Гражданская война на юге россии: источники личного происхождения



Скачать 120.97 Kb.
Дата05.11.2016
Размер120.97 Kb.
Почешхов Н.А.
ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ЮГЕ РОССИИ:

ИСТОЧНИКИ ЛИЧНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ1
В наши дни особую остроту приобретает проблема отношения общества к «унаследованному» прошлому, к документам, фиксирующим исторические события. Обращаясь к этой непростой теме, И.Д. Ковальченко подчеркивал, что «историк должен показать, что представляет собой это наследие и насколько эффективно оно использовалось»1. Способность к воспроизведению прошлого опыта народов основана не только на информации содержащейся в исторических свидетельствах, но и способности общества вводить ее в сферу сознания и поведения людей.

Отличительной чертой историографии, которую мы называем современной, стала ее способность сделать широко доступными документы, хранящиеся в архивах. Не ограничиваясь историческими данными, полученными в наследство от своих предшественников, историки упорно пытаются выйти за пределы достигнутого, выявить и заставить «заговорить» новые источники, извлеченные с полок архивов. Данное обстоятельство определяет характер «наращивания» исторического, и, в целом, гуманитарного знания. В то же время современное состояние исторического знания требует не только выявления новых источников, но и совершенствования методов их критического анализа.

В последнее время неизмеримо расширилось число источников по истории гражданской войны. В связи с этим по-прежнему имеет смысл говорить о важности определения достоверности и подлинности исторического источника, особенно в том случае, когда речь идет о реконструкции таких сложных, во многом противоречивых событий как гражданская война. Установление подлинности исторического источника является одной из гарантий корректности исторических выводов.

В последние десятилетия события гражданской войны в России оказались в ряду наиболее политизированных проблем отечественной истории. Именно эти обстоятельства стимулировали изготовление подлогов в кругах российской эмиграции. В этом ряду оказались даже «Протоколы Политбюро ЦК ВКП(б)»2. Учитывая, что гражданская война рассматривалась уже современниками как масштабное, историческое событие значительное число людей стремились стать ее очевидцами и участниками. В принципе любой вид документа от приказов, протоколов, до писем, дневников, мемуаров может оказаться тонкой или грубой подделкой.

Несмотря на скептическое отношение многих историков к источникам личного происхождения, как к документам, передающим субъективное восприятие личностью отдельных событий и фактов истории, исключить их из поля внимания при изучении гражданской войны было бы непростительной ошибкой. Исследуя эту тему, крайне важно понять, как ощущали себя люди, оказавшиеся в экстремальных условиях гражданского противостояния. К тому же подобные источники содержат множество деталей, «примет времени», отсутствующих в других видах источников.

Особую группу материалов личного характера составляют мемуары или воспоминания участников и современников гражданской войны. При работе с этим видом источников необходимо учитывать несколько обстоятельств. Прежде всего, во внимание следует принимать то, что мемуары писали далеко не все свидетели событий гражданской войны в России. В подавляющем большинстве случаев их авторы относились к так называемой политической элите – как революционной, так и контрреволюционной.

Нередко такие мемуары писались с различными целями, отражали различные позиции и взгляды. Созданные зачастую на основе дневниковых записей, мемуары содержат богатейший фактический материал, впечатления, наблюдения, рассуждения. Вместе с тем авторы, принимавшие участие в гражданской войне, пытались проанализировать ход событий, выяснить причины поражений и побед.

При работе с мемуарами важно учитывать личность автора: его культурно – образовательный уровень, степень осведомленности об описываемых событиях, умение видеть и наблюдать. В этом смысле мемуары А.И. Деникина или П.Н. Врангеля заметно отличаются от мемуаров рядовых участников гражданской войны. Данные авторы, будучи руководителями Добровольческой армии, имели доступ к различным документам, являлись при этом инициаторами различных приказов, распоряжений и инициатив, влиявших в той или иной степени на ход событий.

В их воспоминаниях затрагивается целый ряд общероссийских и региональных проблем, с которыми столкнулось руководство Добровольческой армии. В частности, А.И. Деникин одним из первых поднял проблему террора в гражданской войне, показал его губительные последствия. Одним из важных факторов возникновения террора он считал «ожесточение», возникшее в обществе, изменение морали и нравственности. В воспоминаниях А.И. Деникина большое внимание уделяется региональным проблемам, и, прежде всего – ходу военных действий на Юго-Востоке страны и северо-западным районам Юга Европейской России как важному в стратегическом плане региону. Важную значимость «Очерков русской смуты», как источника знаний, подчеркивали академик Ю.А. Поляков и профессора Н.Ф. Бугай, А.И. Козлов3.

Наряду с личными впечатлениями, в военных мемуарах нередко приводятся карты и схемы операций, штабные документы, приказы, рапорты, донесения. В частности, в воспоминаниях генерала П.Н. Врангеля (в приложении) имеется приказ главнокомандующего вооруженными силами на Юге России «О земле» от 25 мая 1920 года, весь комплекс документов по этому вопросу. Такая подборка материалов является уникальной для изучения аграрной политики белого движения4.

В воспоминания включены многочисленные телеграммы и переписка, где фиксируется положение на фронте, в частности, расстановка сил, проявляется несогласие с военно-стратегической линией А.И. Деникина5. В перечне данных документов получили отражение и вопросы взаимоотношения с кубанскими «самостийниками», в том числе приказы по аресту лидеров кубанского казачества, постановления Кубанской законодательной рады о внесении изменения во «Временное положение об управлении Кубанским краем»6.

Достаточно подробно и глубоко авторы воспоминаний описывают внутриполитическую ситуацию в северо-западных районах Юга Европейской России, особенно взаимоотношения между Кубанью и руководством Добровольческой армии в вопросах подчинения кубанских частей, обустройства России, особых политических и экономических прав Кубани. Этническая проблема северо-западного района Юга Европейской России также не была обойдена вниманием: неоднократно отмечалась сложность взаимоотношений казаков, иногородних и горцев. В итоге авторы приходят к выводу, что все эти трудности, наряду с внутренними противоречиями, ослабили армию.

В воспоминаниях также зафиксированы взаимоотношения с иностранными государствами – Англией, Францией, США. Так, документы, приведенные в воспоминаниях П.Н. Врангеля7, представляют интерес потому, что они затрагивают как внутриполитическую, так и внешнеполитическую ситуацию. Более того, его архив был вывезен за границу во время эвакуации с Крымского полуострова в 1920 году, и был недоступен широкому кругу историков.

Важно подчеркнуть и еще одно обстоятельство. Революция внесла существенные коррективы в создание мемуарной литературы. С 1920 года специально созданной комиссией (Истпартом) целенаправленно собирались мемуары участников революции и гражданской войны. В результате были созданы обширные фонды новой социально и тематически направленной мемуаристики. В фондах Истпарта в основном сосредоточены небольшие по объему воспоминания (от 2-х до 6-ти страниц). Анализ воспоминаний свидетельствует, что большинство авторов не имели опыта письменного изложения своих мыслей, глубокого представления о значимости описываемых событий. И, тем не менее, из этой неопределенности, неточности, временных смещений возникает портрет «человека революционного времени».

Некоторые из этих материалов впоследствии были опубликованы8. Однако еще значительную часть составляют неопубликованные воспоминания так называемых «рядовых» участников гражданской войны, сосредоточенные в фондах центральных и региональных архивов9. Конечно, в подавляющем большинстве в фондах Истпартов сконцентрированы воспоминания большевиков, либо сторонников советской власти.

В Государственном архиве Краснодарского края и Центре документации новейшей истории Краснодарского края имеются фонды, где содержатся уникальные воспоминания участников гражданской войны. Положение горцев, иногородних, казаков, их взаимоотношения между собой получили отражение в воспоминаниях рядовых участников гражданской войны10. Значительная часть воспоминаний посвящена формированию вооруженных сил, ходу военных действий, зеленому движению, проблемам террора, политике большевиков и Добровольческой армии.

Большинство воспоминаний вошедших в фонды Истпартов были написаны в 20-е годы по «горячим следам», и это обстоятельство, конечно, обусловило эмоциональность участников событий гражданской войны, при этом в меньшей степени проявлялось влияние конъюнктуры11. В коллекции Центра документации новейшей истории Ростовской области сконцентрированы разноплановые документы. В них затрагивается обширный спектр проблем. В большей степени освещается красно-зеленое движение на Кубани и Черноморье. Интересной можно считать работу Г.Н. Батурина12 – начальника штаба Таманской армии. Он приводит подробные сведения о формировании Красной гвардии и Таманской армии, их участии в событиях гражданской войны в северо-западных районах Юга Европейской России, передает общую военно-политическая обстановку и настроения13.

В архивном отделе администрации Армавира также имеется коллекция истпартовских материалов, где зафиксированы многие события революционных лет. Так, в своих воспоминаниях член Кубанского облисполкома А.Н. Марчихин описывает события 1918 года на Кубани. Автор непосредственно участвовал в событиях по укреплению власти большевиков, был знаком с лидерами партии большевиков на Кубани. В ряде воспоминаний красноармейцев фиксируются малоизвестные факты массовых выступлений против большевиков в Таманском отделе14.

В Центре документации новейшей истории Ростовской области собраны значительные по объему фонды, где находятся воспоминания участников гражданской войны. Это фонды Северо-Кавказской партизанской комиссии. При изучении материалов данных фондов необходимо помнить, что они формировались в различное время. Работа Северо-Кавказской партизанской комиссии происходила в начале 30-х годов, что, безусловно, отразилось на объективном изложении воспоминаний. Здесь обнаруживаются очень важные биографические данные, характеристики участников гражданской войны, фиксируется боевая хроника15.

В ряде фондов Национального архива Республики Адыгея сконцентрированы воспоминания рядовых участников революции и гражданской войны, которые в своих воспоминаниях свидетельствуют о формировании Красной гвардии в пределах Адыгеи и красном терроре в ряде горских аулов16. В воспоминаниях получили отражение боевые действия в предгорьях северо-западных районов Юга Европейской России после разгрома врангелевского десанта17.

В фондах Истпартов встречаются воспоминания и переписка противоборствующей стороны, в частности, одного из лидеров белого движения И.Г. Эрдели18, которая находится в фондах Центра документации новейшей истории Ростовской области, затрагивающая различные аспекты гражданской войны, его личное восприятие событий. Наряду с дневниковыми записями, сохранилась его переписка с семьей, передающая чувства и ощущения человека, находящегося в гуще военных событий.

В Центре документации новейшей истории Краснодарского края сохранились мемуары бывшего эсера С.В. Евменьева19. Это единственная в настоящее время работа, в которой рассматривается деятельность эсеровской партии на Кубани в период с 1917-1920 годов. Мемуары содержат и элементы исследования: автор подтверждает свои выводы документами, почерпнутыми из периодической печати, протоколов городской думы, стенографического отчета заседаний Кубанской краевой рады. До недавнего времени данные мемуары были доступны только узкому кругу исследователей20. Важными представляются и мемуары рядовых членов Добровольческой армии21, посвященные формированию добровольческих (партизанских) отрядов и первым столкновениям с большевистскими силами в начале 1918 года в районе станции Энем.

Учитывая объем введенных в оборот исторических источников особую остроту приобретает проблема их умышленной или неумышленной фальсификации. Понятно, что не существует ни одного подлога исторического источника, автор которого при его изготовлении не преследовал бы каких-либо интересов. Установить подобный подлог сложно, так как в такого рода свидетельствах, как правило, присутствует зависимость содержания от подлинных исторических источников, но необходимо.

Сегодня архивисты отмечают, что подделанные исторические источники могут стать объектом архивного хранения, более того, должны сохраняться и изучаться не только как исторический источник, но и как архивный документ, с целью установления подлога22. Научное исследование истории гражданской войны требует выявления и изучения источников разных видов, проведения критического отбора необходимых свидетельств. Так, усиливается внимание к визуальным источникам, в том числе, и к разного рода изображениям, карикатурам, фотографиям, фильмам. Причем речь идет не о том, что они должны стать иллюстрацией к тексту. Важно сделать их источником полноценной исторической информации. Такой подход не является чем-то совершенно новым. Однако до настоящего времени в зачаточном состоянии находятся методы работы с подобными источниками.

Под влиянием постмодернистской методологии в последние десятилетия принципиально изменилась «стратегия» работы с визуальными источниками. Интересные результаты может дать обращение к фотографиям, политической и бытовой карикатуре. Именно эти источники могут быть привлечены при разработке таких направлений современной историографии, как новая культурная история, новая политическая история, гендерная история. Конечно, критический анализ подобного вида документов требует специальной профессиональной подготовки историков.
Примечания

1. Ковальченко И.Д. Теоретико-методологические проблемы исторических исследований. Заметки и размышления о новых подходах // Новая и новейшая история. 1995. № 1. С. 6.

2. Вишлев О.В. О подлинности «Постановлений Политбюро ВКП(б)», хранящихся в зарубежных архивах // Новая и новейшая история. 1993. №8. С. 51–55.

3. Козлов А.И. Антон Иванович Деникин (человек, полководец, политик, ученый). М., 2004.

4. Врангель П.Н. Воспоминания. Южный фронт (ноябрь 1916–ноябрь 1920 гг.). Ч. II. М., 1992. С. 455–460.

5. Врангель П.Н. Воспоминания. Южный фронт (ноябрь 1916–ноябрь 1920 гг.). Ч. II. М., 1992. С. 289–409.

6. Там же. С. 389–412.

7. Врангель П.Н. Воспоминания. Южный фронт (ноябрь 1916–ноябрь 1920 г.). Ч. I. М., 1992. С. 145–155, 257–264, 292–296.

8. Полуян Я. Очерки гражданской борьбы на Кубани. Краснодар, 1921; Стройло. Повстанческое движение на территории Северо–Кавказского военного округа // Красная армия. 1921. № 9; Бутаев К. Борьба горцев за революцию (беглые очерки из воспоминаний). Владикавказ, 1922; Бакулин. Борьба за Екатеринодар // Путь коммунизма.1923. №.1; Октябрь на Кубани и Черноморье: сборник воспоминаний. Краснодар, 1924; Антонов – Овсеенко В.А. Записки о гражданской войне. В 4 т. М.,1924, 1928, 1932, 1934; Батурин Г.Н. Красная Таманская армия. Краснодар,1940; Буденный С.М. Пройденный путь. В 3 кн. М., 1958,1965, 1973; Герои Октября / Сост. В.Ф. Латкин., Р.А. Усиков. Краснодар, 1967; Под победным знаменем Октября / Сост. Л.М. Бандурко., М.Г. Аутлев. Майкоп,1971; Крутоголов Ф.Ф. Огненные версты. Записки участника гражданской войны на Юге России. Краснодар, 1975; Заре навстречу. Краснодар,1977; Фрунзе М.В. Неизвестное и забытое: публицистика, мемуары, документы, письма. М., 1991 и др.

9. РГАСПИ. Ф. 70. Документальные материалы Истпартотдела ЦК ВКП (б); ЦДНИРО. Ф. 12 Истпарт; Ф. Р 2993. Северо-Кавказская партизанская комиссия; Ф. 910. Коллекция архива; ГАКК. Ф. Р 411. Коллекция документов по истории революционного движения на Кубани и Черноморье; ЦДНИКК. Ф. 1774 Р 2830. Екатеринодарский Истпарт; АОАА. Ф. Р 1194-а. Материалы уполномоченного Истпарта по Армавирскому округу и г. Армавиру; Ф. Р 1360. Марчихин А.Н. Участник революции 1917 г. и гражданской войны на Кубани; НАРА. Ф. Р 281. Адыгейский областной отдел по изучению Октябрьской революции и коммунистической партии; Ф. Р 282. Майкопский городской отдел по изучению истории Октябрьской революции и коммунистической партии; Ф. Р 1114. Коллекция воспоминаний участников установления Советской власти, гражданской войны и социалистического строительства в Адыгее.

10. ГАКК.Ф. Р 411. Оп. 2. Д. 207 а, 238, 479; ЦДНИКК. Ф. 2830. Оп. 1. Д. 222, 428, 615; ЦДНИКК. Ф. 1774 Р. Оп. 2. Д. 182, 528, 782 и др.

11. ЦДНИРО. Ф. 12. Оп.3. Д. 76, 507, 621, 1095, 1173 и др.

12. Батурин Григорий Николаевич (1880–1925 гг.) родился в станице Ахтанизовской Таманского отдела Кубанской области. Участник I мировой войны. С 1917 г. член коммунистической партии. В августе 1918 года избран на собрании командного состава начальником штаба Таманской армии. До 1920 года являлся начальником штаба 3–й стрелковой Таманской дивизии, затем начальником штаба I особой, затем 7 Кав. дивизии. В 1919 году начальник штаба 6 Кав. дивизии. В 1920 г. переведен начальником штаба вновь сформированной 50 Таманской дивизии. В августе 1920 года начальник штаба Екатеринодарского укреп. района. В дальнейшем на военно–административной работе. (ЦДНИРО. Ф. 910. Оп. 3. Д. 650; Ф. 12. Оп. 3. Д. 76).

13. ЦДНИРО. Ф. 910. Оп. 3. Д. 87, 161.

14. АОАА. Ф. 1360. Оп. 1. Д. 4; Ф. Р 1194 а. Оп. 1. Д.54.

15. ЦДНИРО. Ф.Р 2993. Оп. 1. Д. 123, 124, 209 и др.

16. НАРА. Ф. 281. Оп. 1. Д. 10, 11, 12 и др.

17. Там же. Ф. 282. Оп. 1. Д. 2, 12 и др.

18. ЦДНИРО. Ф. 12. Оп. 3. Д. 1312.

19. Сергей Васильевич Евменьев (1886–1939 гг.) Родился в семье сельского врача, ссыльного народовольца. Получил медицинское образование. Накануне революции арестован в Харькове по одному делу с большевиками и приговорен к ссылке в Туруханский край, от которой освободился после февраля 1917 г. В сентябре 1917 года представлял городскую думу Екатеринодара на Всероссийском демократическом совещании в Петрограде. В 1918 г. возвращается в Геленджик, где был избран председателем городского исполкома. В 1919 г. был арестован Кубанским краевым правительством за подпольную деятельность во главе группы «независимых эсеров», действовавших в союзе с большевистским подпольем. После восстановления советской власти в Екатеринодаре 15 марта 1920 г. был избран в состав временного Кубанского областного ревкома. Вступил в РКП(б), затем находился на советской и партийной работе в Кубано – Черноморье. (ЦДНИКК. Ф. 2830. Оп. 1. Д. 549; Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времен до октября 1917 года. Краснодар, 1997. С. 152).

20. В 2001 г. воспоминания С.В. Евменьева были опубликованы под ред. В.Н. Сергеева. (С.В. Евменьев. История революции и контрреволюции на Кубани / Под ред. В.Н. Сергеева. Ростов–на–Дону, 2001).

21. ЦДНИРО. Ф. 12. Оп. 3. Д. 252.



22. Козлов В.П. Фальсификации исторических источников: источниковедческий, историографический, архивоведческий аспекты // Режим доступа: www.newparadigma.ru/engines/civ-engine- latest/read.php?f=3&i=5588&t= · 45 КБ



1 Статья выполнена в рамках исследовательского проекта Министерства образования и науки РФ «Историческая память народов Северного Кавказа» (фундаментальное исследование 1.5.08. от 01.01.2008).





База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница