«Гасло?» спросил он



Скачать 44.77 Kb.
Дата10.05.2016
Размер44.77 Kb.
Краївка.
Оказавшись в Львове, я непременно должен был посетить одно питейное заведение. Почему «должен» - да любопытство не давало покоя. Неспокойное это чувство, словно зуд. С первого же дня моего пребывания в городе, оно с утра до вечера только и делало, как ныло внутри и назойливо шептало «должен, сходи, надо, интересно». Не побороть его отговорками и усилием воли. А услышал я об этом баре случайно, оказавшись в одном купе с молодым человеком из Львова. Он-то мне и рассказал о нем. Красочно рассказал, со вкусом. Запомнился мне его рассказ.

И вот, я был на месте. Неуверенно постучал в небольшие ворота. Неуверенность была от того, что никакой вывески, рекламы я так и не увидел. Обычная темная подворотня, кольцо старых серых домов, черные дыры подъездов. И казалось, что мой стук может потревожить разве что подвальных крыс и котов. Но…. Дверь приоткрылась. На темный асфальт упала яркая полоска света. Появилось лицо охранника. Его взгляд холодно пробежался по мне.

«Гасло?» - спросил он.

Признаюсь, я растерялся и в недоумении уставился на вычищенный до блеска автомат, который, как бы невзначай, мелькнул в дверном проеме.

«Гасло?» - снова повторил он.

Я только удивленно развел руками.

Дверь распахнулась. Передо мной выросла двухметровая глыба с неприветливым лицом. Одета глыба была в форму УПА (украинская повстанческая армия). На шее висел немецкий автомат. При виде такой громадины, я успел пожалеть о том, что постучал в эту дверь. И единственное, что смог выдавить из себя, только сбивчивое, невнятное приветствие. Но охранник как будто не расслышал его. Он грозно подошел ко мне почти вплотную и снова что-то спросил. Его речь была сильно перемешана с польским языком. Причем прозвучала она с классическим львовским говором. Он и быстр и ударения в словах не на привычных местах. Разобрать такой язык – сложно. С непривычки, он не уловим для слуха. Разве только отдельные слова, которые совсем не проясняли предмет вопроса.

«Здається, ви не розумієте українську мову? Напевно, москаль?»

На пороге появился второй охранник, словно брат-близнец. Такой же, высокий и массивный. В руках у него также был автомат.

«Москалям тут немає місця», - грубо сказал второй.

Но я уже вышел из оцепенения, и разозлился. Причины я так и не понял. То ли ярлык «москаль» меня задел за живое, то ли в последних фразах услышал знакомый украинский язык. Но во мне закипела обида. Я взорвался.

«Якій я вам москаль? Українську мову я розумію і знаю, щоб ви її так знали. А що стосується чистоти вашої мови, так у мене питання до вас, де ви її вивчали?»

Лица охранников заметно подобрели. Легкая улыбка заиграла на их лицах. Напряженность спала.

«Молода людина, я вибачаюсь, но ви же знаєте, куди прийшли?»

«Здогадуюся».

«Ну, тоді потрібно гасло?»

Я почесал не бритую щеку. Конечно, теперь я понял, что от меня хотела охрана.

«Слава Україні», - произнес я.

«Героям слава», - послышался ответ.

Охранник отошел в сторону, и я вошел в предбанник. Пока второй наливал мне чарку самогона, я с интересом разглядывал интерьер. Небольшая комнатушка, тесная, с низким потолком. Справа – ничего интересного. Ступеньки, сводчатый потолок, облупившиеся стены, запах сырости. Впереди, виднелся зал. Очевидно, это и был ресторан-бар, который мне был нужен. Но вход туда скрывала штора из плотной ткани. Сквозняк раскачивал ее взад вперед, а я всячески старался заглянуть, что за ней скрывается. Там было яркое освещение, виднелись чистенькие столики, сновали опрятные официанты. Ничего выдающегося. Мои ожидания требовали большего. Легкое разочарование заскреблось внутри.

Я выпил протянутую стопку. И двинулся к залу. Но меня остановил охранник.

«Прошу», - сказал охраник, показывая в сторону книжной полки, которую я раньше не заметил.

К моему удивлению, шкаф легко отъехал в сторону, обнажая скрытый проход. Тусклое освещение, неровные ступеньки вниз. Стены и потолок оббиты шершавой доской. Ощущение, что спускаешься в землянку. Смрад прокуренного и пропитого помещения. Снизу слышался гул посетителей, долетали ноты украинской музыки.

«Щиро дякую», - поблагодарил я охрану и пошел вниз.

Ступеньки нестерпимо скрипели. Под ногами катались разбросанные гильзы. А я почему-то думал о салфетке, чтобы стереть пот со лба. С трудом мне удался разговор с охраной. Пришлось попотеть. Но мысли о салфетке были знаком того, что уже все позади. И я все-таки попал в бар «Краивка».

Общий зал показался мне небольшим. Пять-шесть столов, плотно поставленных вдоль стен. Впереди, сквозь клубы дыма, виднелась короткая барная стойка, заставленная пустой посудой и бутылками с выпивкой. Зал был битком. Мест свободных не оказалось. Я подошел к официанту и попросил найти мне свободное местечко. Он любезно проводил меня в другой зал, за деревянной стеной, который был также маленький, на 3-4 стола

Теперь, пока он наливал мне пиво, можно было осмотреться. Стены заведения были увешаны фотографиями национальных героев. Лица Бендеры, Шухевича, неизвестных бойцов за независимость Украины мелькали вперемешку с националистическими флагами. Всевозможная военная амуниция времен второй мировой, преимущественно немецкая, также висела на стенах наравне с героями и националистической атрибутикой. По залу расхаживали несколько человек в форме УПА, с автоматами и боекомплектами на поясе. Меня заинтересовал тот факт, что это были пожилые люди. Возраст их был не меньше возраста наших привычных ветеранов. Возможно, они были участниками тех долгих и кровопролитных событий, которые тянулись вплоть до 1959 года. Вот, они остановились, передернули затворы. И зал разорвал грохот автоматных очередей. И посетители подняли тяжелые бокалы с пивом и с криками «за вільну Україну, слава Україне, за Батьківщину», стоя, осушали их до дна.

Официант принес пиво. Мы перебросились с ним несколькими вопросами-ответами по строчкам меню, и он побежал на кухню. Мне нравится говорить по-украински. Красивый язык, мелодичный. Вот, например…..


Розвійтеся з вітром, листочки зів'ялі,
Розвійтесь, як тихе зітхання!
Незгоєні рани, невтишені жалі,
Завмерлеє в серці кохання.
 
В зів'ялих листочках хто може вгадати
Красу всю зеленого гаю?
Хто взнає, який я чуття скарб багатий
В ті вбогії вірші вкладаю?
 
Ті скарби найкращі душі молодої
Розтративши марно, без тями,
Жебрак одинокий, назустріч недолі
Піду я сумними стежками.
Правда, в этом заведении выбора большого не было. Ужас подступал дрожью внутри при мысли, если бы я сделал заказ на русском языке. Боюсь, что охрана сменила бы холостые патроны на боевые. И я попробовал вкус железа, а не вкус стейка.

Но это все лирика. Меня больше интересовал другой вопрос. Зачем я здесь? Что объединяет меня со всеми этими людьми? Ответы я искал в их лицах, подслушивал разговоры. Да, наши языки отличаются. История у нас - разная. Религия? У них своя, уния, у меня - православие. Получается, мы совсем чужие друг другу. Разве только Украина... Она нас объединяет. Нашу страну мы очень любим. Только по-разному любим, каждый по-своему. Но…. любим. Щиро любимо нашу Батьківщину!


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница