Хайрнурова Л. А. аспирант БашГУ. Язык и стиль башкирской волшебной сказки



Скачать 47.16 Kb.
Дата10.05.2016
Размер47.16 Kb.
Хайрнурова Л.А.

аспирант БашГУ.

ЯЗЫК И СТИЛЬ БАШКИРСКОЙ ВОЛШЕБНОЙ СКАЗКИ

Башкирское народное творчество – это духовное богатство народа, которое отражает традиции, историю, культуру, мысли и чаяния народа. Особое место в устном народном творчестве занимают волшебные сказки. Они отличаются от других жанровых разновидностей сказок художественной структурой, обилием в них необычайных приключений и происшествий, фантастических героев и предметов, чудесных превращений и чудовищных страшилищ. В данной статье мы будем рассматривать язык и стиль, лексический состав, а также другие элементы поэтики башкирской волшебной сказки, так как именно в них ярко выражаются национальный колорит, душевная красота, философское и художественное мировидение народа.

Башкирские волшебные сказки исследовали такие ученые, как Н.К.Дмитриев, А.Г.Бессонов, Н. Т. Зарипов, К. Мэргэн, А.М.Сулейманов, Л. Г. Бараг, Г.Р.Хусаинова и другие. Но все же следует отметить, что языку башкирской волшебной сказки, ее поэтике уделялось мало внимания и этот вопрос требует тщательного изучения. Впервые в башкирском сказковедении этому актуальному вопросу был посвящен труд Г.Р.Хусаиновой «Поэтика башкирских народных волшебных сказок», где автор рассматривает стереотипию стиля сказки, факторы, формирующие стилистическую обрядность волшебной сказки, уделяет должное внимание сравнительному изучению башкирских волшебных сказок со сказками восточнославянских и тюркоязычных народов.

Прежде всего следует отметить то, что башкирские волшебные сказки в отличие от русских сказок не придерживаются строго канонических форм и обрядности повествования. На это обратил внимание А.Сулейманов: «Волшебные сказки башкир и других тюркских народов не отличаются стойкой выработанной стилистикой. Как раз по этой причине они, во-первых, свободнее взаимодействуют и контаминируются с другими сказочными жанрами и, во-вторых, относительно легко подвергаются новеллизации» [Сулейманов А.М., 2005. С. 64] .

Особую роль в сказках играет народное речеговорение. По рассказам сказителей можно определить башкирские говоры того или иного района. Но эти просторечные слова и диалекты часто заменяются редакторами книг на нормативную лексику. Как утверждает В. Я. Пропп, «осторожно проведенная замена некоторых или даже всех диалектных особенностей произношения общерусскими произносительными нормами при соответствующей оговорке и мотивировке для некоторых типов изданий вполне возможна без всякого ущерба для фольклористики» [Пропп В.Я.,1956. С.205]. То же самое можно сказать о замене диалектных особенностей башкирских сказок общелитературными произносительными нормами.

В поэтике волшебной сказки важное место уделяется гиперболам. Гиперболы способствуют созданию перед духовным взором слушателя и читателя удивительно красивого, порой призрачно-волшебного мира чудес и колдовства. Также часто используется в башкирской сказке прием антитезы. Герой этих сказок (Умыс, Шагали, Юлдыбай батыр, девочка-сирота и.т.д.) противопоставляется таким темным силам, как аждаха, старуха-мяскяй, змей-юха, дейеу и.т.д. Резкое контрастное изображение сразу запечатлевается в сознании тех, кому они предназначены, и рельефно запоминается аудиторией. На важную роль антитезы указывает Н.Т.Зарипов в труде «Башкирские богатырские сказки»: «На антитезе держится весь сюжетный каркас: любое вредительское действие врага-антагониста непременно вызывает противодействие героя-богатыря (завязка), которое завершается неминуемым уничтожением противника (развязка)» [Зарипов Н.Т.,2008.С. 209]. Как видим, только благодаря антитезе и гиперболе можно получить отчетливое представление о сверхъестественной силе, непоколебимой стойкости и невероятных возможностях героя.

Тексты башкирских волшебных сказок просты, все фразы и обороты в них ясны и лаконичны. В них нет развернутого описания пейзажа и подробной портретной характеристики героя. При описании героини-красавицы употребляются меткие эпитеты. Они сравниваются с золотом или драгоценными камнями, небесными светилами («златовласая», «луноподобная», «солнцеликая»). Прибегая к сравнению, сказитель достигает особой выразительности. Л. Г. Бараг и Н. Т. Зарипов также отмечают: «Состоящее преимущественно из «сюжетных ходов» сказочное повествование обходится без развернутых статичных пейзажных и портретных изображений, без описаний душевных переживаний персонажей» [Башкирское народное творчество, том 3,1988.С.27]. В то же время они подчеркивают, что «…в составе простых предложений часто имеют место обособленные члены, вводные слова и однородные и многократно повторяющиеся глагольные сказуемые» [Башкирское народное творчество, том 3,1988. С.28]. Например: «Как черная туча, наступало войско дэвов», «Девушка, застыдившись, выкинула кольцо», «Ночью как верблюд, раздувался, как змея, шею вытягивал и прямо через окно из реки воду пил», «Разозлилась мачеха, выхватила у падчерицы клубок и за окно швырнула» [Башкирские сказки и предания,1996.С.89-108].

В башкирских волшебных сказках часто встречаются повторы. Так же, как и в русских сказках, эпизоды в них повторяются, порой неоднократно. Особое место занимают троекратные повторы отдельных деталей и элементов, аксессуаров и атрибутов. («три сына», «три коня», «три условия», «три дочери», «три версты», «три испытания», «три схватки», «три подземные царства» и.т.д.).

О богатстве башкирской лексики говорит и использование в сказках таких частиц, как та, да, за, ла и.т.д. По наблюдениям Л. Г. Барага и Н. Т. Зарипова «Союз hэм («и») вообще не характерен для фольклорного языка. Противительный союз лэкин («но, однако»), причинно-следственный сонки («потому что») и другие непопулярные в устной речи союзы крайне редко встречаются в сказочном повествовании. Так что при переводе сказочных текстов на русский язык очень трудно обходиться без этих союзов [Башкирское народное творчество, том 3,1988. С.28].

Таким образом, части речи, лексика, союзы, частицы, предложения, а также специфические речения и обороты, пословицы и поговорки помогают воссоздать красочный мир волшебной сказки. Эстетика фантастического говорит о ярком своеобразии художественной природы волшебной сказки, средств изобразительности. В целом весь этот сказочный мир, полный чудесных трансформаций, превосходных побед, обретения наивысших благ, и счастливых развязок, воспринимается как фантастическое воплощение высшего идеала человечества, его исконных чаяний о благополучной жизни, построенной на принципах добра и справедливости.

Список литературы:

1. Бараг Л.Г., Н.Т. Зарипов. Башкирский фольклор. Исследования последних лет.- Уфа,1986.- 136 с.

2.Башкорт халык акиаттаре. Уфа: Башкортостан китап нашриате, 1984.- 224 с.

3.Башкирское народное творчество. Том 3.– Уфа: Башкирское книжное издательство, 1988. – 448 с.

4. Башкирское народное творчество. Том 4.– Уфа: Башкирское книжное издательство, 1988. – 448 с.

5.Башкирские сказки и предания.- Уфа: Башкирское книжное издательство «Китап»,1996.- 208 с.

6.Зарипов Н.Т. Башкирские богатырские сказки: Эстетика жанра / Н. Т. Зарипов. – Уфа: Гилем, 2008.- 240 с.

7.Пропп В.Я. Текстологическое редактирование записей фольклора.- В кн.: Русский фольклор. Материалы и исследования,1.-М.;Л: Изд-во АН СССР,1956.-205 с.



8.Сулейманов А.М. Башкирская народная новелла. - Уфа: ГУП «Уфимский полиграфкомбинат», 2005.- 348 с.



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница