Феодальное государство в германии



Скачать 468.21 Kb.
Дата30.04.2016
Размер468.21 Kb.
Курсовая работа

по истории государства и права зарубежных стран

ТЕМА: "ФЕОДАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО В ГЕРМАНИИ"

СОДЕРЖАНИЕ




Введение

3

Глава I. Германия в XI-XVвв.

4




ВВЕДЕНИЕ

Историки начали говорить о феодализ­ме в XVIII в., когда буржуазия готовилась к штурму “старого по­рядка”. Под феодализмом они понимали именно этот старый поря­док, противоречащий идеальным представлениям о “естественных правах” и нормальном общественном устройстве. Главными чер­тами феодализма считали: раздробленность политической власти, отсутствие гражданского правопорядка, соединение политической власти с земельной собственностью, иерархическую структуру об­щества. Хотя в настоящее время оценка феодализма в буржуазной историографии существенно изменилась, тем не менее указанная юридическая концепция осталась в силе. Историки продолжают определять феодализм по его внешним политическим и юридическим признакам, не вникая в существо экономических отношении. Главными признаками феодализма они считают политическую раздробленность, “рассеяние суверенитета”, вассалитет, иерархи­ческую структуру политической власти, корпоративность.

В феодальном обществе происходила острая классовая борь­ба эксплуатируемых (крестьян и горожан) против эксплуатато­ров (феодалов и городской верхушки). Эта борьба нередко выли­валась в грандиозные восстания, колебавшие устои феодального строя. И хотя восставшие массы терпели поражение, тем не менее их выступления заставляли феодалов смягчать эксплуатацию и придерживаться установленных обычаем норм феодальных повин­ностей. Тем самым народные восстания играли прогрессивную роль в развитии феодального общества, его производительных сил. В период разложения феодализма борьба народных масс слилась с выступлениями буржуазии и обеспечила победу буржуазии в ранних буржуазных революциях.

ГЕРМАНИЯ В XI—XV вв.

Историческое развитие средневековой Германии характеризо­валось значительным своеобразием. До XIII в. Германское госу­дарство было одним из наиболее сильных в Западной Европе. В последующее время в результате усиления внутренней террито­риальной раздробленности оно пришло в упадок, в то время как другие западноевропейские страны, вступив на путь государст­венного сплочения, превратились в сильные централизованные государства.



Развитие производительных сил. Как и в других странах За­падной Европы, в экономике Германии в XII—XIII вв. наблюда­лись значительные сдвиги. Улучшилась обработка земли, и повысилась урожайность. Расширились посевы наиболее ценных зер­новых культур, в частности ржи, а также волокнистых культур и красителей — льна, конопли и вайды. Стало более интенсивным огородничество и садоводство, особенно в пригородных зонах. В результате внутренней колонизации значительно увеличилась площадь обрабатываемых земель. Инициаторами освоения не­возделанных земель являлись во многих случаях сами кре­стьяне. Спасаясь от невыносимого гнета, они уходили на пустую­щие земли и начинали их возделывать. Здесь крестьяне снова по­падали в зависимость от земельных собственников. Для защиты своих интересов они заново создавали общинную организацию. К концу XIII в. в результате внутренней колонизации и интен­сификации сельского хозяйства намного возросло производство сельскохозяйственных продуктов, что создало предпосылки для развития городской экономики.

Уже в Х в. в Германии началось развитие городов на базе от­деления ремесла от сельского хозяйства. Раньше всего стали под­ниматься города по Рейну и Верхнему Дунаю, затем на Эльбе и в Верхней Саксонии и Тюрингии. На Рейне особенно выделялся Кёльн, занявший господствующее положение в транзитной тор­говле и славившийся своим сукноделием. За ним следовали Коб-ленц, Майнц, Вормс, Шпейер и Страсбург. В районе Верхнего Рейна и Дуная важными торговыми и ремесленными центрами являлись Ульм, Регенсбург, Аугсбург, Вена, на северо-востоке Германии — Гамбург, Бремен, Любек, Магдебург. В Юго-Восточ-ной Саксонии в XI в. вырос богатый имперский город Гослар, в районе которого были расположены серебряные копи.

Развитие городского ремесла способствовало его дифференци­ации, выделению новых ремесленных профессий. В начале XII в. в рейнских городах появились цехи, число которых увеличива­лось по мере специализации ремесла. В ряде областей Германии начиная с XII в. бурно развивалось горное дело. В Шварцвальде и Тюрингии добывали железную руду, в Тюрингии (Мапсфельд) добывали также медь, в Верхней Саксонии — серебро.

Во второй половине XI в. началась освободительная борьба рейнских городов против их сеньоров — епископов. В 1073 г. го­рожане Вормса изгнали своего епископа и оказали военную и финансовую помощь королю Генриху IV, за что были вознаграж­дены торговыми привилегиями. В 1074 г. восстали против архи­епископа горожане Кёльна, но потерпели жестокое поражение. Несколько раз в конце XI — начале XII в. восставали против сво­его архиепископа горожане Майнца. В это время наметился союз между городами и королевской властью в борьбе против князей. Но в дальнейшем германские короли, заинтересованные в воен­ной помощи крупных феодалов, не оказывали поддержки горо­дам, а наоборот, нередко помогали подавлять антикняжеские вы­ступления горожан. Поэтому освободительная борьба германских городов надолго затянулась и во многих случаях не имела успеха. Полного самоуправления добились только имперские города (т. е. города, расположенные в пределах королевского домена) п некоторые из епископских городов, завоевавшие статус “вольного города”. Большинство же немецких городов с возникновением территориальной княжеской власти оказалось в полной зависи­мости от князей (“земские города”).

Не менее тяжелые последствия имело отсутствие союза между королевской властью и городами для самой королевской власти. Это обстоятельство послужило одной из причин упадка централь­ной государственной власти и усиления политической раздроб­ленности в Германии.

Изменения в поземельных отношениях. Развитие товарно-де-нежных отношений в Германии, как и повсюду на Западе, вызвал глубокие перемены в положении крестьянства. Изменились формы эксплуатации крестьян, а также структура феодальной вотчины. В ряде районов страны в XII—XIII вв. разложилась прежняя система барщинного хозяйства. Феодалы сокраща­ли, а местами и совсем забрасывали барскую запашку и сдавали землю в аренду или в оброчные держания. Обычно господская земля сдавалась в аренду сравнительно крупными участками прежним вотчинным управляющим и старостам (мейерам) на условиях уплаты доли урожая или части скота. В то же время из­менялся статус крестьянского держания — из наследственного оно превращалось в краткосрочное. Крестьянин становился как бы арендатором, обязанным вносить часть урожая ('/4—'/2) и вы­полнять по-прежнему традиционные повинности, в том числе и барщинные.

В Юго-Западной и отчасти Средней Германии в основном со­хранилась старая вотчинная структура хозяйства с наследствен­ными крестьянскими держаниями. Однако крестьянские повин­ности в большинстве заменялись денежным чиншем.

С разложением старых форм организации вотчинного хозяй­ства ослабевала, а местами и совсем исчезала крепостная зависимость. Заметно улучшилось правовое положение крестьян. Од­нако это вовсе не означало ослабления феодальной эксплуатации. Нарушение традиционных условий и перевод на краткосрочные держания давали земельным собственникам возможность повы­шать оброки, а в случае невыполнения повинностей лишать кре­стьян земли.

Усилилась имущественная дифференциация в немецкой де­ревне. Богатые мейеры, арендовавшие по нескольку наделов (гуф), а иногда и целые поместья, эксплуатировали обедневших крестьян как наемных работников. Появился новый слой населе­ния—поденщики. Во второй половине XIII в. была даже уста­новлена максимальная норма заработной платы сельскохозяйст­венным работникам. Но это были не свободные рабочие, а под­вергавшаяся феодальной эксплуатации сельская беднота, нередко кабальные должники.

Крестьяне сопротивлялись усилившейся феодальной эксплу­атации, нередко поднимали восстания. В начале XIII в. вспых­нуло восстание штедингов (Фрисландия) против бременского архиепископа, стремившегося насильственно христианизировать п поработить это свободолюбивое население. Только после 30 лет войны ценой почти поголовного истребления штедингов феода­лам удалось подчинить их область. В 1285 г. началось массовое восстание крестьян и горожан в Рейнской области под руководст­вом Фридриха — “Деревянный башмак”, на подавление которого были брошены войска феодалов и императора Рудольфа Габс­бурга. Крестьянский вождь был захвачен и сожжен на костре.

Политика Штауфенов. После смерти Генриха V князья из­брали королем герцога Саксонии Лотаря III (1125—1137). Не располагая достаточными силами, чтобы подчинить своей власти феодалов всей страны, этот король занимался преимущественно делами Саксонского герцогства, стараясь расширить его за счет захвата соседних славянских земель. Он выдал свою дочь за ба­варского герцога Генриха Вельфа, который унаследовал после смерти Лотаря III Саксонию. Так образовались огромные владе­ния Вельфов, простиравшиеся от Северного до Адриатического моря. Избрание на престол Генриха Вельфа могло бы значитель­но ускорить территориальное объединение Германии. Но князья отвергли кандидатуру Вельфа, и королем был избран швабский герцог Конрад Штауфен (1137—1152).

Конрад III и его преемники из династии Штауфенов отказа­лись от политики подчинения всех феодалов страны, которую безуспешно пытались проводить предшествующие династии, и встали на путь соглашений с отдельными князьями и княжески­ми группировками. Вместе с тем Штауфены стремились создать вокруг своих швабских владений на юго-западе Германии боль­шой королевский домен. Основной военной опорой их власти были, как и при Франконской династии, военный министериалптет и мелкие вассалы. Эта политика позволила на время укрепить ко­ролевскую власть.

Видным представителем династии Штауфенов был Фридрих I Барбаросса (Рыжебородый) (1152—1190), который обладал не­заурядным талантом полководца и дипломата и считал себя пре­емником Карла Великого и древнеримских императоров, при­званным повелевать всеми народами Западной Европы.

Фридрих Барбаросса ценой больших уступок добился при­мирения с наиболее могущественными князьями Германии. Ген­риху Вельфу (младшему, прозванному Львом) он вернул отня­тую его предшественником Баварию. Но при этом из Баварии была выделена в самостоятельное герцогство Австрия, которую Фридрих Барбаросса отдал во владение своему вассалу Генриху Бабенбергу. Добившись примирения в Германии, Барбаросса на­правил все силы на подчинение Северной Италии с ее богатыми вольными городами. Хотя Северная и Средняя Италия формально входила в состав “Священной Римской империи”, она по су­ществу оставалась самостоятельной и подчинялась немецким ко­ролям только тогда, когда там находились немецкие войска. Лом-бардскио города в тяжелой борьбе со своими сеньорами-еписко­пами завоевали самоуправление и другие коммунальные свободы и стали самостоятельными республиками.

Фридрих Барбаросса решил ликвидировать все городские сво­боды и подчинить города управлению своих чиновников. В 1158 г. на собрании в Ронкалье были объявлены императорские постановления, составленные при участии болонских юристов — знатоков римского права,— которые отменяли все городские воль­ности, “как незаконно присвоенные без утверждения император­скими грамотами”. Впредь города должны были управляться им­ператорскими подеста, а налоги с них поступать в казну. Нача­лось жестокое ограбление ломбардских городов. Некоторые из них, в том числе и самый крупный город Милан, поднялись на борьбу против императорского произвола, но, не получив под­держки, потерпели поражение. Милан вынужден был сдаться на милость победителя (1160 г.). Город был разрушен, а его жите­ли выселены в сельские местности, чтобы “наравне с крестьяна­ми трудиться на императора”. Однако террор не достиг своей цели. Осознав общую опасность, города начали объединяться в со­юз для защиты от немецкого ига. Города поддержал папа Алек­сандр III — непримиримый противник Барбароссы.

Вражда между Фридрихом I и папской курией началась вско­ре после его вступления на престол. Хотя Барбаросса оказал папе большую помощь, подавив Римскую республику и выдав на расправу ее руководителя — Арнольда Брешинского, папская курия относилась к нему с недоверием. Император начал нарушать Вормский конкордат и восстанавливать прежнее господство над немецким и итальянским епископатом. Рано или поздно снова должна была разгореться борьба между империей и папством за верховенство и мировое господство. Первое столкновение прои­зошло уже в 1157 г. на рейхстаге в Безансоне, когда папский ле­гат Роланд (будущий папа Александр III) огласил папскую бул­лу, содержавшую оскорбительный намек на то, что император пользуется панскими бенефициями. Приверженцы император­ского верховенства доказывали, что император получает власть не от папы, а “прямо от бога” и империя сама по себе является “священной” (именно в это время появилось название “Священ­ная Римская империя”). Когда папой против воли Барбароссы стал Александр III (1159—1181), борьба между папской и импе­раторской властью снова приобрела такой же ожесточенный ха­рактер, как во времена Генриха IV и Григория VII.



Войны Фридриха Барбароссы с Ломбардской лигой. В 1166 г. Барбаросса с большим войском направился, уже в четвертый раз, за Альпы с целью подавить зарождавшийся союз городов и из­гнать из Рима папу Александра III, чтобы посадить на его место своего ставленника—антипапу Пасхалия III. Немцы заняли Ломбардию, а затем и Рим. Александр III бежал на юг под за­щиту своего союзника и вассала короля Сиццлии. Но неожиданно разразившаяся эпидемия чумы значительно сократила немецкое войско, и его остатки покинули Италию. Североитальяпские го­рода, забыв свои распри, объединились в военный союз — Ломбардскую лигу, насчитывавшую 18 городов, в том числе и могу­щественную республику Венецию. К лиге примкнули отдельные итальянские князья. Общими силами городов был заново отстро­ен Милан, занявший со временем руководящее положение в со­юзе. В честь папы Александра III был воздвигнут город-крепость Алессандрия.

На имперском съезде в Вормсе Барбаросса добился решения князей о новом походе в Италию, который оказался для пего ро­ковым. Немецкое рыцарское войско с ходу осадило Алессандрию, но, простояв полгода у стен города, вынуждено было отступить. Это воодушевило лигу и ее войска, состоявшие преимущественно из городской милиции Милана. 29 мая 1176 г. они нанесли реша­ющее поражение немецким рыцарям в битве при Леньяно (северо-западнее Милана). Барбаросса, легко раненный, еле избежал плена и лишь спустя несколько дней объявился в Павпи, где его уже считали погибшим. Так позорно закончилась начатая им война.

Теперь Барбаросса перешел к мирной дипломатии в надежде расколоть союз лиги с папой и добиться сепаратного мира. Ценой большого унижения ему удалось достигнуть этого. Ровно через 100 лет после Каноссы, в 1177 г., на паперти собора св. Марка в Венеции состоялась процедура примирения императора с папой, напоминавшая свидание в Каноссе. Гордый Барбаросса должен был поцеловать папскую туфлю и выполнить “маршальскую службу” — сопровождать за уздечку лошадь во время торжест­венного выезда папы. За это он добился снятия церковного отлу­чения и смог па приемлемых для себя условиях заключить мир с ломбардскими городами. Согласно Констанцскому мирному до­говору 1183 г. города сохраняли самоуправление и прежние воль­ности, хотя формально обязаны были признать императорское вер­ховенство — приносить императору клятву верности и получать через каждые пять лет подтверждение своих вольностей. В знак признания этой зависимости города должны были оказывать им­ператору небольшую финансовую и военную помощь во время его пребывания в Ломбардии.

Расправа с Генрихом Львом. В Германии Барбароссе проти­востояли могущественные княжеские династии, среди которых первое место занимали Вельфы, оспаривавшие престол у Штау-фенов. Генрих Лев, владевший почти половиной Германии, про­должал расширять свое княжество, захватив область ободритов и прибирая к рукам земли, принадлежавшие другим князьям Германии. Он перестал подчиняться императору и отказался участвовать в военном походе в Италию в 1174—1176 гг., что послу­жило одной из причин поражения при Леньяно. Этого было впол­не достаточно, чтобы обвинить Вельфа в государственной измене. Но Фридрих Барбаросса решил расправиться со своим против­ником чужими руками. Он вызвал его па суд по жалобам ря­да князей о незаконном присвоении их владений. Генрих Лев не явился ни по этому, ни по повторному вызову и был осужден за­очно (1180 г.). Все его владения были конфискованы и розданы другим князьям. Согласно княжескому решению императору за­прещалось удерживать в своих руках больше года и дня конфи­скованные княжеские лены, что окончательно лишало его воз­можности объединить под своей властью- всю территорию страны. Тем самым был сделан важный шаг на пути территориального распада Германии.

Генрих VI (1190—1197), наследовавший престол после гибе­ли Барбароссы в третьем крестовом походе, путем династическо­го брака присоединил к империи Сицилийское королевство. Он еще больше, чем его предшественник, добивался установления мирового господства, намереваясь превратить всех западноевро­пейских королей в своих вассалов. В его планы входило также подчинение Византии. Однако в империи Штауфенов не прек­ращались заговоры и восстания. Население Сицилийского коро­левства боролось против немецкого господства. Когда Генрих VI внезапно умер, империя распалась на части. На германском пре­столе оказалось сразу три претендента — двухлетний Фридрих II, находившийся под опекой своей матери Констанции в Неаполе, Филипп Швабский — дядя Фридриха II, и Оттон IV Вельф. На­ибольшие выгоды из атого положения извлек папа Иннокен­тий III, который, став арбитром в споре антикоролей, фактически распоряжался делами империи.



Возникновение территориальных княжеств. В то время когда в других странах Западной Европы шел процесс государственной централизации, в Германии, наоборот, возрастала власть князей и усиливалась территориальная раздробленность. Это было обуслов­лено рядом причин, и прежде всего тем, что германские императо­ры, чтобы сохранить власть над Италией и другими зависимыми странами, нуждались в военной помощи князей и вынуждены были идти им на уступки. Если в других странах королев­ская власть лишала феодальную знать ее политических привиле­гий, то в Германии, наоборот, за князьями законодательно за­креплялись высшие государственные права. В этих условиях королевская власть потеряла наследственный суверенный харак­тер и была поставлена в полную зависимость от крупных свет­ских и церковных феодалов.

Такому направлению государственного развития способство­вало и складывание хозяйственных связей в стране. В Германии не сложилось, подобно Франции или Англии, единого экономиче­ского центра, который мог бы стать центром политического объединения. Каждая область жила обособленно. Князья извлекали все выгоды от развития товарно-денежного хозяйства. Распола­гая высшей судебно-административной властью, они подчиняли сельское и городское население в пределах своих территорий и подвергали его налоговой эксплуатации. С укреплением княже­ской власти усиливалась как политическая, так и экономическая раздробленность Германии.

Одной из причин упадка королевской власти и роста могуще­ства князей, как отмечено выше, было то обстоятельство, что в Германии не сложился союз между королевской властью и горо­дами, вследствие чего города не смогли играть активной роли в политической централизации государства.

Политика Фридриха II Штауфена. В 1212 г. папа Иннокен­тий III помог Фридриху II Штауфену занять германский пре­стол. К этому времени немецкие князья настолько уже укрепили свою независимость, что не могло быть и речи о их реальном подчи­нении императорской власти. Поэтому Фридрих II (1212— 1250)—один из наиболее образованных монархов средневеко­вья — подобных целей и не ставил. Он стремился сохранить фор­мальное верховенство над князьями и получить их военную под­держку для сохранения власти над Италией. В отличие от своих предшественников он .не искал союза с отдельными князьями или княжескими группировками, а старался умиротворить все “кня­жеское сословие”, закрепляя за ним фактически уже добытые и новые привилегии. Именно в это время были закреплены законо­дательно высшие государственные прерогативы князей. Согласно изданной в 1220 г. привилегии князьям церкви епископы получи­ли право чеканить монету, собирать пошлины и учреждать горо­да и рынки. Еще более значительные привилегии получили все немецкие князья по постановлениям 1231—1232 гг. Император отказывался от своего права строить города и крепости и учреж­дать монетные дворы, если это будет “наносить ущерб интересам князей”. За князьями признавалось неограниченное право юрис­дикции по всем делам, они могли издавать свои законы “с согла­сия лучших людей земства”. Земские города оставались в полной власти князей. Запрещались всякие союзы горожан, в том чис­ле и ремесленные цехи. Города лишались права самоуправления и создания межгородских союзов.

Но направленные против городов постановления остались толь­ко на бумаге. Города в тяжелой борьбе с князьями отстояли свои права на союзы и самоуправление. Эти постановления нанесли больший урон королевской власти, чем городам, так как оконча­тельно лишили ее надежных союзников в столкновениях с князь­ями. Приобретая такой дорогой ценой поддержку немецких кня­зей, Фридрих II надеялся с их помощью подчинить североиталь­янские города и всю Италию. Но подобное намерение имело еще меньше шансов на успех, чем во времена Фридриха Барбароссы.

Упрочив свою власть в Сицилийском королевстве, которое уже при его нормандских предшественниках было превращено в силь­ное централизованное государство, Фридрих II начал укреплять свои позиции в Северной Италии. Опасность порабощения заста­вила североитальянские города восстановить военный союз — Ломбардскую лигу, к которому снова примкнул папа. Несмотря на одержанную в 1237 г. победу над лигой в битве при Кортено-во, Фридриху II не удалось заставить города сложить оружие. В следующем году он потерпел поражение при осаде города Брешии. Лига укрепляла свои военные силы и готова была отра­зить любую атаку императора.

Еще неудачнее оказалась попытка Фридриха II подчинить папство. Папа успешно использовал свое все еще безотказное оружие церковного отлучения. Император постоянно находился под папским проклятием. Чтобы придать своим действиям боль­ший вес, папа Григорий IX объявил о созыве в Риме вселенского собора. Но Фридрих II захватил в плен направляющихся на собор прелатов и блокировал Рим. Григорий IX вскоре умер в осажден­ном городе. Его преемник Иннокентий IV, с которым император пытался примириться ценой больших уступок, тайно оставил Рим и направился во французский город Лион, где им был созван вселенский собор. От имени собора всей католической церкви, на котором присутствовали и немецкие прелаты, Фридрих II был от­лучен от церкви и лишен всех почестей и званий. Обращение со­бора призывало население к неповиновению королю-еретику, а князей — к избранию на его место нового короля. Германская знать отступилась от Фридриха II и избрала антикороля Генриха Распе. В Италии возобновилась война с Ломбардской лигой. В разгар этих событий Фридрих II внезапно умер. Его преемник Конрад IV (1250—1254) безуспешно продолжал борьбу с пап­ской курией и Ломбардской лигой. По призыву папы в Сицилии высадился брат французского короля Карл Анжуйский. В войне с папой и анжуйцами погибли все представители династии Штау-фенов. В 1268 г. на площади в Неаполе был обезглавлен послед­ний из них — шестнадцатилетний Конрадин. Южная Италия и Сицилия перешли к Анжуйской династии. В Германии наступило двадцатилетнее междуцарствие.

Немецкие захваты на востоке. До XII в. восточная граница Германского государства проходила по Эльбе (Лабе). В XII— XIII вв. в результате агрессивных походов немецких феодалов, именуемых националистическими немецкими историками Drang nach Osten (“натиск на восток”), граница Германии была отодви­нута далеко за Эльбу и ее территория увеличилась примерно вдвое. Главным объектом немецких захватов служили славянские земли в Полабье, Поморье и области Восточной Прибалтики. Эти грабительские захваты осуществлялись огнем и мечом под зна­ком распространения христианства. Их движущей силой было алчное немецкое рыцарство, которое не получило добычи в кре­стовых походах на мусульманский Восток и надеялось на легкую наживу за счет соседних языческих народов. Руководителями по­ходов были немецкие князья, стремившиеся создать новые владе­ния на востоке. Императоры, занятые итальянскими делами, со времени Штауфенов не принимали участия в “натиске на во­сток”. Поэтому захват огромных территорий за Эльбой и в При­балтике обогатил только князей и тем самым способствовал росту территориальной раздробленности Германии.

Успех захватнической политики на востоке объясняется тем, что славянские и прибалтийские народности, будучи политически раздробленными, не могли дать отпор организованным силам за­воевателей. Когда немецкие феодалы наталкивались на действенное сопротивление, они терпели поражение и отступали.



Захват земель полабских и поморских славян. В результате успешных восстаний 983 и 1002 гг. полабские славяне надолго избавились от немецкого господства. Но они по-прежнему остава­лись разрозненными. Попытки ободритских князей объединить под своей властью славянские земли наталкивались на сопроти­вление местной знати. Этим пользовались немецкие феодалы для захвата славянского Полабья.

В 1147 г. саксонский герцог Генрих Лев с благословения папы предпринял крестовый поход против язычников славян. Ободрит-ский князь Никлот хорошо организовал оборону страны, и поход закончился полным провалом. В 1160 г. был предпринят новый поход против ободритов. На этот раз крестоносцам удалось нане­сти поражение Никлоту. Хотя Никлот, а после его гибели его сы­новья продолжали долго и упорно сопротивляться немцам, силы ободритов в конце концов были сломлены, и их страна стала до­бычей немецких феодалов. Захватчики отнимали земли у мест­ного населения, обращая его насильственно в христианство. Область перешла под управление немецких графов и католического духо­венства. Позже Генрих Лев, стремясь заручиться поддержкой славянских князей в борьбе со своими противниками в Германии, передал большую часть ободритских земель в управление сыну Никлота Прибиславу. Так возникло Мекленбургское герцогство, формально считавшееся самостоятельным, но входившее в качестве имперского лена в состав Германии. Остальные земли ободритов были розданы немецким графам. Славянское население насильст­венно онемечивалось, хотя еще в течение ряда столетий оно про­должало сохранять свои этнические особенности.

В 1168 г. датчане захватили славянский остров Руяну (Рю-геп) и уничтожили знаменитую славянскую святыню в Аркопе. Остров был отдан в лен руянским князьям, принявшим христи­анство и обязавшимся повиноваться власти датского короля. Дат­чане пытались также подчинить славянское Поморье, но помор­ские князья признали над собой власть германского императора (1180 г.).

В то же время немецкими феодалами были захвачены п зем­ли лютичей. Инициатором этих захватов являлся Альбрехт Мед­ведь, получивший в 1134 г. в лен от императора Северную марку (на левом берегу среднего течения Эльбы). Используя раздоры среди лютичских князей и вероломно вмешиваясь в их дела, он завладел наследием браниборского князя Прибислава. Преемни­ки Альбрехта Медведя расширили свои владения за счет земель, отторгнутых у сыновей Генриха Льва, и образовали крупное тер­риториальное княжество — маркграфство Бранденбургсков. В XIII в. в него вошла земля шпревян, на которой вскоре был по­строен город Берлин.



Колонизация славянских земель и насильственное онемечеиие славян. Захватив обширные и богатые славянские земли, немец­кие феодалы стали беспощадно эксплуатировать население. Так, в земле ободритов, кроме церковной десятины, население обяза­но было давать по три меры зерна и по 12 серебряных монет с плуга. По словам хрониста, кроме огромной дани, завоеватели требовали с населения разные другие поборы и доводили его до полного изнеможения. Еще в более тяжелом положении оказа­лись лютичи, страна которых уже во времена Альбрехта Медведя, по сообщению хроники, наполовину опустела. Земельные собст­венники —в основном немецкие князья и рыцари,— стремясь уве­личить доходы с земли, привлекали крестьян-колонистов из Германии. Славянское население изгоняли с лучших земель для устройства немецких поселений. Каждый немецкий поселенец по­лучал полную гуфу, шульц (староста) п священник — по две-три гуфы. Чтобы привлечь переселенцев из Германии, их освобож­дали на несколько лет от всяких повинностей, требуя в последу­ющее время сравнительно небольшого чинша в пользу землевла­дельца. Колонисты пользовались личной свободой и имели свое самоуправление.

Немецкие крестьяне в заэльбских областях в XIII—XIV вв. находились в значительно лучшем положении, чем крестьяне ос­тальной Германии.

Тяжелым было положение местного славянского населе­ния, согнанного с лучших земель, лишенного всяких прав и поставленного под власть немецких или онемеченных местных дворян.

Немецкая колонизация распространилась также на славян­ские города. Славянское население вытеснялось из городов, ему запрещалось заниматься торговлей и многими видами ремесла. Для славян отводились худшие кварталы и предместья, они под­вергались эксплуатации со стороны богатой немецкой верхушки.

Славян насильственно онемечивали, чему немало способство­вала местная славянская знать, роднившаяся с немецкими феода­лами и воспринимавшая немецкий язык и немецкую культуру. В результате насильственной германизации огромные искони сла­вянские земли на восток от Эльбы через несколько столетий пре­вратились в чисто германские области, где совершенно исчезли славянская речь и культура,

Колонизация земель на Среднем Дунае и образование Австрии. Другой поток немецкой колонизации устремился на юго-восток, в область Среднего Дуная. Эта область тоже была заселена боль­шей частью славянами (словенами). Уже Карл Великий завоевал их земли, обложив население данью. После распада империи Каролингов эти земли вошли в состав Баварского герцогства, а в конце Х в. были выделены в отдельную Восточную марку. В 1156 г. Восточная марка получила статус самостоятельного гер­цогства (Австрии).

Славянские земли по Дунаю и Драве, как и в Заэльбье, раз­давались немецким феодалам и заселялись немецкими колониста­ми, преимущественно из Баварии. Славянское население подвер­галось христианизации и насильственно онемечивалось. Большую роль в насаждении христианства и колонизации славянских земель на Дунае сыграли церковные феодалы — архиепископы Зальц-бургские и епископы Фрейзингена и Пассау — крупнейшие зем­левладельцы в этих областях.

Но славянское население здесь не исчезло. На юго-востоке Каринтии оно полностью сохранилось (в настоящее время Слове­ния входит в качестве одной из шести социалистических респуб­лик в состав СФРЮ).

Немецкая колонизация не ограничилась захваченными у сла­вян землями, она распространилась в той или иной степени и на соседние с Германией государства — Чехию, Польшу и Венгрию.



Завоевание Прибалтики. Вслед за захватом заэльбских земель началось завоевание Восточной Прибалтики, заселенной курами, ливами, эстамп, земгалами и другими народностями. Уже в XII в. немецкие купцы начали создавать свои торговые дворы в Прибал­тике. Вместе с купцами сюда прибывали католические миссионе­ры. Руководство христианской миссией осуществлял бремонский архиепископ, который начиная с 1196 г. стал назначать в Ливо-нию епископа, хотя страна была еще языческой. Третий лпвон-ский епископ Альберт, обосновавшись в Риге, в устье Даугавы, развернул широкую миссионерскую и колонизаторскую деятель­ность. Для покорения язычников по образцу ордена тамплиеров был создан духовно-рыцарский орден меченосцев, который фор­мально признал вассальную зависимость от рижского епископа, но по существу был самостоятельным. Папа Иннокентий III ут­вердил устав этого ордена и благословил его на разбойничьи похо­ды против местного языческого населения. Меченосцы повели наступление наливов. С огнем и мечом они прошли по всей Ливонии, истребляя непокорных и обращая язычников в христианство. Па помощь ливам пришли русские под руководством полоцкого князя Владимира. Но рыцари укрылись в выстроенные ими кре­пости и выдержали длительную осаду русских воинов.

Покорив Ливонскую землю, рыцари вторглись в область эстов. Здесь они действовали с еще большей жестокостью. Эсты с помощью русских оказывали упорное сопро­тивление и неоднократно уничтожали оставленные в их землях немецкие гарнизоны. В то же время им приходилось вести тяже­лую борьбу с датчанами, укрепившимися в Северной Эстонии. Об­щими силами немцев ц датчан сопротивление эстов было сломле­но и их страна завоевана. В 1224 г. рыцари захватили русский город в Эстонии Юрьев (Тарту). Все воины русского гарнизона погибли, не желая сдаваться врагу.

Дольше всего сопротивлялись куры и земгалы, населявшие области на юг и юго-запад от Риги. Земгалы были окончательно покорены только в конце XIII в. Рыцари захватили также остров Саремаа (Эзель).

Покоренное прибалтийское население подвергалось жестокой эксплуатации: оно платило дань завоевателям и десятину католи­ческой церкви. Но начиная с XIV в. немецкие феодалы стали за­водить поместья и обращать местных крестьян в крепостных. Территориально отдаленная от Германии Восточная Прибалтика не стала объектом массовой немецкой колонизации. Немцы пред­ставляли здесь только высшие слои феодального общества — круп­ных землевладельцев и городской патрициат. Местное население сохранило свою этническую самобытность, язык и культуру и не подверглось онемечению, за исключением немногочисленной экс­плуататорской верхушки.



Захват земель пруссов Тевтонским орденом. Наряду с захватом Восточной Прибалтики в XIII в. немецкие рыцари завоевали так­же земли пруссов между нижним течением рек Вислы и Немана. Пруссы, у которых сохранялись еще патриархальный обществен­ный строй и языческая религия, достигли значительного уровня хозяйственного развития и вели торговлю с литовцами, поляками и русскими. Они упорно сопротивлялись всяким попыткам рас­пространения в их землях христианства, так как видели в нем угрозу чужеземного порабощения. В 1215 г. папа Иннокентий III объявил крестовый поход против пруссов, но этот поход окончил­ся провалом. Тогда для покорения упорствующих язычников ма-зовецкий князь Конрад пригласил Тевтонский орден, основанный в конце XII в. в Палестине и пытавшийся уже укрепиться в Семиградье. Этот польский князь жестоко просчитался в своей ставке на тевтонских рыцарей. Завоеванная страна стала их до­бычей.

Получив от мазовецкого князя в лен Хельминскую область и укрепившись на Висле, рыцари начали истребительную войну против пруссов. В течение нескольких лет они завоевали почти всю прусскую землю. Но пруссы не покорились и поднимали вос­стания против завоевателей, уничтожая их войска и восстанавли­вая свою языческую веру. Рыцари массами истребляли пруссов, цветущая страна (область Зюдау в Пруссии) “была превращена в пустыню, на месте деревень и возделанных полей появились леса и топи, жители были частью перебиты, частью уведены, частью вынуждены выселиться в Литву”. Только в конце XIII в. сопро­тивление пруссов было окончательно сломлено. Все захваченные земли стали собственностью Тевтонского ордена, население подвергнуто жестокой эксплуатации.

Пруссия, как и славянские земли, подверглась колонизации. Пруссов изгоняли из лучших земель, чтобы поселить на них коло­нистов. В городах пруссам разрешалось проживать только на по­ложении слуг и чернорабочих. В целом немецкая колонизация про­ходила в Пруссии медленно. К концу XIV в. немцы не заселили и половину ее территории. Однако через несколько столетий коло­низация и насильственное онемечение пруссов привели к тому, что эта область стала совершенно немецкой.

В 1237 г. при посредничестве папы произошло объединение Тевтонского ордена с орденом меченосцев, разбитым незадолго перед тем литовцами и земгалами. Образовалось обширное госу­дарство ордена, включившее почти всю Восточную Прибалтику. Используя тяжелое положение Руси в результате монголо-татарского нашествия, орден предпринял вторжение в русские земли. В 1242 г. произошла историческая битва на Чудском озере, в ко­торой “псы-рыцари” потерпели жестокое поражение от новгород­цев и вынуждены были навсегда отказаться от дальнейшего “на­тека на восток”. Разгром крестоносцев воодушевил пруссов и эсгов, которые с новой силой поднялись на борьбу с захватчиками. Па помощь ордену снова пришел папа, объявивший кресто­вый поход против восставших. Восстание было жестоко подавлено.

В 1343 г. вспыхнула крестьянская война в земле эстов. Дат­ские феодалы не могли с ней справиться собственными силами, па помощь им пришел орден, оккупировавший Эстонию. Вскоре пос­ле этого владения Дании в Эстонии были проданы датским коро­лем ордену.

В то же время орден расширил свои границы на западе. В 1308 г. он захватил Гданьск и затем все Гданьское (Восточное) по­морье. Теперь владения ордена простирались от Помераннн (По­морья) до Финского залива, прерываясь только в области жмуди. Польша была отрезана от моря. Орден готовился к захвату земель жмуди. Взаимные интересы обороны от агрессии ордена побудили Польшу н Литву заключить унию (1386 г.). Когда в 1410 г. рыцари начали новую войну, польско-литовские и русские войска на­несли им жестокое поражение при Грюнвальде, от которого они уже не смогли оправиться. В 1466 г. после новой неудачной войны с Польшей орден признал вассальную зависимость от польского короля.



Германия во второй половине XIII в. Междуцарствие и начало династии Габсбургов. Во время междуцарствия (1254—1273) в Германии наступила территориальная раздробленность. Хотя им­ператорский престол не оставался вакантным (корону покупали за деньги иностранные принцы и короли), в стране фактически но было никакой верховной власти, и местные территориальные вла­детели стали совершенно самостоятельными государями. Пер­вое место среди них занимали курфюрсты (князья, пользовавшие­ся правом избирать императора).

Господствовавшая в стране анархия приносила убытки и са­мим феодалам, прежде всего церковным. Вот почему четверо из семи курфюрстов решили заключить соглашение об избрании но­вого короля. В 1273 г. курфюрсты избрали на престол Рудольфа Габсбурга, носившего графский титул, но не принадлежавшего к сословию имперских князей. Габсбурги имели сравнительно не­большие владения в Южном Эльзасе и Северной Швейцарии. Курфюрсты рассчитывали, что новый король, не располагавший достаточными средствами, не сможет проводить самостоятельной политики и будет выполнять их волю. Но их надежды были об­мануты. Рудольф Габсбург использовал императорскую власть для обогащения своего дома и создания крупного наследственного княжества.

Он попытался завладеть землями, принадлежавшими ранее к домену Штауфенов и присвоенными другими князьями, но потер­пел неудачу. Тогда Габсбург начал войну против чешского короля Пжемысла II, который, как курфюрст империи, не соглашался на его избрание и не принес ему присяги. Чешский король потерпел поражение и погиб, а принадлежавшие ему земли — Австрия, Штирия, Каринтия и Крайна — перешли во владения Габсбургов. Рудольф Габсбург увеличил также свои владения в Эльзасе п Швейцарии. Он захватил часть области Ури, через которую про­ходил торговый путь на Сен-Готард. Это намного увеличило дохо­ды Габсбургов за счет торговых и провозных пошлин.

Так было создано крупнейшее территориальное княжество Германии — Австрия, в состав которого входил ряд отдельных земель. Позже владения Габсбургов превратились в многонацио­нальное государство в Центральной Европе. Рудольф Габсбург но вмешивался в дела князей, а занимался преимущественно делами своего наследственного княжества. В ряде областей Германии со­хранялось господство “кулачного права”, что заставляло сельское и городское население объединяться для защиты от гнета и про­извола.



Образование Швейцарского союза. На территории империи возникали новые государственные образования, одним из которых был Швейцарский союз. Пастушеское население альпийских об­ластей в упорной, длительной борьбе отстаивало свою свободу от феодального порабощения. Наибольшую угрозу для альпийских общин представляли Габсбурги, имевшие в этих областях владе­ния и располагавшие (под видом “земского фогтства”) высшей судебной властью над многими общинами. Габсбурги стремились окончательно подчинить лесные области, что заставило отдельные кантоны объединиться в военный союз для защиты своей незави­симости.

В 1291 г. лесные кантоны Швиц, Урп и Унтервальдеп заклю­чили “вечный союз” и начали освободительную войну против Габсбургов (народная традиция связывала начало восстания с убийством швейцарским крестьянином Вильгельмом Теллем габс­бургского фогта Геслера). В 1315 г. в битве при Моргартсне швей­царцы разгромили рыцарское войско Габсбургов и завоевали незави­симость, которую должны были признать германские императоры. Формально Швейцарский союз оставался в составе “Священной Римской империи” и подчинялся “имперскому фогту”, но на деле он представлял суверенное государство. Неоднократные попытки Габсбургов вернуть Швейцарию под свою власть конча­лись поражением. Союз расширился и окреп. К нему присоедини­лись города Люцерн (1332 г.), Цюрих (1351 г.), Берн (1353 г.). К концу XIV в. Швейцарский союз насчитывал уже восемь земель и городов.



Германия в XIV—XV вв.

Развитие ремесла и торговли. В XIV—XV вв. бурно развива­лись городское ремесло и добывающие промыслы. В горной, про­мышленности и текстильном производстве произошли значитель­ные сдвиги. В XV в. начали строить мощные доменные печи и плавить чугун, что дало возможность практиковать чугунное литье. В результате применения новых технологических приемов беления, крашения и валяния улучшилось качество тканей и воз­росло производство полотна, сукон и шерстяных тканей. Разви­лась новая отрасль — производство бумазеи.

Изобретение Иоганном Гуттенбергом печатного станка с раз­борным шрифтом (около 1445 г.) положило начало типографиче­ской промышленности и оказало огромное влияние па развитие образования и распространение научных и технических знаний.

В городском ремесле продолжала господствовать цеховая рег­ламентация, хотя в некоторых южногерманских городах (напри­мер, в Нюрнберге) цехи были формально запрещены. Происходи­ло “замыкание” цехов, ограничивался доступ в них посторонних лиц. Обычно в цехи принимали только сыновей и родственников мастеров. Увеличивались сроки ученичества и повышалась плата за обучение. Появился слой “вечных подмастерьев”, которые под­вергались жестокой эксплуатации. В цехах происходил процесс дифференциации — выделялась немногочисленная верхушка со­стоятельных мастеров, в то время как значительная масса ремес­ленников опускалась ниже среднего уровня благосостояния и попа­дала в долговую зависимость от скупщиков. Некоторые разбога­тевшие мастера, занимаясь торговлей и ростовщичеством, создавали огромные состояния. Так, основатель знаменитой торгово-ростовщической фирмы Ганс Фуггер начал свою карьеру в 1367 г., вступив в цех бумазейщиков в Аугсбурге. Он оставил сво­им наследникам солидный капитал, накопленный торговлей бума­зеей на итальянских рынках.

Рост ремесла происходил в отдельных областях Германии крайне неравномерно. В XV в. на первое место выдвинулись юго-западные города — Ульм, Аугсбург, Нюрнберг, в которых про­изводились сукна, шерстяные ткани, полотно и бумазея. Нюрн­берг славился также металлическими и ювелирными изделиями. Этот город занимал ведущее место во внешней торговле, поддер­живал постоянные торговые связи со Скандинавскими странами, Польшей, Венгрией, Италией и Испанией.

Подъем промышленного производства способствовал развитию внутренней и внешней торговли. Центром внутригермапской тор­говли являлся Франкфурт-на-Майне, в котором регулярно проис­ходили ярмарки; заключались крупные торговые сделки между купцами Северной и Южной Германии. В 1402 г. здесь был осно­ван торгово-крсдитный банк. Особенно больших масштабов дос­тигла внешняя торговля, пути которой проходили по Рейну и вдоль северного побережья Германии. Южногерманское купече­ство создало несколько компаний для торговли в Средиземномор­ском районе. Наиболее могущественная из них—“Большое Равен сбургское общество”,—основанная в 1380 г., на­считывала 13 филиалов и поддерживала постоянные торговые связи со многими североптальянскимп и испанскими городами. На севере торговля была монополизирована Ганзой.

Торгово-ростовщический капитал начал проникать в промыш­ленное производство. Купцы из “Равенсбургского общества” зака­баляли ткачей и других ремесленников в южногерманских городах и в сельской местности, снабжая их сырьем и сбывая готовую про­дукцию. Так зарождалась рассеянная мануфактура. Южпогерманские торгово-ростовщические фирмы проникали и в другие отра­сли промышленности, в частности в горнорудную, которая достигла во второй половине XV в. огромных успехов: доля Германии в ми­ровой добыче металлов составила около 50%.



Положение крестьянства. Городские и крестьянские движения в XIV—XV вв. На фоне значительного подъема ремесла и торгов­ли в сельском хозяйстве наблюдалась тенденция к усилению кре­постничества и увеличению феодальных повинностей крестьян, которая проявлялась по-разному в отдельных областях страны. В Северо-Западной Германии возросший спрос на сельскохозяйст­венные продукты и шерсть стимулировал развитие крупного зем­ледельческого и овцеводческого хозяйства арендаторов-мейеров.

На юго-западе Германии, где не было благоприятных условий для развития крупного барского хозяйства, производящего на ры­нок, сложилась система мелких чиншевых держании. Здесь осо­бенно была усилена личная зависимость, увеличены барщинные повинности и другие поборы. Для расширения овцеводства феодалы захватывали общинные пастбища, лишали крестьян права пользоваться общинными угодьями.

Усиление феодальной эксплуатации, сеньориальная реакция привели к обострению классовой борьбы в деревне. Вспыхивали крестьянские восстания, создавались тайные союзы крестьян. В 1431 г. под влиянием гуситского движения в Чехии подняли вос­стание крестьяне в районе Вормса. Оно было направлено против феодалов и ростовщиков. В 1476 г. вспыхнуло крестьянское вос­стание в Вюрцбургском епископстве, которое возглавил пастух Ганс Бегайм (Богемец). По его призыву собралось около 40 тыс. крестьян, готовых идти на штурм епископского замка. Однако епископу удалось подавить это плохо организованное выступле­ние. Захваченный в плен Ганс Бегайм был сожжен.

В Юго-Западной Германии возникло тайное общество “Баш­мак”. В 1460 г. под его руководством произошло восстание в обла­сти Гегау, подавленное местными феодалами. В 1493 г. “Башмак” пытался организовать восстание в Эльзасе. Но заговор был рас­крыт. В планы заговорщиков входило: захватить с помощью вос­ставшего народа власть и провести реформы в интересах крестьян и городской бедноты, уменьшить налоги и поборы, упразднить ростовщичество.

В городах, добившихся самоуправления, у власти укрепилась патрицианская верхушка. В XIV в. прокатилась волна цеховых восстаний, закончившихся во многих рейнских городах установ­лением господства наиболее могущественных цехов. В северонемецких городах восстания ремесленников были жестоко подавле­ны и власть осталась в руках богатого купечества.

В городских движениях все большую роль стали играть плебейские массы. Подмастерья вступали в борьбу с мастерами за. увеличение зарплаты и улучшение условий труда. Они создава ли свои союзы. Появились организации горнорабочих, которые оказывали взаимопомощь и защищали интересы горняков от притеснений со стороны предпринимателей и горной администрации В отдельных случаях плебейские элементы городов выдвигали са­мостоятельные требования, а иногда и задавали тон в выступле­ниях горожан. Так было, например, в Аугсбурге во время вол­нений 1466—1478 гг., направленных против роста косвенных на­логов.



Городские союзы. В условиях отсутствия сильной централь­ной власти и роста политической раздробленности города вынуж­дены были создавать союзы для защиты своих торговых интере­сов и борьбы с княжеским произволом и рыцарским разбоем. Од­ной из причин возникновения городских союзов было стремление правящей патрицианской верхушки сохранить свое безраздельное господство и подавлять общими силами восстания городских низов.

Крупнейшим городским союзом, преследовавшим торговые це­ли, была северонемецкая Г а н з а. Первое соглашение между городами Любеком и Гамбургом, ставшими инициаторами этого сою­за, было заключено в середине XIII в. Но окончательное оформ­ление Ганзы произошло только в 1356 г. В период своего ^расцвета Ганзейский союз насчитывал около 80 городов Северной Герма­нии, нижнерейнских и других областей. Среди них выделялись — Любек, занимавший ведущее положение в союзе, Гамбург, Бре­мен, Штральзунд, Росток, Впсмар, Кельн, Гданьск, Рига, Ревель (Таллин). Ганза монополизировала посредническую торговлю ме­жду Россией, Скандинавией, Нидерландами и Англией. Гапзейцы основали торговые подворья в Великом Новгороде, Каунасе, Бер-гепе, Стокгольме, Брюгге, Лондоне. Из России и северных стран ганзейские купцы вывозили хлеб, меха, кожи, мед, воск, соль, ры­бу, лес, руду, из западных стран — сукна, металлические изделия, вина. Ганза продавала также привезенные с Востока пряности, а также предметы роскоши, поступавшие из Италии и Южной Франции.

Ганза была самостоятельной политической и военной силой. Она вела войны, заключала мир и имела дипломатические связи с рядом государств. В 1367 г. Ганза в союзе со Швецией и Мекленбургом вступила в войну с Данией и по Штральзундскому ми­ру 1370 г. получила контроль над Зундскими проливами и право участия в выборах датского короля.

Общие дела Ганзы решались на съездах представителей союз­ных городов. Постановления съездов были обязательны для всех членов Ганзы. Общей казны Ганза не имела, ее морские и воен­ные силы комплектовались из флотилий, выставленных союзны­ми городами. Ганза подавляла всякие попытки свергнуть в союз­ных городах патрицианское управление и обеспечивала господство купеческой олигархии. Однако внутри союза обнаруживались глубокие противоречия. Каждый город преследовал свои узкие цели и участвовал в союзных делах в зависимости от собственной выгоды. К концу XV в. многие города отпали от союза. Ганза на­чала терять свои торговые привилегии в чужих странах. В конце XV в. была закрыта ганзейская контора в Великом Новгороде. В XVI в. Ганза потеряла свои позиции в Нидерландах и Англии.

Наряду с Ганзой в Германии создавались военно-политические объединения городов для борьбы с феодальным произволом. Уже в 1254 г. рейнские города заключили союз по охране мира, к кото­рому примкнули и некоторые князья. Но вследствие внутренних раздоров союз вскоре распался. Только столетие спустя рейн­ские города снова объединились для охраны мира. К тому време­ни был создан и союз швабских городов. В 1381 г. оба союза сли­лись в единый Рейнский союз городов, который насчитывал свыше 80 членов и успешно вел борьбу со своими противниками — рыца­рями. Но князья, опасаясь дальнейшего усиления союза, вмеша­лись в борьбу. В 1388 г. они нанесли поражение Рейнскому сою­зу в битве около Вормса. Созванный императором рейхстаг вынес постановление о полном подчинении земских (княжеских) городов княжеской власти, но за имперскими городами было призна­но право участвовать в рейхстаге наряду с князьями.

Союзы городов не сыграли какой-либо положительной роли в укреплении общегосударственного единства Германии, так как в стране не существовало уже такой силы, которая могла бы воз­главить борьбу за это единство. Наоборот, возникший позже Швабский союз, объединявший наряду с городами многих кня­зей и рыцарей, стал орудием княжеской реакции.



Обострение политической борьбы в империи. Усиление дина­стии Габсбургов в результате захвата австрийских земель сдела­ло нежелательным для князей их пребывание на престоле импе­рии. После смерти Рудольфа Габсбурга курфюрсты не захотели передать престол его сыну Альбрехту и избрали королем одного из незначительных германских князей — Адольфа Нассау, заста­вив его подписать так называемую избирательную капитуляцию, которая ставила короля под полный контроль князей-избирателей. В 1298 г. он был низложен курфюрстами за нарушение этой “ка­питуляции”.

После кратковременного пребывания на престоле представи­теля династии Габсбургов — Альбрехта I в 1308 г. королем был избран один из мелких князей Германии, владетель полуфран­цузского графства Люксембург Генрих VII (1308—1313), кото­рый последовал примеру Габсбургов. Женив своего сына Ионна на наследнице чешского престола Елизавете, Генрих Люксембург­ский обеспечил своей династии наследственные права на Чешское королевство и титул курфюрста империи.

Генрих VII возобновил грабительские походы в Италию. В 1310 г. он двинулся с войсками за Альпы, чтобы добыть деньги и императорскую корону в Риме. Острая борьба враждующих пар­тий в городах Италии обеспечила на первых порах успех похода, но грабежи и насилия немцев вызвали восстания в итальянских городах. Во время войны Генрих VII умер, и бессмысленный по­ход закончился провалом.

Обострившаяся между крупными князьями борьба за полити­ческое господство привела к избранию на престол сразу двух ко­ролей — Фридриха Габсбурга и Людвига Баварского. Соперники начали войну, победителем из которой вышел Людвиг Баварский (1314—1347). Как и его предшественники, он использовал власть для расширения владений своего дома, в чем добился немалых успехов. Но это не укрепило его положения в империи, а только уве­личило число его противников. Людвиг Баварский повторил гра­бительский поход в Италию. Авиньонский папа Иоанн XXII от­лучил его от церкви и наложил на Германию интердикт. Однако поход имел первое время успех. Опираясь на противников авинь­онского папы в Италии, Людвиг занял Рим и посадил на престол антипапу, который возложил на его голову императорскую коро­ну. Но дальше повторилась обычная история: грабежи немцев и попытка собрать налог с населения вызвали восстание римских горожан; император и его ставленник — антипапа бежали из го­рода.

Характерно, что папский интердикт не произвел в Германии ожидаемого действия, а только усилил враждебное отношение к папству и способствовал оживлению в стране еретического движе­ния. Вопреки интердикту богослужение совершалось, причем в некоторых местах не по католическому, а по еретическому (миноритскому) обряду. Усилившиеся антипапские настроения проник­ли в среду князей и получили национальную окраску. В 1338 г. рейхстаг принял постановление о том, что избранный курфюрстами государь обладает императорскими правами и без коронования папой.

Золотая булла. Империя и княжества в XIV в. Недовольные усилением баварского дома курфюрсты избрали при жизни Люд­вига на престол империи чешского короля Карла Люксембурга.

Карл IV (1347—1378) заботился прежде всего об укреплении своего наследственного королевства Чехии. Стремясь установить спокойствие в империи, он шел на уступки князьям. Б 1356 г. Карл IV издал Золотую буллу, представлявшую, по словам К. Маркса, “основной закон немецкого многовластия”. Золотая булла возводила в закон сложившийся порядок избрания короля (императора) коллегией курфюрстов, состоявшей из трех церковных князей: архиепископов майнцского, кельнского и трирского—и четырех светских: короля чешского, герцога саксон­ского, маркграфа бранденбургского и пфальцграфа рейнского. Уста­навливался строгий порядок проведения избирательных заседа­ний курфюрстов. Заседания должен был созывать архиепископ Майпцский во Франкфурте-на-Майне. Избрание короля (импера­тора) производилось голосованием большинством голосов. Между курфюрстами распределялись ранги и титулы. Первым среди цер­ковных князей считался майнцский архиепископ, среди свет­ских — чешский король. Золотая булла подтверждала прежние привилегии князей и давала новые. Курфюрстам разрешалось свободно владеть монетной и горной регалиями. Запрещались со­юзы городов, направленные против князей. В то же время феода­лам разрешалось создавать коалиции и вести частные войны, прав­да с условием, что эти войны должны объявляться по закону, т. е. за три дня до их начала.

Германская империя, именовавшаяся с конца XV в. “Свя­щенной Римской империей германской нации”, не представляла единого и тем более централизованного государст­ва. Формально в состав ее, кроме Германии, входили Нидерланды, мелкие итальянские государства: Пьемонт, Модена, Генуя Лукка Флоренция, Мантуя, Менферрато, а также Швейцария и Чехця, по на деле эти области и государства были или совершенно независимы, или входили в состав других государств. Итальянские рес­публики не имели никакой реальной связи с империей, Швейца­рия являлась фактически суверенным государством, Чехия нахо­дилась в слабой ленной зависимости от германских императоров, Границы империи были настолько неопределенны, что их не мог­ли установить даже опытные юристы.

Сама Германия тоже представляла собой пестрый конгломерат различных территориальных образований. Если в этническом от­ношении в XIV в. она была уже сравнительно однородной (ее на­селение принадлежало в основном к немецкой народности, не счи­тая остатков славян на восток от Эльбы), то политически распа­далась на множество территориальных владений, над которыми формально существовала императорская власть.

Император по существу являлся одним из владетельных кня­зей и реально располагал только теми средствами, которые дава­ли ему наследственные земли. Коронные владения предшествовав­ших династий и королевские регалии были присвоены князьями еще в период междуцарствия, и восстановить их не представ­лялось возможным. Не было ни общеимперского правительства, ни общеимперских военных сил. Император мог рассчитывать, кроме собственных войск, лишь на добровольную помощь своих вассалов — князей и имперских рыцарей. Высшая власть в империи принад­лежала не императору, а князьям. Верховным органом была кол­легия курфюрстов, которая имела право выбирать и смещать им­ператоров. Законодательная власть формально признавалась за рейхстагом, состоявшим из “имперских чинов” — князей, части имперских рыцарей и представителей имперских городов. Но сфе­ра деятельности рейхстага была крайне узка: он совершенно не вмешивался в политическую жизнь княжеств, а занимался только общеимперскими делами.

В то время как в империи все более слабела внутренняя связь между разными районами, в княжествах, наоборот, происходил процесс политического сплочения. Князья подчинили себе все на­селение, проживающее на их территории, собирали налоги, поль­зовались доходами от ремесла и торговли, чеканили собственную монету. В княжествах упразднялась вассально-ленная система, военные силы вассалов заменялись наемными войсками, создава­лось централизованное управление из чиновников на жалованье, вводилось единое княжеское (земское) право. В каждом княжест­ве оформился собственный сословно-представительный орган — ландтаг (земский съезд), состоявший из местного дворянства, духовенства и представителей земских городов.

Дальнейший упадок империи в XV в. Династия Люксембургов продержалась на имперском престоле (с перерывом) до 1437 г. Последний из ее представителей — Сигизмунд, будучи женатым на венгерской принцессе, присоединил к империи Венгрию. Однако от империи отделилась Чехия, народ которой поднялся на борь­бу с немецким засильем и католической церковью . В результате раскола среди гуситов Сигизмунду удалось вернуть чешский престол, но после его смерти Чехия более чем на полсто­летия стала совершенно независимой от империи. Вскоре освобо­дилась от династической связи с Германией и Венгрия.

В 1437 г. императорская власть окончательно перешла к до­му Габсбургов. Империя все более приобретала характер слабой федерации самостоятельных германских государств. При Фрид­рихе III (1440—1493) внутренняя связь в империи настолько ослабела, что отдельные германские княжества по существу ее не ощущали. Целый ряд имперских территорий перешел под власть других государств. Тевтонский орден, потерпев поражение от Польши, признал вассальную зависимость от польского короля (1466 г.). Дания завладела Шлезвигом и Гольштейном (1469 г.). Прованс был присоединен к Франции. В конце своего царствова­ния Фридрих III лишился даже наследственных владений — Ав­стрии, Штирии и Каринтии, завоеванных венгерским королем Матиашом Корвином.

Однако полного крушения империи не произошло. В конце XV в. положение Габсбургов упрочилось. Этому способствовали обстоятельства как внешнеполитического, так и внутреннего ха­рактера. В результате распада лоскутного Бургундского государ­ства империя на время присоединила Нидерланды и Франш-Контэ (юридически это было оформлено браком между Максимили­аном Габсбургом и Марией Бургундской). Габсбурги после смерти Матиаша Корвина снова завладели австрийскими землями. Турец­кое наступление на Балканах ослабило Венгрию и позволило при­соединить значительную ее часть к Австрии (1526 г.).

В самой Германий имелись силы, заинтересованные в полити­ческом единстве: это прежде всего некоторые слои бюргерства, связанные с возникновением капиталистических форм производ­ства. Об их настроениях свидетельствуют анонимные политичес­кие памфлеты того времени. В появившемся в 1439 г. памфлете “Реформация императора Сигизмунда” содержалась идея превра­щения Германии в централизованное государство. Его авторы предлагали подчинить все местные власти имперским законам, прекратить внутренние войны, ликвидировать феодальные приви­легии, ввести единую судебную организацию и единую монетную систему, создать условия для свободного развития ремесла и тор­говли, ликвидировать крепостную зависимость. Основной опорой в проведении этих реформ должны были служить города, больше всех других сословий заинтересованные в установлении государ­ственного единства. Осложнившаяся внутренняя и внешняя обста­новка - нарастание борьбы народных масс в Германии и усиле­ние соседних централизованных государств - ставила и перед князьями вопрос об усилении общеимперского единства Однако князья намерены были добиваться этого не ценою отказа от при­вилегии, а за счет усиления своего контроля в имперских органах то обрекало на провал всякие попытки имперских реформ

Когда на престол вступил Максимилиан I (1493—1519), идея имперской реформы, казалось, была близка к осуществлению. На рейхстагах 1495—1500 гг. было принято решение ввести общий “земский мир” и создать общеимперское управление и суд для улаживания конфликтов между “имперскими чинами”. В качест­ве военной силы империи Максимилиан намеревался использо­вать войска Швабского союза, созданного незадолго перед тем ры­царями и имперскими городами Юго-Западпой Германии. Но ре­ализовать даже эти ограниченные реформы не удалось, так как князья оказали им сопротивление. Неудачными были и попытки вернуть под власть империи освободившиеся территории. Затеян­ная императором, Д руководителями Швабского союза война с швейцарцами окончилась поражением (1499 г.) и привела к пол­ному освобождению Швейцарии от власти Габсбургов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Феодализм представлял более высокую ступень общественного развития, чем первобытнообщинный и рабовладельческий строй, яа развалинах которых он образовался. В отличие от рабовладель ческого строя, при котором непосредственный производитель— раб — был лишен средств производства и превращен в “говорящее орудие”, при феодализме зависимый и крепостной крестьянин бы­ли наделены землей и вели свое мелкое хозяйство. При этом они проявляли заинтересованность в росте производительности своего труда, т. к. некоторая доля прибавочного продукта использовалась для расширения мелкого крестьянского хозяйства и улучшения благосостояния зависимого крестьянина. По мере развития фео­дализма личная зависимость ослабевала и во многих случаях ис­чезала, что создавало новые стимулы для роста производительно­сти крестьянского труда.

Не менее прогрессивно сказывался на развитии производитель­ных сил и переход к феодализму от первобытнообщинного строя. Укрепление индивидуального производства и превращение мелко­го крестьянского хозяйства в основную экономическую ячейку общества способствовало росту производительности труда, не­смотря на то что крестьяне начали подвергаться жестокой эксплуа­тации.



В отличие от рабовладельческого строя феодализм представлял универсальную общественно-экономическую формацию, которую прошли все народы мира. Но в развитии феодализма в разных странах и на разных материках имелись значительные особенно­сти, которые определялись конкретными историческими условия­ми жизни народов и естественно-географической средой. По-раз­ному складывался феодальный строй у народов земледельческих и пастушеских, в странах с умеренным и засушливым климатом, где земледелие требовало искусственного орошения, в условиях разложения рабовладельческого или первобытнообщинного строя. В частности, весьма заметные различия наблюдались в развитии феодализма в европейских и азиатских странах. Если в Европе во все периоды средневековья преобладающее значение имела частная феодальная собственность на землю и эксплуатация кре­стьянства осуществлялась большей частью в форме взимания фео­дальной ренты, то в азиатских странах, в частности в Китае и Индии, в раннее и даже в классическое средневековье широко была распространена государственная собственность на землю и важнейшей формой эксплуатации крестьян являлись государст­венные налоги. Этим объясняется и тот факт, что в Европе в пе­риод сложившегося феодализма господствовала политическая раз­дробленность, а на Востоке в это время существовала более или менее централизованная система управления в форме деспотиче­ской монархии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ





  1. История средних веков. Под ред. Н.Ф.Колесницкого. М.: Просвещение,1980.

  2. Хрестоматия по истории средних веков. Под. ред. С.Д. Сказкина,1961-1963гг. Т.1-2.

  3. Неусыхин А.И. Германия в VIII – XII веках, 1964.





База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница