Глава Курдский вопросе 1958 до 1968 гг



Скачать 176.15 Kb.
Дата27.10.2016
Размер176.15 Kb.




Содержание

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение... 3

Глава 1. Курдский вопросе 1958 до 1968 гг... 7

§ 1. Развитие курдского движения в Иракском Курдистане

(1958-1970)... 7

§ 2. Международный аспект курдского вопроса...';... 18

§ 3. Обострение ситуации в Курдистане... 35

Глава 2. Курдское движение в 1968-1980 гг... 53

§ 1. Соглашение 11 марта 1970 г... 53

§ 2. Обстановка до алжирского договора... 68

§ 3. Алжирский договор 1975 г... 77

§ 4. Внутреннее и внешнее положение Курдистана после

алжирского договора до начала 1979 г... 89

Глава 3. Курдский вопрос в 1980-х гг... 102

§ 1. Место курдского вопроса в возникновении Ирано-Иракской войны... 102

§ 2. Основные события Ирано-Иракской войны в период с

1983 по 1986 гг... 126

§ 3. Окончание войны и начало геноцида курдского народа

в период 1987-1990 гг... 148

Заключение... 179

Библиография... 183

ВВЕДЕНИЕ

Современный Ближний Восток всегда был ареной соперничества великих держав и, в результате, начиная с середины XX в., стал одной из самых горячих точек мира. Особенно взрывоопасным является положение на территориях, населенных курдами, где сложился целый комплекс острейших проблем — социальных, экономических, национальных, геополитических. Без решения курдской проблемы трудно представить разрешение конфликтов на Ближнем Востоке и Кавказе.

Курдский вопрос является одним из ключевых проблем для многих государств, в первую очередь ближневосточных: Турции, Ирана, Ирака и Сирии. Однако, он самым непосредственным образом касается и интересов многих мировых держав, в частности — России. Ведь курдский «пороховой погреб» расположен в непосредственной близости от южных российских границ.

По сути, борьба идет за нефть, воду, энергетические ресурсы. Богатые природные ресурсы, находящиеся на территории Курдистана, и внутренние интересы стран, на чьей территории находится Курдистан (Сирия, Ирак, Турция, Иран), не способствовали решению курдской проблемы. К тому же курдское национальное движение было и остается разобщенным, многочисленные курдские партии выясняют отношения между собой, да и мировое сообщество, в свою очередь, не заинтересовано в создании независимого курдского государства. Однако курды реально претендуют лишь на образование автономий внутри тех четырех стран, где они исторически проживают.

Актуальность исследования имеет несколько взаимосвязанных аспектов.

Большинство из стран имеющие в своем составе исконные курдские земли, игнорируют курдский вопрос. Так, Турция до сих пор продолжает националистическую политику пантюркизма, и не только отказывается от решения курдской проблемы, но даже отрицает ее существование в Турции. В Сирии положение курдов не лучше, так как там тоже до настоящего времени не решена курдская проблема^ В Иране исламское правительство под знаменами ислама отвергает решение курдского вопроса.

Совершенно по иному обстоит дело в Иракском Курдистане, население которого до последнего времени подвергалось террору, репрессиям и дискриминации. Войска по приказу Саддама Хусейна истребили 500 тыс. курдов (к 1990 году было сожжено 4500 деревень из 5000 имеющихся в Иракском Курдистане, в регионе сейчас около 22 млн. мин), и все же, именно в Иракском Курдистане сейчас существует единственное независимое курдское образование. Исследование борьбы курдского народа в Ираке является основой диссертации.

Курдские общественно-политические круги всегда представляли собой благоприятную среду для деятельности спецслужб различных государств и всевозможных манипуляций. Находясь в весьма сложных политических условиях курдские организации и их деятели вынуждены были принимать во внимание и нередко руководствоваться оценками и мнениями представителей всех заинтересованных государств. Это нередко приводило к ослаблению и дезорганизации курдского национально-освободительного движения, порождало противоречивые тенденции и идеи. На протяжении двух последних десятилетий курдские организации добились некоторой свободы деятельности только в Сирии и Иране. Основная же борьба сосредоточилась на Турции и Ираке. Это обусловило анти-западнические и анти-израильские настроения тамошних курдов, т. к. США и Израиль рассматривались, как союзники Турции. Такие

настроения особенно были распространены в среде Рабочей партии Курдистана, осуществлявшей, главным образом, борьбу с Турцией. Курдские организации на Северо-Востоке Ирака, естественно, были более склоны сотрудничать с США и Израилем, как с противниками Саддама Хусейна. Эта приблизительная оценка тем не менее отражает стартовую позицию внедрения в курдскую политическую среду некой новой концепции их национально-освободительной борьбы и соответствующей новой внешнеполитической ориентации.

Указанные аспекты определяют актуальность исследования и позволяют проследить ретроспективу борьбу курдского народа за свою независимость.

Это приводит к пониманию ее основных целей и задач и поможет определить примерные пути и направления решения курдской вопроса, не только на территории Ирака с учетом последних событий в этом регионе, но и для стран, на территории которых находится Курдистан.

Задачи исследования

1. Провести анализ курдского движения в период 1958-1968 гг., включая исследование развития событий на территории Иракского Курдистана, международных аспектов решения данного вопроса и окончательное развитие ситуации в исследуемый период;

2. Рассмотреть курдское движение в 1970-80 гг., определить значение декларации 11 марта 1970 гг. и развитие событий до алжирского сговора Ирака с Ираном в 1975 г.;

3. Проанализировать роль Алжирского договора 1975 г. в решении курдского вопроса и проследить внешнее и внутреннее положение Курдистана до начала 1979 г.;

4. Провести анализ курдского вопроса во время ирано-иракской войны 1980-88 гг. и подвести ее итоги для курдского населения Ирака и Ирана;

5. Исследовать послевоенный период и начало геноцида курдского народа в период в конце 80 — начале 90 гг. ;

Курдская проблема исторически сложно переплеталась. Курдистан поделён на четыре неравные части между Турцией, Ираном, Ираком и Сирией и 30-миллионый курдский народ не имеет своей государственности. Курдский народ вынужден иметь гражданство нескольких сопредельных стран, которые боятся освободительного движения курдского народа. Курдский вопрос висит как политический «топор» над головами политических лидеров не только этих стран и рассмотрение этой проблемы с точки зрения научного подхода позволит провести анализ исторический динамики его развития и определить новые направления решения.

Новые тенденции в развитии курского вопроса позволят выйти ему на новый этап и, опираясь на существующий опыт, определить пути реализации права курдов на самоопределение на территории Южного Курдистана. Знание истории курдского вопроса не позволит забыть, что истинная цена заявления о любви и сострадании к народам Ирака (не только к курдам, но и арабам, айсорам, туркменам, армянам и т.д.) — лишь борьба за политические и экономические интересы и за которые эти народы могут пострадать. ;

Глава 1 КУРДСКИЙ ВОПРОС С 1958 ДО 1968 Г.

§ 1. Развитие курдского движения в Иракском Курдистане (1958-1970)

В конце 50-х годов хашимитский королевский режим в Ираке переживал острый кризис. Политическое бесправие народных масс, их весьма низкий жизненный уровень, жестокие репрессивные меры против демократических сил страны, служение агрессивным целям империалистических держав на Ближнем Востоке, в частности через Багдадский пакт — предрешили судьбу режима Нури Сайда — Файсала.

14 июля 1958 г. в 3 часа ночи, революционно настроенные армейские части вошли в Багдад. За несколько часов «черный режим» пал. Было образовано первое республиканское правительство, в состав которого были включены два курда1.

Антифеодальный и антиимпериалистический характер революции 14 июля, появившаяся возможность признания национальных прав курдов стали важным толчком для усиления демократической борьбы в Курдистане, что, в свою очередь, имело важнейшее значение для революционных преобразований в стране. Вслед за свержением «черного режима» представители Демократической Партии Курдистана (ДПК) прибыли из Киркука в штаб революции и заявили о решительной солидарности народных масс Курдистана с руководством республики. Позиция ДПК в отношении нового республиканского режима была изложена в ее специ-

1 Dunn Uriel Iraq under Qassem. A political History 1958-1963. N.Y., 1964, с 35.

альном заявлении от 16 июля 1958 г.1 Этот документ был принят на чрезвычайном пленуме ЦК ДПК, состоявшемся в Киркуке.

Одной из острейших проблем, стоявших перед страной, была национальная проблема. В стране сложилось такое положение, при котором от господства английского империализма, покровительствовавшего наиболее консервативным, реакционным силам страны — феодалам, шейхам, племенным вождям и компрадорам, — страдали широкие слои населения — арабы, курды, национальные меньшинства.

26 июля 1958 г. была провозглашена временная конституция Иракской республики. В этом документе впервые за годы существования иракского государства фиксировалось равноправие курдского народа с арабским. Ст. 3 временной конституции гласила: «Арабы и курды рассматриваются как партнеры, и их национальные права в рамках единого Ирака гарантируются конституцией .

Прогрессивный внутри- и внешнеполитический курс правительства Касема получил широкую поддержку социалистических стран и других демократических сил мира. 16 июля 1958 года Советское правительство направило правительству Иракской республики телеграмму, в которой заявило о своем официальном признании правительства Иракской республики.

10 ноября 1958 г. представители Иракской Коммунистической Партии (ИКП) и ДПК подписали «Пакет сотрудничества», который предусматривал координацию усилий двух партий для «защиты от заговорщиков и предоставления курдскому народу права национальной автономии в пределах иракского государства». К этому времени и относятся попытки ИКП укрепить фронт национального единства путем включения в его

1 Заявление Демократической партии Курдистана 12 июля 1958 г. Багдад, 1958, с. 1.

2 Иракская республика. Документы и материалы. Сост. А. Бендик. М., 1959, с. 20.

состав новых демократических сил, в частности Демократической партии Курдистана вместо фактически вышедших из фронта представителей партий Баас и Истикляль1.

11 февраля 1959 г. состоялась встреча Касема с Мустафой Барзани и шейхом Ахмедом Барзани. Во время этой встречи курдские лидеры заявили, что ДПК и все патриотические силы Курдистана по-прежнему решительно поддерживают политический курс правительства, и приняло важное решение о посмертной амнистии казненных иракскими властями в 1947 г. четырех героев курдского восстания 1943-1945 гг. — Иззета Абдул Азиза, Мустафы Хошнава, Хейруллы Керима и Мухаммеда Куд-си2.

Крупный заговор против республиканского правительства, а заодно и арабско-курдских революционно-демократических сил, в частности ИПК и ДПК, был организован в Мосуле в марте 1959 г. Организованный оппозицией, он получил поддержку как со стороны внутренней реакции, так и со стороны некоторых правонационалистических кругов арабских стран и стран-участниц агрессивного Багдадского пакта. Заговорщики совершили многие преступления.

После этих событий роль и влияние левых сил еще больше выросли. 24 марта 1959 г. правительство Касема заявило, что «решение Ирака выйти из Багдадского пакта вступает в силу с сегодняшнего дня». Важным событием политической жизни Ирака того времени явилась практическая реализация решений правительства разрешить курдским политэмигрантам — участникам национально-освободительной борьбы вернуться на родину.

Ко второй половине 1959 г. все заметнее стало, что Касем придерживается тактики балансирования между левыми и правыми силами. В

1 СССР и арабские страны. Документы и материалы. М., 1961, с. 615.

2 Курдское движение в новое и новейшее время. М., 1987, с. 201.

середине мая 1959 г. не без помощи извне из турецко-иранских пограничных районов был переброшен на территорию Иракского Курдистана хорошо вооруженный отряд под командованием шейха Рашида Лолана, который поднял реакционный мятеж. Только после вмешательства отряда курдских патриотов во главе с М. Барзани мятеж был ликвидирован.

В курдском вопросе Касем и его правительство все больше придерживались принципа абсолютизации национального единства Ирака в такой форме, при которой игнорировались национальные права курдов. Премьер и члены правительства в своих выступлениях стали называть Иракскую Республику республикой арабов, а не республикой арабов и курдов и причисляли ее к «северным арабам»1.

В конце 1960 г. действия правительства Касема и местных властей против курдских национально-демократических сил приняли открытый характер. Как в самом Багдаде, так и в других городах страны члены и руководители ДПК подвергались гонениям и террору. Трехчасовая бурная беседа Барзани с Касемом с целью предотвращения конфликта между правительством и курдскими демократическими силами не дала результатов. Учитывая, что дальнейшее их пребывание в Багдаде чревато опасностью, руководители ЦК ДПК во главе с Барзани в декабре 1960 г. покинули Багдад и выехали в Курдистан.

Изменила свой тон по отношению к курдам и курдской национальной проблеме и официальная печать. «Тот, кто относится к курдской, негритянской или армянской расе, но проживает в одной из арабских стран, — утверждала в то время газета «Ас-Саура», — является арабом по велению действительности»2. Полемика между правой печатью и органами революционно-демократических сил приняла открытый и острый характер. «Курдский народ, отвечая на антикурдские выпады, — писала

1 Наша политика. Решение ИКП. Багдад, 1962, март, с. 22.

2 «Ас-Саура». Багдад, 1961,02.17.

газета «Хабат», — клеймит позором призывы к слиянию и ассимиляции, направленные на то, чтобы покончить с курдами и Курдистаном... Курды не могут хотеть единства, которое не принесет им ничего, кроме рабства, лишения своих национальных прав и отрицания их нации, кроме огня, меча и цепей тюрьмы»1.

В марте 1961 г. по приказу министра внутренних дел Ирака был закрыт центральный орган ДПК газета «Хабат», а затем и приложение к газете — «Курдистан»2. Иракские власти выдали ордера на арест лидеров ДПК Ибрагима Ахмеда и Джалаля Талабани. Правительство Касема отдало также распоряжение о закрытии организаций ДПК в Киркуке и Мо-суле, а затем и в других городах Курдистана. Чиновников-курдов в массовом порядке освобождали от занимаемых должностей и переводили в южные районы страны. В одном из своих выступлений весной 1961 г. Касем заявил: «Ирак и во-первых и в последних является родиной арабизма»3.

Вслед за запрещением газеты «Хабат» правительство запретило издание еще курдскиъ журналов «Хатиб», «Жин» и «Дангуе курд»; издатели этих журналов были высланы на юг страны. Член политбюро ДПК Омар Мустафа был выслан из Курдистана. Против тогдашнего Генерального секретаря ДПК Ибрагима Ахмеда было выдвинуто вымышленное обвинение в убийстве некоего феодала Сидки Мирана.

В июне 1961 г. была сформирована делегация представителей курдских демократических организаций, которая должна была встретиться с Касемом и представить ему требования курдского населения по ряду вопросов. Характерно, что в числе требований были и жизненно важные вопросы экономического характера пересмотра государственных цен на

1 «Хабат». Багдад, 20.02.1961.

2 Аш-шарк ау-сат. 1961.03.12.

3 Kurdish Facts and West Asia Affairs. 1961, № 5, April, с 9.

табак, который являлся одним из основных источников дохода курдского крестьянина. «Делегация прибыла в Багдад, но несмотря на все старания, не была принята Касемом»1. Политбюро ДПК несколько раз обращалось к Касему по вопросу о положении в Курдистане.

Французский востоковед Серж Гантнер видит прямую связь между политикой Касема по кувейтскому вопросу и войной в Курдистане. Он пишет: «Перед началом войны против курдов с явными тактическими соображениями в июне 1961 г. Касем выдвинул вопрос о Кувейте». Воспользовавшись обострением положения на границе с Кувейтом, «Касем перебросил курдских военнослужащих — солдат и офицеров — с севера на юг страны, а вместо них дислоцировал армейские подразделения, составленные из арабов»2.

ДПК указала основные причины обострения положения и наметила конкретные меры по ликвидации кризиса. В 13 пунктах меморандума была изложена четкая программа реализации внутренней автономии курдов. Суть требований сводилась к следующему: должен быть положен конец «переходному периоду» и восстановлены демократические свободы; должны быть четко определены автономные права Курдистана, открыты начальные школы во всех районах Иракского Курдистана и средние учебные заведения с преподаванием на курдском языке; назначены губернаторы в Курдистане из числа курдов; созданы курдский научный центр и департамент по вопросам просвещения в Курдистане; осуществлено строительство двух основных дорог, которые обеспечили бы Курдистану возможность перевозки сельскохозяйственных продуктов; открыты больницы и медицинские пункты в курдских районах; выделена на развитие курдских районов часть доходов от эксплуатации недр страны; по-

1 Масуд Барзани. Барзани и курдское национально-освободительное движение. Т. 2. Хавлер, 2002, с. 154 (на араб.яз.).

2 Gantner S. L. Mouvement Nationale Kurd. P., 1965, с. 80.

ложен конец дискриминационной политике в отношении курдов в офицерских школах1.

В ответ на меморандум ДНК, в начале сентября 1961 г. правительство отдало приказ командованию 2-й дивизии иракской армии, дислоцированной в Киркуке, двинуться в район Барзана, чтобы «восстановить порядок». Мустафа Барзани и другие руководители ДПК приступили к организации мер самозащиты.

С 7 по 11 сентября 1961 г. Военно-воздушные силы Ирака подвергли бомбежке район Барзана и начали массовую бомбардировку других населенных пунктов. ДПК предприняла меры, чтобы довести до сведения широких слоев арабской общественности правду о положении в Курдистане, разъяснить цели курдского движения.

В конце сентября и начале октября 1961 г. иракские ВВС вновь подвергли массированным бомбардировкам районы Амадии, Дохука, Акры, Кой-Санджака и Дербенда. 20 сентября 1961 г. Барзани через своих представителей распространил в Ираке и за его пределами заявление о драматических событиях в Курдистане. Руководство ДПК обратилось также в ООН с призывом вмешаться и содействовать заключению справедливого соглашения между курдским правительством. Одновременно оно обратилось в Комитет защиты прав человека, Международный комитет Красного Креста, Комитет солидарности Азии и Африки с просьбой приложить усилия для прекращения кровопролития в Курдистане2.

С 18 по 23 декабря 1961 г. проходил пленум ЦК ДПК. ЦК обсудил вопрос о положении в Курдистане и в Ираке в целом, определил задачи партии и курдского движения в новых условиях. В решении ЦК ДПК характер и цели курдского движения были определены следующим обра-

1 Мгои Ш. X. Курдский национальный вопрос в Ираке в новейшее время. М., 1991, с. 164.

2 «Аль-Иттихад». Хайфа, 1962.01.05 (на араб. яз.).

зом: «Движение, начатое 11 сентября простым военным сопротивлением давлению правительственных войск. Революция есть не что иное, как вооруженная борьба Курдистана против диктатуры и агрессии, за демократические права иракского народа и национальные права курдского народа»1.

Руководство ДПК предприняло энергичные меры к тому, чтобы довести до сведения иракской и мировой общественности истинное положение в Курдистане. Для выявления истинных виновников кровавых событий в Курдистане, ДПК предлагала представителям арабской общественности определить, кто агрессор, а кто жертва агрессии.

17 октября 1961 г. с самолетов было сброшено огромное количество листовок за подписью генерал-губернатора, в которых тот признал всех повстанцев к «безоговорочной капитуляции». Срок капитуляции не указывался, но говорилось, что будут приняты «самые суровые меры против тех, кто все еще оказывает сопротивление».

В начале 1962 г. правительство и сам Касем вынуждены были официально признать, что восстание курдов продолжает разгораться. Через несколько дней после этого заявления иракского премьера в прессе Ирака и других арабских стран сообщалось о намерении назначить специальную делегацию «для переговоров с целью приостановить военные действия между курдскими вооруженными отрядами и иракской армией»2. Однако, как показало время, эти шаги правительства были отвлекающим маневром. В конце марта 1962 г. правительственные вооруженные силы предприняли новые яростные атаки против повстанцев с целью возвратить позиции; утраченные зимой. Потери среди личного состава иракских войск и курдского гражданского населения исчислялись тысячами. Воз-

1 Emir К. Bedir Khan. Le Kurds du sud dit Kurdistan, d'Irak. P., c. 29-30.

душными бомбардировками напалмом было уничтожено 100 деревень1.

Весной 1962 г. ИКП и другие прогрессивные партии и организации Ирака усилили борьбу против антинародной войны в Курдистане. В апреле по призыву ИПК в Багдаде была организована многотысячная демонстрация. Они требовали «прекратить кровопролитную войну в Курдистане и обеспечить политические и демократические свободы». Власти прибегли к репрессивным мерам. Были арестованы многие гражданские лица и 70 офицеров иракской армии, в том числе и приближенные Касе-ма»2.

В мае 1962 г. представители ДПК в Бейруте распространили листовки за подписью М. Барзани с призывом покончить с кровопролитием в Курдистане. «Мы призываем оказать содействие, чтобы прекратить акции иракских вооруженных сил, которые бомбят курдские деревни, сжигают посевы, уничтожают скот». Через некоторое время руководители курдского национально-демократического движения через своих представителей распространили новое обращение к международной общественности. В нем говорилось: «О сыны человечества, народы мира! Как сын курдского народа, как преданный иракский гражданин, от имени всех повстанцев обращаюсь к вам, к ООН, Комитету защиты прав человека, Международному обществу Красного Креста, постоянному секретариату Комитета солидарности народов Азии и Африки, Международному демократическому союзу юристов, журналистам, носителям гуманизма. Приходите и посмотрите на бесчеловечные поступки, совершаемые в отношении нашего народа в Ираке, посмотрите, как убивают сотни людей и как разрушаются тысячи домов, как с самолетов напалмом поджигаются деревни и посевы, как выселяются тысячи стариков, детей и женщин.

1 «Аль-Итгахад», 1962.05.04 и 1962.05.29.

2 «Аль-Иттихад», 1962.05.04 и 1962.05.29.

Касаясь требования Касема «капитулировать и сдать оружие», М. Барзани отмечал: не мы, а подлинные заговорщики должны сложить орудием и представить перед народным судом. Мы не нуждаемся в амнистии, ибо мы никого не притесняли, а всего лишь защищаем наши законные права. Амнистируют тех, кто совершил преступление против народа. Мы добиваемся признания законных прав курдского народа. М. Барзани призвал комитет защиты прав человека прислать комиссию для обследования положения курдов, а Международное общество Красного Креста — спасти жизнь тысячам детей, стариков и женщин1.

Французский автор Жан Прадье пишет, как в таких .условиях формировалось отношение зачастую безграмотного или малограмотного арабского солдата к войне в Курдистане: «Почему же я должен идти в горы? Пусть Барзани там живет... я человек равнины, даже не знаю их языка...»2.

В июле-августе 1962 г. швейцарский журналист Дик Андерег писал, что «силы М. Барзани значительно усилили свои позиции, особенно после мартовского наступления правительственных сил, во время которого курды уничтожили один батальон иракской армии, через два месяца целых 29 дней курды держали в окружении еще два батальона. Их разоружило одно большое подразделение иракской армии в районе Раванду-за».

Демократическая партия Курдистана проводила разъяснительную работу не только в курдских, но и в арабских районах Ирака. ДПК, указывал Ж. Прадье, выступает защитницей интересов не только курдского народа, но и арабов, армян, ассирийцев и туркмен. У курдских повстанцев, — пишет Ж. Прадье, — организованность достигла такой степени, что считающаяся одной из сильных на Ближнем Востоке иракская армия

1 «Ан-Нида», 1962.06.03.

2 Pradier J. Les Kurds. 1968, с. 95.

оказалась не в состоянии сломить их сопротивление.

Турецкая газета «Ени сабах», касаясь событий в Иракском Курдистане, писала в сентябре 1962 г., что турецкому правительству необходимо укреплять свои границы для предотвращения «курдского проникновения», так как якобы «сторонники М. Барзани стали распространять в соседних странах листовки, призывающие местные племена, в частности, племена в Турции, оказать помощь повстанцам»1.

Английский политический обозреватель Дэвид Адамсон, побывавший в районе, контролируемом М. Барзани, и опубликовавший большую книгу под названием «Курдская война», писал в этой связи: «Возможность распространения восстания ставит державы — члены СЕНТО, как и оборонительную политику СЕНТО, перед серьезными опасностями в долгосрочном плане»2. ;

Дана Адаме Шмидт писал: «Иракская армия, с одной стороны, и сирийские, турецкие и иранские пограничные силы — с другой, выпол-

няют роль эффективного заслона, изолировав мятежников от внешнего мира»3.

29 декабря 1962 г. багдадская «Аль-Джумхурия» опубликовала сообщение о «смерти М. Барзани»4, а 8 января 1963 г. генерал Касем опубликовал очередное обращение к восставшим с требованием «в течение 10 дней сложить оружием и безоговорочно капитулировать». 13 января в официальном коммюнике, опубликованном в Багдаде, военный губернатор Ирака Ахмед Салех аль-Абди во исполнение приказа Касема от 8 января приказал войскам оставаться на обеих позициях и не стрелять в «мятежников» в течение срока, предоставленного восставшим для «капитуляции».

1 «Yeni Sabah». Istanbul, 1962.09.12.

2 Adamson D. The Kurdish War. N. Y., 1964.



3 Shmidt D. Journey among Brave Men. Toronto, 1964, с 310.

4 «Аль-Джумхурия», 1963.12.29.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница