Герои не из Речного Ворона



страница2/5
Дата01.05.2016
Размер0.74 Mb.
1   2   3   4   5

Всего по итогам боя в плен взяли одного гоблина-мага и двух гоблинов-воинов. Гоблины спали, сняв доспехи, и, разумеется, одеть их не успели. Падла разумно заметил, что раз награду обещали за тех, кто без доспехов, то чем больше бесдоспешных, тем лучше. В бою потратили три склянки из четырёх выданных. Одной Крласс сбил (и, увы, уничтожил) магический летательный аппарат гоблинов. Вторую выпила Роза, в надежде, что магическая жидкость поможет увидеть невидимого гоблина. Третьей пытался попасть в невидимку Падла, но промазал. Впрочем, как уже было сказано, гоблина это не спасло. И теперь впереди у пойманного мага-диверсанта была масса специфических перспектив.

Сессия 1 апреля 2007 года.

Вёл Катапси.

Играли: Полина (Роза – бардесса-2),


Паша (Падла – монах-1/рейнджер-1),
Хоббит (Тхак – гнолл-2),
Данила (Серебряная Борода – колдун-1),
Сергей Сергеевич (Ситиродзи – ужас, но, в этот раз, не летящий
на крыльях ночи7 – вор-1) и
МурлоКот (Крласс – вор-2).

В качестве первоапрельского прикола у этой сессии правильно указана дата. Описание двух предыдущих сессий было выложено с неправильно указанным месяцем проведения, чего, разумеется, никто не заметил.

Продолжаем представлять героев.

Выключите свет! Они на свет лезут!

Сидишь так, знаете ли, в карауле, никого не трогаешь. А тут треск, топот, две лошади с седоками скачут. И приходиться по долгу службы напрягать свой интеллект (а он не казённый) и делать выводы, что это новые собратья по добыванию из окружающей среды пользы прибыли.

Примерно так рассуждал Крласс. Да, это он сидел в карауле, и это ему пришлось напрягать неказённый интеллект. В результате Падла и Роза получили сообщение, что к ним скачут два новых помощника. Заметим, что эльф, как и положено истинному интеллектуалу, отважно взял на себя труд провести предварительную обработку данных. И благополучно эти данные обработал, и понял, что прибывают именно два, а не четыре новых помощника, то есть лошади сами по себе помощниками не являются.

После боя.

Шиир, Сумкин! Говорить бистро!

Наша четвёрка быстро собрала в гоблинском лагере всё, что смогла унести. Фактически, от лагеря остался только костёр и вытоптанная площадка. Потом аккуратно отошли на старую позицию, где мы планировали атаку гоблинов. Крласс занял уже хорошо знакомую наблюдательную позицию на вершине холма, а Падла, Роза и Тхак начали разбираться с добычей и пленными.

Добычу просто отложили в сторону, а вот с пленными возникли проблемы. Дело в том, что Тхак был искренне уверен, что гоблин-маг – его лучший друг. Падла и Роза сначала попытались объяснить Тхаку, что мерзкий подлый гоблин никак не может быть другом прекрасного благородного гнолла, но Тхака убедить не смогли. Тогда Падла сделал логичный вывод, что на голову Тхака надо влиять не словами, а чем-нибудь более увесистым. Через некоторое время гнолл почувствовал сильное головокружение, и пришлось ему прилечь отдохнуть на мягкую травку.

Падла аккуратно спеленал «уснувшего» Тхака и перешёл к беседе с пленными. Увы, несмотря на все старания и ухищрения, узнать удалось совсем не много. Гоблины рассказали, что их послали мешать перемещению армии – что было и так понятно. Плюс пленные признались, что кроме их группы, есть ещё как минимум ещё одна, отправленная гадить нашей армии – об этом мы и сами догадывались. В защиту стараний Падлы надо сказать, что он очень хотел оставить гоблинов в живых – за мёртвых нам премию не обещали.

Во время допроса гоблинов прибыли двое наших новых спутников. Оба они хорошо владели языком гоблинов, но и это не помогло. Допрашиваемые твари юлили и отмалчивались, а сильно их обижать, как уже говорилось, Падла просто опасался. В конце концов решили сдать гоблинов командованию, и пусть там их допрашивают по полной программе.

Перерыли барахло, отобранное у гоблинов. Никаких интересных бумаг типа приказов или карт там не нашлось, но зато обнаружилось три весьма дорогие вещицы. Крласс и Роза по очереди осмотрели добытые кубок, камень на подвеске и кружку. Сошлись на мнении, что за кубок можно будет выручить около 500 золотых, а за камень и кружку – 800 и 300. Плюс у двух гоблинских магов было по книге с заклинаниями. Разумеется, спеллбуки конфисковали и отдали на хранение Крлассу.

Расходы и лечения.

А кто платит дважды? Вот и мы не помним...

Вернулись к армии, благо, по следам её найти было совсем не трудно. Сдали пленных и всё (ну, почти всё) барахло командованию. Да, если кто-то предполагает, что в составе почти всего барахла не оказалось кубка, камня, кружки и спеллбуков, то он совершенно прав. Получили от командования заслуженную награду – по 300 золотых первоначальной четвёрке, и по 100 золотых двум новеньким.

Пожаловались командованию на плохое состояние Тхака – он всё был под действием заклинания гоблина. К счастью, в составе армии нашёлся соответствующий умелец, чем-то там на нашего гнолла помахал, что-то пробормотал, и Тхак пришёл в себе. Хотя ещё не факт, что мы правильно поступили. С одной стороны, Тхак больше не рвался спасать своего драгоценного гоблина. С другой стороны, гнолл радостно бросился к одному из двух новеньких: «Брат! О, мой названный брат!» Вы когда-нибудь видели обнимающихся гнолла и дворфа? Вот-вот, и не советуем – ничего в этом интересного нет.

Наверно, на наших лицах было столько изумления, что Тхак решил замять тему, что же должно было случится, чтобы гнолл и дворф стали названными братьями. С присущими ему проницательностью и добротой гнолл поинтересовался у Падлы, почему он, гнолл, упал в обморок, и не рейнджер ли устроил это развлечение. Поскольку Падла не сумел представить шесть свидетелей своей непричастности к обмороку гнолла, постольку Тхак не поверил в невиновность рейнджера и обещал в будущем с ним поквитаться. Группа грустно повспоминала предания старины8, но решила пока надеяться на лучшее.

Дело было уже к вечеру, и партия уже предвкушала заслуженный отдых, но тут оказалось, что мы недооценили ту гадость, которой наши гоблины обработали повозку. Не зря всё же её потом пришлось сжечь. Крлассу стало плохо, появились покраснения, существенно нарушилась координация движений. Впрочем, оставшейся координации эльфу хватило на то, чтобы открыть бурдюк с вином и как следует продезинфицироваться.

Лечением Крласса занялись на следующее утро. Добросовестно попытались ограничиться дёшевым вариантом, и, естественно, в результате оплатили и дешёвую молитву (минус 10 золотых), и настоящее дорогое лечение и восстановление (минус 500 золотых).

Доходы и планы.

А что, отец, модницы в городе есть?

Тем временем наша армия подошла к какому-то маленькому городку. Не к тому, с которого нам надо было стрясти деньги, а просто к какой-то захолустной дыре. Впрочем, хоть какое-то развлечение. Благо нас, наёмников, отпустили на ночь развлекаться в этот городок.

Должно быть, правы теории о переселении душ. Падла и Ситиродзи почувствовали что-то вроде зова предков, и решили, что надо начать зарабатывать деньги. Как первый источник решили использовать бардессу – ну что это, если не зов предков9? Что, страшно звучит? А на самом деле планировалось всего лишь... Впрочем, перейдём пока ко второму потенциальному источнику денег.

На отдых в городок отпустили только наёмников и гвардейцев, но отнюдь не простых пехотинцев. И в головы наших финансистов пришла блестящая идея купить в городе вина и продавать его солдатам. А в качестве рекламы сего мероприятия использовать купающуюся бардессу. Мол, купил кружку – скажем, где в ширме дырочка.

Группа приняла план с воодушевлением. Во-первых, Тхак заявил о желании скупить все дырки в ширме оптом. Отказали. Во-вторых, Крласс вспомнил о своём интеллекте и провёл некоторые вычисления. Получилось, что на 10 бочонках с вином удастся наварить аж несколько золотых. Эльф подумал ещё, вспомнил о том, что он таскает в своём снаряжении, а потом поинтересовался у спутников, не хочется ли им заняться другими делами? Например, попытаться определить, что за магия зашита в плащ и посох, добытые при посещении логова медведосовы?

В итоге решили объединить приятное с полезным, и отправится в городок и за вином, и за материальными компонентами, необходимыми бардессе для заклинания Identify. Вино нашли быстро, а вот с компонентами получилось хуже. Нужно было купить пару жемчужин, или хотя бы одну. Но, увы. Ни в одном из двух городских магазинчиков жемчуга в продаже не было. Попытались выяснить, нет ли в городке какой-нибудь красотки, щеголяющей в украшениях из жемчуга. Узнали. Нету тут таких... В общем, дыра – она и есть дыра.

Так что вся польза от гнусного городка ограничилась 10 бочками вина и 300 золотыми – это мы продали трофейную кружку. А, нет. Еще верёвок пеньковых купили – бочонки на лошадей крепить.

Жемчуга и незнакомцы.

Гюльчатай, открой личико.

Пристроили бочонки с вином в обоз. Попутно уменьшили возможную будущую выручку на один золотой. Впрочем, не важно это. Тут такие события пошли, что нам это вино скоро то ли героически срочно выпивать, то ли просто на землю выливать.

Попытались добыть жемчуг из запасов армейского мага. Два раза пообщались с охранниками этого мага, к самому магу пока не попали. Ну да ничего, отчаиваться не будем, что-нибудь придумаем. Не невидимкой же маг по лагерю будет расхаживать.

Пока же нас от проблемы с жемчугом отвлёк один весьма загадочный незнакомец. Приходит к нам и запросто так предлагает тайно покинуть армии и идти убивать некоего человека в некоем замке. В качестве причины, зачем этого некоего надо убивать, наш собеседник предложил по 100 золотых каждому сейчас и ещё по 400, когда (или если) мы вернёмся.

Кстати, личико он открыть-то открыл, а толку? Сам же предупредил, что лицо на нём сейчас отнюдь не его, а так – для работы служебную личину нацепил. Плюс есть подозрение, что имя Джон, которым он представился, тоже служебное. Мы попытались убедить Джона пройти с нами к командующему. В процессе убеждения узнали массу интересных вещей.

Во-первых, если лошадь с Джоном энергично толкнуть лошадью с Крлассом, то Джон красиво кувыркается и приземляется на ноги.

Во-вторых, заклинания бардессы на Джона действуют плохо.

В-третьих, Падла в Джона рукоятками кинжалов не попадает.

В четвёртых, Крласс попадает мечом по дереву рядом с Джоном.

В пятых, Тхак и Серебряная Борода в бою с Джоном используют весьма нетривиальную тактику. Выражается она в том, что Тхак удаляется от места боя, а Борода на него при этом накладывает заклинание магической брони.

Убеждение Джона продолжалось недолго. С одной стороны, нас смутила какая-то маленькая эффективность наших действий. С другой стороны, Джон вёл себя подчёркнуто невраждебно. Никого не попытался атаковать, хотя возможности для этого у него явно были. Плюс вокруг собралась толпа глазеющих наёмников, и совсем не факт, что нам было выгодно продолжать беседу при таком количестве любопытных.

Сессия 7 апреля 2007 года.

Вёл Катапси.

Играли: Полина (Роза – бардесса-2),
Алензо (Оха – сокол-3),
Паша (Падла – монах-1/рейнджер-1),
Хоббит (Тхак – гнолл-2),
Данила (Серебряная Борода – колдун-1),
Сергей Сергеевич (Ситиродзи – вор-1) и
МурлоКот (Крласс – вор-2).

Продолжаем представлять героев.

Цель скоростная, низколетящая. Предполагаю Оху.

Падла сидел на лошади и медитировал. Что делать – происхождение, а точнее присхождение талантов монаха накладывало некоторые требования к поведению. Как говориться: назвался (назвали10) монахом – изволь сидеть и рассматривать свой пупок в поисках смысла жизни.

К счастью, подлинного монаха из Падлы не получилось, и рассматривал он не свой пупок, а своего товарища-сокола. И счастье это выразилось в том, что и сокол внимательно посмотрел на рейнджера, и решил, что надоело ему, соколу, быть на вторых ролях. Тут, понимаешь, всякие бегают, гоблинов режут, а он, сокол, ещё ни одного коммонера не завалил.

Так пропал обычный сокол Ох, и появилась весьма необычная соколиха Оха. Зверюга страшная, ежели честно говорить. Коммонера, правда, всё ещё не одного не заклевала – некогда ей, тут и поинтересней цели подкидывают.

Небольшое отступление про счастье и метафизику.

Немногие оставшиеся в живых жертвы Порождения Хаоса утверждают, что в эти минуты они ясно слышали чей-то гадкий смех на задворках своего сознания.

Наша группа по-прежнему ехала в составе армии и обсуждала как приземлённые, так и весьма возвышенные цели. Разумеется, в первую очередь отважных героев (нас) интересовало благополучие в мироздании, то есть цель (тут фанфары) самая что ни на есть возвышенная.

И состояние этого самого мироздания не могло не радовать. Ведь что, как известно, является самой большой угрозой для хрупкого устройства мира? (Ну, не считая героев, разумеется.) Так вот, страшным риском для мира может стать какое-нибудь порождение Хаоса, ибо действия и поступки таких монстров непредсказуемы, но цель очевидна – доставить максимум страданий и боли. (Порождения Хаоса питаются эманациями страха и боли.)

Как удалось вспомнить Крлассу, читавшему когда-то трактат «О самых лучших врагах», типичными признаками того, что рядом присутствует порождение Хаоса, уже наметившее себе очередную жертву, являются следующие. Во-первых, ранее дружественные окружающие внезапно меняют отношение – становятся грубыми, чуть что, норовят внезапно ударить в спину. Во-вторых, из лавок продавцов непонятным образом исчезает как раз то оружие, по которому у намеченной жертвы есть специализация. И, наконец, в-третьих, все артефакты, когда-то добытые жертвой, оказываются проклятыми.

Что же мы видели вокруг?

Никто из окружающих нас в спину бить не пытался. Крласс пообщался с магом сэром Никодемусом, Падла пообщался с сэром Дольриком. Ни один из этих милых людей не только не нанёс удара в спину, напротив, оба они всячески старались увеличить расстояние между собой и спиной собеседника. Сэр Никодемус, оберегая спину Крласса, позвал двух гвардейцев, любезно проводивших эльфа назад, к отряду наёмников. Сэр Дольрик оказался ещё любезней – Падлу провожали четверо гвардейцев, причём даже помогли ему сесть на лошадь.

Оружие из лавок продавцов не исчезало, и, судя по всему, исчезать не думало. Дело в том, что и продавцы в лавках, и ученики магов в армии, и все наёмники в этой же армии были заняты другим. Они всеми возможными способами старались не впасть в страшный грех владения жемчугом. Причём не только себя спасали, но и окружающих всеми силами старались оградить от этого самого страшного жемчуга.

И, наконец, последнее. Ни о каких проклятых артефактах речи идти не могло. Все артефакты, находящиеся в нашем распоряжении, были или полезного (склянка с антимагической жидкостью), или неизвестного (все остальные) назначения.

Так что оставалось только ехать и радоваться жизни.

Практические вопросы цели и цены.

Дак ведь я – дитя природы,


Пусть дурное, но – дитя!

Мы от души пообсуждали между собой, стоит ли нам соглашаться на предложение Джона. Потом пообщались с Джоном. Потом ещё пообсуждали между собой. В итоге, обсуждение заняло у нас время с утра и до обеда, но решение мы приняли. Мы же герои, нам не может не быть свойственна некоторая бесшабашная решительность.

В итоге сговорились на 100 золотых каждому сейчас и 500 золотых, тоже каждому из нас, по выполнении миссии. Крласс пытался получить часть гонорара жемчугом, но, чисто случайно, оружия, к которому есть специализация... нет, не то... чисто случайно, жемчуга у Джона не оказалось.

Эльф попытался добыть жемчуг там, где он должен быть почти наверняка – у магов вообще и у сэра Никодемуса в частности. Увы, оказалось, что ученик Никодемуса сам жемчуга среди маткомпонентов не имеет. И не рискует пойти покупать жемчуг у своего учителя. Не повезло, богатый ученик попался, что ему там лишняя сотня золотых за посреднические услуги?..

Крласс попытался пообщаться непосредственно с самим сэром Никодемусом. Обратно увы – пожилой маг явно или встал сегодня не стой ноги, или перечитал сценарий... и тут не то... свой спеллбук на ночь, но факт есть факт. Вместо добродушного волшебника, терпеливо инструктировавшего группу перед поиском гоблинов, эльфу встретился заносчивый тип, не пожелавший даже выслушать, что ему хотят сказать. Но, как уже было сказано, зазнался Никодемус не полностью – двух гвардейцев в провожатые Крлассу он не пожалел.

Падла попытался обсудить будущие диверсионные действия с Кеном и с заместителем командующего сэром Дольриком. Беседа с Кеном прошла быстро – собственно, она и начаться толком не успела. Так себе, обычное посылание, которых много приходится слышать герою на своём пути. Проехали и забыли.

Но зато попытка поговорить с Дольриком привела к весьма запоминающимся результатам. Началось всё так же, как у Крласса с Никодемусом. Как и маг до него, сэр Дольрик не пожелал и выслушать то, что ему хотел предложить Падла. Рейнджер попытался ещё раз привлечь к себе внимание, и для этого бросил в Дольрика пару маленьких камушков. Что тут скажешь – дитя природы, что с него взять? Впрочем, сэр Дольрик, получивший одно попадание камушком, считал, что взять с Падлы кое-что всё-таки можно.

К рейнджеру подъехали четверо гвардейцев и рассказали прейскурант за кидание камнями в командный состав. Падла счёт из сначала пятнадцати, а потом и двадцати ударов плетью платить решительно отказался, и они с гвардейцами начали забеги по местности. Кончилось чем-то вроде боевой ничьи. Гвардейцы удовлетворились сведением рейнджера в бессознательное состояние при помощи многочисленных ударов мечом. Падла же удовлетворился несостоявшимся знакомством с плетью и состоявшимся знакомством со склянкой мощного лечащего средства. Склянка эта неведомым образом оказалась в кармане рейнджера после того как его, ещё бес сознания, затащили в командный возок.

Донна Роза не осталась в стороне от попыток добыть жемчуг. В её очаровательную голову пришла весьма логичная мысль – да, Роза у нас не только танцует и поёт, но еще и огого что может! А мысль была в том, чтобы найти в армии кого-нибудь, кто имеет в хозяйстве украшения из жемчуга, отделку из жемчуга на оружии, наконец, плащ, расшитый жемчугом. Но, как уже было сказано, все окружающие (в рамках доказательства отсутствия наличия присутствия Порождения Хаоса) были заняты защитой нас от впадания в страшный грех владения жемчугом.

Теоретические вопросы данных и следствий.

Вот вы их видите – а вот уже не видите.

Задание, которое дал нам Джон, было одновременно и простым, и сложным.

Простое в том смысле, что нам предлагалось «найти и уничтожить» некую явно асоциальную личность. А именно, дьяволопоклонника, которому приспичило скрываться в том самом городе, с которого наша армия шла взыскивать невыплаченные налоги.

Сложность, собственно говоря, была рядом с простотой. Во-первых, в том самом городе, во-вторых, армия. Нам надо было покинуть армию и попасть в город ещё до её прихода.

Мы узнали у Джона все возможные приметы разыскиваемого негодяя, и стали думать, как нам покинуть нашу – пока ещё нашу – армию. Чем кончилась попытка оформить наш уход более-менее официально, на личной (не казённой) шкуре испытал Падла. Но случившиеся с ним история, точнее, таинственное появление склянки с лечебным снадобьем, навела Крласса на некоторые мысли. Ведь сам Падла склянку упереть не мог – он в тот момент на ногах не держался, дышал и то с трудом. Дальше, сама склянка в карман рейнджеру заползти тоже не могла – у неё вообще с ногами (да и с дыханием) проблем ещё больше, чем у Падлы в тот момент было. Значит – тут эльф напряг весь свой восемнадцатый интеллект – кто-то её (склянку) ему (Падле) подсунул!

Из всех этих рассуждений был сделан смелый вывод, что никто нас особо в армии держать не будет, и уходить можно по-простому – среди бела дня отъехать в сторону. В подтверждение нашего высокого коллективного разума надо добавить, что отъезжали мы не всем скопом, а по одному. О месте встрече договорились заранее.

Поначалу отъезд в сторону от армии проходил легко. Правда, какой-то гвардеец из охранения спросил у Крласса, а куда, собственно, он направляется. Но эльф, с присущей дивной расе природными невозмутимостью и деликатностью, ответил, что он желает срочно посетить кусты на тему облегчения дальнейшего передвижения. Крласс был сама вежливость – даже поинтересовался, не хочет ли гвардеец лично проследить за процессом облегчения. Гвардеец ответил уклончиво.

Уход по английски.

С блюстителем порядка короткий разговор

Вот мы и докатились – эпиграф нисколько не неправдивый и не полуправдивый. Самый что ни на есть правдивый эпиграф получился. Ужас.

А как, собственно, проходил этот самый короткий разговор? Да очень просто. Собрались мы все в заранее условленном месте – у подножия холма, слева по ходу движения нашей (или уже бывшей нашей) армии. До армейской колонны от нас было, ну, где-то минут десять езды. В общем, мы явно выполнили все требования конспирации, мы даже песен орать не стали, а спокойно разговаривали. Ну, не стали сразу за холм валить – так ведь если сам не потупишь, то никто за тебя и не потупит.

И вот стоим мы и тупим. И вдруг со стороны армии из лесочка выезжает какой-то буйный гвардеец и начинает на нас орать в том смысле, что мы все, наверно, дезертиры, и если сейчас же к армии не вернёмся, он в нашем дезертирстве окончательно убедиться. Мы, со своей стороны, заявили, что готовы немедленно продемонстрировать доказательства нашей невиновности. Для этого Падла подошёл к гвардейцу спереди – чтобы тому было лучше слышно, а Крласс подъехал сбоку – чтобы было лучше видно. Слышно наши доводы про немедленное возвращение, а видно, что мы уже практически возвращаемся.

Гвардеец ещё что-то пытался сказать, но ему пришлось на личном опыте убедиться, что дипломатическая фаза ведения беседы явно кончилась. Крласс энергично толкнул своей лошадью лошадь гвардейца, Падла тоже отнюдь не помогал тому удержаться на лошади, и вскоре у нас на руках был сильно избитый (бес сознания) и связанный гвардеец. Когда мы кончили его связывать, бардесса сообщила нам, во-первых, что она в самом начале заварушки успешно скастовала на гвардейца Charm Person, и, во-вторых, краткую характеристику нас вообще.

Дальнейшее обсуждение того, кто кого очаровывал и кто чем думал, было прервано. Крласс и Ситиродзи, ушедшие на караул в сторону армии, услышали топот приближающихся всадников. Сколько было верховых, определить не сумели, но явно не один и не два. Группа быстро выполнила невысказанную команду «Нас тут не стояло», попрятавшись кто куда. Падла, Крласс, Роза и Тхак замаскировались в кустах на вершине холма. Ситиродзи и Серебряная Борода засели в леске у подножия холма, но не вместе, а каждый поодиночке. Оха летала в небе, благо ей прятаться было не нужно.

Из леса выехали пятеро гвардейцев. Остановились, осмотрелись. Быстро заметили своего связанного товарища, художественно размещённого на кусте на манер какого-то диковинного плода. Рядом стояла лошадь Ситиродзи – лошадь гвардейца убежала во время недипломатической фазы беседы, и ловить её не стали.

Дальнейшее поведение гвардейцев было вполне безобидным: они решили погрузить своего раненного товарища, находящегося в бессознательном состоянии, на лошадь и вернуться к армии. Четвёрка, засевшая на холме, облегчённо перевела дыхание. Что-что, а драться с пятью гвардейцами, прекрасно вооружёнными и бронированными, никому из сидящих на холме не хотелось. Да, было понятно, что после возвращения гвардейцев к армии за нами отправят погоню, но мы получали какое-то время, за которое можно и нужно было отъехать на максимально возможное расстояние.

Как впоследствии выяснилось, Серебряная Борода тоже не имел ничего против того, что гвардейцы уходят. Зато Ситиродзи явно много чего имел против. И, что самое обидное, выяснилось это не потом, а немедленно. Из кустов, где сидел вор, в одного из гвардейцев прилетела стрела, и началось...

Бой был не долгий, но напряжённый. Гвардейцы атаковали Ситиродзи, остальные члены группы пришли ему на помощь – герои же, блин. В бою было много чего: и стрельба по атакующим гвардейцам, и стрельба по удирающим гвардейцам, и погоня. Но можно смело утверждать, что если кто из наших соперников потом и оклемается, то мы знаем, что они будут вспоминать в кошмарных снах. Вспоминать они будут совершенно ужасного сокола, который не дал уйти ни одному из попытавшихся сбежать. Причём одну лошадь Оха завалила вообще без помощи других членов нашего отряда.

1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница