо рассказывать.

Брут. Да хватит тебе, неужели прям нечего, как там с девчушками, курлы-мурлы, подломы идут?

Ленчик. Какие еще, на хрен, подломы…

Марина. Ой, тут про итальянское кино… Ты так хорошо всякое кино знаешь…

Ленчик (слегка выпятив грудь). Ну, вообще-то человек, занимающийся кино, должен знать эти вещи… Я не могу, конечно, сказать, что все прямо знаю…

Марина. Мне нравится, как ты пишешь.

Ленчик(довольный). Ну, это еще черновик, там еще надо редактировать некоторые места…


Ленчик пьет пиво, поглядывает на листки. Марина отдает их ему.
Марина. Спасибо.

Ленчик. Да не за что.


Аккуратно складывает листочки, поправляет их.

Брут. Лех, а можно и мне посмотреть твой сценарии?

Ленчик(резко). Зачем тебе это?

Брут. Ну как зачем, интересно, что наш лауреат пишет…

Ленчик. Слушай, парень, ты уймешься когда-нибудь или нет? Тебе самому не надоело, нет? Вот дурачка из себя строит.

Брут. Ты о чем Лех?! Что я такого сказал? Ну, мужик…

Джордж. Да, суровый мужик. С ним шуточки плохи.

Марина. И что потом, Леш, по твоему сценарию кино снимут?

Ленчик. Ну как тебе сказать, вообще в идеале сценарии для того и пишутся. Но в наше время, когда касса диктует вкусы и современные реалии в данном континууме времени заставляют художника балансировать между искусством и необходимостью подстраиваться…

Брут. Ого, вот это Ленчик загнул, наш лауреат разошелся(толкает локтем Джорджа, шепчет ему) смотри, смотри, прям как в словаре…


Ленчик бросает на Брута злой взгляд.
Ленчик. Слушай ты, животное, уймешься ты сегодня или нет?

Марина. Леш, да не обращай внимания ты на них. Им самим скоро все надоест.

Ленчик. Да, так вот, о чем это я…
Рука его тянется к носу, Ленчик, спохватившись, отдергивает ее.
Ленчик. Ну вот, о чем я говорил, тут все упирается в бюрократическую машину, волокиту…

Джордж. Ну да, только в нее все и упирается, с талантами у людей все в порядке, только с киноиндустрией проблемы… Не дает мужику подняться…


Брут громко смеется. Ленчик прихлебывает пиво.
Ленчик. Слушайте, вы хоть одно предложение можете сказать, не включая меня в него?

Брут. Нет, Лех, мы не можем, предложение без мужика не выходит. Без Ленчика как-то не так. Ты у нас мощнейший мужик, кряжистый, центро…

Ленчик. Уймись, уймись, говорю я тебе!

Марина. Что вы ерунду несете…

Ленчик. Если бы ты знала, как они мне надоели…

Брут. Нет, Лех, ну это же естественный путь, путь всех таких вот людей, творческих, многогранных, талантливых, усеян шипами, вот кого ни возьми, Ван Гога того же, Тарковского, Ходорко…

Ленчик(краснея лицом). Заткнись, заткнись, говорю я тебе!
Брут замолкает, смотрит с недоумением на Джорджа, тот смотрит на Брута. Они наливают пиво в стаканы, пьют.
Марина. Да, наверное, я пойду.

Брут. Да посиди, ты что.

Марина. Нет, надо уже идти. Мне еще на работу надо зайти.

Брут. Разве ты сегодня работаешь?

Марина. Нет, есть кое-какие дела…
Ленчик подходит к форточке, закуривает, молчит. Брут и Джордж пересмеиваются между собой.
Брут(тихо). Что это с ним? Что он какой?

Джордж(громче). Обиделся, видно, на что-то.

Брут. Да… Их, творческих людей, не понять…

Джордж. Это уж точно.

Марина. А мне нравится, как он пишет.

Брут. Эх, скажешь тоже, тебе. Еще не родился тот, кому бы не нравилось написанное мужиком. У него и диплом, и звания есть… Ты не видела еще диплом?

Марина. Нет, а что за диплом?

Брут. Самый что ни на есть настоящий, там и подпись, и фамилия лауреата, и имя…

Марина. Надо же, ни разу не видела…

Брут. Ну, все еще впереди… Не знаю, если сейчас у мужика спросить… (Джорджу) Как думаешь, даст?

Джордж. Даст, но кое-что другое.

Ленчик. Это уж точно.

Брут(посмеиваясь). Ого, и что же?

Ленчик. То, после чего ты не сможешь уже говорить.

Брут. Да? Интересно, интересно, что бы это могло быть…
Брут смотрит недоуменно на Джорджа. Тот качает головой. Ленчик докуривает сигарету, разливает пиво по стаканам, садится. Все молча пьют.
Марина. Вы смеетесь над ним из-за неуверенности в себе. Леша, можно тебя попросить?

Ленчик. Да, и о чем же?

Марина. Я понимаю, сам ты читать не будешь, но я хотела бы прочитать один текст. Из того, что ты мне давал.

Ленчик. Нет, никаких чтений! Я категорически против.

Марина. Леш, я прошу тебя…
Ленчик сидит взволнованно, отвернувшись, молчит.
Марина. Ну, я возьму…
Она подходит к столу, ищет в листках, находит нужный, садится.
Марина. Вот, я прочту. Мне очень понравилось это место. (Бруту и Джорджу) можете начинать смеяться.

Брут. Да ну хватит тебе, никто над мужиком не смеется…

Марина (читает). Наступило долгожданное утро, я возвращался домой, в голове звучала одноименная песенка Науменко, на штанах – разлитое пиво. Наверное, я был похож на жертву уринотерапии. Мимо шли люди, они шли уверенно, ровно, чеканя свой шаг, они твердо стояли на земле. Странно это, грустно жить по «человекофутляровскому» принципу – как бы чего не вышло, ничего не чувствовать и никого не любить. Страшась обыденности, презирая мещанство, я, незаметно для себя сам, стал ходячим воплощением и того и другого. Мое внимание привлекла позолоченная таблица на стене какого то здания: «Регистрация смерти по г. N», - или что то вроде этого. Символично, не правда ли? Пошатываясь, я добрался дома, закурил, по привычке как старый пес, обнюхал квартиру; лег на диван и включил телевизор...
Джордж. Все как обычно, по классике жанра…
Марина. Что-то незамутненное и немного больно: детство, лес, вечер, я двенадцати лет выхожу из палатки, в воздухе запахи костра, готовящейся еды, голоса, смех, я поднимаюсь на небольшой холм, сажусь на верху, обхватив колени руками и наблюдаю за тем, как, переливаясь золотыми лучами заходящего солнца, колышется внизу высокая трава, пожалуй, напоминает море, морские волны, плывущие к берегу. Теплый ветер треплет мне волосы, ласкает лицо, необыкновенное умиротворение, спокойствие, ощущение гармонии…

Джордж(достает платок). Нет, я сейчас расплачусь…

Марина. Заткнись. …Я проснулся похмельным утром понедельника, и не было ничего. Пустота. «Вот и конец прекрасный друг, это конец мой единственный друг, конец нашим безумным мечтам и планам, конец всему что есть, конец. Нет спасения и неожиданностей в конце, я никогда не посмотрю в твои глаза опять. Можешь ли ты представить, что будет, что ждет нас – бесконечная свобода и отчаянье в ожидании руки незнакомца, в отчаянной стране».

Джордж. Концовочка хороша. Видать, откуда-то стырил…

Брут. Да… Это не из песни «Дорс»?

Ленчик. Да, оттуда, откуда же еще, конечно же Ленчик стырил, ведь он жалкий плагиаторщик, никчемная личность, над которой можно только шутить и без конца издеваться. Приходить к нему домой и срать ему в душу!

Брут. Да нет, Лех, мы не такие, мы же не просто так…
Брут роется в карманах, достает десять рублей, кладет на стол к Ленчику. Вслед за ним то же самое делает Джордж.
Леничк. Заберите ваши деньги! Можете их засунуть себе туда, откуда достали.
Он стряхивает их на пол.
Брут. Нет, Лех, это тебе, в знак нашей дружбы, нашего хорошего…

Марина(еле подавляя смех). Ну и дураки вы оба. Ладно, но мне пора.

Брут. Да почему? Вот, заплатили за акт…

Ленчик. Слушайте, ну любой цинизм имеет пределы, но у вас он просто бесконечен. До вас вообще доходит то, что я говорю или нет?! Нет, по-моему, нет, для вас это очередная забава, очередной ржач над несчастным Ленчиком!


Марина встает. За ней поднимаются Брут и Джордж.
Марина. Леш, извини.

Брут. Ладно, Лех, мы пойдем…


Ленчик сидит, глядя в сторону.
Марина. Леша, пока.

Ленчик(все так же сидя). Пока.


Трое гостей выходят.

1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница