Гузель майтдинова государство кирпанд империя в срединной азии



страница1/8
Дата01.05.2016
Размер2.11 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8
ГУЗЕЛЬ МАЙТДИНОВА


ГОСУДАРСТВО КИРПАНД –

ИМПЕРИЯ В СРЕДИННОЙ АЗИИ

(П – начало УШ в.в.)

Душанбе - 2011

ГУЗЕЛЬ МАЙТДИНОВА


ГОСУДАРСТВО КИРПАНД –

ИМПЕРИЯ В СРЕДИННОЙ АЗИИ (П – начало УШ в.в.)

Ответственный редактор: академик АН РТ,

доктор исторически наук Масов Р.М.

ДУШАНБЕ – 2011

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ



ГЛАВА 1. Центральная Азия в 1- П веках нашей эры и начальный этап истории Кирпанда

1.1. Исторические сведения о Кирпанде и актуальные проблемы древней центральноазиатской истории.

1.2.Истоки становления государства Кирпанд.

ГЛАВА П. Политическая история Кирпанда

П.1.Укрепление могущества и международного влияния Кушанской династии

П.2. Политическая карта Центральной Азии в 1У веке и роль Кидаритской и Эфталитской династий в регионе.

ГЛАВА Ш. Зарождение дипломатических традиций в Центральной Азии и дипломатия Кирпанда

ГЛАВА 1У. Эволюция культуры Кирпанда

У.1.Роль Кирпанда кушанского периода в синтезе культур Центральной Азии

У.2. Ренессанс культуры Кирпанда в эфталитский период

ГЛАВА У. Роль Кирпанда в межцивилизационном диалоге на трассах Великого Шелкового пути

Заключение

Примечания

Список принятых сокращений

Приложения

АННОТАЦИЯ

В последнее десятилетие XX века таджикская историческая наука получила доступ к источникам по истории древнейшего и древнего периода из сопредельных стран, дающих возможность для новых исторических реконструкций и восполняющих уже известные исторические факты. Автор данной монографии не только научно обочновал историческую достоверность функционирования государства Кирпанд, но и впервые в истории отечественной науки провел комплексное исследование с привлечением новейших археологических данных, письменных источников и изобразительных материалов, которые дали возможность сделать вывод о том, что Кирпанд с 500-летней историей – первая империя в Центральной Азии. В монографии исследуются локализация государства, хронологические рамки существования Кирпанда, эволюция государства на протяжении 500 лет, анализируется политическая история и внешняя политика государства, а также особый акцент делается на анализе роли Кирпанда в синтезе культур Центральной Азии и развитии трансконтинентальной трассы – Шелкового пути.

П Р Е Д И С Л О В И Е

В начале III тысячелетия мир стоит перед фактом стратегически значимых изменений - возникновения и становления новых государств Центральной Азии, которые серьёзно влияют на современную внутриполитическую и международную ситуацию в регионе. В этих государствах ощутима тенденция нового осмысления своего прошлого, при этом не стремясь переписать всю историю заново, но стараясь по-новому осветить известные и открыть ранее скрывавшиеся по политическим мотивам факты истории страны. Здесь в настоящее время произошли серьёзные трансформации, поставившие новые задачи перед наукой и открывшие вместе с тем новые возможности изучения и интерпретации явлений и событий. Одним из важных проблем, на которую делают упор в своих исследованиях учёные этих стран - проблема истоков государственности, формирования менталитета народа, процесс культурогенеза, место и роль народа и его культуры в истории локальных и мировых цивилизаций и т.д. В последнее десятилетие XX века таджикская историческая наука получила доступ к источникам по истории древнейшего и древнего периода из сопредельных стран, дающих возможность для новых исторических реконструкций и восполняющих уже известные исторические факты. Особенно важны в этом плане исследования в конце ХХ века китайских учёных. Непрерывная многовековая историческая традиция и уникальные археологические открытия современности в некоторых случаях позволяют рассматривать до сих пор существующие исторические построения под несколько иным ракурсом, чем принято в "традиционной" науке. Одним из таких интересных научных фактов, которые стали известны науке только теперь, являются сведения о государстве Кирпанд.

В 1959 году комитетом по работе с национальностями Всекитайского народного собрания совместно с отделением философии и общественных наук Китайской академии наук, с Китайским институтом по изучению национальностей и Центральным учебным институтом национальностей была начата работа по созданию историй национальных меньшинств Китая. Для исследования были привлечены историки, филологи, археологи, переводчики, которые начали углубленное изучение древних и средневековых источников – хранителей загадочной истории Западного края. Китайские ученые кропотливо осуществили переводы древних письменных источников, дали их первые трактовки и сделали попытку локализации древних географических названий с современными. Но начавшаяся в Китае «культурная революция» остановила работу исследователей на 10 лет. И только в 1983 году была издана первая книга по истории китайских таджиков «Краткая история таджиков» (1), а в 1985 году вышла одно из самых полных изданий, посвященных Западному краю – «Дневник о Западном крае Великой Танской эпохи» известного буддийского паломника Сюанцзана (2)

Первые сведения о государстве Кирпанд стали известны научным кругам именно тогда, когда была издана первая книга по истории китайских таджиков на китайском языке под редакцией Шуав Жувшина, а в 1985 г. работа была издана на уйгурском языке. В создании этого издания принимали участие известные китайские учёные Люжвпин, Абдулла Султан, Ван Шуй, Мушуниен, Ли Жин, Жин Гулян, Тан Юнсан, Суй Му и др. В "Краткой истории таджиков" небольшой параграф был посвящён государству Кирпанд, его локализации в древности и раннем средневековье. Более широкое освещение истории этого государства нашло в исследовании синьцзянского учёного Курбана Ширина, посвященной культуре китайских таджиков.(3) Ограниченная возможность пользоваться иранскими, арабскими и европейскими источниками не позволили китайским авторам сделать более широкие выводы. Не был сделан и сопоставительный анализ данных уже известных в мировой науке. На тот момент мировому научному сообществу название и само государство Кирпанд оставалось неизвестным. В 1989 году во время поездки автора данной работы в СУАР КНР в 1989 г. впервые с исследованиями о государстве Кирпанд ознакомил один из известных ученых Китая Абдукаюм Ходжа, который долгие годы проработал сотрудником Музея Синьцзян-Уйгурского Автономного района. Велика заслуга Абдукаюм Ходжи во вводе в научный обиход множества древних, средневековых письменных и археологических источников и немало сделал он для исследования кирпандского государства.

Впервые краткий научный доклад о государстве Кирпанд и о его отождествлении с уже известными историческими данными был сделан автором на Ученом Совете Института истории, археологии и этнографии АН Республики Таджикистан в 1994 году. Проблема вызвала дискуссии. В 1998 году, выступая на научной конференции в Российско-Таджикском (Славянском) университете, автор впервые научно обосновал тезис о Кирпанде как о первой империи, возникшей в самой Центральной Азии. Затем были опубликованы исследования автора по проблемам Кирпанда в отечественной и зарубежной СМИ, в изданиях Таджикистана, России, Японии. (4)

Теперь есть факт, что существуют источники, свидетельствующие о существовании в Центральной Азии государства Кирпанд, с пятисотлетней историей и с традициями государственности. "Долгожитель" не был известен отечественной науке поскольку до недавнего времени исторические построения строились на археологических, на скудных нумизматических и отрывочных письменных данных, пока Китайская Академия наук не начала пристально изучать письменные источники, касающихся истории таджиков Китая и не сделала достоянием науки название государства – Кирпанд и не получила дополнительные сведения о Западном крае. Между тем, в отечественной и зарубежной науке неоднократно исследователи подчеркивали условность названия древних государственных образований в Центральной Азии (например, известный исследователь Центральной Азии Б.Я. Ставиский ввел в науку термин «Кушанская Бактрия», подчеркивая, что это «условно и временно до будущих эпиграфических находок». Он писал, что «…кушанский период интерсующую нас историко-культурную область, известную во времена, предшествовавшие сложению кушанской империи, как Бактрия, скорее всего, называли так лишь приверженцы античной традиции. Но поскольку местное название ее в то время пока не известно, а термин Тохаристан впервые засвидетельствован только для времени крушения империи, допустимо и далее обозначать эту область как Бактрию кушанского периода или, для краткости, как кушанскую Бактрию..» (5)

Существование государства Кирпанд столь длительное время, в котором сменялись кушанская, кидаритская, хионитская и эфталитская династии, создавшие фундамент государственности многих народов Центральной Азии, может явиться предметом пристального внимания исследователей, особенно таджикских, так как эта империя была создана предками таджикского народа. И сегодня, в свете новых исследований XX века, в области археологии возникает проблема суммирования данных, их исторической интерпретации, но уже в рамках известного государства Кирпанд. Сама эпоха, новые научные открытия и новые подходы к историческим исследованиям требуют необходимости создания истории Кирпандского государства. Данная монография - первое комплексное исследование кирпандской империи. Кроме того, эта попытка привлечь внимание к проблемам "известным" и в то же время преданных забвению (как кушанская проблема) и акцентировать внимание к новым открытиям, которые дают решение многих проблем древнейших государственных образований в Центральной Азии, раскрывают истоки становления государственности в регионе. Автор считает, что данное исследование – только начало исторических изысканий по истории Кирпанда. Многие проблемы истории этого загадочного государства носят еще дискуссионный или гипотетичный характер, так как это связано состоянием известных к настоящему времени источников. Многие актуальные проблемы истории Кирпанда могут быть разрешены по мере открытия новых исторических источников, поэтому некоторые направления исследований этого государства автором лишь обозначены.



Примечания:

1.Краткая история таджиков (Тажикларнин кискичи тарихи)/ на уйгурском языке/. Урумчи: Синьцзянское народное издательство, 1985.

2. Сюанцзан «Дневник о Западном крае Великой Танской эпохи».-Пекин, 1985 (на кит.яз.).

3.Курбан Ширин. Культура таджиков Китая (Жунго тажик маданияти). Урумчи: Синьцзянское народное издательство, 1992. (на уйгурском языке).

4.Майтдинова Г.М. Государство Кирпанд: миф или реальность // Мероси ниёгон, 1999, № 4, с.84-87; Майтдинова Г.М. Кирпанд - империя предков таджиков.500 лет великого восхождения к саманидам //Бизнес и политика,2002, 27 сентября 2002 г.; Майтдинова Г.М.Государство Кирпанд – империя в Срединной Азии //Мероси ниёгон, 2003, №6 с.79-88; Майтдинова Г.М. Роль Кирпанда в развитии цивилизаций Центральной Азии //Материалы Международной научной конференции «Цивилизационный фактор на Среднем Востоке: опыт исторического взаимодействия».Душанбе, 30 марта 2006 г. – Душанбе, 2007, с.176-186; G.Maitdinova. On Kirpand Kingdom in Pamir// журн. «Ay Khanum 2004.-Tokyo, 2004, p.133-141 (на японском языке); Майтдинова Гузель «Роль Кирпанда в синтезе культур Центральной Азии» //Очерки истории и теории культуры таджикского народа. Душанбе,2010, с.39-58; и др.

5.Ставиский Б.Я. Кушанская Бактрия: проблемы истории и культуры.-М.,1977, с.41.



ГЛАВА 1. Центральная Азия в 1- П веках нашей эры и

начальный этап истории Кирпанда
1.1 Исторические сведения о Кирпанде и актуальные проблемы древней центральноазиатской истории.

Первые сведения о государстве Кирпанд донесли до наших дней древнекитайские источники. Как известно, китайские хроники не только вели непрерывную фиксацию истории правления своих императорских династий в течение тысячелетий, но и подкрепляли записи сведениями о странах, далеко лежащих на западе, с которыми древний Китай имел дипломатические и торговые отношения. Китайские исследователи сведения о государстве Кирпанд почерпнули из путевых заметок буддийских паломников, совершавших вояж в Индию. Топоним «Кипанту» и «Кирпанд» впервые встречается в китайских источниках 1У века. В период Северных династий (386-534 годы) дуньхуанский паломник Сун Юн (IV в.) побывал во время своего путешествия в одном из памирских владений государства Кирпанд и отметил, что оно находится на Памире. Другой буддийский путешественник, Сюанцзян в 629 году находился в государстве Кирпанд пять дней. В своём "Дневнике о Западном крае Великой Танской эпохи" (641 г.) он подробно описал природу края и дал характеристику княжеств. Сюанцзян особо выделяет Кирпанд как одно из могущественных владений того времени, которое было сравнимо по мощи с Хотаном и Кашгаром и, что царство Усса (Яркенд) долгое время подчинялось кирпандскому царю. Он пишет, что когда прибыл в Кирпанд, то царство Удиен (эфталитское) подчинялось ему несколько столетий. Он отмечает, что Удиен было одним из могущественнейших царств того времени. Сюанцзян приводит факт о том, что он слышал, как кирпандский шах называл себя "потомком лучезарного солнечного принца", а население считало себя "детьми Солнца". Существует легенда, что кирпандцы произошли от союза «принца солнца» и сакской принцессы.

Название государства в китайских источниках "Кирпанту", а на иранском - "Кирпанд", как считают китайские исследователи, произошло из соединения двух древнеиранских слов "кир" - гора, "панд" - дорога, то есть название страны в переводе означает "Горная дорога" - государство на горной дороге. Кроме того, китайские исследователи в своих работах используют название государства «Кирпаня», исходя их древнекитайских источников. Нами принято название государства «Кирпанд», как наиболее общепринятое. Возможно, объяснение этимологии слова «Кирпанд», «Кирпаня» дают современные источники. В отдаленных северных штатах Индии, некогда входивших в государство Кирпанд, в настоящее время сохранились достаточно многочисленные реликты древней культуры. Осколок некогда могущественного государства Кирпанд, видимо, сохранился в современном индийском штате Джамма - район Кирпан. Слово «Кирпан» на индоарийском языке означает «кинжал», который носят за пазухой пенджабцы-сикхи (носители языка пенджаби, относящийся к индоарийской подгруппе индоиранской группы индоевропейской языковой семьи). Как правило, во всех изобразительных источниках мужчины-кирпандцы изображены с непременным атрибутом – кинжалом на боку. Кирп-аня – здесь ,например, слово «аяна» опят же на пенджаби означает «дом». (Исследователи, к примеру, название штата Харияна объясняют так: «Хари – имя бога Вишну», а «аяна – дом», то есть название штата переводится как «проживание бога Хари», кстати, этот топоним тоже сохранившийся осколок древнего наследия). Возможно, Кирпаня означает «страна (дом) носителей кинжала».

В источниках не сохранилась хронология становления Кирпанда. Китайские источники время становления этого государства относят ко второй половине I - начала II века. (1) Хотя письменных свидетельств времени его основания нет, но есть косвенные данные. Известно, что кирпандский правитель Вьюшах привёз буддийского святого Туншо в эпоху деятельности китайского военачальника Бан Чао (32-102 гг. н. э.), о котором сохранились сведения в связи с его деятельностью в окрестностях Кашгара. Ширин Курбан пишет, что время деятельности Туншо в Кирпанде соответствует эпохе кушанского шаха Канишки. (2) Дата правления Канишки долгое время в науке было предметом дискуссий. Китайские исследователи считают, что Канишка правил во второй половине I века н.э. Но сенсационное открытие в селении Рабатак (провинция Баглан, Сев. Афганистан) эдикта царя Канишки на бактрийском языке проливает свет на датировку Кирпанда. Правление Канишки в свете нового открытия согласно исследованиям английского учёного Д. Крибба датируется 100-126 или 120-146 гг. (3) Исследования известного таджикского ученого Д. Довуди нумизматических источников вместе с письменными данными тоже подтверждают выводы английского ученого. Д. Довуди считает, что Канишка правил в 105- 128 гг. н.э.(4). Если взять за точку отсчёта становление Кирпанда первая половина I в. до н.э. - начало I в. н.э. (См. подробно о датировке далее.), то распад остатков Кирпандской империи относится к 713-727 годам, тогда, когда, по китайским источникам, правитель Кирпанда Фио Шин с частью своего населения подчинился Тибету. (5) С этого момента государство исчезло с исторической арены.

В источниках о пределах государства Кирпанд имеются разноречивые сведения, но это, видимо, связано с разновременностью данных, когда границы государства в силу политических обстоятельств менялись. Китайские исследователи, ссылаясь на 12 главу "Дневника о западном крае Великой танской эпохи", пишут, что кирпандское государство добилось наибольшего могущества в эпоху Южных и Северных династий (эпоха Южных и Северных династий - 317-589 гг. - примеч. Г.М.), когда границы Кирпанда простирались: на Западе - до Хорезма, на севере - до Кашгара, на юге охватывал Кашмир, (6) на востоке - до Кагылыка (СУАР КНР). Но эти границы Кирпанда совпадают хронологически и территориально с пределами Кушанской империи, а затем и Эфталитского государства. Некоторые исследователи полагают, исходя из сотен находок кушанских монет в Хорезме, что существовал сюзеренитет Кушанской империи над Хорезмом, но не оспоримым является приоритетность хозяйственно-культурных связей с Бактрией-Тохаристаном. Как считает Б.Я. Ставиский «… политический статус Хорезма в кушанскую эпоху установит еще не удается, так как прямолинейно- однозначное утверждение о вхождении этой области в состав Кушанской империи уже не может быть принято, однако полностью отвергнуть его было бы неверно» (7).

Господство кирпандцев (начало 1 в. до н.э. –УП - начало УШ вв.) в Центральной Азии в науке совпадает со временем правления здесь кушан - кидаритов - хионитов - эфталитов. В исторической науке названия государств - "Кушанское государство", "Кидаритское государство", "Хионитское государство", "Эфталитское государство" получили по наименованию известных монет правителей и письменным данным персидских, византийских и других источников. Название государств, где правили эти династии, не было известно науке и на монетах они тоже не обозначены. Между тем, как считает известный исследователь Центральной Азии Э.В. Ртвеладзе, домусульманской нумизматике Средней Азии было присуще в течение многих лет выпускать от имени основателя династии Кушанидов - Кушана. И как показали многолетние исследования учёного, на монетах в этом регионе никогда не проставлялись этнические или племенные названия, а только имя, титул и иногда эпитеты правителей.(8) Скорей всего название "кидариты", также как и "эфталиты" они получили по наименованию династий шахов Кидара и Эфталана, которые были основателями соответствующих династий. В китайской исторической науке господство кушан, кидаритов, хионитов, эфталитов не приведено в соответствии с функционированием государства Кирпанд, а как бы эти государства существовали параллельно с кирпандским государством, хотя занимали одну и ту же территорию и функционировали в рамках одних и тех же хронологических рамках. Скорей всего, на наш взгляд, кушанская, кидаритская, хионитская и эфталитская династия последовательно правили в государстве Кирпанд. Централизованное государство кушан в китайской исторической традиции продолжали называть Государством Юэчжей – по названию основателей Кушанского государства. Соседние с кушанами государства центральной Азии их называли по имени основателя династии –Кушана. Только тогда, когда китайские исследователи начали вплотную изучать хроники ханьской и танской эпох, касающиеся древней истории китайских таджиков, стало известно название древнего государства – Кирпанд.

Как известно, до настоящего времени не было известно науке название древнего государства, в котором они появились на исторической арене. Этому не противоречат и исторические факты, известные в современной науке. До сих пор остается предметом дискуссий дата распада Кушанской империи. Только по нумизматическим данным (других письменных источников не найдено) учёные строят свои исторические построения о существовании в IV в. сасанидского наместничества на кушанских землях, после упадка самой империи. Исследователей натолкнул на мысль о существовании сасанидского наместничества факт чеканки денежных знаков по образцу сасанидских и кушанских монет, хотя титулатура на легендах составлена на среднеперсидском и бактрийском языках: "Царь кушан", "Великий царь кушан" или даже "Великий царь царей кушан". Твёрдо можно считать установленным, что при сасанидском шахиншахе Шапуре II, правившем Ираном с 309-379 г. действительно на кирпандских землях существовало кушано-сасанидское наместничество. (9) По нумизматическим данным, российский учёный В.И. Вайнберг относит вытеснение Сасанидов из этих земель совместными усилиями хионитов и кидаритов к концу 80-х годов IV в. К этому же времени она относит возвышение эфталитов на востоке Тохаристана. (10) Скорей всего, во второй половине IV века, недолго, после упадка династии Кушана, существовало в Кирпанде сасанидское наместничество, которое свергли кидариты, а затем здесь правили хиониты и эфталиты. Кидаритов и эфталитов китайские источники считали родственными народами и являлись они, видимо, потомками саков.

Первоначальная локализация кидаритов и е-да (эфталитов) на Памире и Припамирье, представленная уже в конце 50-х годов, сначала А.Н. Бернштамом, а затем, в наиболее развёрнутом виде, на основании хронологических вычислений К. Еноки, не была принята официальной исторической наукой того времени по политическим мотивам. Несмотря на бесспорные факты, проблема была предана забвению, а родину этих народов то и дело локализовывали в разных частях Центральной Азии.

В своё время Мандельштам А.М. отождествлял эфталитов с хионитами, которые большей частью обитали в Бадахшане. (11) Известный российский евразиец Л.Н. Гумилёв считал, что территория эфталитов точно локализуется "в горной стране вокруг Памира". Он полагал, что одним из предков эфталитов было племя Байди, часть которой в кушанский период (I-II вв.) перекочевала в долину Ефталь и получила новое имя: Иеда (китайское), ефталиты (греческое), хайталь (арабское) от названия долины или от имени первого вождя. Для обоснования своих выводов Гумилёв Л.Н. привлёк топоним "Ефталь", "Яфталь" - название области на берегах Пянджа в Бадахшане, (12) где возможно первоначально находилось эфталитское княжество и которое, как выше отмечалось, было завоёвано кирпандским шахом.

Японский исследователь К. Еноки, как выше отмечалось, тоже одновременно с Гумилёвым Л.Н. локализовал первоначальный район обитания эфталитов в Западном Бадахшане, исходя из данных китайских источников и топонима "Яфталь". (13) Сюанцзан писал, что прошло несколько столетий, как Кирпанду покорилось У-диенское шахство (эфталитское - прим. М.Г.). Очевидно, Кирпанду удалось в пору своего становления объединить не только все горные племена Памира и Гиндукуша, но и обширные территории Средней Азии и Северной Индии. На этих просторах происходило становление первой империи в Центральной Азии во главе с Кушанской династией. Все империи (Ахеменидская, Александра Македонского), в состав которых входили в тот или иной период истории владения Центральной Азии, возникли вне пределов региона и политические институты этих империй сформировались вне центральноазиатских традиций. Именно в рамках государства Кирпанд впервые формируются на базе местных традиций политические институты, которые станут базовыми в последующие периоды истории.

В исторической географии Центральной Азии ядро государства Кирпанд локализируется в Бактрии – одной из ведущих историко-культурных областей древности. В «Авесте» упоминается Бактрия (Бахди) «четвертая… из лучших местностей и стран», сотворенная Ахура Маздой. Там же Бактрия описывается как « прекрасная, с высоко поднятыми знаменами». В разновременных и разноязычных источниках область заселенная бактрийцами называлась: в клинописных текстах ахеменидского Ирана-Бахтриш, у античных авторов – Бактрия и Бактриана, в индийских источниках –Бахлика. Китайские источники эту историко-культурную область называют Дахя/Дася, Да-юечжи и Ту-хо-ло. Название «Дахя/Дася впервые было использовано Чжан Цяном (около 130 г.до н.э.) для обозначения земель современного Северного Афганистана, уже подпавших под власть кочевых завоевателей да-юечжи (в настоящее время в современной китайской и западной археологических источниках используют вместо «юечжи (юеджи) термин «руджи», а в транскрипции как «роуджи», считая более соответствующего древней форме слова). (14)

Термином да-юечжи (роуджи) Чжан Цян обозначал как племя или народ, так и район их расселения к северу от Амударьи, а авторы «Ханьшу» и «Хоуханьшу» -пришедшее сюда племя или народ, область их обитания к северу и к югу от Амударьи и Кушанское государство в целом. Причем летописцы ясно сознавали, что применение к Кушанскому государству было чисто условным: «Соседние государства называли его гуйшуанским государем, но китайский двор удержал прежнее его название-Большой Юечжи».(15)

Топоним ту-хо-ло восходит к обозначению кочевого племени (народа) тохаров, известных по античным, китайским источникам. Термин ту-хо-ло и да-юечжи носил не только этнический, но и географический характер, но в отличие от да-юечжи выражение «ту-хо-ло» обозначал не политическое, а этнокультурное единство. Термины ту-хо-ло и Тохаристан имели ярко выраженный этнокультурный характер и отражали название народа тохаров и занятой ими области. В узком географическом смысле тысячу лет назад Тохаристан прилагался к области между Балхом и Бадахшаном, именовавшейся также Нижним Тохаристаном. Под ним, как и под горными областями, лежавшими выше по течению Амударьи и именовавшимися Верхним Тохаристаном подразумевался район, где началось возвышение правителей кушан. Согласно Ибн Хордадбеху (1Х в.), по левобережью в него входили и земли ниже Балза до бассейна Мургаба. Правобережный Тохаристан доходил на севере до гор, т.е. до Припамирья, Гиссарского хребта, Байсунтау, причем Дербендский проход, или «Железные ворота», считался перед арабским завоеванием границей Тохаристана.(16)

Наиболее раннее упоминание Тохаристана засвидетельствовано одним из текстов, переведенных на китайский язык в 383 г. н.э. и, как предполагает Б.Я. Ставиский, название «Тохаристан» в источниках уже распространяется в последней четверти или в середине 1У в. К этому же времени относятся последние упоминания Бактрии как определенной историко-географической области. (17) С этого времени, видимо, Бактрия уже именуется под новым названием – Тохаристан. Бактрия/Тохаристан охватывал бассейн древнего Окса/Амударьи в среднем и верхнем течении. Южная часть этой области располагалась между Гиндукушем и Амударьей, на землях современного Северного Афганистана. Северная часть Бактрии/Тохаристана лежала между Амударьей и Гиссарским хребтом, на южных землях нынешних Таджикистана и Узбекистана, а также включала территорию от Келифа до Керки – территория современного Туркменистана.

Как считает Б.Я. Ставиский, что «в кушанский период территорию, известную во времена, предшествовавшие сложению Кушанской империи, как Бактрия, скорее всего, называли так лишь приверженцы античной традиции. Но поскольку местное название ее в то время пока не известно, а термин Тохаристан впервые засвидетельствован только для времени крушения империи, допустимо и далее обозначать эту область как Бактрию кушанского периода. Это обозначение принято нами условно и временно – до будущих эпиграфических находок» (18) Теперь науке известно название политического образования, возникшего на рубеже нашей эры в этой историко-географической области- Кирпанд. На пространстве Бактрии/Тохаристана происходил процесс развития ядра империи Кирпанд.

Известный исследователь Хорезма С.П. Толстов называл первые века нашей эры (период расцвета деятельности Кушанской династии) «имперским периодом древней истории», так как политическая ситуация на евразийском пространстве существенно изменилась. В Средиземноморье Рим, покорив почти все переднеазиатские эллинистические государства, превратился в могущественную «империю Запада». В Китае в 25 г.н.э. на смену династии Старшая Хань пришла Младшая Хань, но в целом продолжали жить ханьские традиции и сама «империя Востока». В Парфии немногим раньше (в 12 г. н.э.) в результате дворцового переворота воцарилась новая ветвь парфянской династии – младшие Аршакиды, которые встали во главе третьей империи той эпохи. И наконец, создав квартет мировых держав « имперского периода», на бывших землях Греко-Бактрии возникла великая держава во главе с кушанской династией. Включавшая почти все передовые в культурном отношении страны и области Евразии, эта четверка древних империй протянулась от Британских островов на западе до берегов Тихого океана на Востоке.



П Р И М Е Ч А Н И Я:

1.Бичурин н.Я. Средняя Азия и Восточный Туркестан. Алматы, 1997, с. 88

2.Курбан Ширин. Указ. раб., с.40.

3.Sims-Williams N., Cribb j. A New Bactrian Inscription// Silk Road Art and Archacology.-Vol.4-Kamakura, 1995/96y. P.75-142

4.Довуди Д.Денежное обращение древнего и средневекового Хатлона (У в. до н.э. – нач. ХХ в.н.э.)-Душанбе,2006, с.58.

5.Курбан Ширин. Указ. раб., с. 40.

6.Курбан Ширин. Указ. раб., с. 40

7.Ставиский Б.Я.Кушанская империя и Хорезм (старая проблема в свете новых данных)//Приаралье в древности и средневековье.-М., 1998,95.

8.Ртвеладзе Э.В. Монеты Тюркеша - правителя Чача.// нумизматика Центральной Азии. Ташкент, 2001, с. 45.

9.Ставиский Б.Я. Средняя Азия в кушанский период// История таджикского народа. Душанбе, 1998, с. 430, 432

10.Вайнберг Б.И. Некоторые вопросы истории Тохаристана в IV-V вв.// Кара-тепе, вып. 3. М., 1972, с. 137.

11. Мандельштам А.М. О некоторых вопросах сложения таджикской народности в Среднеазиатском междуречье // СА, -1954, т. 20, с. 62.

12. Гумилёв Л.Н. Эфталиты и их соседи в IV в. // ВДИ, 1959, № 1, с. 136.

13. Enoki K/ On the Nationality of the Ephtalites// The Toho Bunko (The oriental Library).- № 18, Tokyo, 1959, p.23, 2

14.Buncer E.C.Significant Changes in Iconographi and Technology among Ancient Chines Northwestern Pastoral Neighborg from the Fourth to the first Century b.c. ||Bulletin of the Asia Institute.6. 1992, p. 111, 115, note 56.

15.Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Т.2.М.-Л.,1950, с.228.

16.Массон М.Е.К вопросу о северных границах государства «великих кушан».//Центральная Азия в кушанскую эпохуТом.П. М., 1975, с.46-47.

17.Ставиский Б.Я. Кушанская Бактрия: проблемы истории и культуры.-М.,1977,с.32-35.

18.Там же, с.40-41.

1.2. Истоки становления и локализация государства Кирпанд

В Центральной Азии после распада Греко-Бактрийского царства (141 году до н.э. оно в последний раз упоминается в источниках как самостоятельное царство) меняется политическая карта. Крах власти греческих царей Бактрии приходится, видимо, на 140-130 гг. до н.э. (1) Разгром Греко-Бактрийского царства и овладение Бактрией кочевниками были, скорее всего, осуществлены не одним племенем кочевых прищельцев, а группой племен, для значительной части которых северные и северо-восточные районы Центральной Азии были не местом транзита, а территорией постоянного обитания, что подтверждается археологическими данными. Страбон указывает, что «наиболее известны из кочевников те, которые отняли у эллинов Бактриану, а именно асии, пасианы,тохары, сакаравалы. Переселившись на земли Северной Бактрии, племена кочевников сохранили, как свидетельствуют археологические источники, «на новой территории свой традиционный вид хозяйства и образ жизни». (2) Размещение кочевнических курганных могильников на окраинах оазисов и в неземледельческих местностях позволило А.М. Мандельштаму предположить, что кочевники не ставили перед собой цели подорвать хозяйственную основу коренного земледельческого населения, напротив, они пытались, видимо, оградить посевы от возможных потрав, а оросительные системы от разрушения. Кочевники в Бактрии, видимо, с самого начала стремились не к единовременному грабежу местного земледельческого населения, а к длительному сосуществованию с ним.(3)

Как проходило вторжение кочевников в Бактрию, источники сообщают лишь в самых общих чертах. Согласно « Историческим запискам» Сыма Цяня, кочевники да-юэчжи (роуджи), обитавшие в провинции Ганьсу, потерпев поражение в борьбе с хуннами, «ушли далеко, миновали Давань (Фергану- примечания –Г.М.) и к западу от нее нанесли удар по Дася (по Бактрии- примечания Г.М.), но подчинились ей. Затем поселились к северу от реки Гуйшуй (Сыр-Дарья- примечания Г.М.), где и основали ставку правителя».(4) Владения Дася, начинавшиеся от южного берега реки Гуйшуй, простирались далее на юг. Ее столица г. Ланьши, согласно историко-географическим исследованиям сведений «Хань шу» Л.А. Боровковой, находилась в районе нынешнего г. Душанбе или городища Шахринау. Город Ланьши, названный первым китайским послом в Центральной Азии Чжан Цяном столицей Дася, был, вероятно, столицей греко-бактрийского царя Евкратида, той самой Евкратидией, которую упоминали античные авторы. Сын Евкратида, убив в 155 г. до н.э. отца, сохранил, скорее всего, власть над этим городом и его округой после развала царства на мелкие независимые владения и по наследству считался сувереном юэчжей. Кочевники мирно сосуществовали рядом с местными земледельцами. Но зависимость их от Бактрии была, видимо чисто номинальной, судя по тому, что Чжан Цянь, получив отказ в Юэчжи и придя в Дася, так и не смог добиться в ней, чтобы Юэчжи заключили союз с Хань. А юэчжи продолжали признавать свою зависимость от Бактрии, поскольку еще не оправились от прошлых бедствий и, по сообщению Чжан Цяня, стремились к миру. Но они постепенно расселялись по бактрийской территории, ассимилируясь с местным населением. Юэчжи не были культурным гегемоном на давно обжитых землях, поэтому постепенно испытали на себе влияние автохтонной культуры.

На рубеже П-1 вв.до н.э.юэчжи, пользуясь войной своего недруга Давань с Хань, захватят власть над всей Дася, сделав ее столицу г. Ланьши своей. Это событие произошло на рубеже 100-99 гг. до н.э.(5) Последнее упоминание о Дася, как о независимой стране, датируется в «Ши цзи» в 102 г. до н.э. В этот период Бактрия была раздроблена на мелкие владения : «Дася не имела верховного главы, а города и земли ставили обычно малых глав. Народ был слаб и боялся войны. Поэтому юэчжи переселились сюда, и все владения Дася подчинились им».(6) Речь идет о мирном переселении юэчжей в земли мелких царств Дася, которые доброволько признали власть юэчжей. Столь мирный процесс переселения юэчжей в Дася можно объяснить тем, что в ней уже более полувека мирно жившей рядом с ними, хорошо знали о силе их войск. Но не исключено, что мелкие царства Дася подчинились юэчжам без всякого сопротивления не столько потому, что устрашились силы, сколько потому, что хотели в то время оказаться под их защитой. В этот период в соседней Парфии (Аньси) правил Митридат П Великий (123-88 гг. до н.э.). Именно угроза нападения со стороны могущественной Парфии и заставила глав мелких царств Бактрии предпочесть власть и защиту дружественных им юэчжей. (7)

Китайские источники говорят о том, что юэчжи разделили свои новые владения между пятью хихэу (ябгу), но названия соответствующих областей приводятся в двух несовпадающих вариантах, интерпретация которых представляет определенные трудности. Кроме того, неясно,соответствует ли это деление их племенному (или иному) составу или же ранее существовавшему политико-географическому членению Дася (8) На наш взгляд, в разновременных китайских источниках «Хань шу» и «Бей ши», видимо, речь идет об именах княжеских родов, владевших этими владениями. Возможно, между пятью княжескими родами Большого Юэчжи была разделена Бактрия после овладения ею юэчжами, при этом новые бактрийские владения стали носить имя новых правителей. Поэтому и совпадают названия, но отличаются расстояния от «резиденции китайского наместника».

Период крушения Греко-Бактрийского царства, павшего от нашествия кочевых племен, был временем зарождения и становления мощи кушанской династии Кирпанда. Доступные в настоящее время источники не позволяют детально реконструировать события первоначальной истории кушанского Кирпанда. Сведения античных авторов о том, что происходило в Средней Азии и близлежащих областях после середины П века до н.э. малы. Тогда между землями «греков Бактрии и Индии» и античным миром Средиземноморья уже простиралось обширное Парфянское царство. Бактрийские или индийские, или парфянские исторические сочинения того времени науке не известны. Поэтому важным источником о первоначальной истории кирпандской государственности являются древнекитайские данные. О том как проходил процесс становления государства кушанидов сообщает лишь «Хоуханьшу» «По прошествии с небольшим ста лет гуйшуанский (кушанский) князь Киоцзюкю покорил прочих четырех князей и объявил себя государем под названием гуйшуанского (кушанского). Он начал воевать с Аньси (Парфией или индо-парфянскими царями), покорил Гаофу (Кабул), уничтожил Пуду (Арахосия или район Газни) и Гибинь (вероятно, Кашмир) и овладель землями их. Киоцзюко жил более 80 лет. По смерти его сын Яньгаочжень получил престол и еще покорил Индию, управление которой вручил одному из своих полководцев. С сего времени юэчжи сделался сильнейшим и богатейшим Домом. Соседние государства называли его гуйшуанским государем, но китайский двор удержал прежнее ему название: Да-юэчжи». (9)

Сопоставление этого сообщения с данными, полученными в результате изучения кушанских монет, первых вещественных памятников Кушанской империи (их первые публикации появились еще в 1823 г.), позволило определить имена двух первых кушанских царей Кудзулы Кадфиза (10) и Вимы Кадфиза (11), равно как и подлинное самоназвание династии (или рода), возглавившего государство, а позднее империи. Можно считать установленным, что ядром Кушанской империи было Кушанское княжество, правитель которого Кудзула Кадфиз (Кадфиз 1), покорив соседние четыре княжества в Бактрии и победив в вооруженном столкновении с парфянами (или индо-парфянами), приступил к завоеванию земель на юге современного Афганистана и на севере Пакистана.(12) Далее в источниках новое государство в Бактрии выступает для соседних государств по имени правящей династии, а в китайских источниках по традиции –Да юэчжи, но с началом нашей эры слабеют дипломатические связи с Хань и, соответственно, уже скудны письменные сведения и о Западном крае (см. об этих процессах далее). Но в китайских источниках появляются сведения о государстве Кирпанд, где основные вехи его истории совпадают с историей становления Кушанской империи.

Судя по китайским источникам, в период наивысшего расцвета кирпандского государства только на его синьцзянской территории насчитывалось 12 крупных городов. Во владениях Юльэрак, Сэрлык, Ингасар, Арачул (территория современного Синьцзяна) в период Хань проживали 16670 человек. В "Ханьшу" говорится: "Жители владений Юльэрак, Сэрлык, Ингасар, Арачул одного племени, а юэльракцы не тюрского происхождения, но ближе по происхождению к канам и ди (т.е. согдийцам - Г.М.) и не имеют оседлости. (13) Сюанцзян отмечает, что язык и письмо кирпандцев похожи на кашгарский, а "Ханьшу" свидетельствует, что кирпандцы "близки к канам". Очевидно, язык и письмо жителей Кирпанда были на иранской основе, но не идентичны согдийскому. Между тем, китайские исследователи говорят о распространении в танский период в Кашгаре согдийской письменности. Вместе с тем, в хронике "Таншу" есть свидетельство, что в Сули (Кашгаре) "письмо индийское".(14) Китайские источники свидетельствуют, что первоначальным ядром государства был современный Ташкурган - центр Автономного Таджикского района СУАР КНР. Составной частью кирпандского государства в тот период являлись земли Яркенда.(15)

Кирпандский правитель на первоначальном этапе становления государства скупал и захватывал соседние земли. Для расширения государства существовали объективные исторические причины: усиление роли короткого морского Шелкового пути, связывающего с Римом и Египтом, так как северные трассы были опасны для посольств и торговых караванов из-за набегов кочевников. Кирпанд вёл оживлённую торговлю на этой трассе, экспортируя золото, драгоценные камни, шерсть, кошму, продукты животноводства, завозя в страну бытовые и экзотичные товары.(16)

Таковы вкратце сведения китайских источников о Кирпанде. Анализ вышеуказанных китайских, европейских, археологических, нумизматических и письменных источников не противоречат данным о государстве Кирпанд. В контексте нашего исследования важен, проведенный анализ китайских сведений о четырех княжествах, которые объединил «гуйшуанский» князь. В отличие от «Ханьшу», где приводятся явно путанные сведения о расстояниях интересующих нас княжеств от резиденции китайского наместника в Синьцзяне и Янгуани (возможно, вблизи от Дунхуана), «Бейши» помещает отождествляемые с ними княжества в четкой последовательности одно за другим, вероятно вдоль какого- то пути, идущего из Яркенда. По данным «Бейши», столица владения Цзябэй (древний Хюми- Вахан – примечания Г.М.) лежит к западу от Яркенда, в 13000 ли от Дай; столица Чжесемосуни (древний Шуаньми) – к западу от Цзябэй, в 13500 ли от Дай; столица Цяньдуни (древний Гуйшуан) город Худзяо – к западу от Чжесемосуни, в 13560 от Дай; столица Фудиша (древний Сидунь) – к западу от Цяньдуни, в 13660 ли от Дай; столица Яньфуе (древний Гаофу) к югу от Фудиша, в 13760 ли от Дай.(17)

А.М. Мандельштам, изучивший все доступные китайские источники, учитывая сведения «Бейши», что столица да-юэчжи – город Юньланьши (Балх) лежит западнее Фудиша, в 14500 ли от Дай, подкрепил сделанное еще И. Марквартом заключение, что четыре первых владения этого перечня следует искать на северо-востоке Афганистана. Цзябэй, самое восточное из них, А.М. Мандельштам (как И. Маркварт и Б.Я. Ставиский) помещает в Вахане (18), Чжесемосунь – между Зебаком и Джермом; Цяньдунь – в окрестностях Файзабада, на среднем течении реки Кокча; Фудиша – в истоках Кундуздарьи. Яньфуе/ Гаофу все исследователи локализуют близ Кабула, что вполне согласуется и с данными «Бейши», помещавшей столицу Яньфуе к югу от Фудиша и прочих владений, тянувшихся с востока на запад. В общих чертах локализация владений Чжесемосунь, Цяньдунь и Фудиша между Балхом, Ваханом и районом Кабула может считаться установленной. Б.Я. Ставиский отмечает, что исходя из данных «Бейши», Чжесемосунь и Цяньдунь с той же вероятностью можно поместить как в бассейне р. Кокча (где их локализует А.М. Мандельштам), так и в бассейне Кундуздарьи, учитывая большую близость бассейна р. Кундуз к Кабулу и хозяйственную значимость этой долины.(19) Китайские авторы в «Памятниках Западного края новой Тан» пишут, что в состав Кирпанда первоначально входили 4 владения (20), что не противоречит вышеуказанным сведениям и анализу локализации пяти княжеств в Бактрии. Сюанцзян передает, что он слышал, как правитель Кирпанда называл себя потомком иранского (?) «Лучезарного принца», который прибыл в поисках невесты на Памир и остался, построив здесь каменную крепость-резиденцию. Китайский источник свидетельствует, что сын «Лучезарного принца» и стал первым правителем Кирпанда. Таким образом, легенда как бы косвенно передает о западном, иранском происхождении правящей династии. В период династии Хань государство Кирпанд, как свидетельствуют китайские источники, способствовали оседанию кочевников и его дальнейшая история связана с оседлым населением страны.

Возвышению Кирпанда способствовало его стратегическое положение на Шёлковом пути. Транзитная роль Кирпанда, связывающего пути из Рима, Парфии в Хань, способствовала укреплению мощи государства и международного влияния. Причём, именно через это государство западный край и Срединная империя держали связи с Морским шёлковым путём, значение которого возрастает в период расцвета Кирпандского государства. Завоевательные походы кирпандского правителя на юге были связаны с решением важной, первой в истории региона геополитической задачи - достичь пределов южных морей, пробить путь к морской трассе.

Период функционирования Кирпанда в Центральной Азии, как мы отмечали выше, в науке совпадает со временем правления здесь кушан - кидаритов - хионитов - эфталитов. Как считает известный исследователь Центральной Азии Э.В. Ртвеладзе, было присуще домусульманской нумизматике Средней Азии выпускать монеты в течение многих лет от имени основателя династии (Кушанидов – Кушана, Эфталана-эфталитов) и на монетах в этом регионе никогда не проставлялись этнические или племенные названия, а только имя, титул и иногда эпитеты правителей.(21) Названия государств, введенные в науку «Кушанское», «Эфталитское», «Кидаритское» взяты условно по названиям монет этих династий, но сам топоним государства до настоящего времени не был известен. Китайские источники свидетельствуют о том, что в Кирпанде сменились 13 династий, видимо, одним из этих династий были династии Кушана, Эфталана, Кидары, которые последователи правили в государстве Кирпанд. Хиониты и эфталиты были одним и тем же народом, имеющим местные корни. Как мы выше писали, Мандельштам А.М. отождествлял эфталитов с хионитами.(22) А Л.Гумилев считал, что долина Яфталь на берегу реки Пяндж, в Бадахшане получил название от имени предводителя племени Байди- Эфталана, (23) где возможно первоначально находилось эфталитское княжество. К. Еноки тоже локализовал первоначальный район обитания эфталитов, завоёванных кирпандским правителем, в Западном Бадахшане.(24)

Наши выводы о том, что местом зарождения империи Кирпанд является Южная Бактрия, могут подкрепить дополнительно нумизматические материалы и исследования Б.Я. Ставиского, ареала распространения монет и их подражаниям греко-бактрийских царей Евкратида и Гелиокла. Б.Я. Ставиский анализируя нумизматический материал приходит к выводу о том, что «…ареал серебряных подражений чекану Евкратида и связанных с ними монет «Герая» (основателя рода Кушана) – долина Кафирнигана (особенно ее нижняя часть) тяготеет к долине Кундуза. Здесь или далее на восток и следует искать первоначальный центр кушанской государственности. Именно сюда помещает «Бейши» (в соответствии с убедительной трактовкой А.М. Мандельштамом его данных) владение Цяньдунь (окрестности Файзабада). Таким образом, отождествление этого владения с древним Гуйшуаном и локализация последнего получают новое подтверждение. Вполне вероятно также, что выпуск в западной зоне Бактрии бронзовых монет в отличие от серебряных чеканов восточной зоны объясняется отсутствием у правителей первой доступа к серебряным рудникам Вахана, Бадахшана или Хутталя, которыми могли пользоваться князья, чеканившие подражания монетам Евкратида и монеты «Герая»… Ранние монеты Кудзулы Кадфиза и их ареал тоже указывают на Южную Бактрию как на место зарождения Кушанского государства. Анализ ранних монет Курзулы Кадфиза позволяет считать наиболее вероятной локализацию его первоначального владения в центре или на востоке ее, возможно, в долине Кундуза, в том же районе, на который указывали и монеты родоначальника Кушана – «Герая». (25) Анализ китайских источников Л.А. Боровковой показал, что создание Кушанского царства спустя более ста лет после появления здесь в 99 г. до н.э. пяти названных владений можно отнести к первой четверти 1 в. до н.э.(26) Таким образом, сведения китайских источников, археологические и нумизматические данные подкрепляют локализацию Кирпанда на первоначальном этапе истории, в начале 1 в. до н.э., в современных территориальных рамках от Синьцзяна-Памира-до Кабула и современных территориях Таджикистана и юга Узбекистана. Здесь, в центральной Бактрии, на исторической арене появляется первая империя Центральной Азии -Кирпанд с правящей династией Кушана, которая позже включает в свой состав территории Северной Индии и расширяется вплоть до Хорезма.



Примечания:

1.Ставиский Б.Я. Кушанская Бактрия: проблемы истории и культуры.-М.,1977, с.96.

2.Мандельштам А.М. Происхождение и ранняя история кушан в свете археологических данных.//Центральная Азия в кушанскую эпоху.Том.1,М., 1974,с. 196; Он же. Некоторые вопросы ранней истории кушан в свете археологических данных// Проблемы археологии Средней Азии. Тезисы докладов и сообщений к совещанию по археологии Средней Азии. Л.,1968, с.68.

3.Мандельштам А.М.К вопросу об особенностях расположения памятников кочевого населения Северной Бактрии.//СРОМ.Вып. 4,1966, с.25; Он же. Античные государства и кочевые племена в Средней Азии // Тезисы докладов сессии, посвященной итогам полевых археологических исследований 1972 года в СССР. Ташкент, 1973, с.125-126.

4.Сыма Цянь. Ши цзи (исторические записки). (На кит.яз.). Пекин, 1975,гл.23, с.3161

5.Боровкова Л.А. Запад Центральной Азии во П в. до н.э.-УП в. н.э. (Историко-географический обзор по древнекитайским источникам). М., 1989,с. 23; Она же. Царства «Западного края». Восточный Туркестан и Средняя Азия по сведениям из «Ши цзи» и «Хань шу». М.,2001, с.104, 114.

6.Бань Гу. Хань шу. (История Хань).(На кит.яз.) Пекин, 1964, гл.96/1, с.3890-3891.

7.Боровкова Л.А. Царства «Западного края», с.167.

8.Мандельштам А.М. История скотоводческих племен и ранних кочевников на юге Средней Азии // Ариана и Арйанведжа. Худжанд,2006, с.262.

9.Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Т.2. М.-Л., 1950, с.227-228.

10.Cunningyam A. Coins of the Indo-Scythians. Coins of the sacas// NC. Ser. 3. T.10, 1890, c.41; Pelliot P. Les pays d’Occident d’apres le Heou yan chou. //T’P. Ser.2. T.8, 1907, c. 191.

11. Cunningyam A. Coins of the Indo-Scythians, c.41; Marquart J. Eransahr nach der Geographie des Ps. Moses Xorenasi. B., 1901, c.209.

12. Ставиский Б.Я.Кушанская Бактрия: проблемы истории и культуры, 17-19.

13.Краткая история таджиков. С. 13-14;

14.Бичурин н.Я. Средняя Азия и Восточный Туркестан. Алматы, 1997, с. 88; 15.Краткая история таджиков (Тажикларнин кискичи тарихи)/ на уйгурском языке/. Урумчи Синьцзянское народное издательство, 1985, с. 9-16;

16.Курбан Ширин. Культура таджиков Китая (Жунго тажик маданияти)/ на уйгурском языке/. Урумчи Сигьцзянское народное издательство, 1992.

17.Мандельштам А.М. Материалы к историко-географическому обзору Памира и припамирских областей.// Труды АН ТаджССР. Т.53. Сталинабад, 1957, с.61-62, 97-98.

18. Мандельштам А.М. Материалы к историко-географическому обзору Памира и припамирских областей, с.98; Marquart J. Eransahr nach der Geographie des Ps. Moses Xorenasi, с.225.

19. Ставиский Б.Я. Кушанская Бактрия: проблемы истории и культуры, с.111-112.

20. Краткая история таджиков (Тажикларнин кискичи тарихи), с.55.

21.Ртвеладзе Э.В. Монеты Тюркеша - правителя Чача.// нумизматика Центральной Азии. Ташкент, 2001, с. 45.

22. Мандельштам А.М. О некоторых вопросах сложения таджикской народности в Среднеазиатском междуречье // СА, -1954, т. 20, с. 62.

23. Гумилёв Л.Н. Эфталиты и их соседи в IV в. // ВДИ, 1959, № 1, с. 136.

24. Enoki K/ On the Nationality of the Ephtalites// The Toho Bunko (The oriental Library).- № 18, Tokyo, 1959, p.23, 27.

25. Ставиский Б.Я. Кушанская Бактрия: проблемы истории и культуры, с.119-121.

26.Боровкова Л.А. Царства «Западного края». Восточный Туркестан и Средняя Азия по сведениям из «Ши цзи» и «Хань шу», с.176.




  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница