Г. Глонти Г. Лобжанидзе Профессиональная преступность в Грузии



страница5/17
Дата28.04.2016
Размер2.68 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

5. Преступные карьеры. Наиболее авторитетные грузинские криминалы
Грузинская криминальная элита имеет много личностей, оказавших большое влияние на развитие преступного сообщества в СССР и странах СНГ. Среди них особо выделялись ныне покойные:

- Джаба Иоселиани

- Отар Квантришвили


  • Джаба Иоселиани, живая легенда и непререкаемый авторитет преступного мира во времена бывшего Союза.

Джаба Иоселиани родился в 1926 году. В шестнадцать лет он был впервые арестован за кражу и вскоре добился высшего признания в уголовном мире, став "вором в законе". Это была неслыханная карьера для того времени. После второго ареста он бежал из тюрьмы, скрывался от розыска и, в конце концов, обосновался в Ленинграде. Там Иоселиани, проживая под чужой фамилией и не имея среднего образования, поступил на психологический факультет университета. К сожалению, он проучился только четыре года, т.к. в двадцать девять был вновь арестован за участие в вооруженном грабеже и осужден на 25 лет. По ходатайству народных артистов СССР Серго Закариадзе и Медеи Джапаридзе ему был снижен срок лишения свободы, а, в последствии, Иоселиани был этапирован из России в грузинскую колонию, где был избран ворами "куратором" зоны.


Иоселиани вышел на свободу в возрасте сорока лет. Он окончил вечернюю школу и поступил в театральный институт (благодаря ходатайству тогдашнего министра финансов Грузии П. Ананиашвили). Впоследствии он защитил кандидатскую и докторскую диссертации (тема последней - "Комедийные маски грузинского театра"), преподавал театроведение в Тбилисском театральном институте и в Государственном Университете, писал пьесы, которые с успехом ставились в Театре им. Марджанишвили.

Есть сведения, что все эти годы преступный мир сохранял за Джабой Иоселиани звание "вора в законе". Молодых воров учили выдержке и творческому отношению к делу, на примере операции, проведенной в 50-е годы под руководством Иоселиани в московском ГУМе. Он с товарищами поставил в торговых залах несколько собственных кассовых аппаратов, которыми они в течение нескольких часов исправно пробивали покупателям чеки и смогли уйти, оставив себе выручку, а магазину - аппараты.


По оперативным данным Иоселиани принимал участие во всесоюзных воровских сходках 80-х, на которых решались вопросы изменения "воровского закона" и участия в коммерческой деятельности, которые оказали большое влияние на дальнейшее развитие криминального сообщества СССР и СНГ.
Советская политическая сцена конца 80-х - начала 90-х не могла не востребовать человека такой судьбы и таких способностей, как Иоселиани, который смог стать одной из центральных государственных фигур независимой Грузии.

Иоселиани был первым из всесоюзных «воров в законе», который, отсидев в тюрьме около 25 лет, был избран депутатом Верховного Совета Грузии и советником президента Э. Шеварднадзе с 1992 по 1995 годы.


Иоселиани дебютировал в политике в 1989 году, когда на выборах народных депутатов СССР выступал в качестве доверенного лица известного общественного деятеля Акакия Бакрадзе. Дебют следует признать удачным – А. Бакрадзе стал народным депутатом. Вероятно, фактор Иоселиани сыграл свою роль в его успехе. В советском обществе причастность к преступному миру всегда ценилась прежде всего как знак мужественности и способности противостоять властям.

 

Трагические события 9 апреля 1989 года в Тбилиси, так болезненно сказавшиеся на судьбе Грузии и СССР, заставили Иоселиани принять решение, что необходимо создать вооруженное формирование для защиты интересов нации. Случай не заставил себя ждать. Летом 1989-го на грани кровопролития оказались отношения между грузинами и азербайджанцами, проживающими в Марнеульском районе Грузии. Еще свежа была память о тбилисских событиях, и группы вооруженной молодежи рванулись в Марнеули - защищать соотечественников. Среди них были и люди с сомнительным прошлым, и борцы за идею. В августе около 30 человек, участвовавшие в марнеульских событиях, собрались на тбилисском стадионе "Динамо" и назвали себя отрядом "Мхедриони". Относительно кандидатуры командира разногласий не возникло - этот пост был предложен наиболее авторитетному представителю - Джабе Иоселиани, который принял его без колебаний.


Иоселиани сразу же продекларировал политические цели "Мхедриони", лейтмотивом которого стали следующее заявление: "Мы не подчиняемся никаким политическим силам и государственным структурам, а служим интересам нации. Мы будем участвовать в межнациональных конфликтах, чтобы защищать мирное население". Действительно, на первых этапах войны в Абхазии и Южной Осетии члены "Мхедриони" не были замечены в кровопролитии, или мародерстве. Однако возникновение в Грузии неконтролируемой вооруженной силы во главе с таким лидером, как Иоселиани, напугало всех и в первую очередь З. Гамсахурдиа, который уверенно шел к победе на всеобщих выборах. Тем более, что своего отрицательного отношения к Гамсахурдиа Иоселиани не скрывал никогда. Публичное покаяние Гамсахурдиа на политическом процессе 1978 года он квалифицировал в соответствии со своим кодексом чести: "Заложил". Известна и программа действий, которую Иоселиани при свидетелях предлагал в отношении Гамсахурдиа: "Убрать этого подонка, пока он не погубил весь народ".
Главная цель Иоселиани в этот период была - придать "Мехедриони" официальный статус. В сентябре 1990 года за несколько недель до поражения коммунистов на выборах, Иоселиани добился своего и получил разрешение на регистрацию "Мхедриони" как юридического лица. В этом ему помог старый друг - первый зампред Совмина Гурам Мгеладзе (ныне крупный бизнесмен, контролирующий солидную долю игорного бизнеса в Москве). "Мхедриони" получил статус - корпуса спасателей на случай стихийных бедствий, что позволяло Иоселиани легально создавать базы и подразделения в разных районах Грузии.
"Мхедриони" была зарегистрирована как общественная организация без права обладания оружием, однако продолжала активно вооружаться (к этому времени она уже располагала и бронетехникой). За этими приготовлениями внимательно следил Гамсахурдиа, который после победы на выборах, немедленно отменил регистрацию "Мхедриони" и запретил его функционирование. Однако реально распустить эту организацию он не решался пока не настал удобный случай. Помог указ президента Горбачева СССР "О роспуске незаконных вооруженных формирований", обнародованный зимой 1990 года. Появилась возможность обратиться за помощью к Советской Армии. 18 февраля 1991 года спецназ ЗакВО провел операцию по изъятию оружия и техники на территории бывшего комсомольского городка на окраине Тбилиси, где располагалась центральная база "Мхедриони". Результат изъятия - несколько раненых с обеих сторон, арест руководителя "Мхедриони" и его ближайшего окружения. Иоселиани было предъявлено обвинение: незаконное хранение пистолета Макарова и он был помещен в тюрьму.
В этот период в тюрьме вместе с Джабой Иоселиани находились лидер Южной Осетии Торез Кулумбегов, председатель Национально-демократической партии Грузии Георгий Чантурия, кинооператор Георгием Хаиндрава. Все они были признаны Международной амнистией узниками совести. Там же заключенный Иоселиани был выдвинут кандидатом на президентских выборах. Узнав об этом, Гамсахурдиа спешно собрал сессию парламента и изменил закон.
Джаба Иоселиани хорошо знал как реагировать на произвол властей, находясь в тюрьме. Он сразу же объявил сухую голодовку и держал ее сорок два дня. Только после долгих уговоров он принял пишу на сорок третий день из рук патриарха Грузии Илии II. Как и у всякого фольклорного героя, время, проведенное в тюрьме, стало для Иоселиани пиком популярности.
В декабре 1991 года Джаба Иоселиани вышел на свободу. За шесть дней до этого события в Тбилиси начались выступления против президент Гамсахурдиа. Восстание возглавили гвардейцы Китовани - главная ударная сила путчистов – но они сразу понесли столь серьезные потери, что прекратили штурм президентского дворца. Им требовалась поддержка, которую оказал Иоселиани, мобилизовав "Мхедриони" большинство членов которой не вступали в бой, пока их лидер находился в тюрьме.

Оказавшись на свободе, Иоселиани уже через два часа выступил на митинге с призывом: "Все силы - на свержение режима". В течение суток гвардейцы получили требуемое подкрепление. (Правда, уголовный мир, выступая против диктатуры, не забывал и себя: из партии в двести "Калашниковых", доставленных к месту боев, на следующий день недосчитались половины).


Слово Иоселиани решило и судьбу З. Гамсахурдиа. Отвечая на предложение президента Армении Левона Тер-Петросяна предоставить убежище грузинскому коллеге, Иоселиани сказал: "Ради Бога, пусть убирается на все четыре стороны", - тем самым спас ему жизнь. Победу над Гамсахурдиа лидер "Мхедриони" отметил фразой, которая, видимо, вошла в анналы политической откровенности: "К власти в Грузии пришли известный вор и неизвестный скульптор". Ясное понимание меры своей и Китовани популярности и политических возможностей сделало Иоселиани в тот момент главным сторонником возвращения в Грузию Эдуарда Шеварднадзе. В разговоре с бывшим министром иностранных дел СССР, состоявшемся 6 января, он так сформулировал свою позицию: "Зачем выводить на футбольное поле Нодия, если у нас в команде есть Пеле?"86

Сторонникам свергнутого Гамсахурдиа, по демонстрации которых он в тот же день приказал открыть огонь, Иоселиани адресовал другой афоризм: "Демократия - то вам не лобио кушать".


В Государственном Совете, потом на посту заместителя председателя Совета по безопасности и обороне и депутата парламента Иоселиани стал лоббировать тех, на кого он опирался, - крупных, средних и мелких фигур преступного мира. Именно по настоянию Иоселиани в 1993 году была объявлена амнистия, в результате которой на свободе оказалось около пяти тысяч уголовников. Иоселиани четко очертил границы сфер экономического влияния, проведенные им и Китовани: на одной стороне дань собирало "Мхедриони", на другой паслась гвардия. "Пока я жив, диктатура не пройдет" - так оценил свое место в сегодняшнем грузинском государстве Джаба Иоселиани. Скорее всего, он был прав: диктатура и уголовная власть - вещи несовместные.
Но как обычно случается, приходя в политику, вчерашние воры и грабители приносят с собой те нравы, обычаи и правила, по которым они жили прежде. Тогда был поставлен принципиальный вопрос так: или Грузия будем жить по воровским законам, или мода на криминальных политиков пройдет.
В 1995 г. Иоселиани с группой соратников обвинили в измене родине и организации покушения на Шеварднадзе. Помимо этого, ему инкриминировались и организация убийств лидера Национально-демократической партии Георгия Чантуриа, главы президентского Фонда Солико Хабейшвили,87 начальника дорожной полиции Георгия Гулуа и ряд других громких преступлений. «Мхедриони» была объявлена вне закона. В 1998 г. Иоселиани приговорили к 11 годам лишения свободы, но в 2001 г. он был помилован президентом Шеварднадзе. Выйдя из тюрьмы, Иоселиани опять занялся политикой. Незадолго до кончины он заявил о намерении участвовать в парламентских выборах.
В 2003 году Джаба Иоселиани скончался в центральной клинике Тбилисского медицинского института университета. Он умер, не приходя в сознание после инсульта. Лечить Джабу приезжали ведущие российские и европейские врачи, но и они оказались бессильны. Он был похоронен в пантеоне Дидубийского кладбища для государственных и общественных деятелей Грузии.


  • Квантришвили Отари – криминальный авторитет и общественный деятель.

Квантришвили Отари Витальевич, 1948 г.р., уроженец ГССР г. Зестафони, был прописан: г. Москва, Крылатские холмы, д. 36, корп. 3, кв. 90-91. Заслуженный тренер РСФСР. Был осужден по ст.117 (групповое изнасилование). В начале 80-х годов, работал тренером по вольной борьбе в МГС "Динамо", где собрал вокруг себя авторитетных спортсменов, олимпийских чемпионов, мастеров спорта международного класса, часть из которых впоследствии объединилась в преступные группы и формирования.



Свой первоначальный капитал Квантришвили создавал на рэкете - "ломке" проституток, работавших в престижных местах центра Москвы. Тогда Отари стал появляться в "Интуристе", "Метрополе", "Космосе", где расширил свои связи в преступном мире.
После прекращения тренерской деятельности, Квантришвили активно занялся коммерцией. Он постепенно, с помощью своих связей среди спортсменов, смог структурно подчинить себе ряд преступных группировок Москвы и области, таких как люберецкая, солнцевская, бауманская, балашихинская, долгопрудненская. Начинал он с "бауманской", т.к. она действовала в центре города на территории Бауманского района, где располагался институт физкультуры и в ней было много бывших спортсменов - друзей. В тот период времени Квантришвили наиболее близко сблизился с олимпийским чемпионом по вольной борьбе Ю. Мамиашвили88, который был лидером преступной группировки в районе Юго-Запада и курировал гостиницу "Центральный дом туриста". Квантришвили установил тесные связи с Иосифом Кобзоном, который входил в концертно-зрелищную дирекцию (КЗД) "Москва" (возглавлял некий Гликлад, помощником был Гольденберг - он же Андреев, осведомитель ГУВД). К дирекции имели отношения и преступные группировки, в первую очередь, "солнцевская". С помощью Квантришвили и Гольденберга был организован в свое время "наезд" на певца В.Кузьмина и отобрано около 75 тыс. руб. Позже было организовано нападение на коммерческого директора "Комбинации" Шишина (бывшего сотрудника ОБХСС в г. Саратове), который отказался платить деньги и был убит. Из КЗД образовалась АО "Московит", президентом которого был избран И. Кобзон. С тех пор Квантришвили и Кобзон стали друзьями и углубили сотрудничество.
Позже Квантришвили вместе с А. Какилашвили создали фирму под названием Ассоциация "XXI век". Однако, между ними произошел конфликт и Квантришвили вышел из Ассоциации. Впоследствии Квантришвили организовал Фонд "Социальной защиты спортсменов имени Л.Яшина" и стал его президентом. В тот период он, используя связи с Мамиашвили, другими известными спортсменами и артистами, получил прямой доступ в правительственные круги на самом высоком уровне.
Квантришвили сумел наладить тесный контакт с лидерами многих преступных группировок и утвердить свой контроль в разных крупных государственных организациях, коммерческих структурах, финансово-кредитных учреждениях с большим оборотом капиталов. В частности, он играл важную роль в коммерческих структурах, находящихся на объектах ЦС МГС "Динамо", концертно-зрелищной дирекции "Москва", АО "Московит", ВПТО "Союз-театр", включающую в себя 8 совместных предприятий и 12 кооперативов, банки "Забота", "Кредобанк", "Развитие XXI век", "Мегабанк". В указанные учреждения и структуры при поддержке Квантришвили проникли представители подконтрольных ему преступных группировок, что позволило им заниматься отмыванием денег, добытых в результате преступной деятельности, а также распоряжаться определенной частью капитала, полученных от доходов той или иной деятельности предприятия.
Используя крупные финансовые средства, Квантришвили удалось организовать и поставить под контроль игорный бизнес в г. Москве. В частности, он открыл казино "Роял", расположенный на территории центрального московского ипподрома, казино в помещении бывшего ресторана "Гавана" на Ленинском проспекте, казино в гостинице "Ленинградская", казино в гостинице "Интурист", казино "Виктор" в помещении гостиницы "Университетская". Сильное влияние оказывал Квантришвили на совместное советско-итальянское предприятие "Джиндо-Рус", имеющее 8 филиалов, в основном, занимающихся продажей меховых изделий за валюту. Часть своих доходов он получал от преступных группировок, контролировавших мелкую розничную торговлю в местах, наиболее посещаемых иностранцами: Арбат, Тверская улица, вокзалы Белорусский и Курский. В начале 93 -го был образован благотворительный фонд "Щит и лира" на базе ГУВД и АО "Московит". Сопредседателями были: со стороны ГУВД - заместитель начальника по кадрам генерал-майор Балагура, со стороны "Московита" – И. Кобзон.
По мнению специалистов из МВД, Квантришвили являлся наиболее весомым авторитетом уголовно-преступного мира Москвы, Тбилиси, Киева и других регионов.

Он был близким другом "вора в законе" Япончика - Иванькова, с которым они ранее проходили по одному уголовному делу. Также по проверенным данным, Квантришвили имел тесные связи с казаками Украины и России.


Квантришвили занимался благотворительностью, помогал развитию детского и юношеского спорта, ветеранам. Вел активную политическую и светскую жизнь: посещал "тусовки", "светился" на телевидении, а также предпринимал усилия для создания своей политической партии.
Неприятности начались в августе 1993 года, когда во время разборки на Якиманке чеченскими боевиками был убит старший брат Отари, «вор в законе» Амиран Квантришвили. Он был похоронен рядом с могилой В. Высоцкого на Ваганьковском кладбище.
5 апреля 1994 года сам Квантришвили был застрелен тремя выстрелами у выхода из Краснопресненских бань. В этот день его сопровождали Виталий Кочановский, Давыдов (представившийся солистом Большого театра), Андрей Слушаев (фирма "Ромбис"), Александр Чаркин (фирма "Спектр"), Золушкин ("Техновал"), Адольф Гуляшукин, Оганесян и др. Сразу после убийства подъехал Иосиф Кобзон, но тотчас же покинул место происшествия. Стрельба велась из чердачного окна, расположенного рядом с банями углового дома N 4 (N 29 по Пресненскому валу) из немецкой малокалиберной винтовки калибра 5,6 мм с оптическим прицелом.

Отари Квантришвили был похоронен рядом с братом Амираном на Ваганьковском кладбище.


6. Причины возникновения и существования «воров в законе» в СССР
Механизм зарождения и развития профессиональной организованной преступности и института "воров в законе" в СССР на различных этапах существования социалистического общества, имеет свои закономерности и причины. В соответствии с одной из теорий, которая условно может быть названа "синдром хамелеона" - организованная преступность в СССР ассоциируется с хамелеоном, т.е. животным, которое обладая уникальной функцией-мимикрией, в борьбе за существование успешно приспосабливается к любым внешним факторам. По мнению автора этой теории P. Rawlinson, организованная преступность в СССР, подобно хамелеону, постоянно изменяла "окраску", адаптировалась к политическим и социальным изменениям, инфильтрируя в экономические и структуры и органы государственной власти. Она коррумпировала и дезорганизовывала советское общество, что в конечном счете стала причиной его коллапса.
Автор выделяет четыре стадии развития организованной преступности в зависимости о отношения к ней государства:

Первая стадия – т.н. "реактивная", характеризуется высокой политической и экономической стабильностью общества и выраженным тоталитаризмом государства, которое через правоохранительную систему активно подавляет проявления организованной преступности и не входит с ней ни в какие договорные отношения (данный период охватывает 30-е - 50-е годы ХХ века).

Вторая стадия – т.н. "пассивная ассимиляция", характеризуется ослаблением государственного тоталитаризма, снижением контроля и дисциплины в правоохранительной системе, что проявляется в коррупции и активизации частнопредпринимательской деятельности (охватывает 60-70-е годы).

Третья стадия – т.н. "активная ассимиляция", отличается резким ослаблением государственных структур, возрастанием коррумпированности чиновников и правоохранительной сферы, активизацией носителей криминальной идеологии, ростом организованной преступности (охватывает 80-е годы).

Четвертая стадия – т.н. "проактивная", заключается в проявлении состояния "аномии", которое характеризуется безнормативностью, дезорганизацией государственных структур, проявляется в экономическом и правовом беспределе, значительном количественном и качественном росте всех видов преступности, в том числе организованной.89 (охватывает период с начала 90-х годов).
Если сравнивать фазы развития организованной преступности, предложенные автором, со становлением и развитием института «воров в законе», то можно сделать некоторые логические выводы о причинах и основных механизмах функционирования этой преступной организации:

1. «Воры в законе» возникли в СССР и Грузии на первой (реактивной) стадии развития тоталитарного общества в 30-е годы, как эффективная структура по противодействию тоталитарному государственному режиму и самосохранению определенной группы заключенных, в условиях рабской эксплуатации в местах лишения свободы. Можно предположить, что сама сложившаяся система исправительно-трудовых лагерей стала катализатором неформальных идеологизированных объединений, основная функция которых заключалась в лидерстве среди заключенных, с целью создания приемлемых условий жизни и финансирования криминальной элиты.


В процессе создания в СССР исправительно-трудовых учреждений изощренного рабского труда значительную роль сыграл выходец из Турции Нафталий Френкель. Н. Френкель родился в Константинополе. После окончания коммерческого института он открыл в Донецкой губернии предприятие по торговле лесом. Фирма находилась в Мариуполе. Коммерческие начинания Френкеля имели головокружительный успех. Спустя несколько лет, он заработал первый миллион, на который были куплены пароходы. О предприимчивом лесоторговце ГПУ вспомнило в середине 20-х годов и уже не забывало до самой его кончины. Пока биржа имела успех, он пребывал на свободе и был неуязвим. Когда биржевые сделки начали затухать, Френкеля арестовали и отправили на Лубянку. Чтобы избежать Соловецких лагерей, Френкель решил доказать свою необходимость и незаменимость для молодого советского государства. По всей видимости, в казематах Лубянки и родился план по возведению новых лагерей и реконструкции старых, который в 1927 году он предложил Сталину. Несмотря на все старания, Френкеля все-таки отправили на Соловецкие острова, но не надолго. В 1929 году его пожелал увидеть сам Иосиф Виссарионович. На остров прилетел самолет и переправил изобретателя-рационализатора в Москву. Беседа со Сталиным шла при закрытых дверях. Когда двери открылись, Френкель получил особые полномочия и широкие права по реализации самых бредовых идей. В чем же заключалось ноу-хау Френкеля? Все гениальное просто. Советский Союз уже тогда имел лагерную систему, призванную "исправлять через труд", но она была несовершенна, т.к. осужденный рассматривался прежде всего как преступник, а не как дешевая рабочая сила. Френкель предложил сделать исправительные лагеря эффективными и дешевыми предприятиями для выполнения любых, самых тяжелых работ. Нужны были только в большом количестве заключенные и примитивный строительных инструмент. По предложению Френкеля был создано главное управление лагерей (ГУЛАГ), которое организовало в СССР чудовищную эксплуатацию заключенных почти на всех известных стройках 30-х годов. За заслуги в строительстве Беломорканала Френкель получил новое назначение и возглавил строительство БАМлага. За самую плодотворную идею ему вручили орден Ленина.90
Возникновению "воров в законе" способствовал и тот факт, что между государственной репрессивной машиной и лидерами криминального мира возник прагматичный симбиоз, позволяющий, с одной стороны, максимально повысить эффективность эксплуатации основной массы осужденных в ГУЛАГе, а с другой, - держать криминалов в рамках определенных традиций и правил, естественно ограничивающих их власть и численность. Однако эти отношения между государством и ворами не носили характера сотрудничества, а могли быть охарактеризованы как вынужденное сосуществование. Для противодействия тоталитарной системе государства и сохранения автономности, постулаты "воровского закона" категорически запрещали любые контакты с властью, как в местах лишения свободы, так и на воле. Власти же, когда это было необходимо, «закрывали глаза» на привилегированность воров в лагерях, так как они заставляли других заключенных лучше работать для выполнения плана, или поощряли участие воров в войне с фашизмом, но при случае жестоко расправлялись с членами организации, которые выходили за пределы дозволенных отношений. Так, после войны, в ответ на ухудшение криминогенной обстановки в обществе и дальнейшей нерентабельности использования труда заключенных на строительстве каналов и дорог, власти организовали тотальное наступление на институт «воров в законе», приведший к его серьезной деградации в конце 50 - х. годов.
2. Вторая стадия т.н. пассивной ассимиляции была ознаменована ослаблением тоталитаризма и процессами непродуманного реформирования правоохранительной и пенитенциарной системы СССР. После сталинского периода Генеральный Секретарь КПСС Н. Хрущева волюнтаристическими методами реформировал МВД СССР в Министерство по охране общественного порядка (МООП), которое по сравнению с предшественником было серьезно урезано в правах и финансировании. Осуществление подобной реформы серьезно подорвало оперативно-розыскную и профилактическую систему правоохранительных органов, направленную на борьбу с преступностью и криминальными группировками. В результате появилась новая волна «воров в законе».
На этой стадии воры начали изменения своих законов, которые уже не отвечали требованиям времени и приспособились к новым политическим и экономическим реалиям. В первую очередь были смягчены основные постулаты воровского закона о недопущении любого сотрудничества с властью и участия в трудовой деятельности. Новые воры отвергли жесткие нормы изоляционизма от государства, проповедуемого традиционными ворами, и стали устанавливать и использовать связи с властью для получения гарантий безопасности (крыши), дополнительных привилегий и материального дохода. Однако взаимное сближение государства и «воров в законе» носило в этот период эпизодический характер коррумпирования и распространялось на низшие слои чиновничества (офицеры колоний, милиции и др. чиновники). Верховная власть, напротив, пыталась сбить волну роста организованной преступности и коррупции самыми жесткими правовыми мерами. Так, в 1962 годы в УК всех республик СССР были внесены изменения и дополнения, в соответствии с которыми коррупция и хищения стали караться вплоть до смертной казни. Был проведен целый ряд показательных уголовных процессов, на которых несколько дельцов и взяточников были приговорены к смертной казни и расстреляны. Однако остановить деградацию государства и усиление влияния криминальных структур уже не удалось.
3. Третья стадия "активной ассимиляции" обозначилась с начала 80-х и совпала с полной деградацией политического режима в СССР, которая сопровождалась сменой престарелых руководителей государства и КПСС. Экономическая система уравниловки и жесткого распределения, существовавшая в СССР только благодаря изоляционизму и полному запрету на частное предпринимательство, рухнула после первых же реформ Генерального Секретаря КПСС, а впоследствии первого и последнего Президента СССР Михаила Горбачева. Необдуманные и скороспелые реформы этого деятеля и его сторонников привели к правовому вакууму, при котором вся государственная собственность практически оказалась бесхозной и стала объектом формальной приватизации, а точнее захвата со стороны чиновников и теневых структур.
Этот период стал поистине «золотым» для профессиональных преступников, которые сохранили высокую организованность и смогли быстро приспособиться к существующим реалиям. Небольшие, но сплоченные группы, руководимые «ворами в законе», оказались наиболее востребованными для захвата и управления производственными мощностями, устранения конкурентов, эксплуатации персонала и отмывания «грязных денег». На этой основе установились тесные и долгосрочные связи лидеров профессиональной преступности с партийной и государственной элитой, что привело к структурному симбиозу разно-полюсных социальных составляющих (чиновник-преступник), массовым проявлениям организованной преступности гангстерского и мафиозного стиля и закономерному разрушению государственности.
4. Четвертая – т.н. "проактивная" стадия завершает формирование криминального государства, которое происходит путем замещения или «выдавливания» преступными авторитетами коррумпированных чиновников из политики и бизнеса. Это закономерный и завершающий этап тотальной монополизации в руках организованных криминальных сообществ государственной власти, сопровождаемой разграблением общественной и частной собственности, этническими и региональными конфликтами и коллапсом экономики. Власти не могут контролировать места лишения свободы, в результате чего большинство опасных преступников, в том числе рецидивистов оказывается на свободе. Такая стадия продолжается относительно недолго, т.к. внутреннее и внешнее противостояние нарастает и обычно завершается вооруженным переворотом или революцией.
Все признаки "проактивной" стадии наблюдались в Грузии за период с 1990 по 1995 годы. Ее начало совпало с правлением президента З. Гамсахурдиа - продолжилось вооруженным переворотом и приходом к власти триумвирата Д. Иоселиани - Т. Китовани - Т. Сигуа, которые создали Военный Совет во главе с Э. Шеварднадзе, и закончилось принятием Конституции 1995 года, выборами Президента Э. Шеварднадзе, арестом Д. Иоселиани и Т. Китовани и расформированием «Мхедриони».
С 1995 года "проактивная" стадия вновь сменилась стадией активной ассимиляции, при которой чиновники вернули утраченную власть и в тесном сотрудничестве с "ворами в законе" и другими криминалами контролируют политическую и экономическую ситуацию в республике. Коррупция достигает такого уровня, что исключает какое либо дальнейшее развитие экономики, международные финансовые организации и страны доноры отказываются сотрудничать с дискредитированной властью президента Шеварднадзе. Многие криминалы приходят в политику и бизнес. Власти часто пользуются услугами криминалов при решении различных проблем. Например, сотрудничество властей с вором в законе Т. Ониани в деле по освобождению заложников ООН в Сванетии. Власти контролируют места лишения свободы, но вынуждены постоянно идти на компромисс с "ворами в законе", т.к. попытки навести законный порядок оканчивались бунтами или массовыми побегами.
С 2004 года после прихода к власти президента М. Саакашвили, наблюдается попытка применения со стороны правоохранительной системы в отношении организованной преступности и института "воров в законе" элементов характерных для "реактивной" стадии. В частности, полностью расформированы государственные коррумпированные структуры и привлечены к уголовной ответственности высокопоставленные чиновники (министры К. Чхаидзе, Д. Мирцхулава, З. Адейшвили и другие) и привилегированные бизнесмены ( Джохтаберидзе, Окуашвили и др.), а также авторитетные "воры в законе" (Б. Шаликиани и другие). Новая власть декларирует полный отказ от сотрудничества с криминалами.
Таким образом, можно констатировать, что в Грузии за последние 15 лет произошла смена четырех стадий, характеризующих взаимоотношения государства и организованной преступности: "активная ассимиляция" – "проактивная" – "активная ассимиляция" – "реактивная". Такая тенденция явно не способствует долгосрочному государственному планированию борьбы с организованной преступностью, разработке современного законодательства и подготовке квалифицированных кадров.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница