Г. П. Хомизури хронология террора



страница1/6
Дата01.05.2016
Размер1.41 Mb.
  1   2   3   4   5   6


Г.П.ХОМИЗУРИ

ХРОНОЛОГИЯ ТЕРРОРА
(Опыт строительства коммунизма в СССР. 1917-1930 гг.)

Москва - 2006
[Вниманию читателей представлена часть исследования, над которым автор продолжает работу]

«История! Читай и плачь!»

К.Воннегут. Колыбель для кошки.

«- Что вы можете сказать в свое оправдание?

- Ну, видите ли...

- Достаточно. Расстрелять. Следующий!»

В.И.Савченко. Открытие себя.

«Зачем тогда все эти тонны стали и нефти, если за них заплачено жизнями людей, причем десятками миллионов?»

И.Б. Чубайс1. Российский кризис: теория и социальная практика


ПРЕДИСЛОВИЕ


Крах коммунистического режима в СССР и в странах Восточной Европы на первых порах вселил надежду на то, что с коммунизмом вскоре будет покончено раз и навсегда. Но эйфория быстро прошла. По-прежнему живут и здравствуют коммунистические режимы в

Китае, Северной Корее и на Кубе. Ливийский и сирийский режимы (кстати, все строящие социализм), по сути, ничем не отличаются от северокорейского. Коммунистические партии существуют практически во всех странах мира. На выборах президента России лидер коммунистов Зюганов получил соответственно 30 и более 20 миллионов голосов. Нет, с идеей коммунизма не покончено. И, вероятно, не будет покончено никогда.

Не будет покончено никогда, ибо коммунистический (как и любой другой тоталитарный) режим устраивает не только людей, стремящихся к неограниченной власти над себе подобными, но и огромные массы людей с примитивным мышлением: дважды два – четыре, у треугольника 3 угла. Он устраивает тех, кому лень мыслить и разбираться во всех этих «умничаньях»: предимпрессионизм, импрессионизм, постимпрессионизм, сюрреализм; не проще ли примитивный реализм - там все понятно: это - корова, это - береза, это – трактор. А проще всего, конечно, дважды два – четыре: «Ни колебаний, ни заблуждений. Истина – одна, и истинный путь – один; и эта истина – дважды два, и этот истинный путь – четыре» (Замятин. Мы).

Коммунистический режим более, чем какой-либо другой строй, устраивает людей с примитивной социальной ориентацией: «Все люди равны». Зная свою ущербность, они стараются низвести до своего уровня тех, кто заведомо выше их, «уравнять» их с собой. Такие особи были всегда. Вспомните Гераклита: «Поделом бы эфесцам, чтобы взрослые у них все передохли, а город оставили недоросткам, ибо выгнали они Гермодора, лучшего меж них, с такими словами: “Меж нами никому не быть лучшим, а если есть такой, то быть ему на чужбине и с чужими”».

Такую «мораль» умело используют захватившие власть, подменяя идею равенства в правах идеей равенства в поведении с четкой иерархией: «Все звери равны, а некоторые равнее». А это - заветная мечта низов: подняться на уровень, а, быть может, и на несколько уровней выше и стать «еще равнее».

Коммунистический режим более сладок любого другого тоталитарного тем, что другие режимы требуют какой-то морали (заповеди Христа, Магомета, национальная идея) - коммунистический режим освобождает от любых остатков морали и требует лишь одного – «преданности идее коммунизма», а на самом деле - преданности вождю или партийной олигархии.

Нет, у коммунистического режима всегда будут многочисленные сторонники.

Так что же, быть может, верна расхожая поговорка, что «история учит тому, что ничему не учит»? Нет, конечно. Она верна лишь для тех, кто оную не учит. Со времени т.н. «гласности и перестройки» и частичного открытия архивов в России и бывших республиках СССР появилась масса публикаций о терроре коммунистов в СССР. Однако следует иметь в виду, что наибольшее количество публикаций принадлежит перу тех, кто десятилетиями воспевал режим коммунистов, а сейчас якобы «прозрел». Яркое свидетельство тому - информация о расстреле польских офицеров в Катыни и о секретной части пакта Молотова-Риббентропа. Все советские официальные «историки» знали и о том, и о другом (поскольку в Советском Союзе знали об этом и не историки, тот, кто не знал, не может называться историком даже в кавычках), но делали вид, что не знали об этом. И вот только сейчас, «проведя детальные исследования», постигли истину.

Советские «историки» (ныне российские, украинские, армянские, узбекские) настолько привыкли к автоцензуре (самый страшный вид цензуры), что по-прежнему, держат нос по ветру, публикуют то, что, на их взгляд, можно предавать гласности, и не публикуют того, что пока еще нельзя, и подают материал так, «как надо» (новым власть имущим).

Наряду с ними получили возможность публикаций (из-за финансовых возможностей значительно меньшую) и настоящие историки, но большинство таких публикаций посвящено тому или иному периоду в истории СССР, той или иной Республике или области бывшего СССР. Систематического анализа террора пока еще нет, и данное исследование - первая попытка.

При сборе материала фиксировались все вида террора: убийства, заключения в тюрьмы и лагеря, ущемления гражданских и политических прав, уничтожение культурных ценностей, цензура. Фиксировались также факты умышленного оболванивания населения, например, публикация в 1964 г. издательством «Просвещение» (!) книги некоего Ермакова «Атеистическое воспитание при обучении арифметике». Собирались сведения о фактах зверств, террористические указы и постановления, в общем, все, что так или иначе было направлено против человека.

Трудностей при написании данного исследования - более, чем достаточно.

Главная трудность - это сознание того, что полностью охватить весь материал нет никакой возможности. И дело не столько в недостатке материалов, сколько в том, что (как правило!) мы имеем свидетельства о репрессиях против лидеров коммунистической партии, государства, профсоюзов, комсомола, армии, в некоторых случаях против деятелей науки и искусства и почти ничего о репрессиях рядовых граждан, о жителях тех сел, что были стерты с лица Земли. «Когда я думаю об античном мире, меня больше всего пугает то, что сотни миллионов рабов, на спинах которых выросли целые цивилизации, не оставили после себя никаких следов. Мы не знаем даже их имен» (Орвелл. Памяти Каталонии).

... А сколько же всего погибло этих «рядовых граждан»? 10 миллионов?.. 30?.. 50?.. Например, по всем источникам (вплоть до Сталина), в коллективизацию погибло порядка 10 миллионов человек. ... «порядка»... А сколько именно?.. А может быть, не 10, а 9?.. или 11?..

Автор настоящего исследования наивно полагал, что после падения власти коммунистов «придут наши», откроются архивы, будет создан независимый Институт истории, где можно будет полностью отдаться любимому делу. Но, к сожалению, ключевые посты в исторической науке по-прежнему занимают «проверенные» в годы коммунистического режима «историки», перекрасившиеся в «демократов» и ошарашивающие массового читателя: “А вы знаете?..” О Катыни, о пикантных подробностях жизни Берии и вытаскивающими на свет Божий документы, ими в свое время запрятанные за семью печатями.

Но, как писал Борис Чичибабин, «ведь надо что-то делать - иначе жить нельзя». И тот же комплекс Родариевской Кошки-Хромоножки. И «пепел Клааса» по-прежнему стучит в моем сердце. И тем более, что данное исследование как нельзя более отвечает основному назначению истории: исследовать прошлое, чтобы понять настоящее и предвидеть будущее. И это необходимо не только жителям бывшего СССР, но и жителям других стран, ибо примитивное коммунистическое («дважды два – четыре») мышление во всех странах и всегда будет иметь своих приверженцев.

Я взялся за это исследование еще и потому, что «существует нравственная обязанность чтить память мертвых, тем более, что эти мертвые [в большинстве своем. – Г.Х.] – невинные и безымянные жертвы молоха абсолютной власти, стремившейся стереть даже воспоминание о них» (Куртуа, 1999, с. 57). К сожалению не только «стремившейся», но и стремящейся, ибо основной довод коммунистов и сотрудников ФСБ (вчерашних палачей или их достойных учеников): давайте перестанем муссировать эту тему – все это в прошлом. Давайте будем думать о том, как нам строить новую жизнь. Пока россияне не осознают, что же произошло за 70 лет «вавилонского плена» ничего путного построить не удастся. Конечно, все эти 70 лет население СССР было затерроризировано, но осознало ли оно содеянное после падения коммунистической тирании? Осознало, но как-то по-своему: «Немцы осудили нацизм, ужаснувшись тому, что они сделали, мы осудили советский режим, ужаснувшись тому, что делали с нами» (Ковалев, 1999, с. 18).

В любом историческом исследовании первый вопрос - это вопрос периодизации. Однако провести периодизацию коммунистического террора в СССР, на мой взгляд, просто невозможно, ибо жители СССР подвергались непрерывному террору на протяжении всех 74 лет коммунистической тирании. Удержать народ в повиновении можно было только постоянной борьбой с различными «врагами народа»: кадеты, белогвардейцы («белобандиты»), эсеры, кулаки, меньшевики, вредители, буржуазные специалисты, националисты, троцкисты, крымские татары, бухаринцы, чеченцы, сионисты, писатели, космополиты, врачи, и прочие, и прочие, и прочие. Единственная реальная граница - это смерть Сталина, когда были прекращены массовые убийства. Но следует иметь в виду, что «относительное спокойствие, которое воцаряется в деспотической стране после уничтожения всех противников и потенциальных противников режима - такое же проявление террора, как сами убийства» (Конквест, 1974, с. 887).

Террористических законов, указов, декретов - тьма, но, как известно, многие из этих постановлений сопровождались секретными инструкциями, которые до сих пор хранятся в каких-то архивах. Рассекречивание архивов после падения коммунистического режима было частичным и кратковременным. И рассекречивали документы те, кто в свое время их засекречивал. Доступ даже к рассекреченным архивам ограничен. «Вот, что еще в перестройку говорили функционеры КГБ о тех, кого они допускают в свои архивы: “Мы помогаем тогда, когда это в интересах КГБ и державы”» (Проценко, 1999; со ссылкой на “Аргументы и факты”, 1991, № 12).

Сию традицию продолжает и ФСБ Российской Федерации. При отсутствии доступа к архивам, представители этой (поскольку они сами называют себя чекистами) зловещей организации предпринимают попытки реабилитировать “необоснованно оболганных” работников ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-КГБ. Приведу ярчайший пример такой попытки на высшем уровне.

31 октября 1995 г. (не 1937, не 1950 и даже не 1977, а 1995 г.!) в Санкт-Петербурге прошла публичная презентация книги некоего Василия Бережкова «Внутри и вне “Большого дома”». На презентации начальник пресс-службы УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Евгений Лукин заявил буквально следующее:

«В последнее время у российской общественности сложилось впечатление, что в эти годы ЧК расстреливало бесконечное множество людей. Это не так. Соотношение приблизительно следующее: в ноябре 1919 года арестовано за бандитизм 544 человека, за должностные преступления - приблизительно столько же, за контрреволюционную деятельность - 168 человек, за мародерства и прочие преступления - тоже порядка пятисот человек. То есть приблизительно 80% арестованных были бандиты. В том же месяце, в условиях гражданской войны, были расстреляны за бандитизм 44 человека, за должностные преступления - несколько десятков, но ни одного человека не было расстреляно за контрреволюционную деятельность. О каком “красном терроре” можно говорить? Одно из достоинств этой книги и заключается в том, что в ней приведены факты того времени» (Карев, 1995).

Но нельзя добраться не только до архивов ФСБ России, но и до архивов президента России, других крупных архивов, причем не только России, но и других стран бывшего СССР.

В.Буковский (1995-1996) достаточно наглядно показал тщетность своих попыток в этом направлении, несмотря на «добро» весьма влиятельных особ. Таким же фиаско закончились и мои попытки добраться до архивов КГБ и Центрального архива Армении в 1991 и 1992 гг., разумеется, при самых благожелательных улыбках вельмож. А когда в 1996 г., с санкции министра национальной безопасности Армении меня все же допустили до архивов МНБ Республики, мне предоставили возможность ознакомиться с ничего не значащими для серьезного исследования документами, заявив, что других нет. А проверить истинность такого ответа нет возможности. (До архивов меня, разумеется, не допустили, а выдавали документы из этого архива). А посему будем пользоваться теми материалами, которыми располагаем.

Исследование ограничено 19 декабря 1930 г., т.е. рассмотрены первые 13 лет коммунистического «опыта». Уже полвека эксплуатируется выражение «сталинские репрессии», о разгуле террора в 1937 г. Террор - неотъемлемый атрибут коммунистического режима, только благодаря террору он может существовать. Террор в СССР не утихал ни на минуту с 1917 по 1991 г. Да, были всплески, были спады, но террор был постоянным и не утихал ни на минуту.

После падения коммунистического режима в СССР преданы гласности многие документы о роли Ленина, Троцкого и их сторонников в развертывании оголтелого террора. Но по-прежнему в странах бывшего СССР и за их пределами твердят о том, что разгул террора в СССР достиг пика при Сталине. И почему-то никому не приходит в голову, что «1937 год» выдуман коммунистами, хотя террор 1921 г. был намного разнузданнее.

Читателя данного исследования не может не заинтересовать вопрос, а каковы итоги коммунистического террора и не за первые 13 лет, а всего? Тем более, что гуляют различные цифры: от нескольких сот тысяч (по данным ФСБ) до 100 миллионов (по Антонову-Овсеенко). В Приложении 1 я привожу проведенное еще в 1982 г. исследование по этой проблеме с подробными расчетами.

За конечную дату исследования я взял 19 декабря 1930 г., потому, что в этот день А.И. Рыков был снят с поста председателя Совнаркома СССР, и Сталин стал единоличным диктатором СССР.

Материалы, имеющиеся в моем распоряжении (причем весьма и весьма неполные) свидетельствуют о том, что в первые 13 лет коммунистического режима (когда вся власть еще не была в руках Сталина) террор был наиболее разнузданным. Сталин лишь отладил тот механизм, который был создан Лениным и Троцким. И дело не в Сталине, а в самой идее коммунизма («Судите не грешника, а грех»). Между Сталиным и Бухариным (Рыковым, Кировым, Рудзутаком etc.) была не качественная, а количественная разница – все они находились по ту сторону добра. Террор мог быть чуть слабее или чуть сильнее (именно «чуть»), размах его был бы тем же. Загнать более чем 100-миллионное население страны в коммунистическое стойло можно было только террором.




1917год

7 ноября2
Начало военного путча большевистских отрядов. Штурм Зимнего дворца в Петрограде.
Сообщение газеты «Известия»3: «Настроение частей Петроградского гарнизона и рабочих кварталов выжидательное. Все слухи о массовых выступлениях рабочих лишены всякого основания <…> С фронта получено сообщение, что латышские полки следуют из Двинска для поддержки Советов» («Известия ЦИК», 25 октября 1917 г.; цит. по: «Из истории ВЧК», 1958, с. 11-12).

8 ноября
2 часа 10 минут. Большевистским «Военно-Революционным Комитетом» арестованы:

военный министр, адмирал Дмитрий Николаевич Вердеревский, министр государственного призрения Николай Михайлович Кишкин, заместитель Министра-Председателя, министр торговли и промышленности Александр Иванович Коновалов, министр земледелия Сергей Л. Маслов, министр путей сообщения Алексей В. Ливеровский, управляющий военным министерством Алексей Алексеевич Маниковский, министр труда Кузьма Антонович Гвоздев, министр юстиции Павел Н. Малянтович, председатель Экономического совета Сергей Н. Третьяков, генерал для поручений Борисов, государственный контролер Сергей А. Смирнов, министр просвещения С.С.Салазкин, министр финансов Михаил Владимирович Бернацкий, министр иностранных дел Михаил Иванович Терещенко, помощники особо уполномоченного Временного правительства Пинхус (Петр) Моисеевич Рутенберг и Петр Иоакимович Пальчинский, министр почт, телеграфов и внутренних дел Алексей М. Никитин и министр исповеданий Антон М. Карташев.

Арестованные заключены в Петропавловскую крепость (Великая Октябрьская.., 1981, с. 590-591). Вскоре, большинство (кроме ниже перечисленных) были освобождены.

М.И. Терещенко бежал из-под ареста; П.И. Пальчинский провел 4 месяца в крепости, откуда был выпущен под огромный залог; П.Н. Малянтович был вскоре освобожден, но впоследствии арестован и в 1939 г. расстрелян; К.А. Гвоздев был также вскоре освобожден, но впоследствии был арестован и в 1931-1956 гг. находился в ГУЛаге; Н.М. Кишкин был также вскоре освобожден, но впоследствии неоднократно арестовывался «за контрреволюционную деятельность» и за участие в Помголе; в 1930 г. скончался в ожидании очередного ареста

(Макаркин, 2000).
При взятии Зимнего Дворца 3 женщины из Женского батальона были изнасилованы «революционными солдатами»; одна из них покончила жизнь самоубийством

(Рид, 10 дней.., 1957, с. 289).


При взятии Зимнего Дворца «революционные граждане» расхитили драгоценностей на сумму 500 000 000 рублей (по подсчетам большевиков – «всего» на 50 000 рублей)

(там же, с. 288).


Большевики сформировали никем не назначенное «правительство» – Совет Народных Комиссаров (Совнарком, СНК) во главе с В.И. Лениным и Л.Д.Троцким.
Установление т.н. «диктатуры пролетариата»: «Диктатура пролетариата состоит из руководящих указаний партии плюс проведение этих указаний массовыми организациями пролетариата в жизнь населением»

(Сталин. Вопросы ленинизма. М., 1945, 11-е изд., с. 123).



8 ноября
Запрещен выход 7 газет, в т.ч.: «Биржевые ведомости», «Новое время», кадетская «Речь» и меньшевистский «День»

(Кацва, 1997, № 37, с. 1).



9 ноября
Декрет СНК «О печати»:

«… Совет Народных Комиссаров постановляет:

Общее положение о печати

1. Закрытию подлежат лишь органы прессы: 1) призывающие к открытому сопротивлению или неповиновению Рабочему и Крестьянскому правительству; 2) сеющие смуту путем явно клеветнического извращения фактов; 3) призывающие к деяниям явно преступного, т.е. уголовно наказуемого характера.

2.Запрещения органов прессы, временные или постоянные, проводятся лишь по постановлению Совета Народных Комиссаров.

3. Настоящее положение имеет временный характер и будет отменено особым указом по наступлении нормальных условий общественной жизни.

Председатель Совета Народных Комиссаров

Владимир Ульянов (Ленин)

Петроград, 27 октября 1917 г.»

(В.И.Ленин и ВЧК, 1975, с. 15-16).


Постановление СНК о созыве Учредительного Собрания:

«Именем Правительства Республики избранным Всероссийским Съездом Рабочих и Солдатских депутатов с участием Крестьянских Депутатов Совет Народных Комиссаров постановляет:

1. Выборы в Учредительное Собрание должны быть проведены в назначенный срок 12 ноября.

2. Все избирательные комиссии, учреждения местного самоуправления, Советы Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов и солдатские организации на фронте должны напрячь все усилия для обеспечения свободного и правильного производства выборов в Учредительное Собрание, в назначенный срок.

Именем Правительства Российской Республики Председатель Совета Народных Комиссаров

Владимир Ульянов-Ленин

Петроград, 27 октября 1917 г.»

(Кацва, 1997, № 37, с. 1; фотокопия).



10-14 ноября
Восстание в Москве, возглавленное Комитетом Общественной Безопасности

(Кацва, 1937, № 36, с. 9).



11 ноября
Восстание юнкеров в Петрограде, возглавленное Комитетом спасения Родины и революции было жестоко подавлено в тот же день

(там же, с. 8).


Военно-Революционный Комитет (ВРК), руководивший Октябрьским переворотом, подчинен ВЦИК и стал выполнять карательные функции вплоть до образования ВЧК 20 декабря

(Росси, 1991, с. 66).



12 ноября
СНК издал декрет об «уплотнении лиц, занимавших слишком большие квартиры, и вселения туда лиц, нуждающихся в жилом помещении»

(БСЭ, 1932, т. 25, с. 473).



14 ноября
Жестокое подавление восстания в Москве, вспыхнувшего 10 ноября (Кацва, 1997, № 36, с. 9)4.
Газета «Известия ВЦИК» опубликовала Обращение председателя ВРК Н.И. Подвойского ко всем гражданам Петрограда. Город и его окрестности объявлялись на осадном положении, а «всякие собрания и митинги на улицах и вообще под открытым небом запрещаются впредь до особого распоряжения» (Кожин, 2000, с. 2).

17 ноября
Ленин добился 25 голосами против 23 во ВЦИКе принятия резолюции о праве СНК «издавать без предварительного обсуждения ЦИК неотложные декреты»

(Кацва, 1997, № 37, с. 1).

Таким образом, СНК объединил в своих руках исполнительную и законодательную власть.
ВЦИК поддержал решение СНК о закрытии так называемых «буржуазных» газет

(В.И.Ленин и ВЧК, 1975, с. 16).



21 ноября
ЦК РС-ДРП (б) [не ВЦИК, на это уполномоченный, а ЦК большевистской партии. – Г.Х.] постановил отстранить Л.Б.Каменева от председательства во ВЦИК в связи с его позицией по вопросу о коалиционном правительстве со следующей формулировкой: «Несоответствие между линией ЦК и большинства фракции с линией Каменева»

(Известия ЦК КПСС, 1989, № 1, с. 233).



22 ноября
Совет Народных Комиссаров отменил все законы Российского государства

(Зубов, 1999).



не позднее 23 ноября
Обращение СНК к ВРК:

«… Совет Народных Комиссаров предлагает Военно-Революционному комитету принять самые решительные меры к искоренению спекуляции и саботажа, скрывания запасов, злостной задержки грузов и пр.

Все лица, виновные в такого рода действиях. подлежат по специальным постановлениям Военно-Революционного комитета немедленному аресту и заключению в тюрьмах Кронштадта, вплоть до предания военно-революционному суду.

Все народные организации должны быть привлечены к борьбе с продовольственными хищниками.

Председатель Совета Народных Комиссаров

В.Ульянов (Ленин)»

(В.И.Ленин и ВЧК, 1975, с. 23-24).

25 ноября
Выборы в Учредительное Собрание. Из 44,4 млн. (67 округов):
ПСР – 16,5 млн.

РС-ДРП(б) - ок. 9 млн.

другие соц. партии - 9 млн.

СКД - ок. 2 млн.

нац. меньшинства - 4,5 млн.
Из 715 мест в Учредительном Собрании получили:
ПСР - 370 мест (51,7%)

РС-ДРП (б) - 175 24,4

Нац. группы - 86

ПСР (л) - 40

РС-ДРП (м) - 15

Нар. социалисты - 2

Независимый - 1

(Кацва, 1997, № 37, с. 2).



26 ноября
Предписание СНК об аресте служащих Государственного банка:
«Служащие Государственного банка, отказавшиеся признать Правительство рабочих и крестьян – Совет Народных Комиссаров – и сдать дела по Банку, должны быть арестованы.
Председатель Совета Народных Комиссаров

Вл. Ульянов (Ленин)

Секретарь Совета Народных Комиссаров Н. Горбунов»

(В.И.Ленин и ВЧК, 1975, с. 24).



27 ноября
Ленин подписал обращение СНК и ВРК, в котором, в частности, сказано: «Все лица, виновные в… спекуляции… подлежат по спец. постановлениям ВРК немедленному аресту»

(Росси, 1991, с. 66).



28 ноября
СНК отказался открыть Учредительное Собрание в срок, пообещав это сделать тогда, когда в Петроград прибудут 400 делегатов»

(Кацва. 1997, № 37, с. 2).



29 ноября
Ленин – Военно-Революционному Комитету:
«Москва
Совет Народных Комиссаров подтверждает акт о роспуске Московской городской думы, изданный Московским Советом рабочих и солдатских депутатов.
Председатель Совета Народных Комиссаров

Ленин»


(Ленин, ПСС, т. 50, с. 7)

30 ноября
Зам Наркома финансов В.Р.Менжинский под угрозой расстрела заставил Правление Госбанка в Петрограде выдать новой власти 5 миллионов рублей

(Кацва, 1997, № 37, с. 1).


К концу ноября было закрыто около 60 газет

(Кацва, 1997, № 37, с. 1).



ноябрь
Образовано Главное Управление местами заключения – ГУМЗ (или ГУМЗАК) Российской Республики. В его ведении – тюрьмы и лагеря НКВД

(Росси, 1991, с. 94).


Образовано Главное Управление местами заключения – ГУМЗ (или ГУМЗАК) НКЮ. В его ведении – места заключения НКЮ

(Росси, 1991, с. 94).



1 декабря
В ответ на обращение «От Временного правительства», призывавшее дать отпор новой власти, Военно-Революционный комитет постановил арестовать выдающегося русского геолога Владимира Ивановича Вернадского и других, подписавших обращение, а затем отправить их «под надежным караулом в Кронштадт». В.И. Вернадский срочно покинул Петроград и уехал в объявившую себя независимой Украину

(Репрессированные геологи, 1999, с. 67-68).



3 декабря
Толпа «революционных матросов» убила (разумеется, без всякого суда, следствия и приговора, и не просто убила, а буквально растерзала и, разумеется, никто не понес наказания) в Могилеве бывшего верховного главнокомандующего Русской Армией генерала Н.Н. Духонина

(БСЭ, 1931, т. 23, с. 682).



5 декабря
Совет Народных Комиссаров принял «Декрет о суде».

Прокурорский надзор, адвокатура и судебное следствие упразднены. В роли обвинителей и защитников могли выступать «все неопороченные граждане». Декрет предписывал: «Местные суды решают дела именем Российской Республики и руководятся в своих решениях и приговорах законами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию»

(Кацва, 1997, № 37, с. 1-2).
Закрытие газеты «Сельский Вестник»:

«Газета “Сельский Вестник” прекращает свое существование. Редактор ее Шебунин освобождается от занимаемой должности. Вместо “Сельского Вестника” будет выходить “Деревенская Беднота”, редактором которой назначается Г.Г. Ягода.

Председатель Совета Народных Комиссаров

Ульянов (Ленин)»

(Водовозова, Панков, 1991, с. 5).

6 декабря
Большевики арестовали «контрреволюционную часть» членов Всероссийской избирательной комиссии по выборам в Учредительное Собрание

(Ленин, ПСС, т. 50, с. 13, 405).


Совнарком назначил М.С. Урицкого комиссаром «над Всероссийской по делам о выборах в Учредительное собрание комиссией»

(Ленин, ПСС, т. 50, с. 405).



не позднее 7 декабря
«Тов. Шляпникову и тов. Дзержинскому

<…> Вопрос на Урале очень острый: надо здешние (в Питере находящиеся) правления уральских заводов арестовать немедленно, погрозить судом (революционным) за создание кризиса на Урале и конфисковать все уральские заводы. Подготовьте проект постановления поскорее»

Ленин»


(В.И. Ленин и ВЧК, 1975, с. 25).

11 декабря
Декрет об аресте лидеров партии кадетов:

«Члены руководящих учреждений партии кадетов, как партии врагов народа, подлежат аресту и преданию суду революционных трибуналов.

На местные Советы возлагается обязательство особого надзора за партией кадетов ввиду ее связи с корниловско-калединской гражданской войной против революции.

Декрет вступает в силу с момента его подписания.

Председатель Совета Народных Комиссаров

Вл. Ульянов (Ленин)

Народные комиссары: Н. Авилов (Н. Глебов), П. Стучка,

В. Менжинский, Джугашвили-Сталин,

Г. Петровский, А. Шлихтер, П. Дыбенко

Управляющий делами Совета Народных Комиссаров

Влад. Бонч-Бруевич

Секретарь Совета Н. Горбунов

Петроград, 28 ноября 1917 г.

10 ½ час. вечера»

(В.И. Ленин и ВЧК, 1975, с. 32).

12 декабря
Совет Народных Комиссаров принял решение о роспуске Всероссийской избирательной комиссии по выборам в Учредительное Собрание, ввиду того, что освобожденные 10 декабря из-под ареста члены Комиссии отказались работать с М.С. Урицким

(Ленин, ПСС, т. 50, с. 405).



19 декабря
Из протокола № 20 заседания СНК
«Председательствует В.И. Ленин
Слушали:

8. О возможности забастовки служащих в правительственных учреждениях во всероссийском масштабе.

Постановили:

8. Поручить т. Дзержинскому составить особую комиссию для выяснения возможности борьбы с такой забастовкой путем самых энергичных революционных мер, для выяснения способов подавления злостного саботажа».

(В.И. Ленин и ВЧК, 1975, с. 33).

20 декабря
Совет Народных Комиссаров постановил создать Всероссийскую Чрезвычайную Комиссию при СНК по борьбе с контрреволюцией и саботажем, печально известную ВЧК, на совести которой и ее преемников – ГПУ, ОГПУ, НКВД, НКГБ, МГБ И КГБ – десятки миллионов граждан Советского Союза. Образована Коллегия ВЧК: Ф.Э. Дзержинский (председатель), Я.Х. Петерс (заместитель), И.К. Ксенофонтов, Г К. Орджоникидзе, Волобуев и др.

(Росси, 1991, с. 68).

Перед ВЧК были поставлены следующие задачи:

«1. Расследовать и ликвидировать любые попытки или действия, связанные с контрреволюцией и саботажем, откуда бы они ни исходили на всей территории России.

2. Предавать на суд революционных трибуналов всех контрреволюционеров и саботажников и вырабатывать меры борьбы с ними.

3. Комиссия проводит только предварительные дознания в той мере, в какой это необходимо в целях предупреждения»

(Кожин, 2000, с. 2).

21 декабря
«8.XII.1917 г.
Тт. Благонравову и Бонч-Бруевичу
Аресты, которые должны быть произведены по указанию тов. Петерса, имеют исключительно большую важность, должны быть произведены с большой энергией. Особые меры должны быть приняты к предупреждению уничтожения бумаг, побегов, сокрытия документов и пр.

Председатель Совета Народных Комиссаров

В. Ульянов (Ленин)»

(Ленин, ПСС, т. 50, с. 18).



25 декабря
В «Правде» опубликованы «Тезисы об Учредительном Собрании» Ленина. В них, в частности, говорилось: «Республика Советов является более высокой формой демократизма, чем обычная буржуазная республика с Учредительным Собранием… Учредительное Собрание… приходит в столкновение с волей и интересами трудящихся и эксплуатируемых классов, начавших 25 октября социалистическую революцию против буржуазии. Естественно, что интересы этой революции стоят выше формальных прав Учредительного Собрания… Единственным шансом на безболезненное разрешение кризиса… является… безоговорочное заявление Учредительного Собрания о признании Советской власти»

(Кацва, 1997, № 37, с. 2-3).



31 декабря
Член Коллегии ВЧК С.Е. Щукин по ордеру, подписанному Дзержинским и Ксенофонтовым, «задержал» 12 членов «Союза защиты Учредительного Собрания», в их числе: И.Г. Церетели, В.М. Чернов, Ф.И. Дан, Л.М. Брамсон и А.Р. Гоц

(Голинков, 1975, с. 61).



декабрь
Солдатско-матросский революционный комитет Севастополя попытался арестовать настоятеля Свято-Владимирского адмиралтейского собора и благочинного береговых команд Черноморского флота Романа (Медведя). Однако прихожане надежно его спрятали и помогли тайно покинуть город

(Дамаскин, 2000, с. 299-301).


Один из первых циркуляров НКВД: «Ввиду саботажа чиновников… проявить максимум самостоятельности на местах, НЕ ОТКАЗЫВАЯСЬ от конфискаций, принуждений и арестов»

(Солженицын, Архипелаг ГУЛаг, ч 1, гл. 3; со ссылкой на: Вестник НКВД, 1917, № 1, с. 4).


Первый революционный совет г. Бердянска постановил лишить власти Временное городское самоуправление (под председательством меньшевика Наума Кисленко), образованное в сентябре. Депутаты не подчинились этому постановлению. Тогда с Азово-Черноморского завода был вызван отряд красногвардейцев, который выбросил сопротивлявшихся из здания городской управы. «Кисленко арестовали, двери заперли на замок, а ключ отдали новому хозяину города – председателю Первого совета Александру Дюмину <…> Недовольство горожан вылилось в стихийный митинг на Базарной площади <…> Наиболее примечательной личностью среди участников митинга был <…> протоиерей Александр Лукин <…> Базарная площадь была окружена и люди разогнаны. Кисленко, находящегося в тюрьме, после этого судил революционный трибунал. Он признал себя виновным и дал суду честное слово не заниматься политикой, на основании чего был отпущен»

(Доненко, 2001, с. 25, 27, 42).



конец года
Командующий 5-й армией В.Г. Болдырев «за неподчинение главковерху т. Крыленко» арестован и посажен в тюрьму

(БСЭ, 1927, т. 6, с. 780).



?
Образован Военно-революционный суд (упразднен в 1922 г.)

(Росси, 1991, с. 56).


  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница