Герои не из Речного Ворона



страница3/5
Дата01.05.2016
Размер0.74 Mb.
1   2   3   4   5

По итогам боя мы получили шесть (считаю самого первого) неподвижных гвардейцев. Возможно, некоторых из них ещё удастся перевязать и спасти от смерти. Получили так же несколько гвардейских лошадей плюс всё снаряжение, которое есть на гвардейцах. А снаряжение там неплохое – по крайней мере, кинжал, который Падла взял у первого гвардейца и использовал в бою, показал себя весьма качественным оружием. Кроме кинжала, рейнджер также присвоил себе амулет, но насколько он (амулет, а не рейнджер) ценный – ещё не ясно, не проверяли.

Были и плохие новости. Почти все из нас в ходе боя получили ранения, а Ситиродзи и Серебряная Борода были изранены настолько сильно, что лежали бес сознания. Так что Падле оставалось только грустно смотреть на тело вора, повторять один и тот же вопрос: «Но вот скажи мне, ты, Се... Су... Ситиродзи, ну зачем ты стрелял?» и не ждать на него ответа.

Сессия 14 апреля 2007 года.

Вёл Катапси.

Играли: Полина (Роза – бардесса-2),
Алензо (Оха – самурай-2) (раса: хенгеокай),
Паша (Падла – монах-1/рейнджер-2),
Хоббит (Тхак – гнолл-2),
Данила (Серебряная Борода – колдун-2),
Сергей Сергеевич (Ситиродзи – вор-2).

Допредставляем героев.

Вот уж действительно
Всё относительно, –
Всё-всё, всё.

Путём сложных умственных упражнений (думал не менее минуты) и неоднократных тонких намёков со стороны Охи (меняла облик несколько раз) рейнджер всё-таки сумел в полной мере прочувствовать блеск и мощь того, что он недавно считал простым соколом. А потом считал уже не простым, но всё ещё соколом. А вот и не угадал – никакой (никакая) это был не сокол. Выяснилось, что нашу скромную группу героев почтила своим присутствием, почтила своим присутствием, присутствием своим почтила, превращаются брюки...

Уф, наконец-то включили фанфары. Ибо почтила нас присутствием своим великая воин-самурай из расы хенгеокаев. Так что характеристика «зверюга страшная» оказалась не совсем точной. Во-первых, не зверюга, а хенгеокаюга. Во-вторых, не страшная, а очень страшная.

Что тут думать – сваливать надо.

Сваливать, сваливать и ещё раз сваливать.

-Но вот скажи мне, ты, Се... Су... Ситиродзи, ну зачем ты стрелял? – бормотал себе под нос Падла, не забываю, впрочем, быстро освобождать теле гвардейцев от доспехов, оружия и просто ценных вещей. Работать приходилось в спешке, и, видимо, именно спешкой надо объяснить то, что в «ценные вещи» попали шесть пар солдатских сапог.

В результате спешных сборов погрузили Ситиродзи и Серебряную Бороду на импровизированные конные носилки, прихватили трофеи, проигнорировали отсутствие Крласса и бодро двинулись в сторону города, подальше от армии.

Довольно быстро выяснилось, что, с одной стороны, наличие раненых не позволяет двигаться достаточно быстро, но, с другой стороны, двигаться быстро надо. Так как позади отряда вот-вот должна была нарисоваться погоня из десятка гвардейцев – об этом узнали от Охи. Пришлось Падле с риском быть пойманным уводить погоню в сторону от основной группы. Кончилась это немного авантюрное мероприятие неплохо – и группа успела уйти, и рейнджера гвардейцы не поймали.

Попутно Падла заработал репутацию весьма сильного мага. Оха на глазах изумлённых гвардейцам превратилась из сокола в женщину. А если у кого-то есть сокол-оборотень, то кто он? Правильно, маг. Тут ещё сказалось то, что найти спрятавшегося Падлу гвардейцы не сумели, а кому приятно докладывать начальству, что вражеский лазутчик оказался умнее и ловчее тебя, нашего охранника? Гораздо проще сказать, что вражина оказался магом и вовсе не прятался, а просто исчез при помощи своей магической силы.

Эксперименты и последствия.

Берегите природу, мать вашу!

Было утро второго дня перемещения из точки «армия» в точку «город». Падла решил рискнуть и влил в рот Серебряной Бороде содержимое одной из шести склянок. Благо уж очень по запаху это самое содержимое походило на содержимое той склянки, которая странным образом появилась в кармане рейнджера после «посещения» командирской палатки.

Эксперимент завершился на редкость удачно – дворф вышел из бессознательного состояния и вскочил на ноги – восстановились все хиты. Вторую банку Падла влил в себя – тоже с прекрасным результатом, вылечились все раны. В Ситиродзи лекарство рейнджер (да, пока ещё рейнджер) вливать не стал – видимо, интуиция ему что-то подсказывала...

Увы, интуиция промолчала некоторое время спустя. Отряд нашёл редкое целебное дерево. Сама аура этого дерева выводила из состояния комы раненных существ, а его сок был мощным исцеляющим снадобьем. Соком наполнили 3 имеющиеся пустые склянки – и это было правильным решением. Но зато то, что позволили приблизить к дереву носилкам с бесчувственным Ситиродзи, оказалось решением совсем неправильным. Тифлинг вышел из бессознательного состояния, и дальнейшие события заставили Падлу сменить вопрос с «Се... Су... Ситиродзи, ну зачем ты стрелял?» на «Се... Су... Ситиродзи, ну зачем ты обдирал с дерева кору, листья и ветки?»

Неутомимый зуд исследователя заставил Ситиродзи сделать именно это: отодрать с дерева кусок коры, наломать веток, надёргать листьев. Все эти ингредиенты были измельчены и попробованы на зуб. Результат был, но не тот, которого хотелось достичь (хотя кто его знает, чего там хотел достичь тифлинг). Смесь оказалась совершенно не магической. Зато сам процесс её изготовления эффект дал – теперь Падле можно было забыть о возможности дальнейшего роста как рейнджера.

Эксперименты в городе.

Даже сам месье Керенский, за кордон,
Перебрался в платье женском, миль пардон.

На третий день пути группа дошла до города и разбила лагерь в лесочке, неподалёку от ворот. Тхака с Серебряной Бородой на всякий случай решили в город вообще не брать, оставили их охранять лагерь. Зачем – не понятно, лучше бы оставили Ситиродзи. Но что сделано, то сделано. В результате в город отправились Роза, Падла и Ситиродзи. В город отважные герои решили входить по одному.

Действия Розы были простыми и разумными. Она пришла в город, прошвырнулась по местным магазинам, потрепалась со стражниками у ворот замка. Потом отправилась в трактир, поужинала, поболтала с трактирщиком, заказала себе в номер большую емкость с горячей водой. Заплатила золотой, зато вечером наслаждалась горячей ванной и возможностью постирать запылившуюся и загрязнившуюся одежду.

Когда Роза ужинала в трактире, там же появился и Падла, но сделал вид, что знакомых тут у него нет. Вскоре бардесса ушла к себе наверх. Падла в это время общался с трактирщиком, впрочем, ничего интересного не узнал. Зато вскоре интересное начало происходить прямо в трактире...

Ситиродзи в замке был – нанимался на работу наёмником-солдатом. Как оказалось потом, он считал, что нанялся к местному магу агентом по спецпоручениям. Отметил «поступление на работу» в замковом трактире, попутно споил приставленного к нему соглядатая. Впрочем, это привело лишь к тому, что в деревенский трактир вслед за Ситиродзи отправили другого шпиона.

В трактире Ситиродзи «познакомился» с Падлой. Разумеется, выпили и неоднократно. Поругался с трактирщиком – машинально, скорее всего. У него вообще на трактирщиков зуб в целый серебряный11. В итоге Ситиродзи всё же подрался, но не с трактирщиком, а с Падлой. Если, конечно, можно назвать дракой быстрое оглушение с дальнейшим продолжением процесса накачивания спиртным.

Судя по дальнейшим событиям, Падле надоело быть простым участником безобразий, которые устраивает Ситиродзи. Оба героя взяли себе на ночь по «девушке для особых услуг». Тифлинг, как ни странно, повёл себя со своей «напарницей» совершенно естественно. Зато полуэльф... Сначала он стукнул доставшуюся ему беднягу о стену. Оглушил, раздел, оделся в её платье. Вышел в таком виде на улицу. Понял, что как-то странно на него посматривают окружающие, и вернулся назад в трактир.

В трактире переоделся в свою одежду и направился в гости в комнату к Ситиродзи. Может быть, надеялся, что одежда другой девушки ему будет более к лицу? Пришёл к Ситиродзи, по дороге взломал дверь – «моя найти дверь»12. Новой драки у Падлы и Ситиродзи не случилось – последний был занят. Одежду местной девицы полуэльф почему-то мерить не стал. Просто взял и ушёл из трактира в лес, в гости к Тхаку и Серебряной Бороде.

Сессия 21 апреля 2007 года.

Вели Катапси и Вий.

Играли: Полина (Роза – бардесса-2),
Алензо (Оха – самурай-2),
Паша (Падла – монах-1/рейнджер-2),
Хоббит (Тхак – гнолл-2),
Данила (Серебряная Борода – колдун-2),
Сергей Сергеевич (Ситиродзи – вор-2),
МурлоКот (Крласс – воин-1/вор-2).

Представляем героев злодеев мастеров.

Пей, и дьявол тебя доведет до конца
Йо-хо-хо! И бутылка рома!

Похоже, не так уж врали философы, рассказывая о переходе количества в качество. Но они, философы, всё же альтернативно умные, и не смогли понять, что надо не простое увеличение количества, а комбинированное, как минимум, двунаправленное. В качестве примера рассмотрим нашу партию.

Сначала нас было трое, потом стало четверо, ещё потом – шестеро, и, наконец, семеро. То есть, имело быть явное увеличение количества героев. Но мир держался, качеств в нём новых не появлялось.

Но тут, как было видение клерику, которого у нас нет, и поэтому мы об этом видении ничего не знаем... Так вот, было видение, что на странном месте, покрытом серым веществом, какие-то люди разливали и выпивали напиток благородного коричневого цвета. И обратился с непонятными словами один из них к другому. И кивнул другой, соглашаясь со словами первого.

Изменился мир, и появилось в нём новое качество. По-другому заговорили хмурые трактирщики. По-другому перехватили оружие в руках суровые гвардейцы. По-другому побежали на юг загадочные олени13.

О вреде любопытства.

Против сценария не попрёшь14.

Бой с гвардейцами был закончен. Ситиродзи и Серебряная Борода лежали на земле и делали, соответственно, умные рога и умную бороду. Падла деловито исследовал гвардейцев на предмет «А что это у них в карманцах?» и «Носки заштопаны?».

Крласс стоял чуть в стороне и внимательно оглядывал окрестности. И вдруг – как же без «вдруг» – эльфу показалось, что в кустах, расположенных неподалёку от опушки леса, что-то или кто-то двигается. Естественным желанием Крласса было обратить на это внимание партии, или хотя бы предупредить Падлу, что он, Крласс, сейчас пойдёт к этим кустам и проверит, что там происходит. Но эльф, как все разумные существа, понимал, что такое сценарий законы жанра, и потому попёрся в подозрительные кусты, никого не предупредив и никому ничего не сказав.

Законы жанра не подвели – в кустах Крласс получил чем-то тяжёлым по голове и потерял сознание. Очнулся уже будучи в состоянии связанного груза, который куда-то перевозят на спине лошади. Куда везли было совершенно непонятно – в дополнении ко всем неудобствам, на голове у эльфа был непрозрачный мешок.

Поездка оказалась на редкость скучной. Такой же скучной, как и её завершение. Крласса оставили со связанными руками и ногами, плюс руки были привязаны длинной верёвкой к ближайшему дереву. Развязался эльф быстро – благо руки у него были связаны спереди, и в сапогах было припрятано по кинжалу.

Дальнейшие события тоже особой оригинальностью не блистали. Сначала Крласс двигался к городу пешком, потом на какой-то ферме купил себе лошадь. По дороге несколько раз пытался вспомнить, где он раньше слышал голос того человека, который вёз его связанного на лошади. Так и не вспомнил.

Монах и искушения.

Монах пожару друг, товарищ и брат.

Падла бродил по трактиру, пытаясь привыкнуть к мысли, что он больше не будет расти как рейнджер. Было плохо, хотелось думать не об этом, а о чём-нибудь вроде большого вертела с Ситиродзи, плавно вращающимся над открытым огнём (над костром, если проще). Но об этом думать было нельзя, неправильно было думать об этом. Но тогда о чём? Может, о судьбе монаха, о борьбе с искушениями, встающими на пути служения богу? И о том, как хорошо было бы взять эти искушения, насадить на большой вертел и плавно вращать их над открытым огнём. Опять не то...

Искушения, огонь... Тут на глаза Падле попался люк в потолке, в конце коридора. Но до люка было слишком высоко. Искушения, огонь... А, ладно. Падла зашёл в комнату Ситиродзи – благо дверь в неё уже не запиралась – и от души стукнул головы тифлинга и служанки. Получилось неплохо, хотя Ситиродзи получил мало – даже сознания не потерял, так что всё же чего-то для счастья не хватало. Огонь! Не хватало огня.

Вскоре на втором этаже был и огонь, и дым. А творец всего этого с гордым выражением на лице, с девицей наперевес, с криком «Пожар!» скатился по лестнице на первый этаж. Потом Падла проследовал в конюшню, бросил там девицу, взял лошадь и поскакал в лагерь, к Тхаку и Серебряной Бороде.

Так закончилось первое искушение монаха. Впереди было второе, точнее, не впереди, а сзади – искушение кралось по следам Падлы. Монах чуть притормозил, слегка спрятался, сильно постучал – и вот связанное искушение было перед ним. При допросе искушение призналось, что его зовут Иваном Ивановичем Ивановым, и не стал отрицать, что следил за Падлой – впрочем, попробовал бы он отрицать.

Третье искушение Падлы было в том, чтобы отправить Тхака спать (Тхак молчит, когда спит) и проигнорировать отсутствие Серебряной Бороды (Серебряная Борода молчит, когда отсутствует). Монах так и искусился: отправил, проигнорировал и остался в тихом, спокойном лагере. Поначалу всё было хорошо, но через некоторое время проснулся Тхак и вернулся Серебряная Борода. Как оказалось, дворф ходил в город, добывал информацию. По большому счёту, всё то, что он узнал, сводилось к информации, что город действительно существует, и что в нём готовятся к приходу вражеской армии. Ну и ещё в городе недавно кто-то попытался поджечь кабак. Если честно, то всё это Падла знал и так.

Можно ли считать прибытие в лагерь Крласса четвёртым искушением – вопрос спорный. Скорее всего, всё же нельзя. Конечно, эльф приехал из города, и рассказал, что встретился с бардессой. Но отличие представителя длинноухой расы от представителя длинномордой в том, что первый способен говорить о милой донне Розе без регулярного подвывания.

Так что четвёртым и последним искушением монаха стало появление верховых гвардейцев, заинтересованных в ответе на вопрос: «А какая, собственно, падла, подожгла трактир?» Тут наш герой оплошал. Нет, то, что он знал ответ на вопрос, его, конечно, в какой-то мере, оправдывает. Но вот зачем он решил отводить погоню от гнолла, дворфа и Вани за собой, так и осталось загадкой.

Ну отвёл, а дальше что? Сам упал (уронили) в бессознательное состояние, попал (взяли) в плен. Дворф и гнолл пошли на юг. Почему на юг – так и осталось загадкой. Есть мнение, что это направление предложил гнолл, а предложил потому что «юг» – самое короткое название направления. Ваню убил дворф. Сначала развязал, дал лошадь, а потом убил «при попытке к бегству».

Падла лежал в замковой тюрьме... Он не рассуждал о том, что облажался с последним искушением – он в текущем состоянии вообще ни о чём рассуждать не мог.

Тифлинг и удивления.

76. Ты на кого наехал, скотина?!!

Ситиродзи всегда где-то подсознательно считал, что одна из главных его задач – это доставлять партии интересные и неоднозначные приключения. А тут всё пошло как-то наперекосяк. Трактир поджёг не он, тифлинг, а самый обычный полуэльф. Да ещё по голове стукнули, дверь сломали. Безобразие, мир явно вёл себя не правильно.

Попробовал пообщаться с местным населением – получилось забавно, но какую гадость они тут пьют. Ситиродзи и раньше догадывался, что примитивные люди-селяне пьют что-то, сильно отличное от привычным ему сортов, но чтобы до такой степени отличное... Что и говорить, удивление было не из приятных.

Следующее удивление было получше. К столу в трактире, где сидел Ситиродзи, подсела молодая симпатичная особа женского полу. После короткого разговора выяснилось, что с тифлингом беседует Оха, которую он раньше считал соколицей. Вскоре высокие договаривающиеся стороны пришли к мысли, что надо пойти в замок и там кого-нибудь хорошо удивить.

Сказано – сделано. Ситиродзи в замок пустили как наёмника, служащего в замковом гарнизоне. В гарнизоне... Тут бы подумать... Оху (в человеческом обличии) пустили, так как тифлинг представил её своей подругой. И вот парочка оказалась внутри замка и стала всех удивлять...

Оха удивляла замкового трактирщика. Сначала предложила научить «его девочек» чему-нибудь новенькому. Потом ткнула беднягу специальной длинной иглой в область ключицы. Трактирщик удивился сильно, но заорать не забыл.

На крик трактирщика прибежали солдаты, скрутили и обыскали Оху. Нашли четыре спрятанные иглы. Пришёл офицер, но его уже удивляла не Оха, а Ситиродзи. Тифлинг всё ещё был уверен, что служит лично магу, живущему в этом замке, а все остальные ему не указ. И уж тем более не указ данный тупой, самодовольный офицерик.

В общем, по итогам всех удивлений, Ситиродзи приговорили к 30 ударам плетью, а Оху к смертной казни. Тифлинг попытался бежать, но в кандалах это оказалось делать неудобно. Получил все свои 30 плетей, но сознание потерял ещё в самом начале экзекуции. Оха попыталась превратиться в птицу и улететь, но стражи на эшафоте оказались ловкими – успели её поймать и посадить в клетку. Хорошей новостью было только то, что казнь отменили – решили сначала разобраться, кто, собственно говоря, попал к ним в руки.

Хозяйственные действия.

Тяжело на торговле – легко в бою.

Крласс наконец-то добрался до города. Встретил в трактире Розу, разыграли сцену знакомства и отправились бродить по городу, замку и прочим местам. Посетили местную бабку-знахарку, закупились простенькими снадобьями.

Не без труда, но смогли попасть в замок. Розу пригласили вечером выступить перед лордом. Договорились о встрече с волшебником, живущим в замке. Встретились с кузнецом, работающим в замке. Договорились, что придут к нему ещё раз, чтобы продать-купить оружие и снаряжение.

Покинули замок, съездили в лагерь, спрятанный в лесу. Повстречались там с Падлой. Забрали у него все шесть трофейных кольчуг и четыре трофейных длинных меча. Монах нервничал, что-то ему в окружающем лесу не нравилось, и он попросил Крласса взять на хранение все ценные вещи и деньги. Как потом стало известно, сделал он это весьма вовремя – до нападения гвардейцев на лагерь оставались считанные часы. А так Падла хоть и попал в тюрьму, но отнять у него смогли только оружие – на тот момент ничего более ценного у него уже не было.

Вернулись в замок. Встретились с волшебником и купили, купили у него жемчуг. Ещё раз встретились с кузнецом. Продали ему трофейные кольчуги и длинные мечи. Купили качественный короткий меч для Крласса. Вскоре после завершения всех закупок Роза отправилась готовиться к выступлению, а Крласс отдыхать (официально отдыхать) в замковую таверну.

Поиски пленных.

Ну кто так строит.

Перед вторым посещением замка Крласс заглянул в свою комнату в городской таверне. Ещё утром, как только вселился, эльф положил на стол лист чистой бумаги, перо и чернила. Словом, сделал всё так, как просил в телепатическом послании Джон. Сейчас на листе красовалась надпись: «Освободите двоих – зачеркнуто – троих, попавших в замковую тюрьму. Они важны.»

По дороге в замок Роза и Крласс заглянули в лесной лагерь – ведь было ясно, что если пленных целых трое, значит, кого-то из них захватили в лагере. Лагерь был разрушен. Эльфу и бардесса попытались найти следы спасшихся, но, увы, не преуспели.

В замке Розе и Крлассу рассказали, что днём было исполнение приговора Ситиродзи и Охе. Когда рассказчики дошли до описания превращения девушки в соколиху, стало ясно, кто первые двое, попавшие в замковую тюрьму. Плюс кто-то один из троих, бывших в лагере.

Как уже было сказано, Роза в скором времени отправилась сначала готовиться к выступлению перед лордом и его приближёнными. Выступила прекрасно, заработала и деньги, и поклонника из числа офицеров замка. Да и на мага произвела весьма благоприятное впечатление.

Крласса на выступление бардессы не позвали – что его полностью устраивало. Эльф обосновался в замковом трактире и начал пить с гвардейцами, отдыхающими в этом заведении. Споил пять гвардейцев – благо они и не думали сопротивляться. А дальше начались рейсы трактир казарма. В казарму Крласс относил спящего гвардейца, а вот на обратном пути...

Дело было в том, что казармы и трактир весьма удачно (для Крласса) находились по разные стороны от центрального донжона замка. Так что на пути в казарму эльф выбирал подходящие окна на втором этаже донжона, а на обратном пути пытался в них залезть. На первом этаже окон не было – только узкие бойницы, и потому в подвал донжона Крласс намеревался пробираться через второй этаж. Почему эльф был уверен, что замковая тюрьма находится в подвале донжона – так и осталось загадкой. То ли кто-то ему днём неудачно рассказал, как вели на эшафот Ситиродзи и Оху... То ли опять о себе решил напомнить восемнадцатый интеллект...

В итоге всех этих рысканий эльф посетил пустую спальню на втором этаже, но в коридор выйти не решился – там явно кто-то был, возможно, что и стража. Чуть было не залез через окно в комнату, где выступала донна Роза. Один раз был окликнут бдительным патрулём, но отпущен – вот где пригодилась отмазка о перетаскивании пьяных гвардейцах. Ибо патрульные тоже были гвардейцами, и не могли не оценить заботу о своих товарищах.

Но факт есть факт. Крласс не попался в руки часовых, но и в тюрьму проникнуть не сумел. Оставалось дождаться возвращения Розы с выступления, обсудить с ней сложившуюся обстановку и пойти отдыхать. Отдыхать, с тем, чтобы под утро сделать ещё одну попытку найти тюрьму и вытащить из неё пленных сопартийцев.

Сессия 29 апреля 2007 года.

Вели Катапси и Вий.

Играли: Полина (Роза – бардесса-3),
Паша (Падла – монах-1/рейнджер-2),
Хоббит (Тхак – гнолл-2),
Сергей Сергеевич (Дзёто – сохей-2),
МурлоКот (Крласс – воин-1/вор-2).

Топография и радиометрия.

Хуже тупого приколиста может быть только тупой маг-приколист.

Вечером по двору замка прогуливались донна Роза и Крласс. Со стороны это выглядело как достойный променад почтенной бардессы. Правда, когда парочка направилась к воротам и путём расходования некоторой суммы убедила часового, что им непременно надо погулять по окрестностям... Да, поубавилось достойности и почтенности... Но, надо заметить, сейчас и донну Розу, и Крласса интересовало совсем другое.

Эльф и бардесса поделились мнениями о происходящем, договорились, как будут действовать дальше. Решили, что в донжон Крласс будет проникать по верёвке, через окно в комнате Розы. Если кто заметит, то бардесса просто скажет, что желает на всякий случай иметь охрану в своей комнате. Дальше Крласс пробирается по коридору вниз, на первый этаж, а дальше в подвал, где тюрьма.

К счастью, во время обсуждения плана вспомнили всё, что знали о планировке замка и разобрались, что тюрьма находится не под донжоном, а рядом с ним. Впрочем, разок в комнату к бардессе Крлассу всё же слазить пришлось. Роза часть вечера потратила на определение магических свойств плаща, посоха и склянки с лечебным зельем. В результате поняла, что зелье – это «Лечение средних ран», а вот плащ и посох – просто гнусные подделки, с фальшивой магической аурой.

Психология и виноделие.

Вино «Охранник» – утра не будет.

Крласс прокрался к тюрьме. Изучил дверь, понял, что снаружи её не открыть – замка не было, все засовы были с другой стороны. Подобрался к окошку и заглянул вовнутрь. В караулке сидели четверо гвардейцев. Мда... Вообще-то, эльф был довольно высокого мнения о своих фехтовальных способностях, но именно что о способностях. Способности были, и непременно должны были развиться со временем. А пока Крласс весьма пессимистично оценивал свои перспективы в бою против одного гвардейца, не говоря уже про четверых.

Пришлось думать головой. План родился быстро. Имитировать пьяный толчок всем телом в дверь, обронить (случайно, разумеется) флягу с вином на землю и быстро ретироваться подальше. А вино во фляге было не простое, а щедро приправленное сонным зельем. План был хорош, эльф даже порадовался собственной мудрости.

1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница