Фольклорный контекст прозы Л. С. Петрушевской



Дата18.11.2016
Размер36 Kb.
Фольклорный контекст прозы Л.С. Петрушевской (на материале «Настоящих сказок» писательницы)

Плотникова Екатерина Андреевна

Старший преподаватель, кандидат филологических наук, Марийского государственного университета, Йошкар-Ола, Россия
«Настоящие сказки» Л.С. Петрушевской, отличающиеся оригинальностью сюжетов, героев, стиля, – примечательное явление в отечественном литературном процессе рубежа XX – XXI веков. Исследователи Л.В. Овчинникова, И.М. Колтухова, Ю.В. Павлова и др. сразу же отметили и тесную связь книги с фольклором. Действительно, «Настоящие сказки» близки к фольклорной сказке, по преимуществу, волшебной. Опираясь на ее поэтику, Петрушевская создает в сборнике собственный оригинальный сказочный мир. Так, в книге есть произведения, в которых в большей или меньшей степени полноты реализована пропповская модель волшебной сказки; есть и такие, в которых особенности развития сюжета определяет одна из функций: встреча с дарителем («Матушка Капуста», «Отец», и др.), испытание героя («Матушка Капуста», «Отец», «Золотая тряпка» и др.), и др. Герои Л.С. Петрушевской похожи на традиционных сказочных персонажей: дарители – это старейшие, старые (старушка в «Отце», старая колдунья в «Анне и Марии»), мудрейшие (монах-отшельник в «Матушке Капусте», тибетский монах в сказке «За стеной»). Статус главного сказочного персонажа традиционно маркируется его именем / прозвищем («Матушка Капуста», «Девушка Нос», «Принцесса Белоножка» и др.). Наличествуют мотивы невинно гонимого («Принц с золотыми волосами», «История живописца») и возвращения героя после приключения («Королева Лир», «Золотая тряпка»). Как и в волшебной сказке, в произведениях писательницы присутствуют чудесные помощники-животные («Маленькая волшебница») и чудесные предметы («Анна и Мария», «Золотая тряпка», «Новые приключения Елены Прекрасной» и др.). Обращают на себя внимание и некоторые традиционные сказочные формулы (зачин, трехкратные повторение и др.)

Таким образом, связи произведений Л.С. Петрушевской с традиционным сказочным каноном проявляются в разнообразных формах. Но при этом писательница намеренно расширяет «поле» традиции, используя близкие сказке жанры фэнтези, крестьянской и городской легенды, а также элементы мифов и обрядов и тем самым, как бы парадоксально это ни звучало, «укрепляет» их в действительности. Обращается она и к разнообразным фольклорным нарративам современного города (байки о знаменитостях, сплетни и слухи, семейные предания, легенды (страшные и забавные) о различных городских объектах, детские «страшные истории»).

Однако не только трансформация сказочной традиции, укоренение ее в городских реалиях значимы в «Настоящих сказках». Не случайно исследователи творчества Л.С. Петрушевской пишут об используемой ею пародии на сказку или игре со сказочным каноном. В своем сказочном пространстве писательница создает образ современного городского быта с такими его характерными приметами, как телевидение, городской транспорт, телефоны, подъезды и т. п. Герои «Настоящих сказок» прекрасно ориентируются в нем, им близок и приятен мир бутиков, салонов красоты, престижных курортов, они не представляют свою жизнь без мобильной связи и банковских карт.

На данном уровне, обозначаемом сегодня термином «поэтика повседневности», по мнению современных исследователей, также возникают особого рода отношения между популярной культурой, литературой и фольклором. В этом случае массовая культура рассматривается как «современный аналог фольклора, городского эпоса и мифа, <…> ее герои действуют в узнаваемых социальных ситуациях и типовой обстановке, сталкиваясь с проблемами, близкими массовому читателю» [Черняк 2007: 286].

В сказочной прозе Л.С. Петрушевской, как и в целом ряде популярных произведений массовой литературы, «можно обнаружить и очерки общественных нравов, картину жизни города. Эта словесность обращена к современности, содержит самые броские, хроникальные приметы нынешнего дня» [Там же: 286]. Так, в сказках писательницы перечисляются пороки, господствующие в современном обществе: вранье, притворство, ненависть к окружающим, ссоры и ругань с родней, зависть к друзьям, если они действительно удачливы, воровство и убийства. «Настоящие сказки» изобилуют яркими зарисовками подобных ситуаций. Л.С. Петрушевская включает в свои сказки и многочисленные прецедентные тексты: неоднократно в «Настоящих сказках» писательницы встречаются яркие аллюзии на классические произведения (см.: «Новые приключения Елены Прекрасной», «Остров летчиков», «Маленькая волшебница»), популярные жанры фольклора и литературы (анекдоты в «Верба-хлёст», колыбельные песни в «Отце» и др.).

Таким образом, фольклорный контекст «Настоящих сказок» Л.С. Петрушевской сложен и разнообразен как по составу, так и по их функциям в художественной системе писательницы. В своем стремлении запечатлеть разнообразные картины повседневной жизни, писательница в ряде случаев пытается разрушить сформированные процессами «омассовления жизни» (термин Х. Ортеги-и-Гассета) негативные поведенческие стереотипы соотечественников. В этом на помощь ей и приходит фольклор.



Именно элементы традиционной культуры, и прежде всего сказки и легенды, («чудо» как основной компонент крестьянской легенды, сказочно-мифологические мотивы «невинно гонимого», «райского леса», метафора теней, фигура юродивого, обетные дары и др.) позволили Л.С. Петрушевской в ряде своих произведений показать серьезную опасность так называемых обыденных стереотипов, поднять, казалось бы, незатейливые тексты на уровень значительных социальных и художественных обобщений.
Литература

Черняк М.А. Массовая литература XX века. М., 2007.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница