Глубина очагов землетрясений в области центрального байкала по данным локальной системы наблюдений



Скачать 200.63 Kb.
Дата04.05.2016
Размер200.63 Kb.

На правах рукописи




ТУБАНОВ Цырен Алексеевич



ГЛУБИНА ОЧАГОВ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ В ОБЛАСТИ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАЙКАЛА ПО ДАННЫМ ЛОКАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ НАБЛЮДЕНИЙ

Специальность 25.00.10 – геофизика, геофизические методы

поисков полезных ископаемых.

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата геолого-минералогических наук


Иркутск  2009

Работа выполнена в Геологическом институте СО РАН

Научный руководитель: доктор геолого-минералогических наук,

Суворов Владимир Дмитриевич



Официальные оппоненты: доктор геолого-минералогических наук,

Имаев Валерий Сулейманович

доктор физико-математических наук,

Иванов Федор Илларионович



Ведущая организация: Институт геологии алмазов и

благородных металлов СО РАН (г. Якутск)


Защита состоится 7 октября 2009 г. в 9 часов на заседании

Диссертационного совета при Институте земной коры СО РАН,

по адресу: 664033, Россия, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 128
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

Иркутского научного центра СО РАН в здании ИЗК СО РАН.


Отзывы на автореферат в 2-х экземплярах, заверенные печатью

учреждения просим направлять по указанному выше адресу

ученому секретарю Диссертационного совета

к.г.-м.н. Юрию Витальевичу Меньшагину, e-mail: men@crust.irk.ru

Автореферат разослан _____________2009 г.
Ученый секретарь Диссертационного совета,

кандидат геолого-минералогических наук Меньшагин Ю.В.



Объект исследования – земная кора и её сейсмоактивные структуры в центральной части Байкальского рифта, на предмет рас­пределения очагов землетрясений в объёме земной коры.

Актуальность темы

Детальные исследования пространственно-временного распреде­ления сейсмичности в Байкальской рифтовой зоне (БРЗ) сдержива­ются, главным образом, недостаточной плотностью сети сейсмологи­ческих станций. В связи с развитием Южно-Байкальского геодинами­ческого полигона, в районе Центрального Байкала разворачивается Селенгинская локальная сеть. Это обстоятельство позволяет расши­рить энергетический диапазон регистрируемых землетрясений, уве­личить представительность (в сторону меньших энергетических клас­сов) определений механизмов землетрясений и оценок глубины оча­гов.

Характер распределения очагов землетрясений в земной коре БРЗ и соотношение его с глубинным строением земной коры остается до сих пор дискуссионным. С одной стороны понятно, что исследование этого вопроса сдерживается недостаточной плотностью сейсмических станций и возможностью использования данных ГСЗ, с другой – ос­таются неясными методические вопросы. Главным здесь является учет влияния неоднородностей в земной коре, распределенных как по вертикали, так и горизонтали. Надежность локализации очагов земле­трясений в значительной степени зависит от геометрии наблюдатель­ной сети и аномальных особенностей среды. Это определяет необхо­димость изучения возможностей существующей сети станций и влия­ния неоднородностей земной коры на точность определения коорди­нат очага. Очевидно, что необходимо тестирование используемых программ локации с учетом особенностей геологического строения исследуемой области.

Цель работы – изучить особенности локализации очагов землетрясений в земной коре по данным сети сейсмологических станций, расположенных в центральной части Байкальской рифтовой зоны.

Задачи исследования, поставленные для достижения цели работы:


  1. Провести анализ экспериментальных данных и численное моделирование влияния скоростных неоднородностей на оценку координат гипоцентра землетрясения для Селенгинской локальной сети станций.

  2. Установить факторы, влияющие на точность оценки глубины очага, при использовании типовых программ локализации гипоцентра землетрясения (на основе технологии минимизации невязок).

  3. Оценить возможные ошибки определения глубины очага в зависимости от параметров априорной вертикально-неоднородной скоростной модели земной коры.

  4. Дополнить существующие оценки по распределению глубины байкальских землетрясений данными Селенгинской локальной сети станций.

Фактический материал и методика исследования

Использованы данные о временах пробега сейсмических волн станций Байкальского и Бурятского филиалов ГС СО РАН, расположенных в центральной части Байкальской рифтовой зоны. Обработка экспериментальных данных произведена с использованием разработанной автором базы данных, включающей 19 928 цифровых сейсмограмм.



В качестве скоростной модели использован разрез ГСЗ [Сун Юншен и др., 1996], который проходит через район исследований, модифицированный в сторону усредненной одномерной модели [Детальные…, 1993]. Для локализации очагов землетрясений использована программа Hypoellipse [Lahr, 1989], которая применена в предыдущих опубликованных работах по Байкальской рифтовой зоне. При численном моделировании годографы рассчитывались путем решения прямой кинематической задачи для двумерной модели среды лучевым методом по программе RAY84 PC (Thybo & J. Lauetgert, 1984).

Защищаемые положения и результаты:

  1. Предложен и использован при массовой обработке данных способ поиска и исключения станций с аномальными временами пробега, позволяющий существенно снизить влияние латеральных скоростных неоднородностей на оценку глубины очагов землетрясений.

  2. Численным моделированием и по экспериментальным данным Селенгинской локальной сети станций установлена зависимость оценки глубины очага от параметров априорной вертикально-неоднородной скоростной модели, проявляющаяся в смещении времени в очаге при малой величине невязок времен пробега сейсмических волн.

  3. Характер пространственного распределения очагов, полученный при априорной скоростной модели ГСЗ, свидетельствует о сложной внутренней структуре сейсмоактивного интервала земной коры при характерной кластеризации гипоцентров в протяженные зоны, слабо наклонные в северо-восточном направлении и более круто – под юго-восточный борт Байкальского рифта.

Научная новизна и личный вклад автора

  • Для локальной Селенгинской сети сейсмологических станций численным моделированием изучено влияние латеральных скоростных неоднородностей на оценку глубины очагов землетрясений и показано, что предложенным способом поиска и исключения аномальных времен пробега волн можно существенно повысить точность оценки глубины очага землетрясений.

  • Использована скоростная модель земной коры по данным ГСЗ и численным моделированием для существующей локальной сети станций показана зависимость оценки глубины очагов землетрясений от параметров априорной скоростной модели земной коры.

  • Впервые, для центральной части Байкальского рифта получены детальные сведения, свидетельствующие о сложной внутренней структуре сейсмоактивного слоя. Распределение глубины очагов имеет, в общем, более компактный характер по сравнению с предшествующими данными по Байкальскому рифту.

Практическая значимость работы

  1. Предложенный способ поиска и исключения аномальных станций реализован в виде комплекса программ и может использоваться при обработке сейсмологических данных сетей разного уровня в других сейсмически активных регионах.

  2. Разработанная система сбора и обработки сейсмологической информации используется в Бурятском филиале ГС СО РАН. Модульная структура, применение распространенных пакетов программ, интегрированных в базу данных – делает систему достаточно привлекательной для использования другими потребителями.

  3. База данных за 2001–2005 г.г. включает почти 20 тысяч обработанных (времена вступлений и амплитуды) цифровых сейсмограмм землетрясений и взрывов которые могут использоваться для решения широкого спектра прикладных и научных задач.

Апробация работы. Основные результаты исследований по теме диссертации докладывались и обсуждались: на конференции «Проблемы региональной геофизики» (Новосибирск, 2001), на международной конференции по математическим методам в геофизике "ММГ–2003 (Новосибирск, 2003), на международном совещании по процессам в зонах субдукции (Петропавловск-Камчатский, 2004), на V и VI Российско-Монгольской конференции по астрономии и геофизике (Исток, 2005; Улан-Удэ, 2006), на всероссийском совещании «Современная геодинамика и сейсмичность Центральной Азии» (Иркутск, 2005), на 2-м Международном симпозиуме «Активный геофизический мониторинг литосферы Земли» (Новосибирск, 2005), на Второй международной сейсмологической школе «Современные методы обработки и интерпретации сейсмологических данных» (Пермь, 2007), на всероссийском совещании «Проблемы современной сейсмологии и геодинамики Центральной и Восточной Азии» (Иркутск, 2007).

По теме диссертации опубликовано 15 работ в соавторстве, из которых 4 статьи в рецензируемых журналах по Перечню ВАК, 11 – материалы российских и международных конференций, симпозиумов, совещаний.



Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав и заключения. Объем работы составляет 131 страницу и включает 52 рисунка. Список литературы включает 138 наименований отечественных и зарубежных публикаций.

Благодарности. За руководство в проведении исследовательской работы, всестороннюю поддержку и постоянное внимание автор выражает глубокую благодарность научному руководителю д.г.-м.н. В. Д. Суворову. Автор благодарит руководителя Лаборатории методов сейсмопрогноза ГИН СО РАН д.г.-м.н. Г. И. Татькова и д.г.-м.н. Мельникову В.И. за полезные советы и обсуждение различных вопросов, возникших в процессе работы. За поддержку, сотрудничество автор выражает благодарность коллективу Лаборатории методов сейсмопрогноза и Бурятского филиала ГС СО РАН. Особую признательность автор выражает Н.А. Урбан, Н.А. Гилевой и к.г.-м.н. Н.А. Радзиминович, без помощи которых в обработке данных и освоении программ работа была бы вряд ли осуществима.

Автор выражает признательность Байкальскому филиалу Геофизической службы СО РАН за возможность использования данных станций «Листвянка», «Тыpган», «Онгуpены».



СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении показана актуальность, сформулированы цель и основная задача исследования, защищаемые результаты, научная новизна и практическая значимость работы.



Первая глава представляет литературный обзор, где рассматривается геология, структура, глубинное строение и сейсмичность области Центрального Байкала. Наличие мощной толщи осадков Селенгинской депрессии, выраженная блоковая тектоника, высокая сейсмичность в узкой полосе (в сравнении с флангами рифта) вдоль восточного берега оз. Байкал – главные черты исследуемого района. Через область исследования, проходит профиль ГСЗ [Сун Юншен и др., 1996]. Район дельты р. Селенги и Среднего Байкала является наиболее сейсмоактивным в центральной части БРЗ. За последние 150 лет в этом районе произошло пять катастрофических землетрясений. При наиболее сильном – Цаганском (1862), образовался залив Провал [Сейсмогеология и детальное…, 1981]. Среднебайкальское землетрясение 29/08/1959 (М=6,8) является одним из сильнейших за инструментальный период регистрации с 50-х годов 20 века.

Рассмотрены работы, связанные с оценкой глубин очагов байкальских землетрясений. Ранее авторы оценивали приближенную глубину очагов (сейсмоактивного слоя) в интервале 3–20 км, при максимуме 10–15 км [Аниканова, Боpовик, 1981; Голенецкий, 1990]. C.В.Крылов [1980] наибольшее количество очагов связывал с интервалом 0–10 км, ограниченным снизу слоем с пониженной скоростью. По данным [Вертлиб, 1997] на северо-восточном фланге рифтовой зоны глубина очагов, полученных в модели однородной среды, распространялась от поверхности до глубин 30 км и более. При использовании слоистой скоростной модели в области Амутского роя землетрясений гипоцентры располагаются в низах коры и даже верхах мантии на глубине 32–46 км [Deverchere et al., 1991]. В работе [Deverchere et al., 2002], при локализации очагов землетрясений в модели однородной среды, также проявилась тенденция к заглублению очагов вплоть до нижней коры.

При использовании плотных сетей наблюдений, возникает ряд методических проблем связанных с тем, что когда очаги находятся в области эксперимента, скоростная структура в районе очага оказывает непосредственное влияние на определение его координат и времени возникновения землетрясения [Аки, Ричардс, 1983]. Использование трехмерных скоростных моделей для площадной расстановки сейсмостанций ограничивается сложной гетерогенной структурой земной коры и недостаточной (для локальных сетей) изученностью скоростного строения с использованием сейсмических методов. В работе [Spallarossa et al., 2001] на синтетических тестах показано, что в районах со сложной гетерогенной геологической структурой даже минимизированные модели со станционными поправками не дают значительного улучшения точности определения координат.

Во второй главе приведены данные о современной сети сейсмологических наблюдений в области Центрального Байкала, также представлены некоторые результаты мониторинга сейсмичности и выявлены проблемы в обработке данных локальной сейсмической сети.

Специально для целей средне и краткосрочного прогноза землетрясений с 1995 года Геологическим институтом СО РАН ведется поэтапное развитие локальной системы мониторинга напряженного состояния среды [Татьков, Тубанов, 2001]. Опыт работы, начиная со времени открытия сейсмостанции в Улан-Удэ в 1996 году, показал необходимость интеграции образованных пунктов наблюдений (8 сейсмостанций) в существующую региональную сеть станций Геофизической службы СО РАН. На сегодня, локальная сеть, состоящая из 12 постоянно действующих цифровых станций, структурно дополняет наблюдения региональной сети.

С 2001 по 2005 годы станциями локальной сети в районе Центрального Байкала зарегистрировано около 4500 событий (рис. 1), характеризующихся достаточно уверенным выделением вступлений продольных и поперечных волн. Преимущественно, это микроземлетрясения и слабые землетрясения. Установка на станциях локальной сети в 2002-2003 годах аппаратуры непрерывной регистрации позволила расширить представительный энергетический диапазон регистрируемых классов событий до 5.5 (по шкале Раутиан). За относительно небольшой период времени удалось получить детальную характеристику сейсмичности очаговых зон центральной части Байкальского рифта.



Рис. 1. Эпицентры землетрясений за период 2001–2005 годы по данным локальной сети станций. Во врезке вверху показана сеть сейсмостанций, внизу – шкала (К) энергетических классов землетрясений (по Раутиан)
При обработке экспериментальных данных выявились обстоятельства, которые указывают на необходимость тестирования локализации очагов по данным Селенгинской локальной сети. В частности, при значительной величине невязок на станциях сети не наблюдается положительной невязки времен на станции «Степной дворец» (Std), обусловленной мощным чехлом низкоскоростных осадочных отложений Селенгинской депрессии [Суворов, Тубанов, 2005].

В третьей главе рассматривается локализация очагов землетрясений области Центрального Байкала с использованием программы Hypoellipse [Lahr, 1989] по данным Селенгинской локальной сети. Основное внимание уделено влиянию используемой скоростной модели на оценку параметров очага землетрясения (широта, долгота, время в очаге, глубина, распределение невязок).

Численное моделирование показало, что в наиболее характерном случае (для экспериментальных данных), положительные задержки времен пробега на ближайшей к эпицентру станции Std приводят к уменьшению времени в очаге по сравнению с заданным, что приводит к заглублению очага, по мере увеличения контрастности аномалии до 70%. В то же время, координаты эпицентра землетрясения изменяются незначительно. Величина среднеквадратических невязок (rms) растет пропорционально отклонению времени в очаге и контрастностью аномалий. Важно, что невязки распределяются между всеми станциями и зависят от относительного их расположения. При этом определить аномальные станции по характеру изменения невязок с эпицентральным расстоянием не представляется возможным.

Показано, что основным критерием получения несмещенной оценки времени в очаге (и глубины очага) является нахождение набора станций, свободных от аномалий времен пробега, вызванных латеральными неоднородностями. В частном случае аномалий времен пробега на станциях Std и Zrh, аномальные данные не проявляются в характере распределения станционных невязок (рис. 2), при повышенной общей величине среднеквадратической невязки. Расчеты с разным набором станций (например, при последовательном исключении одной из них) или перебор различных их сочетаний позволяет выявить аномальную станцию по резкому уменьшению среднеквадратической невязки за счет исключения из расчетов «аномального» времени пробега сейсмических волн (см. рис. 2). Такой способ позволяет исследовать характер распределения невязок в зависимости от относительного расположения станций и аномалий. Так в случае, когда аномальные данные исключены из расчетного набора, гипоцентр определяется точно и невязки на исключенных из расчетов станциях по величине становятся равными модельным задержкам. В способе исключения из расчетов аномальных станций нет принципиальной новизны, поскольку ранее, при простейших ручных способах определения эпицентра землетрясения, исключение влияния горизонтальных скоростных неоднородностей на локализацию очага производилось по характеру распределения многоугольника невязок. На современном этапе важно включить этот способ в существующую технологию обработки, а данные аномальных станций использовать для локализации скоростных неоднородностей.



Рис. 2. Графики невязок времен пробега для различных групп станций. Невязки при расчетах без аномальных данных станций Std (Степной Дворец) и Zrh (Заречье) показаны толстой штриховой линией
Фактически речь может идти о восстановлении трехмерного строения среды. При этом исключительное значение имеет выбор априорной вертикально-неоднородной модели, удовлетворяющей некоторому набору не аномальных станций и которая потом может последовательно дополняться данными о пространственном распределении латеральных скоростных неоднородностей.

Проведенное тестирование обработки в моделях однородной и горизонтально-слоистой модели показало зависимость результата от типа применяемой модели. Часто используемое приближение вертикально-неоднородной среды эффективной однородной моделью также может привести к смещенным оценкам времени в очаге и, соответственно, его глубины очага в зависимости от степени неоднородности среды. Точность определения времени в очаге определяется условием приближения вертикально неоднородной среды однородной моделью. Важным фактом является, что среднеквадратическая величина невязок (rms) и точность (смещенность) оценки глубины очага независимы. При любой погрешности определения глубины очага величина невязок может быть очень мала. Это свидетельствует о значительно большей ошибке определения параметров очага землетрясения, чем это получается из стандартного эллипса ошибок, рассчитанного по невязкам времен пробега. Или более правильно говорить о смещённости оценок глубины гипоцентра при формально высокой точности результата.

В четвертой главе приводятся результаты обработки экспериментальных данных Селенгинской локальной сети наблюдений. Из 456 землетрясений с К≥7.5, отобрано порядка 200 событий, с четкими вступлениями продольных волн на сейсмограммах и с максимальным количеством станций окружающих эпицентр.

Использован способ перебора разных сочетаний станций, что позволяет выявить аномальную станцию по минимизации среднеквадратической невязки. Главная трудность при решении такой задачи для Селенгинской сети станций заключается в малом их количестве, которое становится критическим для надежного определения положения очагов.

На рис. 3 представлен пример, иллюстрирующий влияние данных станций Std (Степной Дворец) и Prb (Прибой), которые расположены в пределах Селенгинской депрессии с толщей низкоскоростных осадочных отложений, на характер распределения невязок и на время в очаге.

Рис. 3. Редуцированные годографы волны Pg (скорость редукции 6.5 км/c) при расчетах с аномальными станциями (А) и без них (Б). Указаны аномальные станции Std и Prb. 1 – наблюденные времена пробега волн, 2 – теоретические времена пробега волн, рассчитанные в горизонтально–слоистой модели ГСЗ


Хорошо видно, что в присутствии аномалий величина невязок между теоретическим годографом (рассчитанным в горизонтально-слоистой модели ГСЗ) и наблюденными временами пробега достигает 0.5–0.6 с, при времени распространения сейсмической волны по вертикали от гипоцентра (tверт) около 4 с (см. рис. 3А). Заметим, что кривизна годографов обусловлена вертикальной неоднородностью среды.Существенно, что невязки имеют разные знаки и по характеру их распределения, в зависимости от эпицентрального расстояния, нет возможности обнаружить аномальные станции. В данном случае известно наверняка, что на станциях Std и Prb времена пробега завышены. При их исключении из расчетов tверт уменьшилось в два раза (до 2 с) при невязках на станциях 0.1 с. На станциях же Std и Prb задержки времен увеличились до 0.9 и 1.4 с соответственно (см. рис. 3Б).

Рассчитанные задержки времени пробега до станции Std (рис. 4), расположенной в центральной части Селенгинской депрессии, удовлетворительно согласуются с оценками мощности осадочных отложений полученными по данным работ [Ten Brink, Taylor, 2002; Суворов, Мишенькина, 2005].


Рис. 4. Изменение задержек времени пробега волны Pg на станции Std в зависимости от эпицентрального расстояния (треугольники). Приведены расчетные линии задержек при глубине очага 10 и 20 км (см. шифр кривых) и мощности осадочных отложений 7 км (сплошные линии) и 8 км (штриховые)


Пример влияния априорной скоростной модели на оценку глубины очагов землетрясений, при переходе от однородной среды к слоистой, приведен на рис. 5. Это важно для сравнения с результатами работ [Гилева и др., 2000; Devershere et al., 2001], получеными именно в однородной модели. Использованы события, расположенные в окрестности станций Std и Zrh, для которых глубина очагов определена при значениях эффективной скорости, обеспечивающих минимум невязок не более 0.1 с. Увеличение глубины очагов в группе землетрясений близких к Zrh от 10 до 40 км в модели однородной среды уверенно коррелируется с увеличением разности времён в очаге от 0 до 4 с (см. рис. 5), что свидетельствует о влиянии вертикальной неоднородности среды, в которой такая корреляция должна отсутствовать. Действительно, в слоистой модели очаги этой группы тесно располагаются в интервале глубин 10–20 км. Для событий вблизи Std в однородной модели очаги располагаются, в основном, вблизи дневной поверхности, а в слоистой модели, опускаются в тот же интервал глубины 10–20 км.

Рис. 5. Оценка глубины очагов землетрясений в зависимости от разности времен в очаге, рассчитанных в однородной и горизонтально-слоистой моделях земной коры. 1, 2 – в однородной и слоистой моделях, для группы событий в окрестности станции Std, соответственно; 3, 4 – то же для событий в области расположения станции Zrh


Таким образом, применение горизонтально слоистой модели ГСЗ и исключение аномаль­ной станции Std привело к более плотному расположению очагов по глубине, что является важным критерием доверия как к приме­няемому способу, так и к использованной модели. Если бы очаги действительно распределялись по всей толще земной коры, то введение более обос­нованной скоростной модели коры, не могло бы обеспечить форми­рование компактных групп очагов землетрясений.

Характер пространственного распределения очагов землетрясе­ний представлен на рис. 6. Наиболее представительная группа эпицентров располагается по линии II, вдоль которой наблюдается три обособленные, линейно вы­тянутые группы гипоцентров, погружающиеся по простиранию вдоль оз. Байкал в северо-восточном направлении (см. рис. 6А).



Рис. 6. Распределение очагов землетрясений в земной коре Центрального Байкала. Слева – схема расположения станций и эпицентров землетрясений с Кр≥7.5 за 2001–2005г.г., использованных для определения глубины очагов; показаны: профиль ГСЗ штриховой линией, сплошные линии – положение условных разрезов. Справа – распределение очагов землетрясений вдоль ли­ний разрезов А, Б – вдоль оз. Байкал, В – вкрест


В первой группе глубина очагов уменьшается на северо-восток от 14 до 10 км с углом наклона средней оси около 5°. Для двух других групп глубина очагов увеличивается в том же направлении от 12–14 до 18–22 км с углом падения осей до 11° , также как и вдоль линий I и III (см. рис. 6Б). В юго-восточном направлении вдоль поперечных линий IV и V заглубление очагов происходит в таком же диапазоне, но на меньшем расстоянии, так что угол падения увеличивается до 12–16° (см. рис. 6Б, В). Очаги вдоль линии VI располагаются на примерно одинаковой максимальной глубине 16–22 км. Характерное погружение очагов под Селенгинскую депрессию от 10–12 до 20–22 км наблюдается также в начальной части линий III и на поперечном разрезе IV.

Заключение

Особенности локализации очагов землетрясений по наблюдениям Селенгинской локальной сети сейсмостанций изучены при детальном численном моделировании результатов обработки эксперименталь­ных данных. Исследовалось влияние горизонтальных и вертикальных скоростных неоднородностей в земной коре на оценку параметров очага (координат гипоцентра и времени в очаге). Проведен анализ в моделях однородной и вертикально-неоднородной сред.

Выявлено, что присутствие локальных аномалий времен пробега даже на одной из станций может оказать существенное влияние на оценку глубины очага, несмотря на относительно небольшую вели­чину общей среднеквадратической невязки. При этом какое-либо соответствие между величиной невязок и ошибками в глубине очага не наблюдается. Изменения в глубине определяются погрешностью оценки времени в очаге и зависят от относительного расположения станций между собой. Надежное определение глубины очага может быть получено при исключении из расчетов станций со значитель­ными аномалиями времен, которые могут быть обусловлены присут­ствием горизонтальных неоднородностей.

Численное моделирование показывает значительное уменьшение мощности сейсмоактивного слоя при использовании достаточно обоснованной скоростной модели земной коры. Но и в этом случае недоучет локальных скоростных неоднородностей может привести к заметным погрешностям в глубине очагов. Дополнительная информация в виде прямой поперечной волны, которая часто используется, также не гарантирует надежное получение результата, поскольку требуется введение дополнительных ограничений. Например, это может быть условие на постоянство отношения скоростей поперечных и продольных волн, величина которого, как показывают данные ГСЗ, может значительно изменяться с глубиной и по латерали.

Более 90% из выборки землетрясений в земной коре Централь­ного Байкала с Кр≥7.5 сосредоточено в диапазоне 9–21 км, при мак­симуме количества событий на глубинах 15–18 км. В сравнении со сводными данными по региону, наблюдается бо­лее компактное расположение гипоцентров в земной коре.

Группирование очагов по характеру распределения по площади и по глубине свидетельствует о блоковости сейсмоактивного интервала земной коры, но данных для более определенных построений недос­таточно. Необходимо иметь детальные наблюдения, на территории всего Байкальского рифта и с возможностью восстановления трех­мерной структуры среды.



Публикации по теме диссертации

  1. Суворов В.Д., Тубанов Ц.А. Распределение очагов близких землетрясе­ний в земной коре под центральным Байкалом // Геология и геофизика, 2008, т. 49, № 8, с. 805–818.

  2. Татьков Г.И., Тубанов Ц.А. Развитие сейсмического процесса и монито­ринг в близреальном времени зоны Южнобайкальского землетрясения 1999 года // Вестник БГУ, сер. «Геология и география». Улан–Удэ, 2004, № 3, с. 35–46.

  3. Татьков Г.И., Ковалевский В.В., Базаров А.Д., Тубанов Ц.А. Экспери­менты по вибросейсмической интерферометрии на Байкальском геоди­намическом полигоне // Отечественная геология, №12, 2007.

  4. Ананьин Л.В., Мордвинова В.В., Канао М., Татьков Г.И., Тубанов Ц.А., Гоць М.Ф. Возможности определения скоростного строения по долго­временным наблюдениям широкополосной станции // Известия Сиб. отд. секции наук о Земле Российской академии естественных наук. Гео­логия, поиски и разведка месторождений рудных месторождений. 2007, вып. 5(31), с. 121–123.

  5. Татьков Г.И. Тубанов Ц.А. Опыт сейсмологического мониторинга в близреальном времени Южнобайкальского землетрясения 1999 года // Материалы третьих геофизических чтений им. В.В.Федынского. М., ГЕОН, 2001. с.187–195

  6. Татьков Г.И., Тубанов Ц.А., Чебаков Г.И., Урбан Н.А., Толочко В.В. Мониторинг изменений напряженного состояния очаговой зоны земле­трясения 10 октября 2001 года в районе залива Провал // Проблемы ре­гиональной геофизики, Новосибирск, 2001, с. 119–120.

  7. Татьков Г.И., Тубанов Ц.А., Базаров А.Д., Чебаков Г.И. Реализация техно­логии активного и пассивного сейсмомониторинга на Байкальском геодинамическом полигоне // Материалы межд. конференции по мат. методам в геофизике "ММГ–2003". Издательство СО РАН, Новоси­бирск, 2003, с. 536–540.

  8. Татьков Г.И., Тубанов Ц.А., Урбан Н.А. Сейсмичность Среднего Бай­кала по данным локальной сети геофизических наблюдений // Мате­риалы IV межд. совещания по процессам в зонах субдукции островных дуг 21–27 августа 2004 г). Петропавловск-Камчатский, 2004, с. 307–309.

  9. Татьков Г.И., Тубанов Ц.А., Чебаков Г.И., Базаров А.Д., Возможности среднесрочного прогноза землетрясений на Южнобайкальском геодина­мическом полигоне // Труды V Российско-Монгольской конф. по астро­номии и геофизике. Иркутск, 2005, с. 53–56.

  10. Суворов В.Д., Тубанов Ц.А. Распределение очагов землетрясений в зем­ной коре Центрального Байкала // Материалы Всероссийского совещ. «Современная геодинамика и сейсмичность Центральной Азии». Ир­кутск, 2005, с. 238.

  11. Канао М., Суворов В.Д., Татьков Г.И., Тубанов Ц.А. Deep structure and tectonics around the Baikal Rift Zone, Russia, from temporary broadband seismic observations // Активный геофизический мониторинг литосферы Земли (материалы 2-го межд. симпозиума 12–16 сентября 2005 г.). Но­восибирск: Изд–во СО РАН, 2005, с. 156–160.

  12. Тубанов Ц.А., Базаров А.Д. Перспективы развития системы активного и пассивного мониторинга в очаговых областях Байкальского рифта // Труды VI Российско-Монгольской конф. по астрономии и геофизике. Иркутск, 2006, с. 63–67.

  13. Тубанов Ц.А. Татьков Г.И., Суворов В.Д. Сейсмичность центрального Байкала по данным локальной системы наблюдений // Проблемы совре­менной сейсмологии и геодинамики Центральной и Восточной Азии (Материалы Всероссийского совещания с международным участием). Иркутск, 2007, т. 2, с. 179–181.

  14. Мельникова В.И., Тубанов Ц.А., Добрынина А.А., Радзиминович Н.А., Гилёва Н.А. Характер напряженно-деформированного состояния земной коры в районе дельты р. Селенги (Центральный Байкал) // Современные методы обработки и интерпретации сейсмологических данных (Мате­риалы Второй межд. сейсмологической школы, Пермь, 13–17 августа 2007 г.). Обнинск: ГС РАН, 2007. с. 145–148.

  15. Татьков Г.И., Тубанов Ц.А., Чебаков Г.И., Базаров А.Д., Толочко В.В. Сейсмичность Среднего Байкала по данным локальных сейсмологиче­ских наблюдений// Материалы межд. конференции «Сейсмичность Се­верной Евразии» (Обнинск, 28–31 июля 2008 г.). ГС РАН–ИФЗ РАН, Обнинск 2008, с. 303–307.



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница