Гуманитарных исследований им. Т. Керашева отдел славяно-адыгских культурных связей национальная библиотека республики адыгея



страница1/18
Дата10.05.2016
Размер3.18 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


АДЫГЕЙСКИЙ РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ИНСТИТУТ

ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИМ. Т. КЕРАШЕВА

ОТДЕЛ СЛАВЯНО-АДЫГСКИХ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ

НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ


Славяно-адыгские культурные связи:

история и современность

Материалы Пятых научных чтений,

посвященных

Дню славянской письменности и культуры

и Году российской истории

Майкоп – 2012

АДЫГЕЙСКИЙ РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ИНСТИТУТ

ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИМ. Т. КЕРАШЕВА

ОТДЕЛ СЛАВЯНО-АДЫГСКИХ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ

НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ



Славяно-адыгские культурные связи:

история и современность

Материалы Пятых научных чтений,

посвященных

Дню славянской письменности и культуры

и Году российской истории

Майкоп – 2012

УДК 082

ББК 94


С 47

Редакционная коллегия:


доктор филологических наук, профессор Б.М. Берсиров (отв. редактор)

кандидат исторических наук, доцент Н.Н. Денисова

кандидат педагогических наук, доцент Г.Б. Луганская
47 Славяно-адыгские культурные связи: история и современность. Материалы Пятых научных чтений, посвященных Дню славянской письменности и культуры и Году российской истории (Майкоп, 2012). Майкоп: Изд-во Магарин О.Г., 2012. – 228 с.

ISBN 978-5-91692-097-0

В сборнике опубликованы тезисы докладов и выступлений на Пятых научных чтениях, посвященных Дню славянской письменности и культуры и Году российской истории.

В материалах исследуются особенности Северо-Западного Кавказа как уникальной этнокультурной контактной зоны, освещены роль адыгов и славян в формирования этнопанорамы региона, история и современное состояние славяно-адыгских культурных связей, проблемы культурного заимствования народов в традиционно-бытовой обрядности, феномена куначества, славяно-адыгской топонимии, вопросы развития молодежной субкультуры и ее взаимодействия с этнической культурой, культурного диалога в сфере народного и профессионального искусства.

Материалы сборника могут иметь ценность для преподавателей, учащихся и широкого круга читателей, интересующихся историей и современным состоянием славяно-адыгских культурных связей.

УДК 082


ББК 94
© АРИГИ им. Т. Керашева, 2012




ПРИВЕТСТВИЕ ЗАМЕСТИТЕЛЯ МИНИСТРА КУЛЬТУРЫ
РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ А.Ш. СООБЦОКОВОЙ
УЧАСТНИКАМ ПЯТЫХ НАУЧНЫХ ЧТЕНИЙ,
ПОСВЯЩЕННЫХ ДНЮ СЛАВЯНСКОЙ
ПИСЬМЕННОСТИ И КУЛЬТУРЫ

Уважаемые участники Пятых научных чтений, посвященных Дню славянской письменности и культуры! Рада приветствовать вас от имени Министерства культуры республики Адыгея, работников культуры и искусства, пожелать плодотворной работы во благо взаимодействия славяно-адыгских культур.

Праздник славянской письменности и культуры – особый день в истории. Он напоминает об истоках духовности, о роли письменности в становлении культуры и ее развитии. В этот день вспоминают тех, кто воплотил в жизнь многовековую мечту славянских народов о письменности, – братьев Кирилла и Мефодия. Огромное количество книг создано с момента изобретения письменности. Духовное богатство, передаваемое в книге, вносит неоценимый вклад в развитие любого общества, помогает лучше понять прошлое, оценить настоящее и заглянуть в будущее.

Большую работу по сохранению и передаче историко-культурных ценностей ведут учреждения культуры Республики Адыгея. В свете обсуждаемой темы главную задачу мы видим в том, чтобы для каждой общности – национальной, религиозной, социальной создать комфортные условия для самореализации в духовной сфере, удовлетворения своих духовных, эстетических потребностей. Для этого создаем условия для взаимодействия национальных культур.

Хочу напомнить, что в республике функционируют старейший институт гуманитарных исследований, четыре театра (два драматических – адыгейский и русский, камерный музыкальный и кукольный), Государственный академический ансамбль народного танца Адыгеи «Нальмэс», Государственный ансамбль народной песни Адыгеи «Исламей», Государственный оркестр русских народных инструментов «Русская удаль», эстрадный ансамбль «Оштен» и др.

Отмечать День славянской письменности и культуры в Год российской истории в храме культуры – Национальной библиотеке РА стало хорошей традицией. В последние годы в учреждениях культуры республики были проведены разные по формам и охвату аудитории мероприятия, среди которых – литературно-музыкаль-ные вечера «Слава во славу», «Начало книгопечатания на Руси», «Вначале было слово», конкурс пословиц и поговорок «Слово старого речения – новой речи украшение», час истории «Тайны выцветших строк», актуальный диалог «Родной язык ничем не заменим и дорог всем», устный журнал «Свет разумения книжного», беседы «Азбука – послание славянам», «Духовные основы русской культуры, «Культура и книга. От древности до наших дней», дискуссии «Гимн письменам из далеких времен», «Отец славянской письменности», совместные концерты Дружбы адыгских и славянских профессиональных и самодеятельных коллективов – подтверждение взаимоуважения и взаимообогащения двух культур, двух народов.

Свой вклад в празднование Дня славянской письменности и культуры вносят Адыгейский республиканский институт гуманитарных исследований и Национальная библиотека Республики Адыгея. В 2008 г. по инициативе отдела славяно-адыгских культурных связей состоялись Первые чтения «Мир славянской культуры: история и современность». С того времени приведены еще три конференции, темами которых стали: «Православные монастыри в истории и культуре России», «Язык и культура: единство и взаимосвязь», «Культурно-просветительское движение на Северном Кавказе (XIX – первая треть ХХ вв.)

Замечательно, что сегодня в пятый раз в Национальной библиотеке Республики Адыгея проходят научные чтения, посвященные этому празднику, тема которых «Славяно-адыгские культурные связи: история и современность». Я уверена, что мы едины в том, что на рассмотрение сегодняшних чтений вынесена важнейшая тема, ибо в условиях многонациональной, многоконфессиональной и мультикультурной России достижение высокого уровня взаимопонимания, доверительных отношений между отдельными этносами – это более чем половина успеха на пути к созданию экономически развитого и духовно богатого общества.

Хочу напомнить, что в республике, наряду с русским, адыгейский язык является государственным, созданы необходимые условия для его изучения, начиная с дошкольных учреждений, заканчивая ВУЗами. Все это имеет прямое отношение к теме сегодняшних чтений, ибо определяет умонастроение различных групп населения и, прежде всего его передовой части – интеллигенции.

Желаю всем успехов в этой важной работе.

Н.Н. Денисова

ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО ПРЕДСЕДАТЕЛЯ
ОРГКОМИТЕТА ПЯТЫХ НАУЧНЫХ ЧТЕНИЙ

Уважаемые участники, коллеги и гости! Организаторы, в лице руководства Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований им. Т. Керашева и Национальной библиотеки Республики Адыгея, рады приветствовать вас на очередных, Пятых научных чтениях, посвященных Дню славянской письменности и культуры и Году российской истории. Чтения проводятся с 2008 г. по инициативе отдела славяно-адыгских культурных связей института при активной помощи и поддержке Министерства образования и науки РА. За это время они значительно расширили свою географию, начатые как городские, уверенно приобрели статус региональных. На научных чтениях всегда обсуждались актуальные исследовательские проблемами, достаточно назвать некоторые из них: «Мир славянской культуры: история и современность», «Православные монастыри в истории и культуре России», «Язык и культура: единство и взаимосвязь», «Культурно-просветительское движение на Северном Кавказе». У чтений сложилась своя аудитория – научные сотрудники научно-исследовательских институтов и центров, преподаватели вузов, учителя общеобразовательных школ и средних учебных заведений, аспиранты, студенты, старшеклассники Адыгеи, Краснодарского края, Ростовской области и республик Северо-Западного Кавказа.

Пятые чтения продолжают традиции сотрудничества с научными центрами Краснодара, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Новочеркасска; известным на Северном Кавказе историком Олегом Владимировичем Матвеевым; научными сотрудниками Карачаево-Черкесского института гуманитарных исследований – Фатимой Османовной Мамчуевой и Натальей Георгиевной Соловьевой, кандидатом исторических наук института гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН Жирасланом Валерьевичем Кагазежевым, новочеркасским краеведом Михаилом Ивановичем Крайсветным и многими другими.

Особо отмечаем заинтересованное и активное участие наших давних партнеров – учителей Кошехабльского района РА – Натальи Николаевны Мозговой-Гирянской и Ольги Дмитриевны Макагоренко. Радует нас и наметившееся научное сотрудничество с учителями Теучежского района – Фатимой Теучежевной Такахо, Марзият Махмудовной Нехай, Сусанной Бачировной Такахо.

Высокий статус научным Чтениям всегда придавало и придает участие в них наших коллег, преподавателей из АГУ и МГТУ: докторов наук Фатимы Нальбиевны Хуако, Светланы Ивановны Хватовой, кандидата культурологии Аминет Магамедовны Сиюховой, кандидата филологических наук Александры Юрьевны Барановой, кандидата социологических наук Тембота Батырбиевича Берсирова.

Тема Пятых научных чтений – «Славяно-адыгские культурные связи: история и современность». Данная тема, как и все предыдущие, выбрана неслучайно. По мнению организаторов, она весьма актуальна, так как чтения проводятся в рамках разработанной и реализуемой отделом славяно-адыгских культурных связей института долгосрочной целевой программы Республики Адыгея «Славяно-адыгские культурные связи: история и современное состояние» на 2012-2016 гг., основная цель которой – сохранение и распространение позитивного опыта славяно-адыгских культурных связей. Одна из задач программы – создание информационной базы для практического освоения исторического опыта культурного взаимодействия народов Северо-Западного Кавказа. Ожидаемые конечные результаты – обеспечение сохранности культурно-исторического опыта, укрепление единого культурного пространства и культурных связей различных этносов республики.

Думается, что, являясь органичной частью комплексной программы, чтения станут хорошим, добротным вкладом в ее реализацию.

Позвольте мне от имени руководства АРИГИ пожелать всем участникам успехов и интересной, плодотворной работы, условия для которой постарались создать наши хозяева в лице директора Национальной библиотеки РА Беллы Аслановны Киковой.

С.Х. Анчек

РОЛЬ ЯЗЫКА В УСТАНОВЛЕНИИ И УКРЕПЛЕНИИ
РУССКО-АДЫГСКИХ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ

Испокон веков считалось, что если помимо родного языка, которым человек овладел спонтанно в отчем доме, он сможет выучить еще и язык неродной, от этого будет только польза. «Для изучения языка гораздо важнее свободная любознательность, чем грозная необходимость», – отмечал Август Блаженный [1]. Именно эта любознательность адыгейского народа к русскому языку чуть не привела к потере своего родного языка, но в то же время русский язык явился стимулом развития и обогащения адыгейского языка в условиях адыгейско-русского двуязычия. Русский язык подобно «остроконечной палке» [2], вонзился и расплодился в языке адыгейского народа.

Русский язык – один из самых богатых и развитых языков мира. Это язык великого русского народа, носителя и творца замечательных духовных ценностей, всемирно известных произведений искусства и литературы. На протяжении всей многовековой истории народа язык всегда был формой выражения русской национальной культуры и национального самосознания.

Русскому языку свойственны необыкновенное богатство словарного состава, пластичность грамматических форм и значений, разнообразие стилистических средств.

Величие и мощь русского языка воспеты многими учеными: историками, языковедами, культурологами. Глубоко впечатляют слова М.В. Ломоносова, которыми открывается «Российская грамматика» (1755): «Повелитель многих языков, язык российский, не токмо обширностию мест, где он господствует, но купно и собственным своим пространством и довольствием, велик перед всеми в Европе». Всем хорошо известны слова М.В. Ломоносова, что русскому языку присущи «великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского» языков [3. С. 391-392]. Н.М. Карамзин подчеркивал, что русский язык «в самородном богатстве своем ... течет как гордая, величественная река…» [4. С. 370]. А.И. Герцену русский язык представлялся «гибким и могучим, способным выражать и самые отвлеченные идеи германской метафизики, и легкую сверкающую игру французского остроумия» [5. С. 407].

Весьма показательно отношение к русскому языку К. Маркса и Ф. Энгельса. Будучи уже немолодыми людьми, они изучили его до такой степени совершенства, что могли в подлиннике читать произведения русских писателей, в первую очередь М.Е. Салтыкова-Щедрина и Н.Г. Чернышевского.

Русский язык является средством межнационального общения и фактором укрепления единства российских народов в полиэтнической среде. В данной статье под полиэтнической средой будем подразумевать Республику Адыгея, в которой, кроме адыгов, проживают представители 80 народов. В центре предпринятого исследования – развитие адыгейского языка в условиях адыгейско-русского двуязычия.

Адыги – автохтонный народ Кавказа. «Единым народом адыги стали считаться с X в. до середины XII в. русские летописцы называли их касогами. В X в. адыги занимали обширные территории от Таманского полуострова на западе и до Абхазии на юго-востоке. На Тамани адыги вплотную соседствовали с русскими. Именно с X – XI вв. начинаются русско-адыгские торгово-экономические и политические связи» [6. С. 29]. Исходя из этого, представляется возможным предположить, что русско-адыгейское двуязычие берет свое начало в X в.

Немаловажным фактором укрепления культурных и языковых связей адыгов и русских явилась «женитьба русского царя Ивана IV в 1561 г. на дочери кабардинского князя Темрюка Индара Кученей (Гашанай), которая после крещения приняла имя Мария» [6. С. 31]. Дальнейшему развитию русско-адыгских культурных связей, в том числе в языковой сфере, способствовало включение адыгов в состав России. Данные связи приобрели новый характер и направления, чему способствовали служба адыгов в русской армии и учеба в российских светских учебных заведениях.

Присоединение адыгов к России имело прогрессивные последствия в сфере просвещения и культуры. «Свидетельством духовного тяготения к русской культуре является попытка создания адыгейской письменности на русской графической основе. Такие попытки в XIX в. были предприняты И. Грацилевским, Ш. Ногмовым, Л. Люлье, П. Усларом, У. Берсеем, Л. Лопатинским, П. Тамбиевым» [7. С. 25] и др.

Свой вклад в развитие адыгейского языка внесла русская общественно-политическая и педагогическая мысль, оказавшая влияние на творческую деятельность адыгских просветителей. Знакомство адыгского просветителя Шоры Ногмова с А.С. Пушкиным и ссыльными декабристами оставило свой заметный след в истории культуры обоих народов. На Северо-Западный Кавказ проникали педагогические идеи К.Д. Ушинского, Л.Н. Толстого, Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова. Кази Атажукин считал себя учеником К.Д. Ушинского. Русские писатели помогали писателям-адыгам, ученым печатать свои произведения на страницах русских газет и журналов.

По мере изучения русской истории, культуры, литературы и языка адыги накопили знания об историческом прошлом и духовных ценностях русского народа. Это, с одной стороны, радует, ибо эти знания помогают лучше понять современные проблемы русского народа и России в целом. Но, к сожалению, было время, когда некоторые адыги, увлекшись изучением русской культуры, игнорировали культуру своего народа, его историю и язык. Бытовало мнение, что адыгейский язык беден и невыразителен. Такой подход к нему привел к серьезнейшим проблемам. В национальных школах не изучали историю и культуру адыгов, изучение адыгейского языка и литературы носило чисто символический характер.

Конечно, «нельзя не осознавать роли русского языка в жизни нашего общества, знание которого не только престижно, но и выгодно. Но при всем этом непозволительно забывать о родном языке и, прежде всего, о его воспитательных функциях. Человек, не знающий родного языка, не способен усвоить духовные ценности своего народа, не может быть носителем его культуры» [8. С. 41].

Специфические особенности исторического пути развития адыгейского народа, форм его хозяйственной деятельности, социального строя, материального быта, мировоззрения отразились на лексическом составе языка. В адыгейском языке сложился русский лексический пласт, который является языковым свидетельством прогрессивного влияния русского народа. Значительную роль в обогащении и развитии лексики адыгейского языка играли русские заимствования, «слова, усвоенные из русского языка и через него» [9. С. 34]. Некоторые предметы и понятия из русской культуры заимствовались адыгейским языком и входили в него через устную речь, усваиваясь в различные исторические периоды. Адыго-русские взаимосвязи и взаимовлияния находят свое отражение в адыгейском языке.

Русские слова вошли в адыгейский язык в своем основном или, реже, дополнительном значении, подвергаясь фонетическим изменениям. Изучением лексических заимствований в адыгейском языке в той или иной степени занимались Н.Ф. Яковлев [10. С. 239-242], Д.А. Ашхамаф, А.Е. Бескровный [11. С. 60], X.Д. Водождоков [9. С. 33-58], 3.У. Блягоз [12. С. 40-75], Л.X. Цыпленкова и др.

Вопросы языка всегда находятся в центре внимания и забот любого народа, любого государства, а в многонациональной стране они приобретают особое значение и особую актуальность. Законодательное собрание (Хасэ) – Парламент Республики Адыгея в 1994 г. принял Закон «О языках народов Республики Адыгея». Согласно этому закону, основными принципами языковой политики в республике были и остаются свободное развитие и равноправие всех языков, добровольный выбор языка обучения. Тем не менее, среди всех языков, используемых жителями Республики Адыгея, выделяются (и это правомерно) два языка: адыгейский – язык народа, имя которого носит Республика, и русский – язык межнационального общения не только в Адыгее, но и в России в целом, поэтому далеко неслучайно, что именно эти языки получили статус государственных.

В связи с этим в образовательных учреждениях Адыгеи возобновилось обучение на родном языке адыгейских детей, дети других национальностей тоже начали изучать адыгейский язык. На этом пути было немало сложностей. Первые шаги делались очень неуверенно, было определенное непонимание со стороны учащихся, их родителей, некоторых руководителей и учителей школ. Для решения этой сложной культурно-политической проблемы Министерство образования и науки РА предприняло ряд организационно-практических мер. Была сформирована группа ученых-филологов и преподавателей-языковедов, разработавшая программу и учебники по адыгейскому языку, изданных в 2002 г. и предназначенных для русскоязычных классов.

По этим учебникам учатся адыгейскому языку в школах и в настоящее время. Однако, необходимо отметить, что учебно-методическая литература по адыгейскому языку для русскоязычных школ давно не пересматривалась и не переиздавалась. Ее состояние и количество оставляет желать лучшего! Тем более, что в последнее время русскоязычное население республики стало проявлять больший интерес к адыгейскому языку. Изучать его желают и дети, и взрослые, так как со временем стало понятно: чем больше узнают русские об адыгах, их языке и культуре, об их заботах и чаяниях, тем уважительнее будут отношения между народами.

Двуязычие и взаимообщение – путь к взаимопониманию и дружбе. Население республики независимо от национальности желает мира и дружбы. Чтобы звучали душевные адыгские и русские песни, радовали зрителей зажигательные адыгские танцы и русские переплясы. Иной раз удивляешься тому, как русские девочки и мальчишки прекрасно танцуют лезгинку. А как красиво дети поют «Синан»! В речи русскоязычных детей услышишь много адыгейских слов. Например: «халюж» (хьалыжъу) – пирожок, «щелям» (щэлам) – пышка, «щипс» (щыпс) – подливка, «мокакозэ» (мо къакIозэ) – иди-ка сюда, «уч» (IукI) – уйди, «пшашка» (пшъашъэ) – девушка, «мамунка» (мамун – обезьянка), «гидропшашка» – русалка, «нанкины носки» – шерстяные носки.

А как радостно становится, когда заходишь в школу и с тобой русскоязычные дети здороваются «Уимафэ шIу!», а ты им отвечаешь «Здравствуйте, дети!» в знак уважения к их языку, прощаются «ХъяркIэ», а в ответ они слышат «До свидания, дети!». В такие моменты ощущаешь гордость за свою малую родину, за то, что система образования в РА делает все возможное для установления и укрепления русско-адыгейских культурных связей.

Примечания:


  1. Сборник афоризмов // Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия, 2007 (DVD).

  2. Стимул (в переводе с лат. Stimulus, букв. – остроконечная палка, которой погоняли животных, стрекало) – побуждение к действию, побудительная причина поведения.

  3. Ломоносов М.В. Полн. собр. соч.: В 10 тт. М.-Л., 1952. Т. 7.

  4. Карамзин Н.М. Письма русского путешественника. Л., 1984.

  5. Герцен А.И. Собр. соч.: В 30 тт. М., 1954. Т. 2.

  6. Блягоз 3.У. Адыгейско-русский разговорник. Майкоп, 1999.

  7. Хоретлев А.О. Влияние России на просвещение в Адыгее (XIX в. – нач. XX в.). Майкоп, 1957.

  8. Гишев Н.Т. Все об адыгах. Майкоп, 2002.

  9. Водождоков X.Д. О русской лексике в адыгейском языке // Ученые записки. Майкоп, 1963. Т. II.

  10. Яковлев Н.Ф., Ашхамаф Д.А. Грамматика адыгейского литературного языка. М.-Л., 1941.

  11. Бескровный А.Е. К вопросу о социальной основе и путях некоторых лексических заимствований в адыгейском языке // Труды Краснодарского пединститута. Т. IV. Краснодар, 1937.

  12. Блягоз З.У. Адыгейско-русское двуязычие. Майкоп, 1982.

Н.Р. Ашхамахова

ПРОБЛЕМЫ ПРОШЛОГО И БУДУЩЕГО АДЫГОВ
В НАРТСКОМ ЭПОСЕ

Исследование нартского эпоса является одной из важнейших проблем фольклористической науки. Это понятно, ибо эпос народа – талантливое многовековое создание, завизированное временем, национальное богатство, ценность общечеловеческой культуры особой важности. Это – своеобразная гигантская амфора – хранилище мудрости и знаний, накопленных человечеством на протяжении многих столетий. Ученые отмечали, что эпос отражает всю совокупность исторической жизни народа, его мироощущение, нравы и обычаи, мечты и чаяния, его духовный мир, сложившийся на протяжении большого исторического времени.

М. Горький, высоко оценивший произведения поэтического творчества адыгов, с трибуны первого Всесоюзного съезда советских писателей сказал: «Чем лучше будем знать прошлое, тем легче, тем более глубоко и радостно поймем великое значение творимого нами настоящего».

Отдельные ученые XIX в., как П.К. Услар, Л.Г. Лопатинский считали своей обязанностью, по мере возможности, содействовать сохранению памятников героического быта и поэтического создания адыгов.

Зародившийся в глубокой древности, адыгский эпос дошел до современности в устном бытовании. Более того, его произведения «перешагнули круг своего национального бытования и вышли на многонациональную орбиту». При формировании и развитии эпоса у народов Кавказа шло интенсивное взаимное влияние и взаимное обогащение. Эпос постоянно вбирал в себя и «свои» и «чужие» сюжеты из всего доступного ему сказочного репертуара. Изучение эпоса должно вестись с учетом всех особенностей развития истории создавшего его народа.

Первое упоминание о нартском эпосе мы находим в русской литературе в 40-х гг. XIX в.

«Древние песни и предания о знаменитых воинах, известных под именем Нартов, чрезвычайно любопытны, – писал на страницах журнала «Русский вестник» в 1841 г. адыгейский публицист и известный этнограф Хан-Гирей, – Они любили странствия, поединки, крепкие напитки, обожали женщин» [1. С. 36]. Именно Хан-Гирей стал первым, кто обратил внимание на «песни и предания» героического эпоса «Нарты». Нартский эпос популярен среди многих народов Кавказа. Он с давних пор привлекал и продолжает до настоящего времени привлекать внимание ученых.

Кавказ – край уникальных культур, народной мудрости, частью которой является и эпос «Нарты», кавказский по своему происхождению и бытованию. Он популярен в устнопоэтическом творчестве адыгов, убыхов, абхазов, абазин, осетин, чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев, грузин и народов Дагестана, т.е. практически у всех кавказских народов.

В своем многовековом живом бытовании, в результате постоянного общения и взаимодействия народов, в процессе творческого влияния и взаимного обогащения произведения нартского эпоса сближают и духовно роднят культуры народов Кавказа. Эти обстоятельства породили в произведениях народов о нартах общее созвучие образов и сюжетов, типологическое сходство; вместе с тем, у каждого народа четко определилось отличительное национальное своеобразие, т.е. то, что мы сегодня в сравнительно-сопоставительном плане оценки называем «общим» для всех и «особенным» для каждого народа.

Общим являются:

– одни и те же личные имена главных героев – Сэтэнай, Сусырыкъо, Пэтэрэз;

– общий мотив чудесного рождения нарта Сусырыкъо (Сасрыкъо, Сосрыкъо и т. д.);

– борьба героев с великанами и драконами, олицетворяющими темные силы природы;

– образ героя, прикованного к горе (или заключенного в пещеру) – кара бога за непослушание (у адыгов – Телал, Нэсрен; у грузин – Амирани; у армян – Мгер, у абхазов – Абрскил);

– отсутствие торговли и товарообмена.

Произведения о нартах различных народов Кавказа, имея между собой общие и особенные черты, ныне составляют кавказскую Нартиаду.

Нартский эпос – сокровищница мировой культуры и мощный пласт устнопоэтического творчества зихо-меото-адыгов, автохтонов Северного Кавказа, побережья Черного и Азовского морей. Он является своеобразным автографом народа, создававшего его на протяжении многих столетий. Этот эпос может ответить на сложные вопросы истории, философии, этики и эстетики народа, создавшего его, т.к. он есть самовыражение человека и человеческого общества.

Велика роль нартского эпоса в развитии и современной культуры народа. «Переживший столетия и дошедший до нашего времени, он, – пишет доктор филологических наук Г.З. Апресян, – восхищает современников и изучается не только в нашей стране, но и в Англии, и Франции». Он давно вышел за рамки Кавказа, за рамки всей нашей страны. Его переводили и переводят на многие языки. Все это свидетельствует о художественной зрелости народа, его создавшего.

Героический нартский эпос во многих отношениях педагогичен и может быть полезен в системе воспитания нравственных и героико-патриотических качеств нового поколения россиян. Пройдя в своем устном бытовании столетия, посредством своих песен, легенд, пословиц и поговорок он донес до современности в суммированном виде мировоззрение человека разных эпох. Здесь налицо «первобытное» мышление и мышление более поздних эпох. Причем своеобразный характер эволюции мировоззрения таков, что новое не вытесняет старое, а наслаивается на него, добавляется к старому, что позволяет сохранить происходящие внутренние трансформации.

Наши современники получили возможность глубоко изучить и осмыслить нартсткий эпос, познакомиться с его героями. Устное народное творчество народа имеет огромное воспитательное и образовательное значение. Оно прославляет трудолюбие, героизм, благородство, доброту – качества, необходимые людям всех поколений, во все времена и эпохи.

Нартский эпос включает в себя песни (орэд), поэмы (пшинатли) и легенды о нартских богатырях. Порожденный действительностью, эпос рассказывает, как люди жили в далекие времена, побеждая грозные силы природы, утверждая идеалы храбрости, добра и человечности.

Основное занятие богатырей нартского эпоса – это, прежде всего, героические походы, ремесленничество (кузнецы Тлепш, Дабеч и др.), охота и связанные с ними приключения.

Многокомпонентные собственные имена, запечатленные в эпосе «Нарты», бытовали среди древних предков адыгов еще за несколько веков до нашей эры. Их расшифровка приводит к важным выводам о генезисе этого величественного памятника, помогает решению вопроса о том, кем и на каком языке впервые было создано ядро этого эпоса.

Нартский эпос продолжает служить своеобразным национальным кодексом чести, доблести и геройства; оказывает постоянное воздействие на развитие языка, расширяя и обогащая его лексические возможности; благотворно влияет на профессиональную литературу адыгских народов. В нем возвышенно изображены героические подвиги нартов – богатырей, вступающих в единоборство с богами, чтобы принести людям небесный огонь, добывающих для народа семена благодатного проса, героев, погибающих стоя, опершись на боевой меч, не желающих пасть перед врагом.

Дух нартских богатырей на земле адыгов и сегодня живет в ономастике и топонимике, в живописи и градостроительстве; эпос многопланово обогащает и одухотворяет современную жизнь. На центральной автостанции Майкопа гостя, прибывающего в Адыгею, первым встречает огненосец нарт Саусырыко, изображенный адыгейским художником-монументалистом Довлетом Меретуковым. В его высоко поднятой руке огонь, добытый для людей. Рядом с этим монументальным изображением высечены слова из народного эпоса, которые не утратили своей значимости и в настоящее время:



«Только тот достоин счастья,

Кто добудет счастье людям».

А кто такой нарт Саусырыко? На этот вопрос дает прямой ответ сам героический нартский эпос:



«Там Саусырыко, где опасность,

Где нуждаются в подмоге».

Песни и пшинатли героического нартского эпоса созданы в глубокой древности на наречиях племен и племенных союзов зихо-меото-адыгов. Являясь ценнейшим памятником древней культуры, нартский эпос свидетельствует о том, что язык адыгов на протяжении многих веков жил, набираясь сил, сохраняя и обогащая свой основной словарный фонд. Это обстоятельство подтверждается тем, что поэтический строй произведений древнеадыгского эпоса более или менее устойчиво сохраняет в основном свою «стандартную» целостность в силу того, что он заключен в традиционные формы народного стиха. Он понятен, мало отличается от современного адыгейского языка. Исключение составляют лишь отдельные архаичные слова, значение которых связано с фактами, утраченными в те или иные эпохи, через которые проходил эпос.

Тексты нартского эпоса бытуют среди адыгов в песенно-стихотворной, стихотворно-прозаической и прозаических формах. Причем ядро адыгского эпоса составляют песенно-стихотворные тексты как более архаические.

Н.Г. Чернышевский в своей рецензии на «Песни разных народов Н. Берга писал: «…и только те народы имеют героический эпос, которые вели активную борьбу за национальную независимость. Поэтому эпос всегда выражает народную энергию, его волю к победе». Это высказывание великого писателя полностью относится и к нартскому эпосу, который, действительно, многопланово выражает «народную энергию» и волю народа к непременной победе, утверждению общечеловеческих идеалов. По мнению исследователей, возникнув еще в недрах древнего общества, он не остается без изменения, новые поколения вносят в него новые мотивы, тем самым он становится зеркалом и более поздних условий жизни, связей и взаимоотношений людей. В конечном счете – это памятник человеческой мудрости и опыта. Нартский опыт не только наше прошлое, но во многом и будущее.

Я, как учитель русского языка и литературы, составляя программу по литературе, считаю своим долгом вводить учащихся в мир адыгейской художественной литературы, помочь им осмыслить образность словесного искусства, посредством которого художественное произведение раскрывается во всей своей полноте и многогранности. Надеюсь, что литературное чтение пробуждает у учащихся интерес к словесному творчеству и изучению художественных произведений адыгейской литературы, которые тесно связаны с другими предметами: русской литературой, историей Адыгеи, географией и др. Такие интегрированные уроки необходимы для воспитания высокообразованных и культурных людей, живущих в мире и согласии, уважающих культуру и язык всех народов, принимающих активное участие в строительстве новой жизни на благо Республики Адыгея.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница