Государственное Издательство Географической Литературы Москва 1958



страница1/4
Дата17.11.2016
Размер0.69 Mb.
  1   2   3   4
С. Лялицкая

ПО КРЫМСКОМУ

ЗАПОВЕДНИКУ


_____________________________________________________________________________________________



Государственное Издательство

Географической Литературы

Москва - 1958


В брошюре рассказывается о живописном уголке нашей Родины, расположенном в горно-лесной части Крыма, — Крымском заповеднике. Очерк знакомит с красотой и разнообразием природы этого замечательного уголка Крыма, с его роскошными лесами — буковыми, дубовыми, сосновыми, где обитают олени, косули, муфлоны, редкие птицы и пресмыкающиеся. Заповедник не только славится своей природой, но и имеет большое народнохозяйственное значение.

Автор показывает интересную и полезную работу гидрологов, лесоводов, биологов и других специалистов по сохранению, восстановлению ценных лесных массивов и охране фауны в заповеднике.

Туристам предлагаются наиболее известные маршруты, по которым можно попасть в заповедник.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Стр.


Заповедник в горах .............................. 5

Центральная котловина ........................ 9

Страницы каменной книги ................. 16

Своенравные реки Крыма .................. 21

Заповедные леса...................................... 32

Лес на яйле.............................................. 49

По оленьему следу.................................. 55

Пернатые санитары ........................... 64

Диковинные животные.......................... 73

Партизанскими тропами ................... 79

Туристские маршруты ....................... 83

Советы туристам.................................... 86



ЗАПОВЕДНИК В ГОРАХ

В ГОРНОЛЕСНОЙ части Крыма, на главной, самой южной и высокой гряде гор расположен Крымский государственный заповедник имени В. В. Куйбышева.

Богатые яркие ландшафты развертываются перед туристами, путешествующими по этому заповеднику: цепь гор мягких очертаний, не подавляющих своей высотой и суровостью, доступных человеку на всем своем протяжении, причудливые гребни и скалы, эффектно выступающие на фоне лесных массивов, дикие, глубокие и тесные ущелья, зеленые горные долины с изумрудной травой и пестрым узором цветов, многочисленные реки и ручьи, то бурные и стремительные, то пересыхающие, едва слышно журчащие среди огромных валунов и мелкой гальки...

Крымский заповедник был организован в 1923 г. Территория его в то время состояла всего из 16 000 га и охватывала лишь северные склоны главной гряды

Крымских гор. Впоследствии площадь заповедника увеличили до 25 000 га. Несколько позже к нему присоединили территорию, лежащую на южных склонах гор, в районе города Ялты, а затем плоскогорье Никитская яйла. В настоящее время Крымский государственный заповедник имеет площадь уже 30 200 га.

Территория заповедника, как это видно, не велика. Но несмотря на это, она далеко не однообразна — ни по ландшафтам, ни по климату. Те ее районы, которые расположены ближе к морю, то есть южные солнечные склоны гор, отличаются более теплым климатом, чем районы, удаленные от моря, и склоны гор, испытывающие на себе холодное дыхание северных ветров.

Помимо того, климатические различия — большее или меньшее количество осадков и влажность воздуха, а следовательно, и различия в растительности зависят от высоты гор: одни из них поднимаются всего на 400 м над морем, другие же на 1500 м. Чем выше горы, тем больше выпадает на них осадков, тем заметнее понижается температура. На высоких горах заповедника летом часты дожди, многодневные туманы. Зимой же нередки вьюги и снежные заносы, а морозы иногда достигают 26°.

На этих участках заповедника, лежащих всего в нескольких десятках километров от Южного берега, климат приблизительно такой, как в центральной полосе нашей страны, находящейся на расстоянии полутора тысяч километров от Черноморского побережья.

В связи с разницей в климате более высоких участков и северных склонов гор в сравнении с южными, весной, например, одни и те же деревья распускаются здесь значительно позже, чем на южных склонах, и птицы начинают свои весенние песни также позднее.

Осенью нередко жители Южного берега еще купаются в море, любуются цветущими розами, на обращенных к солнцу склонах еще не опали листья с деревьев, а на Яйле в это время виднеется уже белая полоска выпавшего снега.

Контрасты крымской природы удивляли еще первых путешественников по Крыму. Так, писатель П. И. Сумароков, петербургский житель, побывавший в Тавриде, как тогда называли Крым, летом 1793 г., пишет о своих ощущениях в Крымских горах. Внизу он с трудом переносил жар опалявшего его своими лучами солнца, а когда поднялся наверх, на Яйлу, то: «Холод и пронзительный ветер,— пишет путешественник,— до того нашел я ощутительным, что руки, равно колена, мои озябли, платье отсырело, и я надел шубу.

Странный переход из одного климата в другой! В Крыму в половине июня надеть шубу! И тогда как в семи верстах от нас внизу был несносный жар» *.

-----------------------------------------

* Путешествие по всему Крыму и Бессарабии в 1799 г. Павлом Сумароковым. 1800, стр. 102.

* * *


Крымский заповедник организован в целях охраны лесов, восстановления обогащения и изучения флоры и фауны горной части Крыма.
(фото)

Домик, где живут наблюдатели кордона Грушевая поляна
Для охраны заповедника территория его ограждена кольцом охранных кордонов. При выборе места для них руководствовались следующими обстоятельствами: необходимостью тщательно охранять участки, наиболее «интересные» для браконьеров, а также проезжие дороги, по которым обычно проходят группы туристов и лесорубы. В настоящее время в заповеднике 22 кордона. В них размещаются наблюдатели. Каждый из них имеет свой участок — обход, за который он несет строгую ответственность; охраняет лес от пожаров, браконьеров, насекомых-вредителей, ухаживает за животными: закладывает соль в солонцы, а зимой сено в кормушки. Кроме того, наблюдатели принимают участие в научно-исследовательской работе — кольцуют птиц, отмечают те или иные изменения в природе: таяние снегов, распускание листьев и цветов у растений; узнают, когда олени сбрасывают рога, когда птицы кладут яйца, когда улетают на зиму... Свои 8 наблюдения, а также подробные записи о встречах с теми или иными животными наблюдатели ежедневно заносят в дневник. Проверку правильности сведений производят научные сотрудники.

Наблюдатели — большие энтузиасты своего дела. До сих пор среди них живет память об одном из старейших и опытнейших сотрудников заповедника, отличном стрелке и следопыте, страстном любителе природы Данииле Фомиче Седуне. Родом из Белоруссии, он приехал в Крым в 1913 году из Беловежской Пущи в качестве егеря для ухода за зубрами. Как только был организован Крымский государственный заповедник, он стал работать в нем наблюдателем.

В первые годы революции браконьерство в заповеднике достигало огромных размеров. Седун вел с ним отчаянную борьбу. Браконьеры знали его неподкупную честность, ненавидели его. Как-то, обходя лес, Седун услышал выстрелы и побежал на них. Браконьеры преследовали оленя. Они требовали, чтобы Седун оставил их в покое, грозились убить его. Но он не отступил. Седун погиб, исполняя свой долг.

На могиле его, в Центральной котловине, среди огромных елей — любимых им северных деревьев — воздвигнут каменный памятник-обелиск.


ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОТЛОВИНА

ОСНОВНУЮ часть Крымского заповедника, в самом центре главной гряды гор, составляет так называемая Центральная котловина. Это один из самых живописных и оригинальных уголков не только заповедника, но и всей Крымской области.

Центральная котловина, расположенная не так далеко от Южного берега (18 км), представляет резкий контраст с его мягкими, ласкающими взор очертаниями. Она поражает своим грозным величием, грандиозностью открывающихся панорам, суровой, девственной природой. Здесь высокие скалы, головокружительные отвесные обрывы, огромные камни, нависшие над пропастями, готовые вот-вот обрушиться.

Мрачное впечатление котловина производит в ненастный пасмурный день, когда ее глубокие ущелья зияют чернотой, кажутся бездонными, недоступными для человека.

Фантастична она ночью, в призрачном свете луны, с гигантскими черными тенями, падающими от скал и вековых деревьев...

Но в ясный летний день все горы и даже самые глубокие овраги и ущелья, пронизанные лучами яркого южного солнца, полны своеобразной, крымской, прелести и очарования.

Изумительный вид на Центральную котловину открывается (в ясный день) с утеса «Семь сосен». Туда можно пройти по шоссе (пять) или подняться сокращенным путем — тропкой (два с половиной километра), затем свернуть влево и заросшей, но хорошо различимой дорожкой выйти на край выдающегося утеса, где растет группа сосен.

Путь этот утомительный, но все трудности искупаются той радостью, которая охватывает каждого взобравшегося на эту кручу.

Стоя на утесе «Семь сосен», как бы заглядываешь внутрь Центральной котловины.


(фото)

Вид па Большую поляну и гору Черную
Далеко-далеко, на самом дне ее крошечной коробочкой выглядит одинокий беленький домик кордона. Но чтобы попасть на то место, где раньше был монастырь, а потом управление заповедника, надо спуститься еще ниже. Там, где фонтаном бьет из земли ручей Савлых-Су (Здоровая вода), до сих пор уцелела старинная часовня.

Рядом, через дорогу и невысокий хребет, где сохранились развалины (после «хозяйничанья» фашистов) бывшего охотничьего домика и лаборатории заповедника, расположена другая, еще более глубокая балка, из которой доносится глухой шум падения воды. Не знающему местность человеку долго придется идти вдоль края обрыва, пока он заметит узкую извивающуюся тропинку, ведущую вниз.

На дне балки по мшистому, атласно-зеленому ложу, в тени огромных деревьев, стремительно протекает горный ручей Альма, он берет начало в предгорьях Бабуган-яйлы, поэтому его называют и Бабуганкой. Воды его днем принимают нежно-голубой оттенок, к вечеру, когда солнце совсем уходит из ущелья, они кажутся синими. Тонкие быстрые каскадики ручья шумно сливаются в одну полноводную струю. Бурля и пенясь, этот миниатюрный водопад низвергается по огромным, обросшим зеленым мхом каменным глыбам вниз.

Бабуганка впадает в ручей Сары-Су (Желтая вода), который медленно протекает по желтовато-белым окатанным галькам, необычайно чист и прозрачен, большую часть дня золотится в ярких лучах солнца. Приняв в себя новые запасы воды, Сары-Су превращается в быструю реку. Далее на поляне Базарчик, в километре от Центральной котловины, она сливается с водами Савлых-Су. Образуется широкая многоводная (до полутора метров глубины) река Альма, которая шумно несет свои воды по каменистому руслу, прорезая кольцо гор, замыкающих Центральную котловину, пересекает территорию заповедника в северо-западном направлении.


(фото)

Обрывы самой высокой горы Крыма Роман-Кош
В этом урочище необыкновенное обилие речек и ручьев. Куда ни пойдешь, всюду со всех сторон слышны то шум горной речки, то журчание ручейка или тихая песенка бьющего из земли родничка. Высокие горы сомкнулись вокруг котловины, высота которой над уровнем моря 700 м. С юго-востока неприступной стеной подходит плоскогорье Бабуган-яйла, всё в скалистых утесах и ущельях, с высочайшей вершиной Крыма Роман-Кош (1545 м). С северной стороны, на значительном расстоянии от Бабугана, из глубины лесов поднимается величавый шатер Чатыр-Дага, с вершиной Эклизи-Бурун (1525 м). На западе тянется полосатая от темно-зеленых лент леса среди светло-серых известняков гора Черная (1311 м), на юго-западе Большая Чучель (1387 м) и рядом с ней Малая Чучель (1288 м).

В Центральной котловине своеобразный микроклимат. Летом там частые ливни, зимой — высокие сугробы снега, прерывающие сообщение с Алуштой. Общее количество годовых осадков в котловине доходит до 814 мм. Бывает до 70 дождливых дней в году. Средняя годовая температура воздуха 9°.

Достопримечательности нынешней заповедной территории описаны первыми путешественниками по Крыму — К. И. Габлицем (в первом русском труде о Крыме, вышедшем в год присоединения его к Российскому государству— 1783 г.), П. И. Сумароковым (1800 г.), И. М. Муравьевым-Апостолом (1823 г.).

Известный русский ученый и путешественник академик П. С. Паллас в 1793 и 1794 гг. совершил поездку по Крыму, в результате которой появились первые обстоятельные труды по этому краю: «Краткое физическое и топографическое описание Таврической области...» (1795 г.) и «Путешествие по Крыму академика Палласа в 1793 и 1794 гг.» (1881 г.).

Своей полнотой и научной обоснованностью они вызвали заслуженное одобрение современников, не потеряли значения и до нашего времени.

Среди многочисленных описаний «знатнейших» гор, рек, водопадов и видов Крыма у Палласа не раз встречаются красочные картины природы нынешнего заповедника и Центральной котловины.

Особое внимание писатели уделяют источнику Савлых-Су, который сыграл немалую роль в истории Центральной котловины. Его чистая, как кристалл, холодная, как лед, «вкусная» вода еще в ту далекую эпоху, когда в Крыму жили греки, считалась целебной. Потом, после ухода греков, источник получил такую же славу у татар, а затем и у русского населения.

В 1856 г. был построен Козьма-Дамиановский монастырь с часовней на месте выхода ключа на земную поверхность.

На десятки километров вокруг не было человеческого жилья. Всюду лежали непроходимые девственные леса, в которых еще не ступала нога человека. Дикость и неприступность местности в течение долгих веков охраняли населявших ее оленей и косуль от выстрелов охотников.

И когда в половине XIX в. стали искать в Крымских лесах место для царской охоты, выбор остановился на окрестностях Центральной котловины, изобиловавшей дичью и вдобавок отличавшейся красивым местоположением. В 1870 г. неподалеку от монастыря строится царский охотничий домик, в 1913 г. прокладывается сюда из Ливадийского царского дворца живописнейшее в Крыму шоссе. Завозятся из Беловежской Пущи редкие животные — зубры и муфлоны. Для охраны их и ухода за ними приезжают из Пущи опытные егеря.

В таком состоянии находилась Центральная котловина и ее окрестности до Великой Октябрьской социалистической революции.
СТРАНИЦЫ КАМЕННОЙ КНИГИ

КРЫМСКИЕ горы образуют три параллельные гряды, слабо выпуклыми дугами протянувшиеся с северо-востока на юго-запад, разделенные двумя продольными, не всегда резко очерченными долинами.

Со степной областью Крыма граничит северная, самая низкая горная гряда (от 140 м до 320 м над уровнем моря). Это так называемая третья гряда, сложенная из желтоватых известняков третичного периода.

Вторая гряда — из известняков мелового периода (являющихся великолепным строительным камнем) — более высокая (от 400 м до 540 м над уровнем моря). На ее склонах раскинулись города Симферополь и Бахчисарай.

Первая — самая южная и самая высокая — главная гряда Крымских гор с высшей точкой Крыма Ромаш-Кош начинается близ города-героя Севастополя, у мыса Фиолент она образует утесы над самым морем, затем постепенно отступает от пего. У Судака горы главной гряды снова приближаются к морю, у Феодосии они оканчиваются. Узкая полоса склонов главного хребта, опускающихся к Черному морю, носит название Южного берега Крыма.

Плоская вершина главной гряды издавна называется «яйла», в переводе с татарского означает «пастбище»: в прежние времена ее использовали для выпаса скота.

Академик Паллас, сообщая о горных породах Крыма, удачно сравнивал их слой со страницами книг, которые объясняют происхождение этих пород и свидетельствуют о далеком геологическом прошлом этого края.

Крымские горы, сложенные из разнообразных горных пород, образовавшихся в различные геологические эпохи, не всегда имели такой вид, как в настоящее время. Вследствие движения земной коры перемещались моря, и нередко дно их превращалось в сушу, которая потом претерпевала различные сложные изменения: смещения, сдвиги, изгибы тех или иных пород, поднятия их выше уровня моря.

На территории Крымского заповедника залегают горные породы, относящиеся к юрскому периоду.

Подстилающими толщами, как бы основанием гор, являются глинистые сланцы. Эти древние породы, отложившиеся на дне глубоководного моря в конце триасового и начале юрского периодов, получили в современной геологии название таврической толщи. Некогда они располагались правильными горизонтальными слоями на дне юрского моря. Но под влиянием колебательных движений земной коры были подняты, скручены, изогнуты в причудливые и сложные складки.

Обнажения сланцев можно наблюдать по всей территории заповедника. Это так называемые шиферные склоны гор. Особенно мощные обнажения этих пород встречаются на Бабуган-яйле (со стороны Алушты) — на высоте около 1073 м. На еще большей высоте — около 1250 м — обнажаются глинистые сланцы при переходе от Бабугана на Никитскую яйлу.

Из бурых и черных тонких плиток сланцев (шиферы) местные жители сооружают заборы и сараи. Как кровельный материал плитки не годятся по своим малым размерам.

Среди толщ глинистых сланцев встречаются пласты каменного угля. Известны Бешуйские угольные копи (на территории заповедника шахта Крымская), некоторое время разрабатывавшиеся, ныне оставленные из-за невысокого качества их угля.

На глинистых сланцах залегают осадочные породы — песчаники и конгломераты (галька, окатанные обломки различных горных пород, сцементированные глиной и известью).

Серовато-зеленые и бурые песчаники в заповеднике можно увидеть в верховьях Качи, Писары, Донги и других рек. Конгломераты обнажены в различных местах заповедника (гора Голый Шпиль, хребет Кыз-Лур). Особенно же интересный образец этой породы представляет собой живописная гора Демерджи с ее выветрившимися столбами (гора находится вне заповедника, близ Алушты).

(фото)

Хребет Агыз-Хыр, или Конек, высящийся между Бабуган-яйлой и Чатыр-Дагом
Верхние горизонты гор первой гряды составлены известняками мощностью до 1000 м верхнеюрского периода. Это древние морские осадки органического происхождения, плотные, имеющие небольшую примесь песка, глины, железа, марганца, что создает различные цвета — серые, желтоватые, розоватые.

Светло-серые известняки придают полосатость северным склонам Чатыр-Дага и горе Черной. Особенно оригинальный вид имеют высокие вертикальные стены известняка (уцелевшие бока разрушившихся древних воронок) на Бабуган-яйле и кое-где на Никитской яйле.

Недалеко от Ялты, вне заповедника, разрабатываются мраморовидные кристаллические известняки. Они хорошо поддаются полировке, и из них изготовляют облицовочные плиты и камнерезные художественные изделия — письменные приборы, статуэтки и прочее.

На многих обнаженных утесах в заповеднике можно наблюдать выходы на земную Поверхность пород, слагающих горы. Но особенно ярко выражены они на западных склонах Чатыр-Дага. Вся ее громада покоится на темном фундаменте глинистых сланцев. Выше — прослойка красных конгломератов. А сверху, словно гигантская белая шапка, их покрывают известняки.

(фото)

Выходы известняков на Бабуган-яйле
Говоря о тектонических процессах, изменяющих внешний вид и строение гор Крыма, нельзя не упомянуть о теории, выдвинутой некоторыми геологами. В далекую древнюю эпоху Таврические горы являлись продолжением гор Балканского полуострова. В последующее время они отделились от Балкан морским проливом и некоторое время были соединены с Кавказом и Малой Азией. В то время Крым тесно примыкал к Черноморским степям. Затем значительная часть этого материка вследствие тектонических процессов погрузилась в море, и от него остался только нынешний небольшой Крымский полуостров.

В Крыму сохранились растения и животные средиземноморской флоры и фауны. Таковы многие растения Южного берега Крыма, а также крымская сосна, древовидный можжевельник — на территории Крымского заповедника. Из животных Крыма олень, косуля, а также крымская ящерица более близки к западноевропейским видам, чем к кавказским.

Интересно, что ископаемые фауны тех систем, к которым принадлежат осадочные отложения Крыма, имеют значительно большее сходство с ископаемыми фаунами отдаленного побережья Средиземного моря, чем центральной части нашей страны. Значит, древние моря (третичного, мелового, юрского периода), в которых последовательно откладывались те или иные осадки, составляющие ныне осадочные горные породы Крыма, некогда находились в непосредственной связи с водами Средиземного моря того времени и были разобщены с морскими бассейнами центральной части СССР.

Всеми этими фактами ученые и подтверждают теорию единого целого Крыма и Балкан в далекую доисторическую эпоху.

«...Начиная с Юры (юрский геологический период) и кончая нашей эпохой, медленно колышется поверхность современного Крыма. Медленно формировались его современные очертания и современная гряда Крымских гор, пока окончательно не порвался свод ее горных цепей и волны Черного моря не погребли под собой всю южную часть Таврических складок...» *

-------------------------------------

* А. Е. Ферсман. Химическая жизнь Крыма в ее прошлом и настоящем. «Записки Крымского общества естествоиспытателей и любителей природы». 1914 г., Петроград, т. IV, стр. 10.
(фото)

Плато Бабуган-яйла, усыпанное обломками камней, изобилует скалами и воронками
СВОЕНРАВНЫЕ РЕКИ КРЫМА
ЯЙЛА Крымских гор, сложенная из рыхлых известняков,— типичное карстовое плато. Едва ли другая какая-нибудь местность представляет такую благодатную почву для ознакомления с карстовыми явлениями, как крымская Яйла. Поверхность Яйлы усыпана обломками камней — только местами покрыта травянистой растительностью. Она испещрена множеством остроконечных, причудливой формы скал, глубокими трещинами, пещерами, чашеобразными углублениями — каррами, ямами, воронками, провалами. Некоторые из них так глубоки, что в них сохраняется снег в течение почти всего лета. До Октябрьской революции, когда чувствовался острый недостаток в воде на курортах, местные жители с большими трудностями доставали снег из воронок и трещин на Яйле и вывозили его на Южный берег.

Воды от дождей и таяния снегов просачиваются сквозь рыхлые известняки, составляющие поверхностный слой гор, а также подстилающие их конгломераты и песчаники. Наталкиваясь на водонепроницаемые породы глинистых сланцев, воды образуют подземные ручьи, которые движутся по уклону водоупорной горной породы, пока не найдут выход на поверхность.

В горах, расположенных в пределах заповедника, берут начало многие реки.

У подножия Чатыр-Дага начинается река Тавельчук и мелкие ручьи, которые образуют самую длинную (около 230 км) реку Крыма Салгир. В долине Салгира раскинулся город Симферополь.

Река Альма самая длинная и многоводная в заповеднике. На своем протяжении (86 км) она принимает ряд более или менее крупных притоков — Мавля, Коса, Аспорт, Черная, Сухая Альма, или Яполах, и другие. Альма с притоками питает долины северного склона гор (по направлению к Симферополю).

Река Кача (длина 69 км) стекает с северных склонов Бабуган-яйлы несколько восточнее Альмы. За истоки ее принято считать слияние рек Биюк-Узень и Писары, притоки ее Донга и Марта. Кача орошает Бахчисарайский район. Долины Альмы и Качи в нижнем их течении издавна славятся фруктовыми садами. Даже поселки носят такие названия, как Плодовое (на Альме), Вишневое (на Каче) и др.

Из рек, текущих к югу, интерес представляют: Авинда, Дерекойка и Гува. Первая из них снабжает водой Гурзуф, две вторые — Ялту.

Особенно оригинальна река Улу-Узень, образующаяся из ручьев Узень-Баш и Софу-Узень. Узень-Баш начинается1 на северо-восточных склонах Бабугана целой системой горных оврагов с выходами грунтовых вод. Ручьи, сливаясь вместе у глубокого ущелья Яман-Дере, попадают на обнаженные сланцы. По восьми террасам воды их живописно низвергаются вниз. Через некоторое расстояние опять водопад — еще более эффектный и грандиозный: сверкающие пенящиеся каскады воды, вздымая тучи брызг, с шумом падают с 12-метровой высоты. Водопад этот был впервые описан известным гидрологом Н. А. Головкинским, поэтому и получил его имя.

Выйдя из ущелья Яман-Дере, Узень-Баш вскоре сливается с ручьем Софу-Узень, берущим начало на южных склонах Чатыр-Дага. Слияние этих двух ручьев и образует реку Улу-Узень, украшающую город Алушту.

(фото)


Водопад Головкинского — эффектный и полноводный в весеннее время

Все реки Крыма совсем не такие, как в центральных областях нашего Союза. Это собственно лишь горные ручьи, пересыхающие летом и за несколько часов наполняющиеся водой от дождей и таяния снегов. Все они «быстрый поток зимой, едва ручей летом», по меткому выражению писателя Н. М. Муравьева-Апостола.

Крым беден водой, даже такие небольшие своеобразные реки играют большую роль в народном хозяйстве. Они не всегда выполняют свое прямое назначение. Воды бурных весенних и летних потоков, лишь немного смочив землю, скатываются в море. Реки опять надолго мелеют, и опять появляется недостаток в воде.

О пользе таких временно бурных потоков говорить не приходится. Они причиняют только вред: сносят частицы плодородной поверхностной почвы, размывают овраги, заносят щебнем и мусором культурные земли, превращают их в пустыри.

Пример такого страшного опустошения приводит академик Паллас. Он сообщает, что Салгир река мелководная. По ней можно переходить вброд, не снимая сапог: ложе ее широко и каменисто. Но когда в горах тает снег или идут проливные дожди, то эта речка на несколько дней становится такой полноводной, так раздувается, что переполняет свое ложе и катит воды так яростно и быстро, как самый сильный горный поток; часто уносит людей и скот, опрокидывает повозки и экипажи. В это время переправляться через нее очень опасно.

Об огромном ущербе и даже бедствиях, которые приносят внезапно наполняющиеся водой крымские реки, сообщают многие писатели и лесоводы Крыма дореволюционного времени: то Альма самым коварным образом унесла целую партию солдат, которые сочли ее сухие камни за безопаснейшее место ночлега, то внезапно застигнутые ее стремительными потоками погибали дети, едва спасались взрослые, то разгулявшийся Салгир сносил каменный мост на почтовой дороге, затоплял почтовую станцию, и ямщики, плавая по двору, спасали лошадей...

Подобный же случай из своего детства описывает академик Д. И. Щербаков: «...Дождь крепчал, а волны облаков делались все гуще... проселочная дорога превратилась в настоящую реку. Шоколадный поток стремительно несся по ней вниз, достигая почти до колен. Мы уже не шли, а бежали по воде, опасаясь за жизнь. Положение становилось угрожающим... плетень, сдерживавший мощный напор воды, на наших глазах стал ложиться, слоено подрезанный снизу, и валы светло-коричневой воды хлынули на сады, сметая на своем пути огороды и фруктовые деревья.

Это была страшная картина. Буквально в течение нескольких минут разбушевавшаяся стихия уничтожила результаты многолетних трудов человека» *.

--------------------------------------

* Д. И. Щербаков. По Крыму, Кавказу и Средней Азии (путевые очерки), М. 1952, стр.19.

И в настоящее время наблюдаются эти гибельные грязевые потоки, так называемые сели, внезапно низвергающиеся с гор на Южный берег.

Особенно бурный селевой поток, пронесшийся в 1949 г. по территории санатория «Ялтинский Кастрополь», покрыл ее своим наносом грязи и щебня мощностью до полутора метров. В 1955 году большой ущерб нанес он жителям долины рек Альмы и Качи.

Наводнения и селевые потоки возникают после сильных ливней, а также обильного притока воды в реки весной и осенью.

Немало бедствий приносят Крыму и оползни, которые образуются также на месте выхода грунтовых вод на склонах гор. Породы, лежащие на глинах, скользких от обилия воды, медленно сползают вниз, нередко увлекая с собой дома, сады, усадьбы и виноградники.

До Октябрьской революции все эти бедствия вызывали переполох и горе среди населения. Люди, безропотно покоряясь судьбе, начинали восстанавливать погибшее.

Но ничего не предпринималось для того, чтобы предотвратить грозящую опасность. Государство не интересовалось этими вопросами, а для частных владельцев, даже для богачей, мелиорация всей Яйлы была неосуществима и по технике выполнения и по огромным денежным суммам, которые надо было на это затратить. Только очень богатые люди устраивали небольшие примитивные водохранилища.

К изменению и улучшению водного режима Крыма и мелиорации Яйлы приступили лишь после Великой Октябрьской социалистической революции. Производится лесонасаждение на яйле и шиферных склонах гор, проводятся сложные горномелиоративные и гидрологические работы. Лишь в советское время началось систематическое и тщательное геологическое и гидрологическое изучение всех этих явлений. Обмеряются сотни рек и ручьев, проводятся сложные горномелиоративные работы, обследование оползней и др. При возведении построек и прокладке шоссе, садов и бахчей тщательно исследуется местность. Если грозит опасность появления оползней, шоссе и постройки переносятся в другое место, прекращается посадка поливных культур.

Производится укрепление местностей, подверженных оползням, путем задернования их удачно подобранными растениями, путем отвода вод (подземных и поверхностных). Широко применяется каптаж — заключение подземных вод в трубы, что преследует две цели: прекращение просачивания воды в почву и собирание воды для искусственного орошения.

Только в советское время началось строительство водопроводов для снабжения курортов, городов и поселков питьевой водой и водоемов, имеющих огромное значение для поливных культур.

В верховьях рек и балок устраиваются запруды, которые регулируют сток воды, задерживают ливневые и талые воды.

Почти в каждом крымском колхозе и совхозе имеются искусственные водохранилища для накопления весенних вод и использования их в засушливое время.

Территории Крымского заповедника также коснулись эти важные мероприятия. Расширено искусственное Горное озеро для полива насаждений Никитского ботанического сада. От водопада Головкинского проведен водопровод в Алушту, которая теперь, несмотря на больший приток курортников, всегда имеет в изобилии воду для питья и для полива садов, виноградников, бахчей.

Одним из крупнейших водохранилищ Крыма является так называемое Симферопольское море. Река Салгир впадает в Сиваш, но это наблюдалось только в весеннее время, а летом, как правило, нижняя часть течения Салгира всегда пересыхала. В реке не хватало воды даже для Симферополя, не говоря уже о степных бахчах и садах.

Давно пытались местные жители обуздать эту своенравную, не в меру буйную весной и слишком тихую летом реку. Но для устройства большой плотины у частных владельцев не хватало предприимчивости, да и средств.

И только в наши дни, в 1951—1955 гг., при помощи высокоразвитой современной техники была создана мощная плотина (высота ее 40 м, длина 554 м), возведенная между двумя высокими берегами Салгира. К юго-востоку от города (в трех километрах от него) разлилось огромное озеро — Симферопольское море. Площадь его 10,5 кв. км. Оно задерживает мчащиеся воды Салгира, собирает их по 36 млн. куб. м, распределяет для снабжения Симферополя водой и полива садов и бахчей. Озеро-море необычайно красиво, на озелененных берегах его расположены пляж, водная станция, пионерские лагеря, дома отдыха.
* * *
Говоря о реках заповедника, интересно ознакомиться с их рыбьим населением. Рыбы пресных вод Крыма промышленного значения не имеют, поэтому изучению их прежде уделялось мало внимания.

Крымский заповедник не отличается богатством своей ихтиофауны. Это обусловливается водным режимом крымских рек. Многоводные и глубокие весной, к середине лета они мелеют, в некоторых участках совсем пересыхают. По течению образуются небольшие изолированные водоемы, часто совсем неглубокие, с застоявшейся теплой водой, где рыба в конце концов задыхается, если до этого ее не истребят хищные звери и птицы.

Так постепенно происходит обеднение крымских рек. Как свидетельствуют древние остатки, обнаруженные при археологических раскопках, ассортимент и количество рыб в крымских реках были значительно богаче. Так, в эпоху неолита здесь водились судак, лосось и другие крупные рыбы.

В настоящее время в горных реках и ручьях Крыма и заповедника имеются форель, усач, голавль, пескарь, быстрянка. Они любят холодную, чистую и быструю воду, каменистое и песчаное дно. Плавают на освещенных участках реки, нередко держатся близ поверхности. Но в случае опасности скрываются в глубоких колдобинах, ямах, промытых водой в каменистом дне или в корнях прибрежных деревьев. Все это рыбы некрупных размеров: 30 см длины считается уже редкостью.

Обращает на себя внимание ручьевая форель, принадлежащая к семейству лососевых. По мнению известного ученого Л. С. Берга, морские виды лососевых, кумжа и другие, попав в реки и не имея возможности вернуться в море, остаются в пресной воде и превращаются в форель, которая никогда не достигает такой величины, как кумжа, и живет и размножается в ручьях.

Форели особенно много водится в Альме. Эта рыба очень изящна и красива. Она зеленовато-бурой окраски, украшена черными, иногда оранжевыми пятнышками, поэтому ее называют пеструшкой. Во рту имеется два ряда зубов. Питается только животной пищей. Форель очень быстрая, стрелой прорезает хрустальные воды рек, иногда в погоне за добычей выскакивает из воды.

Немного уступают ей в быстроте стройные, увертливые голавли. В летний день, когда дно неглубокой речки ярко освещено, можно наблюдать как спокойно прогуливаются они на мелких местах, отливая на солнце радужно-зеленой крупной чешуей своих спинок и оранжево-красными грудными и брюшными плавниками. Время от времени они заглатывают каких-то мелких насекомых.

Рядом добывают себе пищу толстые, неповоротливые на вид, но тоже быстрые усачи. У них две пары усиков. Одна пара — коротких — в конце рыла, вторая пара в углах рта. Бока и спинной плавник в бурых пятнышках. Незнакомые с крымскими рыбами посетители заповедника нередко из-за этих пятнышек принимают усачей за форель. Своими тупыми «мордочками» с хрящеватым носом усачи с забавной деловитостью, не спеша раздвигают мелкую гальку, отыскивая себе корм — червей, ракушки, растения.

В речках заповедника водится и совсем мелкая рыбешка — пескарь и быстрянка, чрезвычайно быстрая, юркая и суетливая. В противоположность более крупным рыбам, которые сразу уплывают, завидев тень на воде, эти, наоборот, спешат к ней. На брошенный корм — крошки хлеба — речка словно закипает: вдруг откуда-то появляются целые стайки этих рыбок, с жадностью выхватывающих корм друг у друга.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница