Георгий мерчуле житие григория хандзтели



страница1/7
Дата01.05.2016
Размер1.01 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7
ГЕОРГИЙ МЕРЧУЛЕ


ЖИТИЕ ГРИГОРИЯ ХАНДЗТЕЛИ

(Труды и подвиги достойной жизни святого и блаженного отца нашего архимандрита Григория, строителя Хандзты и Шатберди, и с ним многих блаженных отцов)



I. Источник благ, Христос, бог всех тварей, насадил [корень мудрости] в природе истинных мудрецов; посему от совершенных мудрецов требуй осторожного мудрословия, а от глупцов, разумеющих [свою немощь?], того, чтобы они молчаливо слушали мудрых. Ныне глупцы мудрословят от себя, а мудрецам [предоставили] молчание: они не уразумели, что "мудрая речь — чистое серебро, а молчание — отборное золото", как сказал Соломон.
В самом деле, когда у мудрых перевешивает молчание, тогда "мудрость их воспевается на улицах", ибо язык их не молвит праздной речи и не творит злословия, поскольку они заняты исканием мзды, всячески мудрствуют о святости вместе с праведностью в достоинстве и поют в любви к богу с разумением, постоянно вознося молитву по слову апостола: "Непрестанно молитесь!"
Но так как я не в силах непрестанно молиться и сам ниже всяких глупцов, недостатки мои не позволяют мне молчать, и чем говорить о чем либо ином, я предпочел божьею милостью и помощью рассказать посильно для сведения слушающих достойную жизнь богоносных мужей, блаженного отца нашего Григория, друзей его и учеников, правдиво поведанную учениками святого и учениками его учеников, и заступничеством блаженных обрести в обеих жизнях облегчение моих немощей, поелику буду писать следующие слова.
II. Грузинская земля страдала от того, что по упомянутой уже причине не были описаны доблесть терпения и угодное господу во святости подвижничество, а также множество чудес достойно проживших, в славных пустынях впервые поселившихся святых отцов, великих отшельников Кларджети, гордившихся святым крестом и непостижимо для нас вписанных с ангелами в книгу живых на небесах во веки милостью человеколюбивой святой троицы с несотворенною сущностью. Описать же это надлежало для оповещения всех из рода в род до скончания века, дабы грядущий народ славил господа в день их праздника.
Однако, чудеса их от давности времени теперь преданы глубине забвения, [а также] добрые дела и безпорочная жизнь приснопамятных дивных блаженных людей, которые сияли подобно утренней заре на небесной тверди под видимым и преходящим солнцем, а ныне лучезарные душою веселятся в нескончаемом свете и постоянно ходатайствуют за нас, возрадованные получением обещаний Христа, так как за труды свои они получили на небесах бесконечную, неиссякаемую и несказанную радость и веселье.
.Среди этих блаженных воссиял полный благодати, совершенный в мудрости великий священник, во благе правящий подвижник, градоделец пустынь, небесный человек и ангел на земле вожделенный Григорий, духовный отец, игумен и строитель Хандзты и Шатберди, двух славных монастырей, ставший добрым примером для всех отцов пустынников того времени в их новом строительстве.
Григорий был сын выдающихся по знатности и правоверных родителей, взращенный в царственном доме великого Нерсе эристава, благочестивою государынею, женою Нерсе, усыновившею его, которой он приходился племянником [букв.: сыном брата]. От утробы Григорий матерью посвящен был богу, как пророк Самуил. Подобно предтече рос он в посте. С младых лет в его уста не входили вино и мясо, так как он усвоил душу Христу для поселения, облачен был в монашеский образ, будучи свободен от юношеских шалостей и всякого человеческого волнения, и одиноко пребывал в своем помещении, отведенном ему, почему и называли его отшельником.
Сильно удивляла способность его к учению. Он быстро усвоил псалмы Давида и церковную науку, изучаемую на голос; изучил все отеческие писания на грузинском языке, а также грамотность на многих языках, усвоил наизусть божественные книги, но хорошо изучил и мудрость философов сего мира, воспринимая благое слово, которое он в них находил, и отметая скверное, и совершенство его прославилось среди всех. Но внешнюю мудрость он охуждал по слову апостола: "Обратил бог в безумие мудрость сего мира".
Речь его была приправлена солью благодати; когда он говорил, раскрывал рот мудро и учинял языку порядок. С ростом стана росла и благая его добродетель. Не был он подобно юношам заносчив и любитель приятных яств. Напротив, он сам от себя говорил слова пророка Даниила: "Вкусной пищи я не буду есть".
И таким образом для укрепления плоти принимал скудное питание блаженный Григорий, смиренный сердцем и нищий духом, кроткий поведением и милостивый умом. Корень святости навсегда был посажен в его сердце для произрастания всходов благочестия, посадок истинной веры дал росток в его душе, и плоды боголюбия в нем превзошли меру. И в таком многообразном благонравии жил в угоду господу юноша, достойный священнического звания.
Видом он был величественен, плотью худ, ростом статен, во всех отношениях прекрасен до совершенства, здоров телом и беспорочен душою.
III. Тогда властители, воспитавшие его, вожделенная мать и множество народа пожелали посвятить блаженного в священники. Князья те и родительница ему сказали: "Прекрасный сын и верный раб Христа, вот наступил час сказанного пророком Давидом, когда он говорит: "Кто может взойти на гору господню, или кто станет на святом месте его, если не тот, кто невинен руками и чист сердцем?” И ныне в тебе обрел Христос невинного руками и чистого сердцем, дабы ты поднялся на гору господню и стал на святом месте его для возношения его святой и бескровной жертвы в силу твоего достоинства и во спасение наших душ и тел”.
Но блаженный, хотя и питал любовь к священническому званию, речью их был озабочен; страх объял его вследствие молодости, и он сказал им: "Вам известно значение божественных книг, вы понимаете канон святой соборной церкви, определенный святыми апостолами и блаженными иерархами именно какое для священствования требуется воздержание: требуется полная невинность не только делом, но и словом и мыслью. И хотя великодушие бога мирится и терпит священствование непорядочных людей, лучше бы было для них, если бы они вовсе не были сопричислены людям, чем то, что на веки подлежат нескончаемым мукам.
Что же касается верных священников, да будет вам известно, что такое священство выше всякой духовной и материальной славы, так как оно есть заместительство Христа, истинного бога, который и сказал своим ученикам: "Блаженны вы, ибо многие пророки и праведники желали видеть и слышать, что вы видите и слышите, и не успели в том, чего вы удостоились”.
Взамен своего священствования господь священниками поставил апостолов и в последующие времена всех верных священников, через них он поручил священству надежду христиан на жизнь и печать священства наложил на все знамения, на видения пророков и откровения боговидцев, и ныне нет людям спасения вне священства, о чем и говорит Павел: "Во Христе благовествованием родил я вас". И господь велит: "Если кто не родится вторично и не примет святого таинства, то не может войти в царствие небесное". И ныне я вижу честь, но боюсь наказания".
Тогда мудрые князья в ответ ему сказали: "Сын, избранник Христа, страх божий — глава добродетелей, как говорит Моисей: "Чего требует бог от тебя, Израиль? Только того, чтобы ты боялся его," ибо "Страх пред господом умножает дни", как говорит Соломон, так как честь старости не в многолетии, не считается ею число дней, а старость в разумности человека, беспорочная жизнь и есть возраст старости. И еще говорит Иов: "Не многолетние бывают умны, и не старики понимают правое дело", "но дух, следовательно, и дух вседержителей, который учит мудрости". Христос дал тебе добрую старость разума, и ты теперь не будь ему ослушником, а подчинись велению Христа и служи в священстве вечному священнику, который пострадал за нас и спас нас всех".
Блаженный Григорий покорился им и волею божею посвящен был во священники согласно молению просивших его, что и подобало его воздержанной по божественным канонам жизни и неукоснительно в святой троице православию. И таким образом ликовало множество народа, когда оно удостоилось принять плоть и кровь Христа из святых его рук.
Князья те имели в мыслях возвести его в епископы, так как он был для всех, точно ангел божий, учителем истины, как написано: "Уста священника должны хранить право, и из этих уст пусть исследуют закон, так как он — ангел господа вседержителя".
IV. Когда блаженный Григорий увидел себя возвеличенным во плоти, то сердце его очень обеспокоилось, и он вознамерился бежать из своей страны тайком по божьему зову, предводившему его как патриарха Авраама и как израильтян в пустыню. Но Авраама бог удалил из страны нечестивых племен, а этого он вывел из верующей и благочестивой страны для того, чтобы в невозделанных пустынях воссияла неугасимая свеча, светя на высоком подсвечнике неиссякаемым маслом, чтобы возгорел он при звуке трубы и ее стоне, озарился сильным духом и вместе с сонмом святых учеников предводил их в брачное место. И так как благодатью боговидения, благоразумия и беспорочности он уразумел неизменчивое царство, князей неба, то, желая быть членом их сонма, он оставил изменчивую честь мира, царства смертных людей, и уклонился от временных и материальных естеств, чтобы вне временный свет предводил его в нематериальное местопребывание и неизменчивую славу небесного царствия.
V. Возымев такое доброе намерение и вступая на путь его осуществления, он с помощью Христовой благодати обрел добрых друзей, Савву, который был прозван Сабаном, племянника своего [букв.: сына сестры матери], возобновителя Ишхани и его епископа, Феодора, строителя Недзви и его настоятеля, и Христофора, строителя Квирикети и его настоятеля. Вера соединила в сочлены этих четырех, божественная любовь укрепила собравшихся, в единомыслии точно одну душу, утвержденную в четырех телах. Тогда блаженный Григорий сказал реченное Давидом: "Что лучше и что прекраснее, чем то, когда братья поселятся вместе”. Ибо, как сказал Христос, что он поселится среди собравшихся во имя его, так да будет среди нас сам господь, чтобы он благоприял наше духовное сотоварищество на чужбине и счел наше служение жертвою в угоду себе. Они же сказали: "Да будет Христос бог среди нас при духовном нашем братстве и шествии и немошном усердии, как сказал ты, мудрый Григорий, чтобы божественная сила поселилась среди нас".
Тогда в нераздельном единении они запечатлели себя печатью силы, господня знамения, честного креста, и радостно пустились в тот путь, которого не знали, но о котором не были неосведомлены, так как единый господь предводил, видя их чистые сердца, неиссякаемое, точно источник, моление и поток слез, И он привел их сначала в Опизу. В Опизе же было немного братьев, собравшихся из за любви Христа с тех пор, как обретена была святая церковь, малая, святого Крестителя. Имя настоятеля было авва Георгий. Он был третий настоятель Опизы, так как Самуил и Андрей преставились. Увидев достоблаженного отца Григория и его друзей, блаженный авва Георгий догадался божественным знанием о благодати их достоинства и принял их с радостью, не как учеников, а как стоящих выше его. Он знал духом, что вышняя честь будет дарована богом им. Два года пробыли в Опизе отец Григорий и его друзья в тяжких подвигах монашеского труда по правилу монахов того времени.
Но святой Григорий желал отшельничества, так как он слышал об ангельском в просторе пустыни житии отшельников, которые подобно травоядным питались зеленью и плодами, некоторые же немногим хлебом. Слава одних из них доходила до его слуха, а другие жили в тайне. Святой Григорий посещал всех их и учился их добрым делам, у одних молитве и посту, у других смирению и любви, у иных кротости и незлобию, у иных нестяжательству и лежанию на земле или сну в сидячем положении, у иных бдению и рукоделию в молчании и подобном добродетелям. И таким образом, преисполненный духовных поучений, он возвращался в свое местопребывание, так как он слышал от святых: "Мир да стыдится наших добрых нравов".
VI. В то время в Хандзте был старец отшельник, праведный и святой муж, по имени Хуедий. Этот блаженный имел видение не во сне, а на яву: на том святом месте, где теперь построена святая Хандзтийская церковь, он увидел, как облако света в образе церкви стояло продолжительное время, и из облака исходило сильное благовоние. И блаженный старец услышал голос: "На этом месте будет построена церковь руками священника Григория, божьего человека, и благовоние молитв его и его учеников, как благое курение, будет возноситься к богу". Узрев это видение, он очень обрадовался и стал ждать возвещённого святого, так как он привык к видениям от бога. Таким же образом Христос оповестил вожделенного отца Григория о достоинстве старца и о приобретении того места.
В это время богоугодный отец наш Григорий, предводимый святым духом, прибыл в Хандзту к святому старцу. Увидев друг друга, они очень обрадовались и сотворили молитву. Тогда блаженный старец сказал: "Благослови меня, святой отец Григорий, ибо ты—священник". Отец Григорий благословил святого. И они приветствовали друг друга как давнишние возлюбленные друзья, сели с радостью и рассказали видение, которое каждый из них имел раньше. Блаженный Григорий сказал: "Благодарю Христа, приведшего меня, сына твоего, избранник божий, в твою обитель и удостоившего поклониться отпечаткам святых ног твоих. Отселе да будет святой крест твой покровом мне и помощь твоих достойных молитв — моей оградою!" А тот сказал: "Скорее плод твоих святых молитв и твой крест да осенят меня, немощного старца, которого через несколько дней узришь обращенным в прах. Божий святой, хотя ты днями моложе, делами — старше меня, так как ты будешь добрым пастырем многочисленных словесных овец Христовых и венцом и надеждою навеки моей души. Посему не плоть и кровь загнали тебя, честной отец, из твоей страны в эту невозделанную пустыню, а предводила тебя сила единого сына божьего, мудрость святого духа и благодать бога отца, перед которым гибнет всякое плетений козней лукавого, как паутина — от ветра. Злой [дух] знает ужас твоей святости, которою он связан точно презренная птица, и Христос повергнет его на полное попрание под твои ноги, святой отец". Блаженный же Григорий сказал ему: "Христос возвестил своим ученикам — "Я с вами во все дни", и не только с вами, а со всеми верующими "до скончания мира". И с тобою, преподобный отец, пребывает этот самый господь, который да сподобит меня твоими молитвами побед над дьяволами и над их несметными кознями, а тебе да воздаст он за труды небесным царствием по слову апостола: "Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу".
После этого добрый старец сказал святому отцу Григорию: "Пророк говорит — "сладки гортани моей слова твои, паче меда устам моим". Тем не менее плоть нуждается в попечении по писанию: "Дал он пищу всякому телесному, так как милость его во веки".
Тогда с радостью приготовил он по обычаю стол, который имелся в его великой бедности, и они благословили его и стали есть, произнося все время назидательные для души слова: "Господи Иисусе Христе боже наше, помилуй нас!" Несмотря на незначительность припасов, они сильно радовались, точно от обильных яств, так как среди них, святых, был бог, нескончаемое веселье и неиссякаемое благо, почему они и говорили: "Мы ни в чем не терпим недостатка; напротив, мы полны благодати от неиссякаемых сокровищниц, незримых и не расхищаемых". Когда приняли пищу, они снова стали беседовать о спасении души, и речь их была продолжительна: день склонился к вечеру и ночь уступила рассвету, а они неусыпно молились и пели богу.
На рассвете старец повел святого Григория осмотреть все окрестности Хандзты, и очень понравилась она ему. Тогда он сказал блаженному старцу: "Я пойду в Опизу и быстро вернусь с моими братьями, которых я там оставил, чтобы они пришли со мною и также получили благословение от твоих молитв". Прибыв в Опизу, он сообщил братьям радостную весть о том, что видал святого старца и место прекрасной обители, дарованное богом. Живо пошли они к авве Георгию, игумену Опизы, получили святые молитвы его и всей братии и радостно прибыли в Хандэту. Сотворила они молитву и приветствовали святого старца, точно небесного ангела. Он же при виде их возрадовался и сказал им: "Вы — плоды святости, благоухающие растения, прекрасные розы, благие финики и масличные деревья, полные плодов, маститые от елея святости, лицезрением коих сегодня умастилась старость моя и возвысилась радость моя, как рог единорога. Отныне да ликует сия пустынь насаждением в ней вас, творящих волю Христа!" Они сказали: "Святой отец, уподобившийся святому Антонию, честь твоих слов для нас сверхъестественна, всемогущий Христос да утвердит похвальное веление твое, благодатное, и этого достаточно для нас. Да соизволит господь сподобить нас такой благодати, чтобы мы до конца достойно служили твоей святости, о, святой божий!" Тогда старец молвил: "Хотя ваше сердце радуется службе моей старости, однако да будет вам известно — божьею волею до смерти я сам себе буду служить, так как Давид говорит: "Обещайте и совершайте обеты господу богу вашему!" Вот я дал обет господу быть в одиночестве до моей кончины; душою я еще с вами, и ныне надлежит мне исполнить на деле обет".
После этого он сказал блаженному Григорию: "Блаженный в людях, уподобившийся Илье и Иоанну, вблизи нас находится маленькая пещера; поведите меня туда ты и твои братья, чтобы я в ней провел остаток дней моих, так как недолго пребывать мне еще во плоти. Но обещайте не умножаться в этом месте до моей смерти!" Осенил он крестом свое обиталище, слово его было крепко, и они не дерзали оспаривать. Напротив, они пошли с ним в пещеру и сотворили молитву, старец же сказал: "Это — место моего упокоения во веки; здесь я поселюсь, так как оно нравится мне". Тогда облобызали друг друга, оставили его с миром блаженные и спустились в место, богом явленное для монастыря. Святой же Григорий, воздев руки и проливая слезы, с сокрушенным сердцем сотворил следующую молитву:
VII. "В час скитания на чужбине и нищеты нашей не убоимся мы злого, так как с нами ты, господи, приуготовляющий нам сие доброе для успокоения место, тебе угодное, где непрестанно будем возносить моление об ожидаемом дне второго твоего, боже, во славе пришествия, когда ужас страхов и стон трубы приведет в смятение всю тварь, угрожая грешникам нескончаемыми муками и благовествуя праведникам бесконечную жизнь. Тогда возопиют все народы мира, так как виновные все будут преданы избиению и насилию, праведные же будут плакать о них, так как и для беспорочных ужас твой — смятение, от чего трепещу я, будучи не приуготовлен, не в тень невежества заключенный, а побежденный вялостью безделия, с воздыханием оглашаю воздух. Когда настанет разрушение плоти и обличение грехов, опять обновление и соединение души и тела; одних для вечной жизни, других для вечных мук, откуда будет мне тогда избавление от наказания за вины, когда отнюдь не стяжал я дела, которое доказало бы мою невинность пред престолом твоим, Христе? Но помилуй, милосердый господь и благий царь, молитвами царицы богородицы приснодевы и всех твоих святых и спаси нас вместе с избранниками твоими, чтобы с ними воздавали мы тебе во веки славу. Аминь".
После этого начал он строить Хандзту и велел братьям произвести следующие стихи песней Давида: "Милости твои, господи, буду петь вечно, из рода в род буду возвещать истину твою устами моими, так как ты сказал, что мир будет устроен милостью”. "Поля твои наполняются туком; утучнишь ты красоту пустыни, холмы оденутся в радость и ложбины умножат пшеницу богочестия, будут восклицать и петь” уста наши так — "Воззри на нас, рабов твоих, господи, и создания твоих рук! Предводи детей их! Да будет свет твой, господа бога нашего, на нас! Делам рук наших дай успех для нас и направь нам содеянное нашими руками". "Ибо возвели мы очи наши на пустыни сии и горы, откуда пришел ты на помощь нам". "Воистину помощь нам в имени господа, создавшего небеса и землю и всех тварей."
И осенили воедино крестом место и стали работать, выравнивать землю для кельи, так как хандзтийская скала самая острая во всех пустынях Кларджети, и с большим трудом отделали место. Не было у них ни топора, ни кирки, ни иного подобного орудия, и опизские отцы дали все, что было у самих в руках, и помогли всем, нужным и для плоти потребным, так как в то время в тех краях кроме Опизы не было иного обстроенного монастыря, и миряне оседлые не имелись поблизости вследствие новости заселения этих краев в Кларджети, Тао, Шавшети, и во всех смежных краях было мало поселенцев в разброску в лесах.
Блаженный отец Григорий сначала построил деревянную церковь, а потом свой скит, братьям по маленькой келье и большое помещение под склад продовольственных продуктов. Братия росла с каждым днем: господь приобретал работников одиннадцатого часа для возделывания истинного виноградника, и они приобщались к первым праведникам и становились соучастниками святых мучеников, проявляя доблесть в монашеских подвигах подобно святым мученикам и выше их, так как мученики были замучены в один час, а эти мучились ежечасно во имя Христа, как говорит Давид: "За тебя умерщвляемся мы всякий день". И Павел говорит: "Всякий день за Христа умираем". Если бы борьба святых не была неусыпною, не назвали бы ее умиранием всякий день. "Ибо плоть желает духа и дух желает плоти, и они противятся друг другу", по слову апостола: "При одном дыхании духа происходит в нас благодать, при другом — грех". Потому то Павел называет человеческий разум ангелом сатаною, и как он проповедует это о себе, так говорит и обо всех, так как находит в нас иногда разум святых ангелов, а иногда — дьяволов. По сему и велел Христос апостолу Петру "прощать братьям не семь раз только в день, но седьмижды семьдесят раз". С такими страстями, тайными и явными ухищрениями сатаны, мощно боролись достойные сии отцы, перенося за Христа многообразные лишения и печали.
VIII. Между тем блаженный старец Хуедий состарился очень и был близок к часу разлуки с плотью. Тогда пришли святой отец наш Григорий и также братья, бывшие с ними, повидать старца и по приветствии сказали ему: "Благослови нас, святой отец, так как ныне отходишь к господу!" Он же сказал: "Бог мира, любви и человеколюбия да будет всячески с вами, а обо мне творите молитву, святые отцы, так как сегодня ухожу в чуждый стан к страшному престолу бога". Они сказали: "Ты не чужд стану святых ангелов, с которыми духом радуешься постоянно перед Христом, но не забывай нас, жителей твоего святого места и посадков твоей благодати!" И он сказал им: " В руки божьи предаю душу свою и в ваши руки — плоть свою, да будет волею божьею вместе наша радость во веки!"
Уснул блаженный старец. Сладок был сон его. Место то наполнилось благоуханий и пений святых ангелов, которые радостно повели его ко Христу. А отец Григорий и братья привезли победоносную плоть его и со святым пением похоронили в могиле и воздали благодарение Христу, дарующему победы творящим его волю и венчающему их.
С тех пор братия, служащая Христу, стала умножаться. Отец Григорий с своей стороны не принимал никого из нерадивых: сначала испытывал каждого на всяком добром деле и лишь того, в ком находили невинное сердце, бесхитростное, безропотное, смиренно покорное, ревнующее о всяком добром деле, того он принимал с радостью. Посему то его ученики были все прекрасны, достойно усваивали святые его добродетели и уподоблялись благому учителю, как их учитель уподоблялся Христу, который и говорит: "Довольно для ученика, чтобы он был, как учитель его". И таким образом во благе жили они духовно, но телесно пребывали в великой нужде.
IX. В то время теми краями владел великий богочестивый властитель куропалат Ашот Багратиони, благоверный, через которого над грузинами утвердилось господство [мтаварство] его и сыновей его до скончания века. Этот властитель и сыновья его, прославленные властители, ничего не знали о святом Григории.
Был некий славный азнаур у куропалата Ашота. Звали его Гавриил Дапанчули. Потомки его теперь называются Дапанчулами. Этот азнаур украшен был всяким совершенством и богатством, ростом и доблестью и славился успехами во всяком деле и благоверностью.
У него были кое какие села близ, обители блаженного Григория, который, видя беспомощность учеников, прибыл божьею волею в дом Гавриила Дапанчули, но не застал его дома. Тем не менее боголюбивая его супруга Мария с верою встретила отца нашего Григория, оказала ему подобающую честь и, отпустив со многими благами, чтобы осведомиться самой, дала ему в спутники людей со словами: "Святой отец, научи этих людей пути к твоему монастырю, и да перестанут тебя заботить потребности духовных твоих детей, так как нужды ваши вполне будут удовлетворяться из нашего дома только поминайте в святых молитвах ваших нас, господина моего Гавриила, меня, рабу твою, и наших детей!" И так весело вернулся в монастырь святой Григорий, и братья очень обрадовались, что бог почтил славословящих его.
  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница