Фейерверк волшебства



страница5/19
Дата04.05.2016
Размер5.04 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Глава 5. Новые волшебные приключения Вовки с Юлькой

Тараканов раздает поощрения. Воскрешение на автобусной остановке


Проснувшись, Вовка какое-то время лежал в постели, восстанавливая детали сна. Потом он стал перебирать эпизоды вчерашнего семинара и вспомнил о технике поощрений, которую красочно расписал Болеслав.

«Начнем день с похвалы, – решил Тараканов. – Если поощрять нечего, надо придумать, из пальца высосать». С причмокиванием пососав указательный палец, Вовка открыл глаза, осмотрелся и сказал себе:

– Палец вроде бы есть, и тело на месте. Кроме того, я сумел материализовать свою комнату. Славно, а ведь мог и не проснуться в знакомом мире.

Повеселевший Вовка спустил ноги с дивана и, обнаружив легкие и удобные замшевые тапочки, произнес:

– Лапти на месте, и даже удалось попасть в них ногами. Все получается, отлично. И ходить умею. Фантастика! А ведь этому надо было учиться несколько лет. Не ценим мы свои магические способности.

Зайдя в ванную, Тараканов порадовался: наличие унитаза было несомненно, и тот был свободен. Вовка одобрил фаянсовую посудину за безупречную трудовую деятельность и, оседлав его, похлопал по белым округлым бокам. Унитаз отреагировал бурным сливом.

Когда из крана потекла горячая водичка, Вовка радостно отметил сей факт:

– Лейся, лейся, моя сладкая, моя тепленькая. Хорошо, что ты есть в моей жизни. А как приятно, когда ты ласкаешь мое тело! Все замирает внутри.

Волна признательности к тому, что автоматически воспринимается как должное, несла его дальше. Потрогав жгучие батареи, Тараканов объявил благодарность им, а заодно и ветеранам центрального отопления – стареньким трубам.

Вовка почувствовал, что тело пронизывает тугой поток энергии. «Ну и ну, – подивился он, – какой жар можно вызвать простым поощрением». От йоги поток раскрутился еще больше. Вовкино тело потеряло вес, будто растаяв в кипящей лаве вулкана.

Включив компьютер, Тараканов похвалил умного электронного помощника и сохранил на компакт-дисках информацию, накопившуюся за несколько недель. Затем он проверил почтовый ящик, быстро ответил на письма и стал собираться.

Они с Юлькой договорились сегодня днем погулять по Москве, благо погода стояла отличная, 4-5 градусов мороза, как Вовка и заказывал.

Настроенный на раздачу «пряников», Тараканов вышел на улицу, продолжая поощрять мир. В синем небе ярко светило солнце, разбрызгивая на снегу разноцветные искры.

– Наше вам с кисточкой, Светило! Рад лицезреть твои лучи! Ты даешь энергию для жизни на Земле. Молодчина, свети дальше, – поприветствовал Вовка.

Он наслаждался выдачей поощрений, от которых привычный мир превращался в сказочный, вызывая у Тараканова детское удивление. Птицы летают, ну не чудо ли? Так! Люди ходят, и все разные, непохожие друг на друга. Как интересно, та-ак! Машины ездят, автобусы, – такие громадины металлические, и передвигаются, каким-то непостижимым образом. Так-так!

Где-то играла попсовая песня, что-то типа «Два брильянта, три карата», и мотивчик ее напомнил Вовке мелодию вчерашнего танца «И двери сердца его открыты всем». Танец вновь зазвучал внутри Вовки, даже все слова выплыли из памяти. Полыхнул Огонь, сердце раскрылось, и все, что окружало Тараканова, стало танцевать вместе с ним. С задорным «Ух!» плясали дома, деревья, прохожие, даже мусорные баки вместе с утренними «старателями», перелопачивающими горы пустой породы в поисках самородка.

Вовке пришла мысль, что мир сам по себе никакой, это мы его окрашиваем эмоциями, оцениваем, руководствуясь стратегией кнута или пряника: это «хорошо», а это «плохо». Причем выбор, похвалить или наказать, каждый делает сам, добровольно.

Тараканову вспомнилась миниатюра гениального Аркадия Райкина, который, в роли влюбленного, спешил на свидание к любимой, предвкушая радость встречи. Мир представлялся в розовых красках, и Райкин распевал:


А навстречу шли прохожие,

Все на ангелов похожие,

И улыбалось небо синее,

И дивно пахла резеда.


Влюбленный напрасно прождал свою девушку, которая так и не пришла. На обратной дороге Райкин пел:
А навстречу шли прохожие,

Все на дьяволов похожие,

И несло капустой квашеной

Из соседнего двора.


Окружающий мир не изменился, просто герой миниатюры одним махом все перекрасил.

На остановке Вовка щелкнул пальцами, вызывая маршрутку. Неподалеку, на утоптанном снегу, неподвижно лежал бомжеватого вида мужик с посиневшим лицом. Было неясно, то ли он спит глубоким алкогольным сном, то ли уже отбросил копыта. Тараканов распростер к нему руки и медленно, растягивая гласные звуки, драматическим голосом провещал:

– Разреша-аю жи-ить!

Мужик чуть-чуть пошевелился.

– Ожил! Великолепно, я тобой горжусь, – торжествовал Вовка, сам не ожидавший моментального эффекта.

Лежащий нечленораздельно замычал и принялся сучить ногой.

– Ты и говорить умеешь? Умница, хороший мальчик! А теперь вставай, холодно сейчас загорать, – поддержал его Тараканов.

Пьяный еще пару раз дернул ножкой и попытался оторвать зад от снега, но безуспешно. Потом догадался упереться для равновесия рукой и принял коленно-локтевую позу.

– Да ты совсем большой уже. Вон как хорошо у тебя получается!

Однако подопечный вовремя не затормозил и рухнул на правый бок. Вовка проигнорировал неудачу. Мужик поелозил немного и опять встал на карачки.

– Вот это другое дело, попку ровно держим. Давай, давай, дорогуша, – пел дифирамбы Вовка.

Громко мыча, Дорогуша перенес центр тяжести на руки, подтянув к ним левую ногу. Затем, поощряемый Вовкой, подтянул правую ногу и выпрямился.

– Браво, ты прирожденный эквилибрист! Тебе в цирке надо выступать, – возликовал Тараканов.

Оживленный пьянчужка покосился в Вовкину сторону и с победной песней двинулся, пошатываясь, в направлении гастронома.

Внутри у Тараканова все гудело от напора энергии, нахлынувшей от мгновенного воскрешения мужичка. Ведь не известно, жив или мертв был этот господин, когда Вовка обратил на него внимание. Чтобы воскрешение состоялось, и Вовкина крыша при этом не съехала, мозг интерпретировал происшедшее, как событие, возможное в ПКМ – лежащий спал, будучи пьян в драбадан, а потом проснулся. Тараканов предпочел подкрепить волшебную модель мира и поощрил себя:

– Я – танцующий волшебник, и оживил дядьку!

Тем временем подъехал нужный автобус, и окрыленный успехом Вовка, такнув, забрался в него. Тараканов сел на свободное место и подумал, что это ему награда за воскрешение. В кабине водителя негромко играла музыка, а потолок салона и верхняя часть лобового стекла были оклеены денежными купюрами разных цветов, времен, достоинства и стран. Здесь были и красные советские десятки с Ильичем, и сине-зеленые павловские тысячные купюры образца 1991 года, и украинские гривны, и узбекские сумы, и однодолларовые банкноты.

Разглядывая музейные экспонаты, Тараканов поощрил обилие дензнаков и пожелал водителю новых пополнений его коллекции. Тараканов постановил, что, поощряя мир, будет притягивать деньги: каждый «ТАК» материализует какую-то сумму, которая ищет кратчайший путь к Вовке, стараясь сильно не тревожить его ПКМ.


Пробка на мосту. Экзотические «ТАКи». «Да не оскудеет рука дающего!»
Между тем автобус, въехав на мост над железной дорогой, замер в плотной автомобильной пробке. Вовка посетовал, что здесь регулярно бывают заторы, особенно зимой. Скорость на узком мосту небольшая, и стоит какой-нибудь машине заглохнуть на морозе, как движение надолго парализуется. Убедительно объяснив себе причину затора, он спохватился:

– Волшебник я или где?

Вовка щелкнул пальцами, надавил воображаемую кнопку «Reset» и произнес молитву:

– Господи, перезагрузи этот мир!

Мир перезагружаться упорно не хотел и завис на одной картинке – в окне виднелась длинная вереница троллейбусов, беспомощно застывших на мосту. В Вовкином «компе» снова запустилась стандартная программа: «Похоже, у флагмана рогатых контакт пропал, и он застопорил все движение». Настроение у Тараканова сразу поднялось, когда он уловил двойной смысл последней фразы.

Вдруг Вовка увидел, что немного впереди в совершенно пустом троллейбусе сидит один-единственный мужик и, не обращая никакого внимания на разразившийся катаклизм, невозмутимо читает газету.

– Вот оно! Та-а-а-а-к!! Ну, крутой, все вышли, а ему хоть бы хны, в газетку уткнулся, – восхитился силой его намерения Тараканов.

Вся кавалькада троллейбусов тут же тронулась с места.

– Так-так-так, – подбодрил их Вовка, после чего его автобус также покатил вперед, к светлому будущему, и спустя пару минут съехал с моста на широкое шоссе.

От такой молниеносной перезагрузки Вовку окутало пеленой легчайших вибраций, в макушке покалывало. Цветовая гамма мира стала ярче и насыщеннее. По тротуару резвой стайкой неслись девчушки с пестрыми рюкзачками, видимо, спешили в школу, на вторую смену. Вовка, не раздумывая, вручил им по пятерке в дневнике. Увидев согбенную бабулю с тяжелыми сумками в руках, Тараканов приделал к сумкам белые крылышки, отчего бабулька сразу распрямилась и проворно засеменила.

Пассажиры Вовкиного автобуса были погружены в свои думы, их лица выглядели озабоченными. «Дед Мороз» поднес им по чашке горячего чаю и по пирожку с фейхоаевым вареньем. Народ заулыбался, кто-то начал травить анекдоты про Вовочку.

– Так-так! Как здорово мир отзывается на поощрения, – порадовался Вовочка.

Ответные приятности сыпались на него со всех сторон, как из рога изобилия, только успевай замечать. Тараканов вспомнил суфийскую пословицу: «Сделай один шаг по направлению к Богу, и Бог сделает десять шагов навстречу тебе». В новой интерпретации она могла звучать так: «Восхвали мир однажды, и он поощрит тебя десяток раз».

Водитель добавил громкость динамиков, и на весь салон зазвучала удалая песенка неизвестной Тараканову группы (больше Вовка эту песню не слышал):


Карлос, Карлос, Карлос Кастанеда,

Карлито любит Мескалито!


«Докатились, скоро Пугачева с Киркоровым про древних видящих и неорганические существа запоют, – подумал Вовка. – А все началось с какой-то ерунды, с того, что я, проснувшись, поощрил свое появление в этом мире».

Ему пришла в голову стратегия укрепления волшебной картины мира и набора личной силы: не критиковать себя за то, что какое-то намерение не успело реализоваться, а хвалить за уже достигнутое.

Тараканов в уме начал перечислять свои достижения: «Мужичок поднялся – так, это я сделал. Автобус тоже я вызвал – так, места свободные есть – так-так, молодец. Из пробки выбрались – браво, опять моих рук дело. Бабуля поскакала, как козочка – и это я сотворил. Народ в автобусе повеселел – тоже моя заслуга, бурные аплодисменты, переходящие в овацию! Люди, если бы вы знали, как вам повезло, что вы едете вместе со мной!

Итак, неудачи игнорирую, а все заслуги приписываю себе, даже если для их осуществления и пальцем не пошевелил. Только так можно набраться наглости волшебника».

Мимо пронесся небольшой темно-зеленый автобус, прямо из американских военных фильмов, внутри которого восседала бригада негров в оранжевых рабочих жилетах и оранжевых строительных касках. Вовка обернулся, чтобы остановить чудное мгновенье, но транспортное средство пришельцев скрылось из поля зрения. С Таракановым едва столбняк не приключился:

– Вот это «ТАК»! Премного благодарен вам, смуглые братья по разуму. Откуда вы здесь? Впрочем, это не вы здесь, это я давно в перпендикулярном мире. Сновидение наяву поперло. Мы привыкли различать пространства яви и сна, хотя, возможно, это один и тот же необъяснимый мир-головоломка. Собирается ли вообще данная головоломка, неведомо. Да и кому интересно играть, если счет матча известен? А может быть, этот пространственно-временной паззл лишь ничтожная частичка гигантской мозаики? Вопросов всегда больше, чем ответов.

Сколько бы мы ни отгораживались от пугающей неизвестности пэкаэмами, сновидческая реальность просачивается сюда. Мир сновидений то и дело напоминает о себе мужиком с газетой в пустом троллейбусе, песней о КК, чернокожими ударниками капиталистического труда посреди сугробов спального района…

От философской темы Вовку оторвала еще одна нелепая сцена. Посреди перекрестка перед открытым канализационным люком на раскладной табуретке восседал мужик в валенках, телогрейке и матерчатом шлеме сантехника, а рядом с ним стоял какой-то прибор, напоминающий тестер. Сантехник держал провод, скрывающийся в провале люка. Сначала Вовка скумекал, что идет зимняя рыбалка, но для чего тогда тестер? Следующее предположение понравилось ему больше: это городской шаман, подключившийся по оптоволоконному кабелю к нижнему миру. На эфирном плане Тараканов связался с одиноким охотником за Силой, направил ему поток мю-мезонов, насыщенный флуктуациями дельта-нейтрино, и благословил:

– Удачной охоты, Маугли! Мы с тобой одной эманации, ты и я!

Переодетый в сантехника шаман поднял голову от портала в недры и на долю секунды встретился глазами с коллегой. Парад Нагваля продолжался.

Что происходило с Вовкой, передать сложно. Граница между дневным миром и миром сновидений размылась, тонкая ткань реальности колыхалась, как вуаль на ветру. Восходящий поток шальной силы потряхивал сделавшееся невесомым тело, которое, казалось, вот-вот оторвется от земли. Вовка напоминал «Боинг», замерший на взлетной полосе перед стартом, тормоза которого еле сдерживали тягу запущенных на полную мощь двигателей.

Автобус плавно притормозил возле остановки. Тараканов встал, и вибрации отхлынули.

Шагая к метро, Вовка припомнил, что поощрениями напоминает миру о своем намерении иметь больше денег. Вообще-то деньги были в этот момент Тараканову до лампочки, так как от энергетической наполненности тела он испытывал невыразимый восторг, который невозможно купить ни за какие сокровища. Но вместо созерцания мира и своего состояния, деятельная Вовкина натура требовала предпринять активное действие, и он решил направить свое внимание на материализацию главной ценности привычного мира. «Тем более, – подумал Вовка, – состояние может легко улетучиться и тогда слабой заменой ему будет чувство от обладания деньгами».

На глаза Вовке попалась странная конструкция. Ближайший фонарный столб был обвит телефонным кабелем, будто змеей. «Ага, – подумал Вовка, – вот и Кундалини материализовалась». Верхний конец провода, оборванный с мясом, свободно болтался, а нижний оканчивался эбонитовой трубкой от старого таксофона, висевшей в полутора метрах от земли. Снег на кабеле и телефонной трубке отсутствовал, хотя выступы столба были припорошены снежком.

Никто из прохожих не замечал диковинку, но Вовка-то находился в радикально улучшенном мире. Догадка молнией сверкнула в его мозгу: «Это же аппарат прямой связи с верхним миром, небесная вертушка. Так-так, хорошие спецы работают у Вседержителя в Пресс-центре по связям с общественностью. Оборудование малость устарело, а так шустрые ребятишки, вовремя повесили. Надо использовать подвернувшийся момент, звякнуть наверх, забросить намеренье».

Когда Вовка подносил трубку к уху, незыблемое здание ПКМ зашаталось, и он уже на самом деле не знал, ответят ему или нет. Слегка дрогнувшим голосом он сказал:

– Алло.

В трубке стояла полная тишина.



– Алло! – более твердым тоном повторил Тараканов.

Эффект тот же самый. «Возможно, динамик барахлит, или связь с космосом односторонняя», – перегрузился Вовка и добавил вслух:

– Добрый день! Девушка, будьте любезны, примите заказ на деньги. Срочный валютный перевод. Да, вариант любой, но лучше – сами знаете, какой. Телефонному отделу спасибо за оперативную работу. Привет Главному. До связи.

Вовка аккуратно опустил трубку. Взгляд его уперся в огромное лицо Че Гевары с рекламного плаката сотовой связи, бесстрастно взиравшее на разгул буржуазии в российской столице. На фоне красного знамени контрастно выделялись волевые черты лица пламенного революционера, прорисованные черной краской. Товарищ Че выглядел почти так же, как на обложке первого издания пелевинской книги «Generation П», только вместо эмблемы фирмы «Nike» на берете красовалась пятиконечная звездочка. Слоган гласил: «Достойному партизану – достойную связь!!!»

Великолепно, значит, сеанс связи с верхним миром состоялся, и заявка на пополнение Таракановского бюджета принята.

Следующий рекламный слоган, увиденный Вовкой, тоже был в кассу: «Деньги растут».

Возле продуктового магазина стояла старушка-нищенка, у ног которой лежала открытая кошелка с горстью монет. По стыдливому выражению интеллигентного лица и старенькой, но опрятной одежке было видно, что она не алкашка, а едва сводит концы с концами, и ей неудобно просить милостыню.

Вовка вытащил стольник и подал бабульке, в глазах которой отразилась благодарность. «Да не оскудеет рука дающего», – подгрузил он известную картину мира.

Остановившись на перекрестке перед светофором, Тараканов увидел, как с колеса грузовика, проезжавшего рядом, слетела небольшая бумажка и, неторопливо кружась, опустилась к его ботинкам, оказавшись на поверку тысячерублевой купюрой. «Повалили, родимые. А говорят, деньги с неба не падают», – азартно воскликнул Вовка. Стоящий сбоку парень с улыбкой обратился к нему:

– Давай поделим.

– Не могу. Это мне, персональный дар Великого Духа. Он может обидеться, – пояснил Тараканов.

Паренек понимающе кивнул.


В метро. Дедок с семечками, дядя Гиляй
Спустившись в метро, Вовка прошел к лавочке в начале платформы и уселся рядом с основательным дедом с густой седой бородой. Голову деда украшала меховая шапка, которую носили минимум десять лет. На нем были подшитые валенки, ватные штаны и выцветший синий плащ, такой древний, что сквозь износившуюся ткань то тут, то там торчали клочки ваты. Старикан неторопливо лузгал семечки, сплевывая шелуху в кулечек из газеты, и внимательно поглядывал по сторонам. У ног его стоял потрепанный объемный портфель коричневого цвета.

Тараканов мысленно поощрил живописного соседа:

– Этот тоже из параллельной вселенной. Чувствуется большая медитативная практика, вон как сосредоточенно семечки грызет. Мастер Щелкайя-йоги.

Придирчиво оглядев Вовку удивительно голубыми глазами, дед встал и чинно пошел вдоль платформы, продолжая грызть семечки и ни разу не оглянувшись на портфель. «Доверяет», – уважительно подумал Тараканов.

Дед вернулся, сел на лавку и, наклонившись, раскрыл портфель, в котором Вовка успел заметить моток провода, несколько отверток и молоток. Заинтригованный манерами и снаряжением чудаковатого попутчика, Тараканов пропустил свой поезд, продолжая наблюдение за дедочком. Тот извлек из недр таинственного портфеля газетный сверток и стал его разворачивать. Внутри оказалась стальная ложка и литровая стеклянная банка, в которой были вареная картошка, соленый огурец и большая котлета.

Дед, не обращая ни на кого внимания, стал вдумчиво кушать, тщательно пережевывая пищу. Вовка просто упивался, наблюдая за стариканом, от которого исходила сила и уверенность: «Подарок судьбы какой-то! Вот так незаметно они и живут среди нас, достигшие нирваны адепты. Пройдешь мимо и не оглянешься».

Опустошив содержимое банки, дедок вытащил из портфеля компактный железный термос и пластмассовую кружку. Громко прихлебывая чай, он развернул и принялся читать засаленную газету, в которую была завернута банка с едой. Увидев заголовок, Вовка с трудом сдержался, чтобы не расхохотаться. Посреди страницы крупными буквами было написано: «Кто тот мужчина, который ходит к Мордюковой?»

Подкатил громыхающий поезд, и Тараканов вспомнил о свидании со знойной Юлькой. Уже входя в вагон, он обернулся к деду, который хитровато посмотрел прямо на Вовку и четко произнес:

– Я тот мужчина!

В вагоне были свободные места (так!), и Вовка уселся напротив старомодно одетого пенсионера, на носу которого были очки в золотой оправе, а в руках – томик Гиляровского «Москва и москвичи». Вовка вспомнил историю, приключившуюся с известным писателем московского быта начала века.

После революции дядю Гиляя не расстреляли и даже разрешили писать. Ехал он как-то в трамвае, газету читал. Вошел пьяненький пролетарий и начал к дяде Гиляю приставать:

– Сидит тут паршивый интеллигент, газету читает. А я, честный трудящийся и гегемон пролетарьята, смену за станком отмантулил, устал как собака, и вот стою тут перед…

Дядя Гиляй поднял голову и тихо так, вежливо, ответил:

– Извини, братец, я никакой не интеллигент, а такое же г…о, как и ты!

У пролетария от такой перезагрузки картины мира в голове что-то заклинило, и он сразу потерял к дяде Гиляю всяческий интерес.

Вдруг Вовка услышал:

– Тут дышать нечем, а он еще газету читает!

Тараканов не поверил своим глазам: рядом стоял настоящий московский «интеллигент», тощий и тщедушный (явно не дядя Гиляй) и нервно препирался с пьяным пролетарием. А тот вошел в раж и никак не мог остановиться:

– Ты такой-то, а мать твоя такая-то…

Вовка отменил скандал и выдал мысленный куш бузотеру, перенеся его на гавайский пляж. Пролетарий лежал под тенью раскидистой пальмы, держа в руке запотевший стакан с пивом. Рядом, на песочке, лежала газетка «Коммерсантъ» (в память дяди Гиляя), с уже очищенной воблочкой и бутылочкой пивка в серебряной чаше со льдом. Здоровенный негр с кольцом в носу обмахивал шефа опахалом из страусиных перьев, а тот, жмуря от удовольствия глазки, потягивал хмельной напиток.

Поддатый хрюндель, только что вопивший на «интеллигента», мирно засопел, завалившись на бок.

Тут в соседнюю дверь вошел здоровенный детина и пробурчал:

– Ннуу я ттебя сделаю, я ттебя сделаю…

Глаза богатыря были налиты кровью, как у быка на корриде, а голова вращалась из стороны в сторону, в поисках жертвы.

Вовка быстро нарисовал в воображении военный плац, на котором стоял длинный строй офицеров и солдат: корешей и братанов вошедшего мужика. В правой руке у каждого было по стакану самогона-первача, а в левой – огурец. Красноглазый гордо шествовал вдоль строя, с каждым чокаясь и принимая на грудь, а его генеральский мундир украшала массивная золотая цепь с крестом, болтавшимся на уровне пуза. Вместо криков «Ура», пацаны пели «конфетки-бараночки»!

В вагоне стало тихо, мужик задышал ровнее, глаза его остекленели.

Вовка сконцентрировался на внутреннем потоке. Ощущения потери веса, появившиеся у Тараканова после утренней йоги, последующих поощрений, и достигшие пика в автобусе, периодически накатывали на него, то усиливаясь, то ослабевая.

Вот и нужная станция метро. Юлька, как всегда веселая и излучающая огонь, поджидала его на платформе. На голове у нее были миниатюрные наушники от плеера. Она пританцовывала и напевала заводную песню на непонятном языке:

– Нина Яку Вайра Пачамама Хэй, Нина Яку Вайра Пачамама Ха!

Поздоровавшись, Вовка поинтересовался, о чем слова песни. Юлька, стащив наушники, разъяснила:

– Это танец индейский, обалденный. Что-то про Пачамаму, Великую Маму, точно не помню. У индейцев картина мира примитивная: Мать-Земля, Великий Дух и четыре стихии. И достаточно, незачем огород городить.

Парочка направилась к выходу из метро. Разгоряченный Вовка живо поведал о чудесах, которые с ним приключились, и своих ощущениях. У Юльки тоже нынче масть пошла. Вслух поощряя влиятельного чиновника, она получила долгосрочный кредит на расширение салона, под смехотворные проценты.


Джинн из палатки. Лотерейный билет
Беседуя, они шли с Юлькой вдоль ряда продуктовых палаток, тесно прилепившихся друг к другу среди сугробов. Их внимание привлекла дамочка в белом тюрбане, которая, приклеив объявление к бетонному столбу, быстро шмыгнула в стоящий рядом киоск.

Юлька с Таракановым подошли к столбу, на котором белел бумажный прямоугольник – половинка листа, вырванного из тетради в клеточку. Текст, состоящий из больших круглых букв, выведенных от руки синими чернилами, гласил:


Молодому симпатичному джинну срочно требуется для проживания одноместный кувшин (желательно медный). Куплю недорого или обменяю на джезву для кофе. Просьба горшки не предлагать. Обращаться по адресу: ул. Подольских курантов, дом 823, кв. 234. тел. 854739016.
– Ух ты! – воскликнула Юлька, – так-так-так, моя Машка как раз сейчас книжку про Хоттабыча читает. Кувшин, который мне на Восьмое Марта подарили, скоро до дыр протрет. Давай посмотрим, чего там тетенька в тюрбане делает.

Парочка направилась к застекленному книжному киоску с надписью «Роспечать», в котором скрылась странная дамочка.

В центре прилавка, пестревшего обложками любовных романов, криминальных сериалов и психологической попсы, возвышалась потемневшая от времени закопченная джезва, столь же нелепая посреди груды книг, как обветшалый средневековый замок с привидениями на фоне хрущевок с рекламой Кока-Колы и средств для эпиляции ног из Германии.

– Не эта ли джезва упоминается в объявлении? – проскочило у Вовки в голове.

Из-под прилавка послышалось бормотание, оттуда вынырнули две обнаженные по локоть женские руки с длинными ухоженными ногтями и, энергично потерев бока кофеварки, скрылись из виду.

Через несколько мгновений из-под прилавка повалил густой сизый дым, быстро заполнивший весь киоск и через окошко просочившийся на улицу. Необычайно едкий специфический запах наводил на мысль о том, что внутри подожгли пачку газет Белотапецкого ЦБК. Из киоска донеслось глухое завывание, прервавшееся приступом кашля, и среди клубов дыма появилась дамочка, в широченном цветастом балахоне, с чалмой из вафельного полотенца на голове. Чалму скрепляла брошь с крупным красным камнем, а лицо женщины обрамляла самодельная борода из белой шерстяной пряжи. Черные как смоль волосы волной спадали на плечи, а слегка раскосые карие глаза и изогнутые ровной дугой брови придавали ее округлому лицу восточное очарование. Вовке показалось, что он видел эту женщину раньше.

Между тем дамочка выдернула из накладной бороды волосинку и высоким сильным голосом запела:
Рыбка моя, я твой глазик,

Банька моя, я твой тазик,

Джезва моя, я твой джиннчик,

Появись скорей, кувшинчик!


Тут уж Вовка с Юлькой не удержались и прыснули со смеху. Артистка, картинно обнаружив зрителей, медленно опустилась на стульчик. Тараканов, чувствуя неловкость за прерванный спектакль, дружелюбно произнес в окошко:

– Да вы не пугайтесь, мы никому не скажем.

– Благодарю, – ответила дамочка, – а то могут и с работы уволить. Ведь от передозировки дыма пожары бывают.

Юлька эмоционально добавила:

– Мы в восторге от представления! Вы неподражаемы!

Киоскерша распахнула дверь, выпустив на свежий морозный воздух потоки едкого дыма:

– Заходите, расскажу, зачем дурью маялась. Всю распирает, до сих пор поверить не могу.

Юлька с Вовкой зашли в тесную палатку и устроились на коробках с книгами. Когда актриса отцепила бороду и сняла балахон, они от удивления подскочили – перед ними была дама с семинара Болеслава, рассказавшая вчера про материализацию булочек и пропавшего видеомагнитофона.

– Ну что, узнали? – сверкая глазами, улыбнулась киоскерша. – Айгуль меня зовут. – Она повесила на окно табличку «Технический перерыв», нажала кнопку на изрядно пожелтевшем электрочайнике «Тефаль», который всегда думает о нас, и, поправив пряди волос, выбившиеся из-под чалмы, продолжила:

– Я давно мечтаю о своей квартире, а денег на нее не хватает, хотя муж неплохо зарабатывает. Вчера после танца набралась наглости и попросила-таки Болеслава подвезти до угла. Он присоветовал мне Хоттабыча из кувшина вызывать.

Я сделала себе чалму, накидку и бороду, а вместо кувшина бабушкину джезву приспособила. Сначала боялась, что люди скажут, мол, рехнулась тетка. А тут приперло. Кроме печатной продукции, я еще лотерейные билеты продаю. Завтра розыгрыш, и сегодня нужно сдать на фирму нереализованные билеты. Но я не могу этого сделать – киоск закрыть нельзя, а напарница моя заболела. Пришлось бы мне эти билеты оплатить из своего кармана, а деньги немалые.

Загрузила себя картиной мира: если привычные методы не помогают, остается играть в абсурд, заниматься контролируемой глупостью. Только джезву потерла, как начальница в дверь постучалась. Хорошо, что не успела дыму напустить, объясняй потом про джиннов из кувшинов. Оказалось, что билеты можно завтра утром до начала тиража отвезти в контору. Я себя похвалила:

– Так-так, молодец, волшебница!

Кураж-то поймала уже, и давай намерение на квартиру продвигать: настрочила объявление про кувшин, остальное вы видели. Авось получится. Меня устроит любой вариант, но лучше другой.

Айгуль разлила кипяток в граненые стаканы, опустив в каждый по пакетику «Липтона». Затем она извлекла из старенького покосившегося холодильника «Саратов» похожую на колбу пузатую темно-зеленую бутылку и добавила в стаканы по несколько капель густого бальзама с пряным запахом горных трав. Отхлебывая горячий ароматный напиток, Вовка похвалил джинн-вумен:

– Ну и Огонь вы распалили, у меня даже Кундалини поднялась, позвоночник гудит. Блестящий спектакль!

Юлька, выслушав рассказ Айгуль, предложила:

– Нам нужно купить лотерейный билет.

– Мне в лотерею не везет, больше рубля ни разу не выиграл, – возразил Тараканов.

Юлька отмахнулась:

– Задвинь свою ПКМ в дальний угол, мы в улучшенной вселенной! Сколько сильных «ТАКов» у тебя сегодня было: оживший дядька, рассосавшаяся пробка, автобус с неграми, сантехнический шаман, сеанс космической связи, падение денег с неба. А дедок с семечками, который ходит к Мордюковой? После встречи с таким просветленным мастером можно рассчитывать на везение в любом деле. И, наконец, эффектное появление Айгуль и загадочная история с лотерейными билетами, которые будто нарочно для нас оставлены. Я привыкла доверять интуиции.

Айгуль вспомнила историю из своей жизни:

– Я и раньше замечала «ТАКи» и накручивала их на свое намерение.

Однажды подвернулся мне мужичок. На первый взгляд Федор был интеллигентный, обходительный мужчина с чувством юмора. Но я не теряла бдительности: все они сначала пыль в глаза пускают, а потом оказывается, что с алкашом или бездельником связалась. Такое кино про мужчин у меня было.

Ехала я в электричке на первое свидание с Федором, в окошко поглядывала. И мечтала: «Хоть бы в этот раз порядочным оказался! Ничего, у меня глаз наметанный. Я его быстро раскушу, если что не так». Вдруг я увидела рядом с дорогой рекламный щит, на нем изображалась шахматная доска, а надпись внизу гласила: «У нас все ходы записаны». Приободрилась я сразу, появилась уверенность, что все идет как надо. То есть, такнув на эту рекламу, я разрешила появиться хорошему мужу.

Минут через пять в вагон зашел усатый парень с гитарой и микрофоном. За его спиной на брезентовых лямках висела железная хреновина, похожая на бензобак, но оказавшаяся динамиком. Усатик звонко запел Алкину песню:

– Ах, како-ой был мужчина, ну настоящий па-алковник!

У меня аж мурашки на затылке забегали. О том, что «под этой личиной скрывался, блин, уголовник», парень петь не стал, а перешел в следующий вагон под аплодисменты и звон монет.

Я обрадовалась:

– Хороший знак, будет мне с Федором счастье!

Так и вышло, души друг в друге не чаем. Не пьет, не курит, в проруби купается, на щеках румянец всегда, весельчак, работящий, в любви горячий. На баб, правда, то и дело поглядывает, так ведь пятнадцать лет на подлодке плавал, одичал. Зато хозяйственный какой, я его дядей Федором зову, как в мультике о Простоквашино. Самое интересное, что он настоящий полковник, капитан первого ранга, «кап раз» по-морскому.

Вовка подумал, что сегодня «ТАКами» регулярно подтверждал свое намерение обрести деньги. Вспомнился потолок автобуса в купюрах, заказ капиталов по прямому телефону Всевышнему, плакат «Деньги растут», тысячная бумажка, слетевшая с колеса. Поощряя все вокруг и испытывая от этого огромное наслаждение, Тараканов чувствовал, что его несет поток Силы, который создает наилучшие события.

– Все определяется силой намерения и Внутренним Огнем, а он разгорелся не на шутку. Пусть госпожа Фортуна откроет личико, – заключил Вовка.

– Я сегодня тоже в ударе, так что стоит попробовать, – подбодрила его Айгуль и голосом Мордюковой объявила: – Кто возьмет билетов пачку, тот получит … водокачку!

Затем она нацепила бороду, влезла в свой балахон, повернулась к Тараканову и, воздев руки вверх, загудела трубным гласом:

– О, Величайший из Великих, чья мудрость затмевает солнце! Приказывай, мой Повелитель, и я осыплю тебя немыслимыми дарами.

Вовка приосанился, сложил руки на груди, надул щеки и потребовал счастливый лотерейный билет. Айгуль, выдернув «волос из бороды», запустила руку под прилавок и положила поверх книг билет:

– Исполнено, мой Повелитель!

Когда ребята вышли из киоска, их обогнал ярко раскрашенный троллейбус с надписью на борту: «Страховая компания Владимир». Вовка радостно прокомментировал:

– Молодцы, именные троллейбусы пустили.


Марго – байкерша. Мистификация для Профи
Вернувшись домой, Тарканов удивился, увидев Маргариту – обычно она возвращалась с работы позже. Жена смотрела на кухне телевизор и, несмотря на жару в квартире, куталась в теплое шерстяное пончо с кистями. На кухонном столе лежал градусник. Увидев Вовку, Марго пожаловалась:

– Ангину где-то подхватила: горло болит, и температура высокая. Всю трясет, никак согреться не могу. Наверное, на работе заразилась, – у нас половина сотрудников на больничном. Сегодня отпросилась пораньше, а завтра придется идти, заменить меня некому.

– Отменяю простуду! – Вовка подпрыгнул и в прыжке звучно хлопнул тапочками, одетыми на руки.

– Отменяла уже, не помогает, – ответила Марго, доставая из шкафчика банку с малиновым вареньем.

Тараканов приласкал супругу и, закрыв глаза, начал придумывать ей воображаемый куш, чтобы та выздоровела. Он мысленно усадил Марго на сверкающий хромированными деталями мотоцикл «Harley Davidson», бензобак которого украшало изображение огнедышащего дракона. Байкерша была в черной кожаной куртке с металлическими шипами, заклепками и цепью, и в черной юбке из кожи. На голове Марго красовалась ярко-красная бандана, в ухе была массивная серьга, на руках были обрезанные перчатки, а на ногах высокие сапоги. Закончив воображать костюм жены, Вовка придумал сценарий куша: Марго с бешеной скоростью неслась по ночным улицам, оглашая округу ревом своего стального коня.

Вовка описал Маргарите, что ей надо представлять, чтобы выздороветь. Затем он сбегал в прихожую и принес свои старые кожаные перчатки, которые давно собирался выкинуть. Обрезал их ножницами и протянул перчатки Марго:

– Вот, натягивай.

– Мне и так плохо, а ты с какой-то ерундой пристаешь, – возразила Марго.

– Ты же не просто так их будешь носить, а с намерением выздороветь. Абсурд высвобождает огромное количество исцеляющей энергии, – обосновал Вовка и пересказал историю Болеслава, как бизнесмен заработал кучу денег, натягивая лифчики и изображая беременного таракана.

Жена хохотала до слез, и после такой красивой психотерапевтической метафоры согласилась надеть перчатки. Она даже пару раз «газанула», вращая кистями, как это делают мотоциклисты.

– Браво, браво! – вскричал Тараканов.

Предложение промчаться на швабре байкерша отвергла, это было слишком вызывающе для аристократичной Марго.

– Тогда тебе нужно спать в перчатках, чтобы намерение вылечиться проникло во время сна прямо в подсознание, – посоветовал «доктор».

Маргарита почувствовала себя лучше, температура у нее снизилась.

Смутная надежда Тараканова засесть за любимый компьютер не оправдалась – за ним уже сидел Профи, всем своим видом демонстрируя, что не собирается легко сдавать позиции. Быстро усвоив, что можно отменять-создавать события, он успешно сдал сессию и получил ощутимый перевес в перманентной битве за место у компьютера.

Чтобы захватить «землю обетованную», Вовка решил выдать Никите финансовое поощрение. Припомнив рассказ Болеслава о материализации денег в книге, Вовка придумал хитрый ход. Картину мира он подложил такую: если человек уверен, что деньги в каком-либо месте были, то материализовать их легче.

Тараканов немного порылся в книжном шкафу, стоявшем рядом с компьютерным столом, и озабоченно произнес:

– Елки-палки, не пойму, куда их засунул. Профи, я тут недавно деньги в книжку запрятал, 200 баксов, про запас, и забыл, в какую именно. Если найдешь, 25 процентов тебе. Все по-честному, как от государства за найденный клад.

Никита оживился и, уточнив область поисков, полез в книжный шкаф. Но толком поработать на компе Вовке не пришлось. Через пятнадцать минут улыбающийся Профи держал в руке две стодолларовые банкноты 2001 года выпуска. Они были найдены в томике Стендаля, купленном еще при социализме за макулатуру и явно не открывавшемся с тех времен.

Бурно похвалив кладоискателя, ошалевший Вовка признался, что деньги он в книги не прятал, а просто придумал эту историю, чтобы захватить комп. Никита не поверил отцу, хотя тень сомнения все же отразилась на лице юноши. Тараканов выдал сыну обещанные проценты в рублевом эквиваленте, по льготному курсу, и подумал: «Видимо, намерение получить вознаграждение подкрепилось намереньем быстрее сесть за компьютер».

Когда Вовка зашел на кухню попить чайку, Марго, подтянув перчатки, болтавшиеся на ее изящной кисти с тонкими пальчиками, сказала:

– Озноб прошел, да и горло меньше болит.

– Так-так-та-ак, моя хорошая, видишь, как перчатки действуют, – подбодрил Вовка мотоциклистку, погладив ее по голове.

– Надо еще перед сном выпить горячего молока со сливочным маслом, чтобы горло смазать, – добавила Маргарита.

– Горло смазать? – переспросил Тараканов, взгляд которого упал на глиняную бутылочку рижского бальзама. – Это отличная идея. Предлагаю смазать горло бутылки. У этой, пожалуй, горлышко маловато, сейчас другую найду.

Порывшись в шкафу под мойкой, он извлек пустую бутылку из-под коньяка «Черный аист», оставшуюся от новогодних праздников. Затем Вовка достал из холодильника сливочное масло и густым слоем смазал горлышко бутылки снаружи. Немного полюбовавшись «икебаной», Вовка заодно смазал и внутреннюю поверхность горлышка.

Марго иронически наблюдала за его манипуляциями, но Тараканов оставался предельно сосредоточенным на магической церемонии. После ее завершения он напомнил жене, чтобы та перчатки перед сном не снимала.

Когда Вовка забрался под одеяло, перед глазами замелькали кадры сегодняшнего дня, чрезвычайно насыщенного яркими событиями. Тараканову казалось, что он прожил не один день, а несколько месяцев. Он был переполнен впечатлениями и вибрирующей в теле энергией, и не сразу уснул.

Вовке подумалось, что если бы деньги сегодня не материализовались, его бы это мало волновало. Состояние весь день было сказочное. Выдача поощрений это мощная технология, позволяющая быстро войти в состояние танцующего волшебника. К тому же, игрушка для ленивых – ничего делать не надо, только наблюдай за миром. Два-три «ТАКа», и вызывается Огонь невиданной силы, а дальше формируй любое намеренье или просто наслаждайся жизнью.

Утренняя гладильная эпопея. Новый способ знакомства


Утром, когда Вовка работал за компьютером, ему пришла в голову мысль выдать Марго какой-нибудь красивый куш. Он вставил в CD-проигрыватель диск «Alhambra» Оливера Шанти и откинулся в удобном кресле. Слушая звуки испанской гитары и переливы голоса певца, завывавшего, как мулла с минарета, Вовка задумался: «Что же будет кушем для Марго?»

Подарить цветы, пропылесосить ковер, разобрать беспорядок, царивший в его комнате – нет, не пойдет, слабовато. Устроить Марго романтический ужин при свечах, облачившись в костюм с галстуком, которые Тараканов надевал раз в три года, по великим праздникам,? Уже лучше, но все равно недостаточно. Превосходным кушем была бы покупка красивой вещи, будь то одежда или украшение. Тараканов не любил дарить подарки и, ссылаясь на полное отсутствие вкуса, не баловал жену презентами. Марго, напротив, с удовольствием занималась выбором подарков и всегда попадала в точку, доставляя ими истинную радость друзьям и родственникам.

Пару лет назад Вовка выдал жене настоящий куш. Маргарита, всегда трепетно относившаяся к своей фигуре, мечтала тогда о тренажере. Когда Вовка приволок коробку с вожделенным стальным конем, глаза жены блестели от счастья. Намерения Марго ежедневно тягать руль тренажера хватило на пару месяцев, а потом она седлала его все реже и реже. Сейчас блестящий красавец, как и предполагал Тараканов, пылился в ее комнате, в качестве вешалки для одежды. Марго, искусный жонглер картинами мира, аргументировала сей факт тем, что от занятий на тренажере объем мышц у нее увеличивается не там, где хотелось бы. Вовка просто согнулся от хохота, услышав этот шедевр.

Если бы Вовка, отказавшись от постоянного сидения за компьютером, посвятил Марго целый выходной, это действительно был бы куш. Смотрели бы по телевизору детективные отечественные сериалы, любимые Марго; обнявшись, листали бы семейные фотоальбомы; сходили бы (даже страшно представить!) в театр или ресторан…

На такой подвиг Тараканов был не готов и подумал: «Может, потом как-нибудь, когда стану просветленным».

Вовка смутно ощущал, что в его поисках не хватает чего-то главного. И тут его осенило, что Любовь является главным кушем. Любая попытка выдать куш выглядит фальшиво, если сделана без любви, а любое действие, наполненное любовью, является кушем. Тараканов представил улыбающуюся жену. В груди разлилось приятное тепло, которым он с нежностью окутал Марго. Вовкина душа ликовала.

Тараканова посетила стоящая идея – перегладить кипу выстиранного белья. Гладить Маргарита не любила, особенно Вовкины рубашки и футболки, и копила их до последнего. Тараканов бросился к гладильной доске. Сначала получалось медленно, но потом Вовка наловчился. Совершая монотонные движения утюгом и наслаждаясь суфийскими песнопениями Шанти, он вошел в медитативное состояние, и Огонь внутри разжегся еще сильнее, заполнив все тело. Чтобы использовать бесценный труд с максимальной отдачей, гладил он с намереньем не только выдать куш, но и вылечить жену. Марго, увидев стопку отутюженного белья, точно выздоровеет от такого шока.

Пребывая в отличном настроении после совершенного по примеру барона Мюнхгаузена подвига, Вовка вышел из дома. Он собрался посетить салон Юльки. Вчера, оглядев его прическу критическим взором, эстетка вынесла «приговор»:

– Ходишь, как колхозник. Тебя надо срочно подстричь. Завтра приходи к нам в салон, сделаем из тебя Бандераса.

Тараканов с радостью согласился: общение с Юлькой доставляло ему удовольствие, да и подстричься не мешало бы.

Когда он проходил мимо продуктового рынка, бабулька, катившая тележку с большими термосами, обратилась к нему:

– Чай-кофе?

– Потанцуем? – поощрил ее Вовка.

– Пиво, водка, полежим? – озорно подбоченившись, выдала ответный «ТАК» бабуля.

Они обменялись улыбками, и, пожелав шалунье успешной торговли, Тараканов двинулся по направлению к метро. «Всего две фразы, а какой Огонь попер! Все-таки крутой у нас народ, мгновенно в игру включается», – благодарно подумал Вовка.

В вагоне подземки Тараканов обратил внимание на стоявшую рядом с ним симпатичную девушку в кроличьей шубке. Лицо ее выглядело грустным, а неподвижный взгляд был обращен вниз. Вовка стал исподволь наблюдать за ней, пытаясь уловить малейшее улучшение ее настроения.

Девушка слегка подняла голову, и Тараканов, глядя на нее, негромко сказал вслух:

– Та-ак!


Барышня тут же отвернулась. Однако через несколько секунд любопытство пересилило стеснение. Девушка выпрямилась и стала медленно поворачивать голову в сторону экспериментатора. Тот закудахтал, повышая громкость и высоту голоса:

– Так-так-так!

Когда их взгляды встретились, довольный Вовка громко поставил финальную точку:

– Та-а-ак!

Девушка залилась румянцем и, не отводя глаз, открыто улыбнулась. Между ней и Вовкой полыхнула вспышка невидимого Огня, воздух наэлектризовался от энергии. Все, кто видел эту сценку, улыбались.

Состоявшееся знакомство можно было продолжить, но Вовке пришла пора делать пересадку на другую линию.


Салон Юльки. «Ты у меня одна»
Юлькин салон Тараканов нашел без труда. Распахнув дверь, он увидел писаную красавицу с лучистыми глазами и искренней улыбкой, сидевшую за столом прямо напротив входа.

– Здравствуйте, заходите, – проворковала она.

Тараканов сказал, что ему нужно вызвать директора. Красавица нажала кнопочку на столе, и появилась Юлька, одетая в свободную белую блузку, бархатные штаны темно-коричневого цвета и модные полуботинки с длинными носами. По ее сияющему лицу Вовка прочитал, что Юлька гордится своим заведением, и сейчас она покажет салон, которым Тараканову надлежит восторгаться. Юлька пригласила Вовку в просторный светлый зал с дюжиной кресел, в каждом из которых сидели клиенты. Раздавалась тихая медитативная музыка. Песочно-синие тона стен как бы говорили: «Здесь вам будет уютно и комфортно». Тараканов отметил про себя молодость мастеров, возраст которых колебался от двадцати до тридцати пяти лет. Приятно было смотреть и на сильных молодых парней, и на девушек, которых можно было хоть завтра выпускать на подиум. Юлька, внимательно наблюдавшая за Вовкиной реакцией, наклонилась к нему и шепнула:

– Они не только влюблены в свою работу, не только молодые и красивые, но и умные. Многие занимаются энергетическими практиками, психотерапевтические штучки с клиентами применяют. Настоящие волшебники, только вместо волшебных палочек – машинка, ножницы и расческа. Теперь о семинаре Болеслава им рассказываю.

– Да, это бросается в глаза, – шепнул в ответ Тараканов.

Затем Вовка присмотрелся к пациентам. Явственно ощущалось, что многие из них балдеют, находясь в легком трансе. Юлька опять прочитала Таракановские мысли:

– Многие клиенты приходят сюда отдохнуть и расслабиться. У нас запись на два месяца вперед.

Чтобы не мешать таинству стрижки, Юлька увела Вовку в приемную и продолжила:

– Коллектив у нас очень дружный, все стараются друг другу помочь, выручить в трудную минуту. Все праздники и дни рождения справляем вместе – это театрализованные шоу, где каждый готовит свою роль. На этот Новый Год обыгрывалась тема любви всех времен и народов. Были смешные сценки любви неандертальцев, греков и римлян, крестоносцев, средневековых венецианцев, французских буржуа и, конечно, новых русских. Спектакль длился часа четыре, хохотали до упаду.

– Да ты просто фея, а салон ваш – сказочный замок, – искренне похвалил девушку Тараканов.

– Денек сегодня – просто нереальный! С утра в налоговой успела побывать, все подписала. Потом из санэпидстанции нагрянули с придирками, хотели, видать, чтоб я им ручку позолотила. Фигушки! Я им вместо этого воображаемый куш послала, и все окей.

Сейчас мне надо потолковать с шефом строительной фирмы, насчет ремонта после расширения салона. Он в моем кабинете сидит. Пока мы с ним общаемся, Оксанка тебя подстрижет. Это наш лучший мастер. Сейчас она свободна, клиент позвонил и отменил визит. Заодно о «ТАКах» ей расскажешь.

Тараканов быстро разговорился с Оксанкой и, чтобы объяснить идею поощрений за нужное поведение, привел пример из своей жизни:

– У меня был пес по кличке Ингус – породистый эрдель, красавец. Все окрестные собачники им восхищались: морда кирпичом, тело сильное, мускулистое, походка пружинистая и одновременно мягкая. Умница, настоящий интеллигент. Всегда смотрел только в глаза, за исключением случаев, когда сделает какую-нибудь пакость. Любил он поспать на нашей кровати и иногда не сдерживался. Придешь домой – глаза отводит, глядишь – на кровати куча песка. Приходилось наказывать.

Используя метод пряника, я научил Ингуса говорить слово «мама». По утрам пес делал зарядку: максимально напрягая тело, потягивался взад-вперед. Мышцы перекатывались по телу от морды до хвоста, образуя упругую волну. Поочередно поднимались все лапы, а сильно напряженный хвост вставал торчком. В конце движения широко раскрывалась пасть и оттуда раздавалось раскатистое: «Маааа!»

Я попробовал подражать собачьей йоге, так как было очевидно, что Ингус за несколько секунд прорабатывал все мышцы своего тела.

Однажды меня осенило. С утра я положил в карман плитку печенья и стал ждать собачью зарядку. Когда раздалось финальное «маааа», я со словами: «Молодец, Ингус, хорошо, маааа», выдал псу лакомство. На следующий день повторил дрессировку, причем у меня было ощущение, что пес этого ждал.

Я поощрил его рык и скомандовал:

– Ингус, скажи маааа.

Он, глядя преданным взглядом прямо в глаза, незамедлительно рыкнул, за что и получил печенье. Научить собаку говорить «мама» было еще легче.

Когда приходили гости и мы усаживались за стол, Ингус с нетерпением поглядывал на меня из коридора. На кухне ему разрешалось появляться только для приема пищи из собачьей миски и когда ему хотелось пить.

Выпив с гостями по первой рюмочке и закусив, я с таинственным видом говорил: «Сейчас покажу вам фокус», – и приказывал:

– Ингус, ко мне!

Пес срывался с места и усаживался передо мной, причем слюни висели у него до пола, а хвост выбивал барабанную дробь. Я командовал:

– Скажи мама!

Пес, нетерпеливо ерзая, уморительно собирал волю в лапу и, отчетливо разделяя слоги, издавал «ма-ма». Восторгу гостей не было предела.

Многому я научил своего эрделя, например, влезать на деревья, точнее, прыгать на них. Жалко, что Ингус удрал за течной сукой, и мы его не нашли. До сих пор по ночам снится.

Когда Оксана закончила укладку, Тараканов, оглядев себя в зеркале, остался очень довольным прической. Так ровно и аккуратно, волосок к волоску, его еще не подстригали. Вовка помолодел сразу лет на десять.

– Приятно, когда с тобой работает настоящий Мастер! – поблагодарил он парикмахера.
Юлька уже освободилась, и, расплатившись в кассе за стрижку, Вовка зашел в ее кабинет. Увидев его, директор хлопнула в ладоши:

– Тараканыч, ты просто фантастичен!

Затем девушка предложила сделать Тараканову массаж рук и головы, сказав, что это ее работа. Вовку не пришлось упрашивать дважды: обладая чувствительной кожей, он любил все виды массажа.

Юлька усадила Вовку в кресло, положила его руки на стол и начала медленно массировать пальцы. Тараканов не предполагал, что это будет так приятно. Юлькины руки оказались мягкими и неожиданно сильными, и Вовка моментально погрузился в глубокий транс, закрыв глаза и максимально расслабив все тело. Из рук волшебницы струилась мягкая, обволакивающая энергия, и Вовка ощутил, что она сама находится в трансе и сознательно посылает прану.

Пространство и время перестали существовать, и Тараканов не сразу понял, что Юлька начала массировать ему голову. Транс усилился, появилось ощущение, будто вокруг головы крутятся зеленые спиралевидные ручейки праны. Вовке почудилось, что тело потеряло вес и плавно взлетает вверх. Похожие ощущения изредка возникали у него во время расслабления после йоговских упражнений, но переживания от Юлькиного священнодействия были насыщенней.

Откуда-то издалека донесся шепот Юльки:

– Не надо так далеко улетать, пора возвращаться.

Тараканов стал медленно приходить в себя, и постепенно к телу вернулась привычная чувствительность.

– Действительно, фея! – восторженно поблагодарил девушку Вовка, когда открыл глаза.

Юлька также подзарядилась, делая массаж: щеки пылали румянцем, глаза ярко сияли. Она встала, включила электрический чайник и, нарезав тортик, принялась повествовать о шоу, разыгранном ей в налоговой, в лицах изображая комедию:

– Пришла сегодня сдавать документы. Народу в коридоре перед кабинетом инспекторши полно, отчетный период. Сидят все, трясутся, как кролики в ожидании удава. Инспектор у нас дотошная тетка, видно, мужика ей не хватает.

И тут я поняла, что забыла нужную бумагу. Но я же волшебница! Вытянув ноги, уселась на пол посреди коридора и с победным видом спросила:

– У кого есть чистый бланк?

Народ обалдел от такой наглости, на лицах было написано: «Сумасшедшая! Такие документы долго готовятся и тщательно перепроверяются, а у нее даже бланка нет». Высокий темноволосый парень протянул мне бланк. Я ему такнула:

– Спасибо, вы настоящий джентльмен!

Порывшись в сумочке, поняла, что впопыхах и ручку оставила на работе. Обратилась к очереди:

– Ручка найдется?

Люди уже хихикать начали, расслабились. Парень подал шариковую ручку. Меня понесло:

– Родина не забудет ваших заслуг! Какое сегодня число, кто-нибудь знает? Так, а месяц? Отлично, год я помню.

Смотрю, совсем повеселел народ. Стала вписывать сумму и ошиблась. Зачеркнула, рядом правильные цифры написала. В этот момент дверь приоткрылась, и оттуда выглянула инспекторша. Задержавшись на мне взглядом, пригласила вне очереди:

– А вы зайдите ко мне.

Я подала ей бумаги. Та полистала и, узрев зорким глазом исправления, завопила:

– И вы еще хотите, чтобы я это приняла?! Вы что, впервые сдаете финансовые документы? И не знаете, что зачеркивать в них нельзя? И ходят, и ходят, не могут нормально заполнить документы. Все нервы вымотали. Вас у меня много, а я у вас одна!

Дама сделала паузу, уставившись на меня испепеляющим взглядом. Откуда эта песня Визбора всплыла, не знаю, но я тихонько запела, нежно глядя на инспекторшу:


Ты у меня одна, словно в ночи луна,

Словно в степи сосна, словно в году весна.

Нету другой такой ни за какой рекой,

Нет за туманами, дальними странами.


– Это меняет дело, – смягчилась инспектор, внимательно выслушав. – Пожалуй, я вам подпишу. Это не в моих привычках, но для вас сделаю исключение. Однако в следующий раз заполняйте документы правильно… и заходите ко мне почаще.
Наблюдая за артистичной Юлькой, Тараканов хохотал до слез. Когда та уселась в кресло, он покачал головой:

– Вы, женщины, загадочные существа. За мгновения придумать такой красивый куш!

У Юльки была еще куча дел, и, посидев немного, Тараканов отправился домой.
Куш для Марго. Выигрыш
Дома никого не было, и Вовка, собрав всю волю в кулак, чтобы не включить компьютер, стал убираться в своей комнате. Ему понадобилось около часа, чтобы разобрать валявшиеся повсюду дискеты, компакт-диски, кассеты, книги, листы с распечатанным текстом. Заодно он пропылесосил ковер и вынес мусор.

Комната преобразилась. Вовка с трудом узнавал компьютерный стол и книжные шкафы. Стопку выглаженного белья он водрузил на комод, обвязав ее красной лентой с бантом и засунув под ленту табличку «Самой лучшей из лучших жен, драгоценной Марго от Деда Мороза».

Его охватил азарт от начатой игры, и Тараканов нарядился в белую рубашку, черный галстук с желтыми ромбиками и единственный костюм. Зажечь свечи он не успел, ибо по характерному звуку понял, что пришла Маргарита. Вовка нанес последний штрих – засунул в карман пиджака позавчерашние носки, валявшиеся на кресле, и крикнул из комнаты:

– Маргусик, привет! Как твое самочувствие?

– Привет! Намного легче. Температура нормальная, горло почти не болит. Сама не могу поверить, что за одну ночь все прошло, – ответила из прихожей Маргарита, раздеваясь. – Ты опять прилип к своему компью…, – она запнулась на полуслове, увидев вышедшего к ней Вовку. Когда она обрела дар речи, то восхищенно прокомментировала:

– Что творится! Тараканов, я тебя не узнаю. Костюм, галстук, а как подстригли замечательно. Интересно, куда это ты собрался в таком виде, по бабам, наверное?

– Маргусенок, девочка моя, это все для тебя! Бабы сегодня не входят в мои планы. Никуда не собираюсь, мне захотелось устроить тебе небольшой праздник. Просто так, – загадочно улыбаясь, молвил Вовка. – И это еще не все. Когда зайдешь в комнату, лучше держаться за что-нибудь.

Заинтригованная донельзя Маргарита, забыв надеть домашнюю обувь, вошла в комнату мужа и застыла на месте. Медленно осмотрела ее и с изумлением на лице повернулась к Тараканову:

– Вовка! Что с тобой стряслось? Ты не заболел часом? Порядок небывалый, компьютер выключен. Что бы это могло значить?

Спасая свою ПКМ, Марго с улыбкой выдвинула последний аргумент, который мог объяснить разительные перемены:

– Все понятно. Значит, что-то натворил, а теперь подмазываешься. Или хочешь чего-то от меня получить. Давай, выкладывай.

Вовка со смехом обнял жену и поцеловал ее в губы:

– Я ждал эту фразу. Марго, тебе надо работать следователем! Но эта версия ошибочная. Я же сказал, что решил сделать тебе приятное. Вот только свечи не успел зажечь.

– Ничего не понимаю, – промолвила окончательно сбитая с толку Маргарита. – А зачем белье на комод взгромоздил? Неужели погладил???

– А это тоже сюрприз, – ответил таинственный Тараканов.

Когда Марго обнаружила табличку, а под ней отутюженное белье, она засияла от радости.

– Неужели это правда? Вовуля, у меня просто нет слов. Сколько ж ты его гладил, дорогой мой, полдня, наверное? – Марго даже слегка прослезилась и ласково обняла Вовку. Его обдало жаром, вверх по позвоночнику прокатилась энергетическая волна; уши, макушка и центр груди заполыхали. Немного придя в себя, Маргарита патетично изрекла:

– Ради этого мгновения стоило жить! Ваши деяния благодарные потомки высекут в граните: «Имя ваше известно. Причины непонятны. Но подвиг ваш – бессмертен!»

Покрасневший от удовольствия Тараканов, деланно смущаясь, принимал почести. Как рыцарь, получающий благословение дамы сердца, он преклонил колено, правую руку прижал к груди, а левую простер к Марго.

Весь вечер прошел на необыкновенном душевном подъеме, в атмосфере веселья и взаимных шуток. У Марго энергия била через край. Про горло она совершенно забыла. Профи, придя домой, недоуменно осведомился, отчего они такие довольные, и почему Вовка при параде. Маргарита пояснила, что дома большой праздник: папа наконец-то открыл все чакры, и в честь этого будет теперь регулярно гладить белье.

У Вовки энергия тоже бурлила, и, когда он сел поработать над сложной программой, с которой бился давно, в голову пришла красивая идея.

Внутри у него все пело, Вовка подумал: «Как приятно раздавать поощрения! Пожалуй, даже лучше, чем получать». Неожиданно позвонила ликующая Юлька:

– Тараканыч, ты не забыл, что лотерею купил?

– Забыл. У меня дома такой кайф творится. Марго, как Карлсон, летает.

– Так вот, сейчас по телику был розыгрыш, и ты выиграл 10 тысяч рублей. Поздравляю, Вовка!

– Да ладно, разыгрываешь.

– Нет же, говорю тебе, я сама очумела.

– Тогда справедливо будет поделить выигрыш пополам.

– Я не препятствую, спасибо. Сейчас узнаю, где и когда тугрики получать. Ну, пока.

Вот таким подарком Фортуны завершился для Вовки этот бурный день.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница