Глава первая



страница4/17
Дата01.05.2016
Размер3.42 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
Перелет через, пролив.- Мрима.- Разговор Кеннеди с Джо.-

Предложение, сделанное Джо.- Рецепт хорошего кофе.-

Узарамо.- Злосчастный Мээан.- Гора Дутуми.-

Карта доктора.- Ночлег над сикомором.
Воздух - был чист, ветер умерен, и "Виктория" поднялась почти

вертикально на высоту тысячи пятисот футов, что было отмечено падением

барометра почти на два дюйма (18).

На этой высоте быстрое воздушное течение понесло шар к

юго-западу. Какая чудная картина развернулась перед глазами наших

воздухоплавателей! Остров Занзибар был весь как на ладони.

Расстилались зеленые поля всевозможных оттенков, кудрявились рощи и

леса...


Жители острова казались какими-то насекомыми. Их крики

мало-помалу замирали вдали, доносились только пушечные салюты...

- Как все это красиво! - воскликнул Джо, первый нарушив царившее

молчание.

Но ему никто не ответил. Доктор был погружен в свои

барометрические наблюдения и записывал некоторые подробности подъема.

А Кеннеди глядел и не мог наглядеться на раскрывавшуюся перед ним

картину.


Солнечное тепло усиливало действие горелки, газ в оболочке все

расширялся, и "Виктория" достигла высоты двух тысяч пятисот футов.

"Решительный" казался отсюда простой лодкой, а африканский берег

вырисовывался на западе в виде колоссальной пенящейся каймы.

- Что-то вы молчите,- заметил Джо.

- Мы смотрим,- отозвался доктор, направляя свою подзорную трубу

на землю.

- А мне вот необходимо говорить.

- Ну, и не стесняйся. Болтай себе, сколько душе угодно. И Джо

разразился бурей восторженных возгласов. При перелете через пролив

доктор решил держаться все на той же высоте, чтобы видеть берег на

большом протяжении. Он беспрестанно смотрел на термометр и барометр,

висевшие под полуспущенным тентам. Второй барометр, прикрепленный

снаружи, должен был служить для ночных вахт.

После двух часов полета "Виктория", подвигаясь со скоростью

восьми с лишним миль в час, уже была над материком. Доктор счел нужным

снизиться; он уменьшил пламя горелки, и "Виктория" полетела уже всего

на высоте трехсот футов над землей.

Эта часть восточного берега Африки называется Мрима. Густая кайма

манговых деревьев защищала берег, и благодаря отливу можно было

разглядеть их густые корни, подмытые волнами Индийского океана. На

горизонте виднелись дюны, прежде составлявшие береговую линию, а на

северо-западе возвышалась остроконечная гора Нгуру.

"Виктория" теперь летела над селением Каше,- доктор Нашел его на

карте. Туземцы при виде шара яростными криками выражали свой гнев и

страх. Они стали пускать стрелы в чудовище, парящее в воздухе, но, к

счастью, не могли достичь шара, и он величественно раскачивался над

головами бессильно беснующихся туземцев.

Ветер относил шар на юг, но это нисколько не смущало доктора; он

даже был рад, так как это давало ему возможность проследить путь,

пройденный капитанами Бёртоном и Спиком.

Кеннеди стал так же болтлив, как и Джо. Оба они обменивались

восторженными фразами.

- Долой дилижансы!-восклицал один.

- Долой пароходы! - вторил другой.

- А что такое, спрашивается, по сравнению с этим железные дороги?

- подхватывал Кеннеди.- Едешь ты по ним через разные страны и ровно

ничего не видишь!

- То ли дело наша "Виктория"! - вставлял Джо.- Не чувствуешь, что

двигаешься. Природа сама развертывается перед вами.

- А виды-то какие! Виды! На удивление! Один восторг! Кажется, что

спишь в гамаке и видишь сон.

- Кстати, не пора ли позавтракать?- вдруг спросил Джо, у которого

от пребывания на свежем воздухе разыгрался аппетит.

- Мысль недурная, мой милый,- согласился Фергюссон.

- Приготовить завтрак недолго: сухари да мясные консервы,- заявил

Джо.

- И сколько угодно кофе,-добавил доктор.- Знаешь, Джо, я разрешаю



тебе занять немного жара у моей горелки: в ней его больше чем

достаточно. И можно не бояться пожара.

- А это было бы ужасно! - заметил Кеннеди.- Ведь над нами нечто

вроде порохового погреба.

- Не совсем так,- отозвался Фергюссон.- Но тем не менее, если бы

газ воспламенился, он понемногу выгорел бы, и мы неизбежно спустились

бы на землю, что было бы далеко не приятно. Но не бойтесь! Наш шар

закрыт совершенно герметически.

- Ну, так давайте же завтракать,- предложил Кеннеди.

- Завтрак подан, господа,- объявил Джо.- Кушайте, я тоже не буду

отставать от вас, но в то же время займусь приготовлением кофе, да

такого, что у вас слюнки потекут.

- Что правда, то правда,- подтвердил доктор,- у Джо среди многих

его талантов есть один замечательный: уменье приготовлять этот

чудесный напиток. Он смешивает кофе каких-то разных сортов, но держит

это в строжайшем секрете.

- Так и быть, сэр, раз мы в воздушном пространстве, я уж открою

вам свой секрет. Видите ли, я приготовляю смесь из трех равных частей

кофе: мокко, бурбонского и рионуньец.

Через несколько минут появились три дымящиеся чашки кофе, которым

и был закончен сытный завтрак, приправленный чудесным настроением его

участников. Насытившись, каждый из аэронавтов занял свой

наблюдательный пост.

Страна, над которой пролетал шар, была чрезвычайно плодородна.

Узкие извилистые тропинки почти терялись под сводами густой зелени;

виднелись поля созревшего табака, маиса, ячменя; там и сям мелькали

плантации риса с прямыми стеблями и пурпуровыми цветами. В клетках,

укрепленных на сваях, можно было разглядеть овец и коз: видимо, их

здесь спасали от зубов леопарда. Куда ни посмотришь, всюду из щедрой

почвы поднималась роскошнейшая растительность. Поселений было много, и

в каждом из них при виде "Виктории" начиналось всеобщее смятение и

раздавались вопли. Доктор Фергюссон предусмотрительно держался на

такой высоте, куда не могли долететь стрелы. Туземцы, сбившись в кучу

у своих близко стоящих друг от друга хижин, долго посылали вслед

путешественникам свои бессильные проклятия.

В полдень доктор, взглянув на карту, высказал предположение, что

они несутся над страной Узарамо (19). Внизу показались кокосовые

пальмы и дынные деревья. Джо подобная растительность ничуть не

удивляла: очутившись в Африке, он считал все естественным. Кеннеди

попадалось на глаза немало зайцев и перепелок, которые словно ждали

его выстрела. Но это было бы бесполезной тратой пороха, ведь дичь

невозможно было подобрать.

Воздухоплаватели подвигались со скоростью двенадцати миль в час и

вскоре над селением Тунда достигли 38o 20' восточной долготы.

- Вот как раз здесь,- заметил доктор,- Бёртон и Спик заболели

сильнейшей лихорадкой и одно время считали свою экспедицию

провалившейся. Они совсем еще недалеко отошли от берега, но усталость

и лишения уже сильно давали себя чувствовать.

Действительно, в этой местности вечно свирепствует малярия. Чтобы

избежать опасности заполучить эту болезнь, доктор решил держаться

повыше, над миазмами этой сырой земли, из которой жгучее солнце

выкачивает испарения.

Иногда можно было различить караван,- видимо, в ожидании ночной

прохлады он отдыхал в "краале", этом обширном пустыре, окруженном

изгородью и колючим кустарником, где кочевые купцы находят защиту не

только от диких зверей, но и от местных разбойничьих племен. При виде

"Виктории" туземцы обыкновенно в панике разбегались. Кеннеди хотел

посмотреть их поближе, но Самуэль каждый раз восставал против этого.

- У предводителей их имеются мушкеты,- пояснил доктор,-

"Виктория", согласись, представляет собой слишком хорошую мишень для

их пуль.

- А разве, получив маленькую пробоину, шар упадет? - спросил Джо.

- Положим, сразу он не упадет, но вскоре эта пробоина превратится

в большую дыру, через которую и выйдет весь газ.

- Ну, тогда нам надо держаться на почтительном расстоянии от этих

разбойников,- заявил Джо.- А интересно знать, что они должны думать,

видя нас парящими в воздухе? Пожалуй, они не прочь и поклоняться нам.

- Пусть себе поклоняются, только издали,- отозвался доктор,- это

всегда лучше. Но взгляните-ка - вид местности уже меняется. Поселения

попадаются реже, а манговые рощи совсем исчезли. На этой широте они

уже не растут. Поверхность земли стала холмистой, что говорит о

близости гор.

- В самом деле,- согласился Кеннеди,- мне кажется даже, что с той

стороны вырисовываются какие-то возвышенности.

- На западе, не так ли? - переспросил доктор.- Это первые отроги

горной цепи Уризара. Должна быть видна гора Дутуми, за которой я

рассчитываю приземлиться на ночлег. Сейчас я усилю пламя горелки, так

как нам нужно держаться на высоте от пятисот до шестисот футов.

- Какая, однако, хитроумная выдумка, сэр, вот эта самая горелка!-

воскликнул Джо.- Так просто: взять да и повернуть кран! Никак нельзя

сказать, чтобы это было трудно или утомительно!

- Ну, здесь мы уж будем чувствовать себя лучше,- проговорил

охотник, когда "Виктория" поднялась,- а то, по правде сказать,

отражение солнечных лучей на этом красном песке становилось

невыносимо.

- Что за великолепные деревья! - воскликнул Джо.- Хотя это и

совершенно естественно здесь, но очень уж красиво! Какой-нибудь

десяток таких деревьев - и вот вам целый лес!

- Это баобабы,- объяснил доктор.- Вот, взгляните-ка на то дерево:

в нем, наверно, будет футов сто в окружности. Быть может, именно под

этим самым баобабом в тысяча восемьсот сорок пятом году и погиб

француз Мэзан. Мы как раз над селением Джеламора, куда он отважился

отправиться совершенно один. Шейх этой страны схватил несчастного

француза и привязал к подножию баобаба; под звуки воинственных песен

он медленно перерезал ему сухожилия, начал резать горло, но

остановился, чтобы наточить затупившийся нож, потом оторвал голову у

несчастного француза еще раньше, чем успел отхватить ее ножом. И,

знаете, этому злосчастному Мэзану было всего двадцать шесть лет!

- Неужели Франция не потребовала, чтобы преступление было

наказано? - спросил возмущенный Кеннеди.

- Франция-то потребовала, и ее союзник, владетель Занзибара,

сделал все, чтобы захватить убийцу, но это ему не удалось.

- Тогда я буду очень просить вас, сэр, не делать здесь

остановок,- заявил Джо.- Уж, пожалуйста, послушайте меня, мистер

Самуэль: давайте все подниматься, и подниматься ввысь.

- Тем охотнее, милый Джо, что гора Дутуми уже перед нами. Если

мои вычисления верны, то мы раньше семи часов перевалим через нее.

- Что, мы и ночью будем лететь? - спросил охотник.

- По возможности нет,- ответил доктор.- Хотя, принимая все меры

предосторожности и будучи начеку, мы и при ночном полете ничем не

рисковали бы. Но ведь недостаточно только пролететь над Африкой, надо

еще и увидеть ее.

- Пока нам жаловаться на эту самую Африку не приходится, сэр,-

заметил Джо.- Какая там пустыня! Самая возделанная, плодородная страна

на свете! Вот и верьте после этого географам!

- Подожди, Джо, подожди; посмотрим, что будет дальше,- сказал

доктор.

Около шести с половиной часов "Виктория" была уже у горы Дутуми.



Чтобы перелететь через нее, надо было подняться больше чем на три

тысячи футов, для чего доктору пришлось повысить температуру газа лишь

на восемнадцать градусов. Действительно, можно было сказать, что

Фергюссон управляет своим шаром Одним мановением руки. Кеннеди

указывал ему на препятствия, которых надо было избегать, и "Виктория"

неслась над самой горой.

В восемь часов шар, перелетев через гору, начал спускаться над

противоположным, более отлогим склоном. Из корзины были выброшены

якоря, и один из них зацепился за ветки огромного сикомора. Тут Джо

проворно соскользнул вниз по канату и прочно укрепил зацепившийся

якорь. Ему спустили шелковую лестницу, и через минуту он уже был снова

в корзине. "Виктория", защищенная горой от восточного ветра, была

почти неподвижна.

Приготовили ужин, и наши аэронавты, нагулявшие себе аппетит на

свежем воздухе, порядочно поубавили свой запас съестного.

- А интересно знать, сколько мы нынче пролетели? - спросил

Кеннеди, уписывая такие куски, что это внушало беспокойство за судьбу

взятой провизии.

Доктор сейчас же определил где находится шар, по местоположению

луны и по отличной карте, служившей ему путеводителем. Это была

немецкая карта его ученого друга Петермана из атласа "Новейшие

открытия в Африке", изданного в Готе. Доктор говорил, что атлас будет

ему полезен на всех этапах его путешествия: он включал в себя весь

маршрут Бёртона и Спика до Великих озер, карту Судана, основанную на

данных доктора Барта, карту Нижнего течения Сенегала по Гильому Лежану

и дельты Нигера по данным доктора Бейки.

Фергюссон запасся также ученым трудом, в котором были сведены

воедино все данные о Ниле, под заглавием: "the sources of the Nile,

being a general survey of basin, of that river and of ist head stream,

with the history of the Nilotic discovery by Charles Beke" (Чарльз

Бик, "Истоки Нила - общий обзор бассейна этой реки и ее течения, а

также история открытий, сделанных в бассейне Нила").

У доктора были с собой превосходные карты, напечатанные в

"Известиях Лондонского географического общества", и ни один пункт во

вновь открытых странах не мог бы ускользнуть от его внимания.

Отметив местонахождение шара на своей карте, доктор нашел, что за

день они пролетели к западу примерно сто двадцать миль, то есть

продвинулись на два градуса. Кеннеди указал на то, что во время

перелета их относило к югу. Но Фергюссон, как уже было сказано раньше,

ничего не имел против этого, ибо ему хотелось, насколько возможно,

двигаться по следам своих предшественников.

Решено было разделить ночь на три вахты, чтобы каждый из трех

аэронавтов бодрствовал в свой черед. Доктору пред стояло нести вахту с

девяти часов вечера, Кеннеди - с двенадцати ночи, а Джо с трех часов

утра.

Кеннеди и Джо, завернувшись в свои одеяла, улеглись под тентом и



мирно заснули, а Фергюссон стал на вахту.
ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
Перемена погоды.- Лихорадка Кеннеди.- Лекарство доктора Фергюссона.-

Путешествие по земле.- Бассейн Именго.- Гора Рубека.-

На высоте шести тысяч футов.- Привал днем.
Ночь прошла спокойно. Но, проснувшись утром, Кеннеди стал

жаловаться на усталость и озноб. Погода изменилась. Небо, покрытое

тяжелыми тучами, казалось, грозило потопом. Край Зунгомеро, где они

очутились,- унылая местность: здесь дожди льют не переставая, за

исключением, быть может, каких-нибудь двух недель в январе.

Вскоре разверзлись хляби небесные и начался ливень. Аэронавты

видели, как под ними дороги, и без того заросшие колючим кустарником и

гигантскими лианами, сразу стали совсем непроходимыми благодаря

мгновенно образовавшимся потокам-"нула", как они зовутся. А в воздухе

ясно чувствовались испарения сернистого водорода.

- На это явление обратил уже внимание капитан Бёртон,- заметил

доктор.- Можно подумать, говорит он, что здесь за каждым кустом

спрятано по трупу; и действительно, запах здесь стоит не из приятных.

- В самом деле, скверный край,- заявил Джо.- Вот и мистер Кеннеди

после проведенной здесь ночи что-то не очень хорошо себя чувствует.

- Действительно,- согласился охотник,- меня сильно лихорадит.

- Ничего тут нет удивительного, дорогой мой Дик,- отозвался

доктор,- мы сейчас находимся в одной из самых нездоровых местностей

Африки. Но мы недолго здесь останемся. Ну, в путь-дорогу!

Джо ловко отцепил якорь от сикомора и по шелковой лестнице

взобрался в корзину. Доктор зажег горелку, и вскоре "Викторию" снова

умчал довольно сильный ветер. Сквозь ужасный туман едва можно было

различить несколько хижин. Вид местности менялся. В Африке нередко

бывает, что какой-нибудь небольшой нездоровый район находится в

непосредственном соседстве с прекрасной, совершенно здоровой

местностью.

Кеннеди, видимо, страдал: лихорадка одолела и его могучий

организм.

- Совсем некстати эта болезнь,- проговорил шотландец,

заворачиваясь в одеяло и укладываясь под тентом.

- Потерпи немножко, дорогой мой Дик,- старался подбодрить его

Фергюссон.- Поверь, ты скоро и думать забудешь о болезни.

- Думать забуду! Когда бы так!.. Послушай, Самуэль, если в твоей

походной аптечке имеется какое-нибудь подходящее снадобье, такое,

чтобы поставить меня на ноги, давай мне его поскорее. Я проглочу

лекарство с закрытыми глазами.

- У меня есть нечто лучшее, чем лекарство, друг мой. Я дам тебе

такое противолихорадочное средство, которое ровно никаких денег не

стоит.

- Как же ты это сделаешь?



- Да очень просто: мы сейчас поднимемся выше этих туч, не

перестающих поливать нас дождем, и уйдем из этой зловредной атмосферы.

Вот только подожди каких-нибудь десять минут, пока газ расширится.

Не прошло и десяти минут, как аэронавты очутились уже выше

влажной зоны.

- Еще немного. Дик, и ты почувствуешь всю силу воздуха и солнца,-

продолжал успокаивать доктор своего друга.

- Ну и лекарство! Просто чудеса какие-то! - воскликнул Джо.

- Нет, мой милый, это совершенно естественно,- возразил доктор.

- О! В том, что это естественно, я нисколько не сомневаюсь.

- Видишь ли, Дик,- продолжал доктор,- я посылаю тебя на курорт,

на чистый воздух, как постоянно делают с больными в Европе. На

Мартинике я послал бы тебя на Питон.

- Тогда, значит, наша "Виктория" - настоящий рай! - проговорил

Кеннеди, уже чувствуя себя несколько лучше.

- Во всяком случае, она приведет нас туда,- с серьезным видом

заявил Джо.

Удивительную картину представляла в эту минуту масса облаков,

скопившаяся внизу, под корзиной шара. Облака эти обгоняли друг друга,

смешивались и чудесно сверкали, отражая лучи солнца. "Виктория"

поднялась на высоту четырех тысяч футов. Термометр показывал некоторое

понижение температуры. Земли не было видно. Милях в пятидесяти на

западе сверкала снежная вершина горы Рубехо. Она возвышалась на

границе страны Угого под 36o 20' восточной долготы. Ветер дул со

скоростью двадцати миль в час, но наши аэронавты совершенно не

замечали этого: они не испытывали никаких толчков, не чувствовали

даже, что движутся.

Не прошло и трех часов, как уже сбылось предсказание доктора: у

Кеннеди озноб как рукой сняло, и он даже с аппетитом позавтракал.

- Да, это будет получше всякого хинина,- с довольным видом сказал

Дик.

- Знаете, под старость я непременно переселюсь сюда,- заявил Джо.



Около десяти часов утра атмосфера прояснилась. В облаках

образовался просвет, через который снова показалась земля. "Виктория"

незаметно снижалась. Доктор Фергюссон начал отыскивать воздушное

течение, которое понесло бы их на северо-восток, и нашел его на высоте

шестисот футов от земли. Местность становилась холмистой, даже можно

сказать - гористой. Край Зунгомеро исчезал на востоке вместе с

последними на этой широте кокосовыми пальмами.

Вскоре горы стали принимать более резкие очертания, то там, то

здесь внезапно появлялись острые конусообразные вершины, и надо было

очень внимательно следить, чтобы не напороться на одну из них.

- А мы среди довольно-таки опасных скал,- заметил Кеннеди.

- Будь спокоен. Дик: мы их не заденем.

- Но надо же правду сказать: это прекрасный способ

путешествовать,- вмешался Джо.

Действительно, доктор управлял своим шаром с удивительным

искусством.

- Знаете, если бы нам пришлось идти по этой размытой почве, мы

еле тащились бы по грязи,- заговорил Фергюссон,- с момента нашего

выхода из Занзибара половина наших вьючных животных уже погибла бы от

истощения. Сами мы походили бы на привидения и были бы близки к

отчаянию. У нас не прекращались бы столкновения с нашими проводниками

и носильщиками, мы немало натерпелись бы от этих необузданно грубых

людей. Днем мы страдали бы от убийственной влажной жары, ночью от

нестерпимого холода и от москитов, которые могут довести до

сумасшествия. От них, надо заметить, не спасает даже самая плотная

ткань. Не говорю уже о хищных зверях и диких племенах.

- Не хотел бы я всего этого испробовать,- чистосердечно признался

Джо.


- И имейте ввиду, что я ничего не преувеличиваю,- продолжал

доктор.- Почитали бы вы рассказы путешественников, дерзнувших

проникнуть в эти страны... Тут порой от слез не удержишься!

Около одиннадцати часов "Виктория" пронеслась над бассейном

Именже. Жители деревень, разбросанных по холмам, тщетно угрожали ей

своим оружием. Наконец, аэронавты достигли последних перед горой

Рубехо возвйшенностей. Это была третья и самая высокая цепь гор

Усагара.


Путешественники отдавали себе ясный отчет в рельефе местности.

Эти три ответвления, из которых Дутуми предшествует другим, отделены

друг от друга обширными продольными долинами; высокие вершины имеют

форму закругленных конусов, между которыми почва усеяна эрратическими

валунами (20) и галькой. Своими крутыми склонами горы обращены к

Занзибару; западные же склоны образуют пологие плато: Низины покрыты

слоем плодородного чернозема, одетого пышной растительностью. К

востоку бежит несколько речек и ручьев, впадающих в Кингани и

окаймленных гигантскими сикоморами, тамариндами, бутылочными тыквами и

пальмами.

- Будьте внимательны!- обратился Фергюссон к своим спутникам.- Мы

приближаемся к горе Рубехо, что значит на местном языке "Путь ветров".

Нам лучше повыше обойти ее остроконечные выступы. Если моя карта

верна, то нам следует подняться более чем на пять тысяч футов.

- Скажи, часто придется нам подниматься на такую высоту? -

поинтересовался Кеннеди.

- Нет, редко. Африканские горы, по-видимому, вообще ниже гор

Европы и Азии, а наша "Виктория" и через те бы перелетела свободно.

Вскоре под влиянием жара горелки воздушный шар стал очень заметно

забираться вверх. Но расширение газа не представляло никакой

опасности, так как оболочка "Виктории" была наполнена Только на три

четверти. Барометр показывал высоту в шесть тысяч футов.

- А как долго смогли бы мы так подниматься?- спросил Джо.

- Земная атмосфера простирается в высоту на шесть тысяч туазов,

(21) - начал объяснять доктор,- на больших воздушных шарах можно

подняться высоко. Такой опыт проделали Бриоши и Гей-Люссак, но у них

пошла кровь из горла и ушей. Дышать было трудно: наши легкие не

приспособлены к такому воздуху. Несколько лет тому назад два смелых

француза, Барраль и Биксио, также отважились подняться очень высоко,

но в оболочке их шара произошел разрыв...

- И они упали?- с живостью спросил Кеннеди.

- Конечно! Но, как и полагается падать ученым, без всякого вреда

для них.

- Ну, господа ученые, если вам охота, то вы и падайте на

здоровье,- заявил Джо,- а я как человек необразованный предпочитаю

держаться на золотой середине: не очень высоко, не очень низко. Не

нужно быть слишком честолюбивым.

На высоте шести тысяч футов воздух заметно поредел, звук здесь

передавался слабее и голоса звучали гораздо глуше. Очертания предметов

внизу стали менее отчетливыми. Различались лишь контуры больших. масс,

да и то смутно. Людей и животных совсем нельзя было разглядеть, дороги

казались ниточками, а озера - прудами.

Доктор и его спутники чувствовали себя не совсем нормально.

Воздушное течение необыкновенной силы несло их над снежными вершинами,

на которых с удивлением останавливается взгляд. Хаотический вид этих

гор говорил о работе воды в первые времена жизни Земли.

Солнце стояло в зените, и его лучи падали отвесно на пустынные

вершины. Доктор сделал точный набросок этих гор, состоящих из четырех

горных цепей, расположенных почти по прямой, из которых северная была

самой длинной.

Вскоре "Виктория" начала спускаться над противоположным склоном

Рубехо, пролетав над темно-зелеными лесами. Появились гребни и лощины,

пустынная местность перед страной Угого. Еще ниже потянулись желтые,

выжженные солнцем равнины; на них там и сям виднелись чахлая

солончаковая растительность и колючий кустарник. Несколько рощ,

переходивших в леса, красили горизонт.

Доктор снизился. Джо выбросил якоря, и один из них вскоре

зацепился за ветви большого сикомора.

Джо сейчас же соскользнул вниз и тщательно закрепил якорь. Доктор

только притушил горелку, желая, чтобы "Виктория" сохраняла свою

подъемную силу и держалась в воздухе. Ветер стих почти сразу.

- А теперь, дорогой Дик, вынимай-ка свои два ружья,- сказал

Фергюссон,-одно для себя, а другое-для Джо, и постарайтесь принести на

обед несколько вкусных кусочков антилопы.

- На охоту! - с восторгом закричал Кеннеди.

Шотландец перелез через борт корзины и стал по ветвям спускаться

на землю, куда уже успел скатиться ловкий, проворный Джо, который ждал

его, потягиваясь. Доктор, ввиду того что с уходом его спутников

нагрузка шара уменьшилась, совсем потушил горелку.

- Смотрите, сэр, не улетите! - закричал ему Джо.

- Не беспокойся, друг мой, наша "Виктория" держится крепко, и я

займусь приведением в порядок своих заметок. Счастливой охоты, и

будьте осторожны. Впрочем, с моего поста я буду наблюдать за тем, что

происходит вокруг, и в случае чего выстрелю из карабина. Это будет

условным сигналом для сбора.

- Ладно,- ответил Охотник.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница