Генеалогические изыскания в Верхососенском уезде или



страница1/11
Дата11.11.2016
Размер1.74 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Генеалогические

изыскания в Верхососенском уезде

или

Судьбы служилых людей Верхососенского уезда 17 века и их потомков. Формирование родовых фамилий у населения

юго-востока Белгородской области.

(Заметки исследователя)

Якунин И. В.

Москва, 2003 год
Кто подскажет, где искать истоки происхождения рода, к которому принадлежу по факту своего рождения? К кому обратиться за его древней историей? Кто может быть носителем сокровенных знаний об ушедших временах? Вопросы остаются без ответа ... Отдадим на откуп профессиональным историкам описание и анализ основных событий древней России. Основная цель настоящей работы – лишь поделиться крупицами знаний, которые собрал к настоящему моменту об изначальной истории своих предков и всего того, что с ними было связано: образование селений, городов, сохранившиеся легенды, устные предания, канцелярская переписка воевод и правительственных чиновников, челобитные грамоты, сказки, документы на земельные владения и т.д. Надеюсь, кто-то узнает по этим материалам своих дальних предков, а кто-то просто найдет свои родные фамилии. Это будет для него сигналом и отправной точкой к своим собственным семейным исследованиям. Изучение Верхососенского участка Белгородской черты в полном объёме, если это достижимо, ещё только предстоит. А сейчас задача стоит лишь в том, чтобы обозначить тему исследования родовой принадлежности населения усердского края. Пока ничего большего - только привлечь внимание, заинтересовать, приоткрыть покровы над тайнами происхождения современных фамилий Белгородчины.

Данная статья будет любопытна в первую очередь тем, у кого корни уходят в Белгородский край, а если быть более точным, то в район рек Тихой Сосны, Усердеца и Оскола.

Почему любопытна? Зададим встречный вопрос: а что вам известно, где и чем занимались ваши предки лет сто или двести назад? Ну, а уж события трехсотлетней давности и представить трудно. Сумеете ли вы назвать по именам своих предков? Это уж совсем из области фантастики. События, о которых пойдет речь в данной работе, уходят вглубь 350-летней истории, а с учетом дат рождения основных участников тех событий, то мы невольно затрагиваем времена, уходящие в начало 1600 года. Четыре сотни лет назад от нашего времени - можно ли даже вообразить себе жизнь людей, связанных с вами кровными узами? Но, если допустить, что время активной жизни одного поколения составляет 25 лет, то всего лишь 12 шагов отделяют нас от упоминаемых в данной работе событий. Событий, связанных с рождением и младенческими днями родной мне земли, на которой получили свой приют мои предки на долгую 300-летнюю историю. Попробуем по древним документам окунуться в глубину исторического времени. Кажется, идут года, а имена не меняются, чередуются из поколения в поколение. Может, кому-то покажется скучным переворачивать листы с длинной вереницей повторяющихся имен и фамилий. Но кто-то найдет в них свою отдушину. Увидит себя, свое место среди ушедших поколений предков. А кто-то удивится чередованию и неизбежностью их смены. Поднимется выше своих скучных бытовых проблем и повседневной суеты вокруг мелких дел. Задумается о вечности жизни, о неизбежности её продолжения в наших детях. С другой стороны человеческая жизнь так коротка, что просто необходимо спешить оставить в ней после себя след, след добрый, о котором последующие поколения будут вспоминать с благодарностью.

В каком виде подать исторический материал, когда он представляет собой фрагменты документов по разным годам и территориям? Как содержимое исторических источников связать в одну нить гладкого повествования? В идеале хорошо бы следовать повествованию древних документов, так как они находятся по времени ближе к описываемым событиям. По сути, они всегда будут более информативными, отражающие дух эпохи, чем мои рассуждения на заданную тему. Но целостную картину исторической жизни можно охватить только на удаленном расстоянии временного отрезка. Они не лишены субъективизма в показе событий, а также страдают в точности изложения. Поиск тонкой грани между моим пониманием сути происходящих событий и содержанием древних документов было не простым делом. От того, как я сумел это сделать, будет зависеть степень воздействия данной работы на чувства и желания читателей познать своё прошлое...
Заселение г. Верхососенска и его уезда.
Далеко от Москвы, южнее города Оскола в августе 1647 года был построен острог города Верхососенска. По замыслу московского правительства он должен был завершить строительство участка Белгородской черты – Царева-Алексеева, города Верхососенска и вала между ними. Осенью его строители, «деловцы» двух городов и вала отправились по своим домам. К осени в остроге осталось только около 50 человек. В октябре вместо Василия Петровича Львова в Царев-Алексеев был преведен из города Валуйки воевода Иван Васильевич Алферьев, перед которым встала задача заселения нового города Верхососенск. Уже с самого его основания отмечались безводность и малолюдность Верхососенского уезда. Но кто-то, ведь, нес нелегкую пограничную службу на южных рубежах России? Кто-то преодолевал все тяготы жизни в маловодном районе южнорусской степи? И даже в таких труднейших условиях жизни умудрялся не забывать о своих семьях и, в конце концов, стать родоначальником населения края. Каким же образом происходило заселение уезда? В общих словах, следует выделить три этапа или периода в заселении Верхососенска служилыми людьми.

Первый – принудительное переселение ратных людей и набор охотников из разных городов России, решивших рискнуть своей головой и послужить за царское жалование в период с 1647 по 1660-ые года.

Второй - освоение уездных земель, возникновение поселений по рекам Боровская Плота, Большой Усерд, Малый Усерд, Гридякинский колодезь, Сосенке и Тихой Сосне; юридическое закрепление землевладением (межевание, отвод, отмеры воеводами и получение грамот из Разрядного приказа) с 1660 по 1680 гг.

Третий – с 1680 по 1700 гг., стремительное образование деревень и сел после татарского нашествия в 1677 г. и строительства Изюмской черты, быстрый рост их населения, появление новых фамилий из других городов Белгородского полка.
Общие моменты по переселению служилых людей
Выбор служилых людей

Решение о переселении в город Верхососенск созрело в недрах Боярской Думы еще до начала его строительства в августе 1647 года. Кому в голову пришла идея переселения – это мы, наверное, не узнаем никогда. Но к 1647 году план созрел, и пришла пора его осуществлять. По замыслу русского правительства будущие защитники городов Новый Оскол и Верхососенск набирались «на вечное житьё». А это было главным отличием политики заселения южных городов в 1647 году от 1637-1647 гг., когда, например, город Усерд заселялся ратными людьми из большого количества городов русских, в основном «охотниками» остаться на новом месте, черкасами, а основное войско формировалось подразделениями из других городов, посылаемых на Кальмиюсскую и Изюмскую сакмы на ограниченный срок службы, пусть и довольно продолжительный – на 3 месяца, полгода или год. Удивительно, но и в 17 веке перед любым серьезным делом велась интенсивная переписка между чиновниками Думы и непосредственными исполнителями задуманного, в частности воеводами. Задуманное осуществлялось по следующей схеме. Воеводам городов, выбранных для переселения, из Разрядного приказа от имени царя были высланы указы об организации смотра служилых людей. Смысл смотра заключался в необходимости выбора самых достойных, «лутчих», способных претворить в жизнь замыслы русского правительства – исследовать плодороднейщие землях Дикого поля, провести их колонизацию и, в конце концов, прекратить вылазки татар и набеги на центральные области России. Выбор кандидатов на переселение основывался на нескольких критериях. Они должны были иметь крепкое семейное положение, т.е. женатыми и «семенистыми», с многочисленной родней, состоящей из братьев, сыновей, зятьев со своими семьями, с соседниками и полусоседниками. Занимать определенное социальное положение: служить в детях боярских или казаках; иметь стабильное материальное положение: должны быть «прожиточными»; и обладать определенными трудовыми навыками: уметь пахать землю, воздвигать строения. В царских указах подчеркивалась твердость правительства иметь постоянное присутствие в данном районе русского населения. Перемещение больших масс населения осуществлялось на «вечное житьё», со всеми своими пожитками, семьями и родственниками.

Первоначально намечалось набирать на службу в новый город детей боярских и казаков. Основная масса служилых людей выбиралась из городов Ефремов, Новосиль и Гремячий. Приняли решение селить целыми семьями. Выбрали крепкие дворы во главе с домовитыми, толковыми хозяевами с многочисленным потомством. Вы только представьте переезд целой семьи в наше время со всем скарбом и домочадцами, а уж в 17 веке с его дорогами и транспортом и вообразить трудно – дети кричат, стада скота, да и другая живность ревёт. Все требуют ухода и кормления, а дорога дальняя с неожиданными наездами на обоз лихих и воинских людей. Нужно ли это было простым людям, далеким от царских задумок и государственной политики укрепления южных русских границ? Нужно ли это было отставным отцам многочисленных семейств, исправно служивших царскую службу, прошедших ни один поход на литовцев и крымских татар и, наконец-то, наладивших свою семейную жизнь в относительно спокойных городах центральных областей России? На бытовом уровне можно понять их стремление всякими правдами и неправдами избежать насильственного переселения себя и своих детей в неизведанные дали. Задумывали не разлучать, не разбивать семьи, но на деле получилось иначе. Процесс переселения оказался болезненным мероприятием для семей русских служилых людей. Их главы из-за старости, болезней, полученных ран на военной службе выходили в отставку и теперь могли самостоятельно принять решение не переезжать, а послать своих сыновей. Так и произошло. На строительство дворов и переезд русское правительство сынам боярским выделяло по двенатцать рублей, а казакам по десять. Различие в денежной компенсации отражает различие в социальной лестнице между детьми боярскими и казаками. Первые на ней были чуть выше второй группы военных людей.

Не прошло чуть больше двадцати лет, а уже к 1670 годам различия в порядке прохождения службы и получении земельных поместий между ними стираются. Группа казаков и стрельцов подает челобитную царю о равных возможностях в получении земельных поместий.

Наметили одних, переселили их детей или других родственников, кто-то получил уже государственное жалование, кто-то вернулся, покинул город с деньгами и живет на старом месте, а кто-то уже перебрался в другой город Белгородской черты да в придачу получил и там царское жалованье. Одним словом, полная неразбериха в исполнении правительственных решений, вполне в российском духе: планируют и намечают одно, а получается совсем другое.

Какая стояла неразбериха в царском административном аппарате можно судить по тем отпискам, которые рождались в недрах Разрядного приказа в 1650 г. Вот список детей боярских, который подал верхососенский воевода Панкратий Пущин. Их он считал беглыми, а на самом деле к моменту составления списка они уже жили в городе Верхососенске:1




  1. Антипов Семен

  2. Афанасьев Карп

  3. Бобровской Григорий

  4. Богатырев Селуян

  5. Боев Миня

  6. Вепринцов Трифон

  7. Давыдов Герасим

  8. Дететков Потап

  9. Ефанов Евстрат

  10. Зараченцев Влас

  11. Звегинцов Осип

  12. Золотухин Тит

  13. Зуев Артем

  14. Иншаков Микула

  15. Капустин Григорий

  16. Капустин Филат

  17. Копылов Семен

  18. Коробанов Афанасий

  19. Короткой Яков

  20. Кузмин Яков

  21. Ледовской Василий

  22. Лугин Григорий

  23. Маслехов Семен

  24. Михайлов Аксен

  25. Негуляев Михаил

  26. Печерской Наум

  27. Пронин Вавил

  28. Разинков Дементей

  29. Рязанцев Петр

  30. Сапронов Ларион

  31. Сапронов Логин

  32. Сижинцев Евсей

  33. Стародубцев Вавил

  34. Стародубцев Семен

  35. Стрепков Афанасий

  36. Стрепков

  1. Федоров Микита

  2. Чернятин Тарас

  3. Шипилов Алфер

  4. Щетохин Иван

  5. Юрин Кузьма

Списки постоянно уточнялись и менялись. Конечно, ясно, что они приблизительные, неточные, но по ним можно оценить общую численность русского войска. Имена отражали социальную лестницу – сыны боярские имели полуотчества, а у казаков и стрельцов они отсутствовали.

В связи с возникшими трудностями по переселению огромных масс людей произошли некоторые изменения в планах царского правительства. Теперь уже было решено переселять не целыми семьями служилых людей, а брать на службу только их старших сыновей и родственников; исправно платить жалование тем, кто хотя бы появился в новом городе; согласиться с состоявшимся фактом наёма детьми боярскими вместо себя «охотников»; ввести некоторые ограничительные и репрессивные меры – выдача грамот на передвижение в другие города, сыск беглых, тюремное наказание, взятие своими же сослуживцами на поруки. Причин для бегства было множество – это и запрет на использование заповедного леса, и отсутствие колодезной воды, и опасность несения службы, да и просто тоска по родному дому, по родным играла немаловажную роль в решении бросить все и бежать сломя голову на родину. Принудительное переселение продолжалось несколько лет. Оно сопровождалось противодействием со стороны служилых людей. Чаще всего это приобретало форму бегства с места службы. Это явление в конце 1640 –х начале 1650 – х годов приобретало массовый характер.


Бегство служилых людей из Верхососенска в родные города
Необустроенность быта, тяготы службы и тоска по родным и близким толкало людей на бегство из г. Верхососенска на свою родину. Повод не заставил себя ждать. В ноябре-декабре1650 года служилые люди получили месячный отпуск в свои родные города. Официально причина отпуска – пополнить запасы продовольствия, обмолотить хлеб, помочь своим родным по хозяйству. На руки каждая группа «веденцев» получила по грамоте воеводам тех городов, куда они направлялись. В положенный срок «отпускники» не вернулись назад. Тогда воеводы Верхососенска Воин Анненков и Царева-Алексеева Афанасий Отяев пишут в Москву в Разрядный приказ, а из Разрядного приказа от имени царя грозные послания воеводам городов Ефремова, Гремячего, Ливен, Новосиля.

Воевода из г. Дедилова пытался защитить своих веденцов, а, может быть, и выгородить себя, дескать, они еще не обмолотили хлеб, поэтому и задерживаются.

Принцип расселения служилых людей определялся по роду их службы. Стрельцов из разных городов селили в одном месте – в стрелецкой слободе, пушкарей - в пушкарской, казаков – в городе и на посаде в казацкой слободе, детей боярских из городов Ефремова и Новосиля в слободе в Сторожевой поляне. Как только служилый поступал на службу, его сразу же называли стрельцом или казаком по тому городу, где он служил, а не откуда переселился: «верхососенской стрелец Федка Недопекин» или общим понятием: «верхососенской веденец».
Первоначальные планы царского правительства по составу служилых людей из разных городов России, намеченных переселить на «вечное житье» в г. Верхососенск.
По списку воеводы г. Царева-Алексеева Ивана Алферева от 19 декабря 1647 года всего веденцев по строельным книгам предполагалось набрать в количестве 395 человек. Детей боярских набирали только из двух городов из Ефремова и Новосиля. Основной набор из Ефремова. Большой отряд казаков в 30 человек из Гремячего, а больше всех стрельцов 40 человек из Дедилова.

Если учитывать, что служилые люди перемещались вместе со своими семьями, а средняя семья примерно состояла из 5 человек, то численность населения Верхососенского уезда в самом начале его заселения могла уже достигать, как минимум, порядка 1500 человек.


Таблицы, отражающие структуру переведенцев в зависимости от чина и старого места службы:
По плану московского правительства:


Город

Дети боярские

казаки

Сторожевые казаки

стрельцы

пушкари

Ефремов

100













Новосиль

50

20







10

Гремячий




30







21

Данков










26

8

Тула










20




Дедилов




25

25

40



В наличии («на лицо») в городе к декабрю 1647 года осталось только 54 человека:




Город

Дети боярские

казаки

Сторожевые казаки

стрельцы

пушкари

Ефремов













10

Новосиль










20




Гремячий
















Донков
















Тула










20




Дедилов
















Неизвестно

4












Сбежало по своим городам после получения государева жалования - 359 человек:




Город

Дети боярские

казаки

Сторожевые казаки

Стрельцы

пушкари

Ефремов

100













Новосиль

50










10

Гремячий

-

30




20

25

Донков










26

8

Тула

-













Дедилов

-

25

25

40



Несмотря на трудности заселения нового города в начальный период через два года наметился рост населения в Верхососенском уезде.

В 1650 году было подготовлено и отправлено ратным людям денежное жалование из расчета 490 человек. Таким образом, после бегства первых поселенцев и усилий московского правительства по их возвращению население города увеличилось в количественном выражении.

О структуре служилых людей г. Верхососенска можно судить из доклада в Разрядный приказ воеводы Царева Алексеева (Нового Оскола) в январе 1650 года:



«В Цареве Алексееве городе служилых людей:

Детей боярских - 180 человек,

Драгунов - 350 человек

Казаков - 501 человек

Стрельцов - 186 человек

Пушкарей, затинщиков и воротников - 62 человека

Всего в Цареве Алексееве городе служилых людей, конных и пеших, - 1279 человек
В Верхососенском:

Детей боярских - 153 человека

Казаков - 150 человек

Стрельцов - 156 человек

Пушкарей, затинщиков - 31 человек

Всего в Верхососенском служилых людей,

конных и пеших - 490 человек»
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница