Фейерверк волшебства



страница17/19
Дата04.05.2016
Размер5.04 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19
Глава 11. Вовка едет в Англию

Орден на члене. Британское Посольство


Еще под Питером Вовка узнал, что через две недели после российского слета, в Англии, неподалеку от побережья Атлантики состоится международный танцевальный кэмп. Тараканов, не раздумывая, загорелся идеей поехать туда, тем более что давно мечтал побывать в Лондоне. Он слышал от многих, что это мистический город, «crazy Babylon», в котором легко уживается огромное количество национальностей и культур, и потому несущий дух свободы.

Но количество участников английского слета было ограничено, и свободных мест уже не оставалось. Вдобавок выяснилось, что туда допускаются только члены суфийского ордена «Зухранат», а Тараканов в нем не состоял.

Юлька в Англию ехать отказалась, заявив, что круче нашей публики нет. Да и сроки кэмпа совпадали со временем ее отдыха на Канарах. Зато она подбросила Тараканову шикарную идею:

– Раз ты не являешься членом ордена, значит, тебе надо нарисовать орден на члене!

Вовка пришел в восторг от инструкции и немедленно выполнил рисунок несмываемым фломастером. Через пару дней ему сообщили электронной почтой, что одна из российских участниц отказалась от поездки, поскольку ей подвернулась перспективная работа.

Тараканов связался с Нарайяном, который хоть и не являлся организатором слета, но имел солидный вес в мировой танцевальной тусовке. Благодаря содействию Нурика бюрократическая необходимость членства в ордене отпала. Маэстро написал, что грохнулся с кресла, когда узнал из Вовкиного письма об ордене на члене, и просил предъявить его на слете как входной билет.

Приглашение от организаторов кэмпа пришло за неделю до его начала. Взяв на работе справку о доходах, Тараканов отправился в английское посольство. В папке с документами лежал текст заговора на визу в Англию:
Шиза склизко плелась шагом,

Тут Изя вниз везет зигзагом.

Мой визави в навоз залез прыжком,

Бизе захавал и – в зенит ничком.


Зови, зови свою безумную звезду,

Из-за буздыка визг от Изи жду.

Назюкавшись гвоздей в своем навозе,

Наш Изя взвизгнул глазом в вазу вроде.


Из дома Тараканов вышел рано утром, и сразу принялся хвалить все подряд, наматывая «ТАКи» на стержень намерения получить визу. День был ясный – так, птицы громко распевали – так-так, на столбах висели зеленые флажки, которых раньше вроде не было или Вовка их не замечал – отлично!

Когда Вовка вышел из метро «Смоленская» на Новинский бульвар, ему бросился в глаза обалденный «ТАК»: огромный плакат с рекламой детских концертов и надписью «Незнайка собирает друзей в Кремле».

Здание посольства Великобритании напоминало громадный крейсер, с палубами, иллюминаторами и стилизованной трубой. Миновав охранника, осмотревшего сумку Тараканова, и арку-металлоискатель, Вовка оказался во дворике, выложенном по краям округлыми булыжниками, где уже стояла приличная очередь.

Сдав документы на визу и уплатив сбор, Тараканов уселся в зале ожидания, изучая обстановку. Справа от него, за перегородками и стеклянными окнами, сидели чиновники, проводящие собеседование. На световых табло загорались порядковые номера соискателей визы и номера окошек, к которым им надлежало подойти. Работало всего три окошка.

На лицах сидящих людей было написано напряженное ожидание, словно решался вопрос жизни и смерти. Стараясь сохранить невозмутимое выражение лиц, все старательно вслушивались, какие вопросы задают у окошек, и что отвечают «несчастные жертвы». Чем больше Вовка слушал, тем меньше становились его шансы на получение визы. Сотрудники посольства, исповедующие презумпцию виновности каждого кандидата, беседовали с вызываемыми, как с врагами народа, разоблачение коих лишь вопрос времени. Это были профессионалы-психологи, с непроницаемыми лицами и металлом в голосе, практически не идущие на личный контакт. Несколькими точными вопросами они быстро нащупывали слабые места и методично «били» туда.

Вот завернули одного, второго, третьего. Следующим был студент, едущий в Англию на пятый год обучения. Бедолаге отказали из-за того, что ведомость о предварительной оплате годового обучения была выдана российским банком, а не заграничным. Паника и безысходность нагнетались, в зале установилась унылая атмосфера, вызывающая ассоциации с застенками НКВД, гестапо и инквизиции, вместе взятыми. И хотя у Тараканова было официальное приглашение от международной организации сети танцев, чувствовал он себя весьма неуютно.

Противостоять усиливающемуся давлению ПКМ, наехавшей, как тяжелый танк, на жалкий Вовкин окопчик, было непросто. Тараканов попробовал взглянуть на ситуацию со стороны:

«Ну не пустят меня в Англию, и чего я теряю? Пятьдесят баксов. Да и хрен с ними, здоровье есть, деньги есть, семья и квартира есть, любовь сумасшедшая, работа интересная, компьютер, друзья классные. Из-за чего рубка-то идет? Из-за нового, соблазнительного приключения в театре иллюзий. Другое приключение устроим, еще круче! Вместо зикров пойдем на байдарках с чудиком Андрюхой. Он давно звал на Лух, речку во Владимирской губернии, несущей голубые воды мимо сосновых боров с обрывистыми песчаными берегами. А сельцо Фролищи может башню сорвать посильнее Лондона! Какая разница, где и как время коротать».

Вовке стало смешно от своих переживаний, он с улыбкой оглядел зал для собеседования:

– Меня устроит любой итог…, но лучше с визой и побыстрее!

Тараканов направился в туалет. Встав на крышку унитаза, он совершил отсчет от десяти до нуля и прыгнул во вселенную, где дают визы. Сердце екнуло, макушка завибрировала.

Выйдя из сверкающей кафелем и хромированными ручками кабинки, Тараканов услышал громкий возбужденный голос:

– Как зачем еду в Лондон? По роду бизнеса везу танк Т-34 герцогу Эдинбургскому! Разве вы не знаете – это сейчас очень модное хобби, многие аристократы и богатые люди обзаводятся старыми танками времен второй мировой. Вот посмотрите!

Мужичок в пестрых штанах, стоявший пред окошком, принялся размахивать красочным буклетом, изображавшим фотографии всевозможных танков на фоне подстриженных газонов и пышных резиденций влиятельных особ.

У Тараканова даже ноги подкосились от феерического шоу абсурда и наглости «танкиста», он едва сдержал хохот.

Через пару минут иллюзионист покинул зал, и по его сияющей физиономии нетрудно было догадаться, что в автохозяйстве герцога скоро появится новая единица боевой техники.

Следующим к окну пробился представительный дядя в очках, которого час назад попросили показать на карте Москвы дом, где он работает. Тогда дома на карте не оказалось, но изобретательный дяденька раздобыл откуда-то другую карту, где нужный номер дома значился, и теперь мужчина тыкал в него пальцем, показывая карту посольскому чиновнику. «Карта, – подумал обалдевший Вовка, – материализовалась только что, из новой вселенной, куда все попали благодаря моему путешествию».

Дяде пошли навстречу, процесс явно наладился.

Номера, вспыхивающие на табло, были пока далеко от Вовкиного, и он решил прогуляться.

Вовка прошелся по Смоленской набережной, под могучими каштанами, полюбовался Москвой-рекой. Завидев киоск с мороженым, Тараканов выбрал знаковое: «Волшебный фонарь», конической формы, на палочке, завернутое в золотистую фольгу. Поиграв волшебным фонариком на солнце, Вовка с намерением съел вкусное мороженое, насыщенное шоколадной стружкой.

Приятным «ТАКом» оказались стихи Есенина, Высоцкого и других русских поэтов, выбитые золотыми буквами на стене британского посольства. И уж совсем неожиданным сюрпризом явились дрозды, шумной стайкой тусующиеся в ветвях рябины и на тротуаре. Откуда они взялись здесь, в центре Москвы? Правда, Юлька потом уверяла Тараканова, что эти темные птицы никакие не дрозды, а коростели, но Вовка счел их дроздами. Он тут же залился песней:
Вы слыхали, как поют дрозды,

Нет, не те дрозды, не полевые,

А дрозды, волшебники дрозды,

Певчие избранники России.


Дальше слов Тараканов не знал. Но ему очень нравился финальный рефрен:
Шапки прочь! В лесу поют дрозды,

Для души поют, а не для славы.


Когда Вовка с песней силы зашел в посольство, настроение у него было великолепное. Усевшись, он закрыл глаза и командой запустил поток из сердца. Грудь тут же охватило волнами жара, который Тараканов распространил по позвоночнику. Через несколько минут тело превратилось в гудящий костер, а из сердца выходил в пространство плотный фонтан энергии.

В окошке по соседству с Вовкой просматривал бумаги чиновник посольства с гладкой, яйцеобразной головой и сурово сдвинутыми бровями. Вовка направил ему поток экстатического тепла из сердца. Лысенький заулыбался, сложил руки на животике и негромко засвистал.

К нему на собеседование Тараканов и попал спустя двадцать минут. Лысенький был настроен доброжелательно, задал несколько формальных вопросов о цели поездки и попросил зайти за визой в пятнадцать часов. Победа!
Рейс 937
Когда Тараканов собирался в дорогу, Марго подсмеивалась над ним:

– Чудак ты, Вовка! Едешь в Англию, чтобы жить в палатке.

Рюкзак на этот раз оказался вдвое легче, потому как на английском кэмпе танцорам из России обеспечивали бесплатное питание.

Утром в день путешествия стояла пасмурная погода, небо было плотно затянуто. Лишь над горизонтом виднелась узенькая голубая полоска, и Вовка подбодрил ее, чтобы небо очистилось.

Войдя в зал отлета Шереметьево-2, Тараканов увидел на информационном табло, что рейс 937 «Москва – Лондон» задерживается по метеоусловиям Лондона на три часа. В зале было людно и душно, отложили не только Вовкин рейс, но и многие другие, над Европой завис густой туман с дождем, которые вызвал атлантический циклон.

В голове Тараканова включилась картина мира о затяжных лондонских туманах. Отследив предательские мысли, Вовка сказал себе:

– ПКМ, ПКМ, я не твой!

Это было измененное Вовкой заклинание дайверов «Глубина, Глубина, я не твой», из романа Сергея Лукьяненко «Лабиринт отражений». Глубина – это виртуальное пространство, намек на наш иллюзорный мир. Оказавшись в Глубине, большинство людей забывало, что участвует в компьютерной игре. И лишь немногие были дайверами, осознанными игроками, которые всегда могли вернуться в реальность, произнеся заветную фразу и освободившись от гипноза Глубины.

Тараканов сдал рюкзак в камеру хранения и, пошлявшись по зданию аэропорта, вышел на площадь. К его удивлению, уже светило солнышко. Вовка приободрился:

– Будем нанизывать «ТАКи», притягивать их за уши к намерению улететь.

И тотчас заметил ворону, планирующую высоко в небе.

– Ага, классно! – торжествовал Вовка. – Вороны летают, значит, погода летная, и я улечу.

В ответ на его похвалу рядом пронеслась на бреющем целая эскадрилья, штук семь ворон. Та-ак! Уже разные рейсы выпускают.

В отличном настроении Тараканов прошел в зал ожидания и уселся в удобное кресло. На соседним сиденьи лежала оставленная кем-то газета «Известия» с подзаголовком «РУССКИЕ ЗАБИЛИ АФРИКАНСКОГО КОЗЛА». Привлеченный необычным заголовком, Тараканов начал читать.

Статья была посвящена победе сборной команды депутатов Госдумы по домино над сборной послов африканских государств! Матч состоялся в столичном ресторане «Лимпопо», под звуки тамтамов и любимой африканцами «Мурки». Гостей же встречал настоящий живой козел.

В прошлом году думская команда во главе с Жириновским проиграла, не прислушавшись к предложению Вольфовича, который сразу заявил:

– А давайте после каждого хода пить! Тогда посмотрим, кто победит!

В этот раз был взят реванш. По словам одного из наших, он проиграл единственную партию, и то потому, что играл трезвым.

Супер-ТАК! Вовка понял, что переход в параллельное измерение осуществился, и подумал, что, возможно, эта статья существует в одном экземпляре, специально для него.

Мимо пролетел шустрый воробей и уселся в «гнездо», на полку с выключенным телевизором, висящую под потолком. Там уже шастал второй. Так-так-так! И здесь летают! Тараканов стал следить за птицами, которые, видимо, являлись тотемом аэропорта «Шереметьево-2», поскольку над телевизором для них была приделана еще одна полочка, из оргстекла, с бордюрчиком, чтобы отходы их жизнедеятельности не засоряли телевизор и не падали на головы пассажирам.

Один из воробьев вид имел совершенно бандитский: тощий, со взъерошенными перьями, кое-где выдранными в боях с конкурентами, с хитрым глазом и расщепленным, загнутым книзу, как у орла, клювом. Напротив Вовки было маленькое кафе, и воробьи устроили соцсоревнование – кто быстрей успеет добыть охотничий трофей.

Вовка стал хвалить «крестного отца», и тот проявил высочайшие тактико-технические данные и фантастическую осознанность при охоте за пропитанием. Стоило кому-то уронить крошку со стола, как он стрелой пикировал на добычу, постоянно меняя место дислокации. Пока второй воробей, более толстый и неповоротливый, очухивался, крошка уже исчезала.

Потом появился третий, вынырнув откуда-то из-за колонны. Наблюдать за воробьями было необыкновенно интересно, это было захватывающее зрелище и могучий «ТАК» для Вовки. К тому же они, чувствуя себя хозяевами территории, никого не боялись и ошивались поблизости от Тараканова.

Чувствуя поддержку от Вовки, бандит стал делать круги почета вокруг него. За очередной круг или красивый вираж Тараканов, вошедши в раж, кивал ему головой и подбадривал песней:


Если б ты знала, если б ты знала,

Как тоскуют руки по штурвалу,

Есть одна у летчика мечта,

Высота, высота!


После каждой похвалы «Чкалов» подлетал все ближе и ближе к Вовке. Тараканов ощутил какую-то глубинную связь с этим пернатым истребителем, необъяснимую словами. Кайф от общения был невероятный! Чувствовалось, что «мафиози» тоже игрок по натуре и не так прост, как могло показаться. Усевшись совсем рядом с Таракановскими кроссовками, он горделиво мотнул головой, издевательски чирикнул и, врубив полный форсаж, стремительно исчез из поля зрения.

Побродив еще по аэропорту, Вовка вернулся в зал ожидания и, забыв про воробьев, плюхнулся прямо под телевизор. Поднял голову – бандит чуть выглянул из наблюдательного пункта и скрылся. Вовка ему такнул – тот высунулся побольше. Тараканов опять похвалил – проныра закрутил башкой, хитровато кося глазом, и аккуратненько спихнул лапкой столбик сухого помета прямо на Вовку.

– Браво! – едва не завопил Тараканов.

Состояние у него было потрясающее, Огонь в груди гудел такой, что хоть прикуривай.

Однако рейс отложили еще на два часа. Тараканов находился в цейтноте, ему хотелось успеть до наступления темноты добраться из Лондона в Бридпорт, прибрежный городок, от которого до места слета было несколько миль. Еще одна задержка, и Вовке придется искать ночлег где-то в чужой стране. Знакомых в Лондоне у него не было, а тамошние гостиницы недешевые – Англия вообще одна из самых дорогих стран.

Тараканов грузанул себя, что все уже сделано, остается только расслабиться и ждать. А воробьиная бомбардировка – это финальный аккорд, подтверждающий, что все будет наилучшим образом. Он открыл книгу и погрузился в чтение, краем уха прислушиваясь к объявлениям диктора.


Одно из объявлений привлекло внимание Вовки, напомнив о мастере бисероплетения. Начиналась посадка на рейс 570 до Пекина – третьи врата сновидения! Капитоныч – пятьдесят седьмого года рождения, а Пекин вызывал устойчивые ассоциации с китайскими мандаринами. «Надо поиграть в бисер с цифрами», – подумал Вовка. Поутихший было Огонь снова загудел, Тараканова потянуло на подвиги, учудить что-нибудь.

Тут его осенило: «Нужно срочно совершить покупку на сумму с числом 937». Подброшенный как пружиной, Тараканов оказался возле витрины кафе и бодро начал:

– Добрый день! Мне надо безотлагательно покушать на 9 рублей 37 копеек.

Лицо продавщицы вытянулось, и после некоторого замешательства она молвила:

– Такие цены только при социализме были. Видите, на ценниках даже копеек нет. У нас здесь дорогое заведение.

– Да деньги у меня есть. Мне главное, чтобы сумма составляла ровно девять тридцать семь. Это очень важно.

Продавщица озадаченно пожала плечами:

– Вряд ли вы у нас что-нибудь найдете. Попытайте счастья в буфете, там подешевле.

По дороге в буфет Вовке пришла другая идея: брать нужно на 93.70, тогда шансы улететь увеличиваются в 10 раз. Если купить еду на 937 рублей, то улетел бы сразу, но денег было жалко.

На буфетных ценниках на месте копеек везде стояли нули. И вдруг победа! – в соседнем киоске обнаружились конфеты «Рондо» по 70 копеек. На обертке – слоган «Рондо сближает» (с Лондоном, естественно).

За стойкой буфета возвышалась полнотелая тетя добродушного вида. Тараканов обратился к ней:

– В Лондон лечу, рейс задерживается из-за тумана. Мне, чтобы улететь, надо купить чего-нибудь на 93 рубля 70 копеек. Точнее, на 93 рубля – на 70 я уже конфетку купил.

Буфетчица, не показав удивления, стала предлагать сосиски, пельмени и прочие блюда, прикидывая, как набрать нужную сумму. Наконец не удержалась и спросила:

– А почему такая сумма, 93.70?

– Все просто объясняется – номер моего рейса 937.

– Ах, вот оно что! Поди, какая-то новая методика? – буфетчица то ли серьезно делала вид, что поняла, то ли косила под дурочку, прикалываясь над Таракановым.

– Да, последние исследования в области нумерологии. А вы разве не слышали? Вчера была часовая передача по телевизору, о влиянии чисел на исполнение желаний.

– Теперь буду знать. Что же вам купить-то? Может, коньячку возьмете для тонуса и закусочку легкую? Есть коньяк «Белый аист» фирмы «Квинт», 100 грамм стоит 160 рублей.

– Квинт, говорите… Квин, Винт, от винта! Хороший коньяк, улетный. Налейте-ка 50 грамм, это на 80 рублей. А на 13 чего-нибудь еще возьму. Например, две шоколадки по 6 рублей. Остается один рубль.

Из подсобки выглянула напарница, привлеченная беседой:

– Чего тут у вас?

– Слушай-ка, Зин, есть у нас товар ценой в один рубль?

– Пусть два одноразовых стаканчика возьмет, – мгновенно нашлась боевая подруга. – А зачем ему именно на рубль?

– Да вот молодой человек в Лондон летит, номер рейса 937. Рейс не выпускают, сама знаешь, вся Европа сейчас сидит, курит. Для вылета молодому человеку надо, чтобы сумма покупки была 93.70. На 70 копеек он конфетку «Рондо» купил, на 80 рублей коньяк, на 13 шоколадки и стаканчики, – загрузила буфетчица подругу.

– Ничего не поняла. А с чего он решил, что улетит?

– Чего тут непонятного? Это правило такое, чтобы получалось все по жизни. Вот ты на каком автобусе домой ездишь?

– На двести сорок седьмом.

– Купи чего-нибудь на 247 рублей, и твой Мишка пить бросит!

Офигевший от столь мастерской погрузки, Тараканов даже присел. Его обдало жарким дыханием Нагваля, а макушку сорвало напрочь. «Ну и народ у нас! Не отходя от кассы, волшебные картины мира создает! – пронеслось у него в сознании. – Куда там индусам с Ведами и Упанишадами. У них Кришна трансцендентной любви с пастушками предается, а здесь в трансцендентные игры с буфетчицами можно играть!»

Вовка одобрил тетину идею насчет избавления Мишки от алкоголизма и поведал подругам историю «Мы не сеем и не пашем». Хохотнув и плеснув коньяку в один из двух пластмассовых стаканчиков, шереметьевская Шакти выложила на стойку маленькие шоколадки Екатеринбургской фабрики «Конфи» со смешными знаками Зодиака. Тараканова несло, и, почуяв азарт охотника за Силой, он продолжил игру:

– А знаковые, со Львом, найдете? Я Лев по гороскопу.

Буфетчица стала снимать шоколадки с красиво уложенной пирамиды. Потом не выдержала и сгребла всю пирамиду в одну кучу, на поднос. Старательно просмотрев ее содержимое, она огорченно пожала плечами:

– Льва нет, ускакал куда-то.

– Тогда давайте соседние знаки, Рака и Деву.

Девы тоже не оказалось, пришлось брать Рака и Весы. Горячо поблагодарив светящуюся от удовольствия Шакти, Вовка отошел к высокому столику. Разлил «Квинт» в два стаканчика и негромко, чтобы не распугать поддатеньких мужичков по соседству, сдвигающих точку сборки водочкой, скомандовал, рубанув рукой:

– От винта!

Нахлынуло неукротимое чувство свободы, Тараканов уже не понимал, в какой вселенной он оказался и что будет через минуту. Какой там Лондон! Вовка, оказавшийся за границами ПКМ, забыл про него. Он наслаждался магией мира, ставшего как пластилин – лепи чего хочешь!

На первой шоколадке был изображен бравый усатый рак-официант красного цвета с перекинутым через лапу полотенцем и бокалом вина в другой клешне. Вовка небрежно набросил на левую руку кружевную салфетку со столика, правой высоко поднял стаканчик с коньяком и опрокинул его. Потом пожевал шоколад, принял позу рака и попятился задом. Мужички понимающе загалдели:

– Во парень дает, тридцать грамм маханул, и уже с копыт срубился! Видать, раскодировался недавно.

Бушующая энергия свободы захлестывала Вовку. Жар был так силен, что пространство вокруг колыхалось, как марево над костром. Вовка понимал, что сейчас энергии столько, что он способен в физическом теле перенестись в любое место. Дверь в тайну была открыта, но шагнуть в неизвестность Тараканову не хватило духу. Перед глазами пронеслись лица Даши, Юльки, Марго, Профи, Вовкина квартира, компьютер, родной НИИ, новенький «Фольксваген», двор, утопающий в зелени кленов и тополей, толкучка возле метро, народ, танцующий в шатре, и десятки других кадров, которые держали его в этом мире прочными нитями. «Пока рано отсюда сматывать, еще поиграю», – успокоил себя Тараканов и тряхнул головой.

Знак Весов был представлен Фемидой с завязанными глазами, держащей в руках две чарки вина. Завязав глаза той же салфеткой, Тараканов взял в руки по стаканчику, уравновесил их и медленно выпил остатки. Смакуя, съел вторую плитку. Потом он разгладил этикетки с изображением Рака и Весов, изготовленные из тольстой фольги, и убрал их в разные карманы джинсов.

Проходя мимо больших весов для взвешивания багажа, Вовка задался вопросом: «А сколько весят Весы?» Он положил на весы фольгу от шоколадки «Весы». Стрелка даже не колыхнулась. Родились строчки в духе Капитоныча:


По городам и весям

Весы мы дружно взвесим,

И станем невесомы

От радостной истомы.


Тараканову захотелось выйти на свежий воздух, и он направился к выходу. Из репродуктора раздалось:

– Начинается регистрация на рейс 937 до Лондона. Пассажиров просят пройти к стойке номер …

Сердце Вовки радостно подпрыгнуло: «Я волшебник!» На регистрацию он стоял первым.

В зале для прошедших регистрацию и ожидающих посадки, Тараканова подстерегал еще один сюрприз, от которого его опять окатило лавиной энергии. Рядом с магазинчиками «Duty Free», во всю стену светилась реклама виски «Johnnie Walker» с цитатой из Бернарда Шоу:



Вы видите то, что есть, и спрашиваете: «Почему?» А я представляю себе то, чего не было и говорю: «Почему бы и нет?»
«Трасса 60», морковкина свадьба. Задержка в аэропорту «Хитроу», кенгуриный галстук
Вовка с наслаждением откинулся в комфортабельном кресле «Боинга-737», рядом с иллюминатором. Когда лайнер, разогнавшись, оторвался от взлетно-посадочной полосы, Тараканов удивился, что такая громадная многотонная железяка умеет летать: «Летчики, да и пассажиры – это великие маги, хоть большинство из них и не подозревает об этом. Казалось бы, чего проще: взять и переместиться силой намерения в нужную точку пространства. Так нет – человечество, чтобы исполнить извечную мечту о полетах и быстрых путешествиях, создало изощреннейшую ПКМ с «законами» аэродинамики, реактивными двигателями, напичканными электроникой и навигационными приборами самолетами, аэропортами, диспетчерами, авиабилетами и прочими театральными атрибутами. А по большому счету, никто так и не знает, как эта хреновина летает. И перемещается народ благодаря коллективному намерению».

На мониторах, подвешенных над проходом, демонстрировалась карта Европы с обозначенными пунктами вылета-прилета и стрелкой, «показывающей местонахождение» авиалайнера, медленно ползущей от Москвы к Лондону. Карта периодически сменялась заставкой с информацией о протяженности маршрута (в милях!), общем времени в пути, скорости летучего корабля, преодоленном расстоянии и оставшемся времени полета.

– Это авиационный аналог расписания поезда, – усмехнулся Вовка, – чтобы кто-нибудь не вздумал силой намерения перетащить аэроплан в другое место.

Внизу, под крылом «Боинга», расстилался бескрайний ослепительно белый океан облаков, подсвеченных солнечными лучами. Самолет парил в неизвестности, между мирами.

Стюардессы раздали наушники, запаянные в целлофановые пакетики, и на экранах замелькали начальные титры фильма «Interstate 60 (Трасса 60)». Вовку заинтересовало, что автором сценария и режиссером фильма значился Боб Гейл, снявший с Земекисом «Назад в будущее». Кроме того, в «Трассе 60»снимались актеры, игравшие в любимом Вовкином фильме роли Дока и Марти: Кристофер Ллойд и Майкл Дж. Фокс. Одев наушники, Тараканов вставил штекер в гнездо, вмонтированное в правый подлокотник кресла, имевший также переключатели каналов и регулятор громкости. Пролистав десяток музыкальных каналов, он нашел канал, по которому транслировался перевод фильма. Кино, ошеломляюще созвучное настроению и раздумьям Вовки, захватило его с первой секунды.

Один из первых эпизодов происходил в больнице. Док в зеленом медицинском халате, офигительном галстуке с цветными лотерейными шарами и с фонендоскопом на шее проводил тест на осознанность. Вытаскивая из колоды игральные карты, он быстро показывал их Нилу Оливеру, юному герою фильма, а тот называл масть. Когда колода закончилась, Док огорчил паренька, сказав, что мало у кого получается пройти этот тест. Он медленно продемонстрировал шестерку черных червей и пятерку красных пик:

– Опыт приучил нас думать, что все червы красные, а пики черные. Их формы схожи, и мозгу проще интерпретировать их, исходя из прошлого опыта, нежели из идеи, что они могут отличаться. Мы видим то, что ожидаем увидеть, а не обязательно правду… Невольно задумаешься, что еще мы можем увидеть, услышать, ощутить, потому что приучены к другому…

Наш мозг – как система национальных автострад. Проще всегда ехать от одного хорошо известного места до другого. Но вот те, что между ними, как бы в стороне… Они существуют, но большинство просто пролетает мимо.

– Хороший фокус, но игр с черными червами и красными пиками нет, – пытаясь сохранить ПКМ, отвечал Нил.

– А откуда вы знаете? – иронично улыбнулся Док перед тем, как исчезнуть.

Вовка балдел от фильма, то и дело слыша фразы, которые мог бы произнести сам.

Нил Оливер, чтобы осуществить мечты, оказывается на непредсказуемой и полной загадок автостраде номер 60, которой нет ни на одной карте. Это дорога, где прошлое и будущее путаются между собой. Найти Трассу 60 и приблизиться к мечте герою помогают рекламные щиты («ТАКи»): «Правильный выбор», «Теплее», «Жарко»…

В пути ему встречается О.Ж. Грант, мистер Одно Желание – странный незнакомец с красной бабочкой, курящий трубку с резной головой скалящейся обезьяны. Зеленый дымок, струйкой выплывающий из его трубки, касается человека, загадавшего желание, и оно мгновенно исполняется. Но в каком причудливом виде! Грант, джокер в колоде жизни, игрок, развлекающийся исполнением желаний, дурачит всех подряд, веселясь при этом от души. Он небрежно намекает Нилу:

– Если официальной дороги не существует, правила отменяются.

Нил, несмотря на мощное давление ПКМ, выбирает делать то, к чему лежит его сердце, и срывает куш от судьбы – его мечты исполняются в наилучшем виде.

После просмотра фильма Тараканов погрузился в легкую дрему, болтаясь где-то между сном и бодрствованием. Перед его взором мелькали сменяющиеся, как в калейдоскопе, картинки разных миров: дороги, облака, городские кадры, лица людей, их необычные одежды и эксцентричные действия.

Между тем самолет вынырнул из слоя облаков и начал снижаться над залитым солнцем Ла-Маншем. От туч и тумана не было и следа!

«Боинг» сделал несколько больших кругов над пригородами британской столицы, после чего командир экипажа принес извинения за задержку, объяснив ее перегруженностью аэропорта Heathrow.

Сделав несколько полных йоговских дыханий, Вовка запустил поток из сердца. Ощущение было такое, будто Тараканов прямо в этом кресле улетает куда-то в неизвестность. Он прищелкнул пальцами:

Пора принять решение! Не кружить же нам здесь до морковкиной свадьбы.

И тут его осенило: «Это же суперритуал! Для ускорения любого процесса устраиваем свадьбу морковке, лучше в четверг, после дождя. На морковку одевается белое свадебное платье и фата из марли. В женихи ей можно назначить хрен. Везем новобрачных в ЗАГС на крутой машине и, включив марш Мендельсона, одеваем им обручальные кольца. Потом можно усадить молодоженов за богатый стол, пусть целуются под крики «Горько!» В числе приглашенных гостей – рак, свистящий на горе. И в завершение ритуала – брачная ночь: трем морковь на терке, а на хрен натягиваем презерватив».

Тараканов словил невероятный кайф от красивой придумки. Он мысленно произнес: «Если в награду мне за такой шедевр не будет срочной посадки, то морковкина свадьба – отменяется!»

В динамиках послышался голос командира авиалайнера:

– Уважаемые пассажиры! Я принял решение совершить посадку в лондонском аэропорту «Хитроу». Просьба проверить пристяжные ремни и не вставать с мест до полной остановки самолета.

Пока «Боинг» рулил по летному полю, Вовка обалдевал от громадного скопления самолетов всех авиакомпаний мира и от размеров аэродрома, которому не видно было ни конца, ни края. Это был целый город!
Пройдя по длинной веренице коридоров терминала номер четыре, Вовка оказался в большом зале для прохождения паспортного контроля. Общая очередь прилетевших разными рейсами разветвлялась к столикам чиновников иммиграционной службы. Вовка попал к худой и сморщенной, как сушеная груша, англичанке. Спросив Тараканова о сроках и цели прибытия, она попросила показать приглашение.

Достав папку с документами и полистав ее, Вовка похолодел: приглашения не было. В мозгу промелькнуло, что оно так и осталось лежать в ворохе бумаг, беспорядочно разбросанных возле компьютера. Вовка мысленно обругал себя за разгильдяйство, но легче от этого не стало.

Увидев замешательство подозрительного (по умолчанию) русского, «груша» оживилась. Вовка объяснил ей, что забыл приглашение в Москве, но у него есть адрес кэмпа. Забрав Таракановскую папку, груша безразлично обронила: «Wate!» – и позвонила куда-то. Вскоре появилась другая чиновница, которая провела Вовку к ленте эскалатора с багажом. Вовка взял свой рюкзак и проследовал за ней в отдельную комнату. Чиновница долго и педантично рылась в его вещах, досконально осмотрев их и забрав записную книжку, телефонные карточки и все бумажки, какие смогла найти.

После этого Тараканов вместе с рюкзаком оказался в каталажке: тесной каморке без окон, с полисменом в отгороженной будке при входе, с рядами сидений и несколькими арабами и неграми, ожидавшими своей участи. Видно было, что томятся они давно. Один из арабов то и дело нервно курил.

Время неуклонно тикало, но ничего не происходило. Изредка кто-то из заключенных вставал, чтобы попить воды из автомата, установленного в углу. Вовка отчетливо понимал, что бюрократы из службы иммиграции имеют все основания, чтобы депортировать его в Москву ближайшим рейсом. Знакомых в Лондоне у Тараканова не было, подтвердить его благонадежность, а также гарантировать предоставление ему жилья и питания некому. Все координаты для связи с приглашающей стороной были в забытом дома приглашении. Замкнутый круг.

В голове Тараканова царил полный сумбур. Мысли беспорядочно метались, эмоции мгновенно сменяли друг друга: раздражение от своей безалаберности; навязчивые думы, что его отправят обратно; смутная надежда на то, что иммиграционная служба «Хитроу», несмотря на воскресенье, свяжется с посольством в Москве и справедливость будет восстановлена; отчаяние от вынужденного бездействия и полного безразличия властей к его участи; сожаление из-за выброшенных на ветер 350 долларов и впустую потраченного времени; бессильная злоба на спесивых англичан, относящихся к его драгоценной персоне как к человеку третьего сорта…

Время тянулось как резиновое, и Вовку охватила паника. Он понимал, что ведет себя как неосознанный биоробот, полностью придавленный «безвыходной» картиной мира и захваченный бесполезными эмоциями. Он прекрасно чувствовал это, но поделать с собой ничего не мог. Тараканов пытался расслабиться, применял разные техники: щелкал, вызывал энергетический поток, подгружал картины мира с благополучным исходом, дарил воображаемый куш офицершам из службы иммиграции, раздавал мысленные поощрения колоритным неграм, пестрым рекламным плакатам, подтянутому полицейскому, затягивал бодрые песни и т. д. Всего этого хватало ненадолго, и уныние охватывало Вовку с новой силой.

Самым досадным было отсутствие перемен и полная неизвестность. Вовкиных сокамерников тоже никуда не вызывали. Иммиграционные власти пользовались тактикой следователей Лубянки – изматывание врагов народа ожиданием с целью лишения их душевных сил.

«Тоже мне, свободная страна! Только и остается нарабатывать безупречность волшебника. А что делать, не сидеть же у четвертого отсека, страдая, что сыр утащили из-под носа. Вероятность остаться в Англии практически равна нулю, но пока самолет «Лондон-Москва» не взлетел, шанс, пусть ничтожный, пусть чисто теоретический, все-таки остается. Главное, несмотря ни на что, плевать против ветра в ПКМ!» – подбадривал себя Тараканов.

Чтобы хоть как-то утихомирить разбушевавшийся внутренний диалог, Вовка одел наушники и включил плеер на полную громкость, поставив любимую кассету с зикрами, записанными на питерском слете.

Он закрыл глаза, глубоко подышал и, концентрируясь на своих ощущениях, окунулся в энергетический поток, идущий от могучего хорового пения под гитару и барабаны. В голове немного прояснилось. Нет, не напрасно Тараканов нарабатывал состояние разожженного Огня изнутри через йогу, волшебные техники и зикры! И хотя сознание еще продолжало беспорядочные метания, тело послушно отозвалось мягким жарком и наслаждением от зикровой музыки.

Вовка напевал зикры про себя, раскачиваясь то вперед-назад, то слева-направо, усиливая вибрации в теле. Постепенно позвоночник превратился в раскаленный столб, а потом Тараканов испытал ощущения, которых раньше никогда не было: задняя сторона головы, шеи, плеч и спины сначала превратилась в твердую броню, а потом резко расслабилась, ее будто облили горячей жидкой энергией, необыкновенно приятной и вызывающей радостное замирание сердца.

Затем Вовка сделал из пылающего сердца несколько «драконовских» дыханий, выпуская струю энергии через губы, сжатые трубочкой.

Голова прочистилась, панический дребезг мыслей утих, и Вовка обрел способность трезво, без эмоций, оценивать ситуацию. Он прибег к испытанному способу: не сожалеть по поводу того, что потеряно или чего не удалось достичь, а ценить то, что имеет, и радоваться этому. Потеряно время и деньги, зато сколько всего осталось! К тому же он все-таки побывал в Англии, полюбовался на британскую столицу с высоты птичьего помета, посмотрел «Хитроу» и ознакомился с местной КПЗ. Не так уж и мало!

И вообще, что такое потеря 350 у.е. перед лицом вечности, перед лицом смерти, которая в любой момент могла постучаться в дверь иллюзорной Вовкиной ПКМ? Сущий пустяк!

Развеселившись от своих нелепых страданий, Тараканов придумал замечательное изречение:

– В жизни всегда есть место ПОФИГУ!

Впрочем, подымать лапки кверху Вовка не собирался – его устраивал любой вариант, но лучше с пропуском в Англию.

Когда в наушниках зазвучали «Три сырка», разошедшийся Тараканов негромко запел зикр вслух, совершая туловищем и головой небольшие круговые движения. Арабы, услышав знакомые слова, одобрительно заулыбались.

Почти сразу после этого появился служащий аэропорта в униформе, принесший «братве» сухой паек – галетное печенье в ярких упаковках. Вовка такнул, приветствуя перемены к лучшему. Затем пригласили одного из арабов, и больше он не появился. Это был большой прогресс!

Следующим вызвали Тараканова. Он оказался в небольшом закутке с голыми стенами, пластиковым столом и несколькими офисными стульями. За столом сидел иммиграционный чиновник и переводчик. Вовку поразило, что на чиновнике красовался широченный галстук с поперечными красно-белыми полосами, совершенно не сочетавшийся с деловым костюмом. Причем на белых полосках были изображены скачущие оранжевые кенгуру. Вот это «ТАК»!

Листая Таракановские бумаги, стиляга задал Вовке несколько вопросов насчет цели его поездки. Поинтересовался танцами, узнал, не относится ли Тараканов к этническим меньшинствам. Лицо чиновника, лишенное эмоций, напоминало физиономию каменного истукана с острова Пасхи.

Выдержав длительную паузу, он в упор уставился на Вовку и вынес окончательный вердикт, которого тот и опасался:

– В последнее время количество граждан России, под любым предлогом приезжающих в Великобританию, чтобы остаться здесь, значительно увеличилось, и мы ужесточили иммиграционные правила. Поскольку вы не имеете документов, подтверждающих цель вашего пребывания в Соединенном Королевстве и гарантирующих, что ваше проживание оплачено, мы вынуждены отказать вам во въезде в страну.

Повисла тягостная пауза, во время которой чиновник внимательно наблюдал за реакцией Тараканова. Внутри у Вовки похолодело. Терять ему было нечего, и, набрав воздуха, Тараканов выпалил, глядя в глаза кенгуриного пижона:

– Зато у вас галстук красивый!

Когда чиновник, не ожидавший такого ответа, услышал перевод этой фразы, он на несколько секунд вошел в транс. Затем улыбнулся и с сочувствием в голосе ответил:

– Спасибо! Да, галстук у меня красивый… Но вы понимаете, что мы должны депортировать вас обратно в Москву?

Вовка продолжал выдачу поощрений:

– Ну что ж, отправляйте. Я буду вспоминать в Москве, какой потрясающий галстук повидал в «Хитроу»!

На лице почитателя австралийских сумчатых расплылась широкая улыбка, потом мелькнуло сожаление. Было видно, что он боролся между искренним желанием помочь Тараканову и долгом службы, повелевающим сделать все «как положено». После некоторого размышления чиновник произнес:

– Я не имею полномочий принять столь ответственное решение. Я должен посоветоваться с начальством. Подождите.

Очутившись в родной каталажке, приободрившийся Тараканов поскакал немножко, имитируя кенгуру, и отвалил шефу иммиграционной службы воображаемый куш в виде голой блондинки, прижимающейся к нему всеми своими прелестями и сладко постанывающей ему в ухо.

Спустя несколько минут в двери показался светящийся от радости обладатель кенгуриного галстука. Держа в руках Вовкины бумаги, он протянул их Тараканову и кивком головы показал следовать за ним. Оставшись наедине с Вовкой, он, не скрывая удовольствия, произнес:

– Мы решили впустить вас. Но имейте в виду, такого у нас не бывает!

Кенгурист проводил Тараканова через здание терминала к автобусным кассам, посоветовав, как быстрее добраться до Бридпорта. Он предложил Вовке ехать автобусом до вокзала Ватерлоо, а оттуда поездом до Бридпорта. Расставаясь с Таракановым, «галстук» крепко пожал ему руку, пожелал приятного путешествия и извинился за долгую задержку в КПЗ, связанную с перегруженностью служб аэропорта. На прощание он подмигнул Вовке:

– Только не задерживайтесь в Англии больше, чем на полгода!
Первые впечатления от Лондона
Купив билет у пожилой негритянки, на голове которой была накручена невообразимая Пизанская башня из волос и сиреневых ленточек, Вовка сел в комфортабельный автобус. После трехчасового ожидания своей участи и фантастического финала его преследовало ощущение, что все это происходит не с ним. За окнами автобуса проносились виды Лондона, ошеломлявшие разнообразием, яркостью и пестротой красок. Тараканов ошарашенно взирал на городской пейзаж, все еще не веря в случившееся.

На идеально ровном асфальте дороги возле автобусных остановок виднелась зигзагообразная разметка. У пешеходного перехода крупными белыми буквами было выведено «LOOK RIGHT», а чуть дальше «LOOK LEFT». Улицы расходились от перекрестков под самыми разными углами, а не перпендикулярно, как привык Тараканов. Часто на одном перекрестке пересекались 5-6 дорог, и между ними были установлены тумбы из белого пластика с желтыми квадратами и синенькими стрелками, указывающими направление движения.

Мимо проехал знаменитый лондонский двухэтажный автобус алого цвета. От несущегося транспорта всевозможных форм и расцветок, от красочных витрин, вывесок и рекламы рябило в глазах.

Возле остановки на лавочке вальяжно восседала старушенция в синем плащике и вязаной тюбетейке. Когда Таракановский автобус проезжал мимо нее, бабуля улыбнулась, продемонстрировав два последних зуба, и помахала Вовке ручкой в гипюровой перчатке. Рядом с лавочкой под развесистой акацией на тротуаре стояла красная решетчатая телефонная будка с висящей внутри картой города и метро.

Между тем в автобус зашел старенький негр в засаленном шарфе, намотанном вокруг шеи на манер Остапа Бендера, в клетчатом пиджачке а ля фабрика «Большевичка» и брюках, напоминавших совковые, годов семидесятых. Из-под помятой кожаной бейсболки торчали курчавые седые волосы. Широко улыбаясь, темнокожий закричал на весь салон:

– Hi, folks! I am still around!

Пассажиры рухнули от хохота. Вовка, ощутив горячую волну энергии, подумал: «Вот тебе и чопорные англичане!» Актер уселся прямиком на чью-то сумку, стоящую в багажном отделении посреди салона, принялся покачивать ножкой и гримасничать, потешая публику. Повадками он сильно смахивал на Преображенского. Лондонский Капитоныч подмигивал Вовке, сидящему напротив, бурно жестикулировал, сдвигая точку сборку пассажирам. Он то и дело лихо соскакивал со своего помоста и громогласно напоминал:

– Hi, brothers! I am still around!

Сплошь и рядом Вовку поджидали сюрпризы, переворачивавшие с ног на голову его представления о британской столице. Например, обилие тропических растений, вроде платанов, которые, по мнению Тараканова, должны произрастать где-нибудь в Крыму, но никак не в суровом Альбионе. Стены домов и балконы были увиты плющом и виноградом, а на каменных парапетах и тумбах многоцветьем расстилался живой ковер.

Радовали глаз ровные ряды идеально подстриженных вечнозеленых кустов с темными глянцевыми, как у брусники, листочками и розоватыми соцветиями. Цветки были похожи на азалию, которой очень гордилась Кузьминишна, Вовкина теща, большая эстетка, любительница экзотических домашних растений, мыльных сериалов и персидских кошек. Наряду с этим Кузьминишна получала не меньшее удовольствие от пьяных криков соседа Кольки, в очередной раз вопрошающего у жены:

– Колись, падла белобрысая, сколько раз гуляла и с кем?

Вовке очень понравились корзинки в форме полусферы с живыми цветами, подвешенные на цепочках к ажурным фонарным столбам. Многообразие цветущей флоры и великолепная погода сбивали с толку, ведь Тараканов ожидал увидеть унылый город, закованный в камень и затянутый плотным смогом.

Вокзал Ватерлоо смотрелся внушительно: высокие колонны в несколько рядов, сводчатые потолки с ажурными металлоконструкциями, информационные табло, скоростные поезда обтекаемой формы. Тараканов взял билет до Бридпорта, еще раз мысленно поблагодарив кенгуровый галстук, подсказавший оптимальный маршрут. До отправления поезда оставалось около часа, и Вовка немного прогулялся по улицам, прилегающим к вокзалу.

Он вышел к мосту через Темзу, несущей свои бурые воды в каменных стенах. Отсюда открывался отличный вид на Биг Бен, Вестминстерское аббатство, совсем рядом было огромное колесо обозрения «London Eye».

Тараканову бросилось в глаза, что люди, идущие навстречу, так же разительно отличались от московской публики, как скопление ярко раскрашенных во все цвета радуги галдящих какаду от уныло-коричневой воробьиной стаи. Необыкновенно богатая палитра понадобилась бы, чтобы изобразить жителей Лондона: негров, арабов, европейцев, индусов, китайцев и латиноамериканцев. Это касалось не только одежды, но и причесок, цвета кожи и волос, религиозной принадлежности и различных аксессуаров. Каждый из прохожих имел во внешности нечто оригинальное, какую-то изюминку. Тараканова окружали люди, выражения лиц которых не были застывшей маской, как у большинства людей на улицах Москвы. Люди смеялись, громко разговаривали, азартно жестикулировали, манера держаться была естественной, раскрепощенной.

Вдоль идеально подстриженной, типично английской лужайки с клумбами и огромными платанами чинно прогуливалось еврейское семейство. Впереди катил коляску главный «Шалём» с пейсами и длинной бородкой, в роговых очках, ермолочке и шелковом халате. Чуть сзади шествовал второй, помоложе, с бритой головой, в черной шляпе и плаще, из-под которого виднелся фрак и белая манишка.

Прислонившись спиной к полуосыпавшемуся эвкалипту, медитативно попыхивал трубочкой солидно одетый англичанин. На тротуаре у набережной Темзы, закинув руки за голову, лежал на спине негр с толстыми заплетенными косами, в жилетке из рыжей кожи. Рядом стоял его ветхий велосипед, выпуска этак года 1930, к рулю которого был привязан радиоприемник (того же года выпуска), транслирующий джаз. Чернокожий подсвистывал в такт музыке, беззаботно покачивая ножкой.

Настроение лондонцев передалось Тараканову. Напряжение, скопившееся у Вовки за время сидения в камере, разрядилось, и он вовсю наслаждался чувством свободы.


1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница