Фейерверк волшебства



страница14/19
Дата04.05.2016
Размер5.04 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19
Эксперименты с Луной. Любовь в палатке
После зикров были объятия на полчаса. Обнимались безмолвно, подолгу сливаясь с партнером в едином дыхании, обмениваясь чувством прикосновения к великой тайне. Тараканов не обнаружил в шатре Дашу, хотя видел, что она участвовала в последнем зикре.

Выйдя из шатра, Вовка заметил Катю и Дашу, которые хохотали, взявшись за руки. Тараканов подошел к ним, и девушки взахлеб стали рассказывать, что с ними произошло. Начала повествование Даша:

– Как только я увидела Катю, то поняла, что знаю ее. А когда мы встретились в паре, я через ее глаза куда-то вылетела и увидела себя и Катю в белоснежных хитонах. Я попала в одну из прошлых жизней, где мы были египтянками.

– Я Дашу тоже узнала, она в той жизни убила меня ножом, – взволнованно встряла Катя. – У нас еще третий есть, парень из Мексики, мы его в следующем году найдем. Его она тоже убила.

– Какая кровожадная. Страшные сказки на ночь рассказываете, – усмехнулся Вовка, всем своим видом и интонацией голоса давая понять, что рассказ может оказаться правдой.

– Да, так было нужно. Убийства были ритуальные, чтобы мы в этой жизни встретились, – продолжила Катя. – Я ту, прошлую, жизнь давно вспомнила, а сегодня, глядя в глаза Даши во время зикра узнала ее.

Тут уже Даша перебила:

– Когда танцы закончились, мы слились в бесконечном объятии, а затем, не произнеся ни одного слова, взялись за руки, вышли из шатра и стали смотреть на Луну.

– Да, Луна сегодня необыкновенно красивая – полнолуние посреди белой ночи, – поддакнул Вовка.

– Мы взялись за руки вот так, – показала Даша, сложив левую ладонь лодочкой, будто туда была налита драгоценная жидкость, и девушка старалась ее не разлить. Катя накрыла правой рукой Дашину ладонь так, что их ладони образовали подобие шара.

– Едва мы так взялись, – вновь заговорила Даша, – как между ладоней появилась раскаленная точка, которая стала быстро увеличиваться и превратилась в стремительно вращающийся огненный шар, который раскалил наши руки. Не сговариваясь, мы размахнулись и, разжав ладони, резко бросили этот шар в Луну. Мы даже услышали звук, будто вылетел снаряд из пушки.

– Луна была за облаком, – не выдержала Катя, – а после нашего броска она стала прыгать, будто взбесилась! Несколько раз Луна выскакивала за край облака, а потом возвращалась обратно.

– Я тоже видела! – возбужденно подтвердила Даша, – Луна прыгала приблизительно на пять своих диаметров! От нее к нам в ответ пошел энергетический клин. Когда он до нас долетел, наши тела стали сотрясаться в такт прыжкам Луны. Мы заорали от восторга, так как поняли, что воспринимаем одно и то же, и это не галлюцинация!

Вовка просто онемел – он ожидал услышать все, что угодно, но до такого додуматься было просто невозможно.

– Ну вы и крутые, – ответил он. – Сколько мне надо тренироваться, чтобы запросто делать подобные вещи, непонятно… Пашешь здесь, пашешь, йогой больше десяти лет занимаешься, теперь танцами, а тут бац – и вторая смена!

– Может, мы несколько жизней пахали, а теперь наслаждаемся, – ответила Катя.

– Какие у вас были переживания, когда танцевали и когда обнимались? – поинтересовался Тараканов.

– Я в самом начале зикра выплыла из тела, – поделилась Катя, – облетела Луну, холмы. Потом захотелось стать озером, и я растворилась в нем. Когда я стала землей, то почему-то зарыдала. Больше всего мне понравилось быть ветром. У меня с ветром давняя дружба. Однажды я была в горах, и поднялся сильный ветер. Я закрыла глаза, настроилась на рев ветра и грохот реки, а когда открыла глаза, то увидела ветер. Обычно его чувствуешь, слышишь, а тут добавилось видение. Теперь я все время вижу ветер.

– А на энергетические потоки в теле внимание обращаешь? – уточнил Вовка.

– Я на энергии не концентрируюсь, но могу ее подробно описать. Только мне это неинтересно. Вот стать ветром, это прикольно! Занятно на танцующих посмотреть сверху, и на себя. Смотришь – стоит твое тело, шатается – и понимаешь, что оно не дышит! А во время одного зикра музыка стала в теле звучать. Не обычная инструментальная, а типа смеси из пения птиц, звука холмов, шума ветра и плеска озера. Великая мелодия.

– Я тоже эту музыку слышала, – поддержала Даша. – У меня меньше зрительных образов, а больше ощущений. Я все через кожу воспринимаю. Например, могу услышать и повторить слово в слово, о чем говорят соседи на верхнем этаже в дальней комнате, через вибрацию, улавливаемую кожей. Во время зикра мое тело стало невесомым, а когда стояли в тишине, сверху в макушку начал вливаться поток энергии. Потом он спустился по позвоночнику и по ногам до пяток, которые сильно разогрелись. От пяток пошел другой поток вверх, в копчик, и поднялся по позвоночнику, раскаляя его, до сердца. Затем энергия начала закручиваться во вращающийся шар, и я вылетела из тела.

– Ох, космонавты, вам надо книги писать! Народ зачитываться будет.

– Может, и напишем, – отозвалась Даша.

– Давай пойдем в лагерь? – предложила Катя, сладко зевнув. – Уже третий час, спать сильно хочется.

– Ты иди, вон ребята пошли, только закончили обниматься. Мы вас догоним, – ответил Вовка.
Катя ушла. Даша взглянула на Вовку, ее глаза светились любовью. Вовка с трепетом в сердце обнял ее и нежно поцеловал в губы, которые оказались необычайно мягкими. Во время поцелуя жар в теле Вовки вспыхнул с новой силой. По Дашиному телу прокатились мощные вибрации, и она издала приглушенный стон. Тараканов шепнул:

– Только не улетай сейчас, пошли в мою палатку.

– Постараюсь, – ответила Даша, – тогда ты меня пока не целуй.

Вовка ликовал, наслаждаясь кайфом от предвкушения, который ни с чем не может сравниться. Именно предвкушение больше всего волнует сердце и будоражит кровь, наполняя жизнь азартом и интересом.

Вовка взял Дашу за руку и пошел к холму не по главной дороге, а по еле заметной тропинке, которую обнаружил случайно, во время заготовки дров для бани. Зачем давать лишний повод почесать языки?

То, что произошло в палатке, и сексом-то назвать нельзя. Вовке казалось, что они с Дашей растворились друг в друге, их сразу подхватил стремительный энергетический поток, и с ревом понес навстречу наслаждению. Тараканову казалось, что они с бешеной скоростью летят головами вперед, а их переплетенные тела с огромной частотой вибрируют в горизонтальной плоскости. Вовка сохранял осознанность, умело регулируя степень своего возбуждения, стремясь растянуть наслаждение. Он все время балансировал на грани оргазма, полностью контролируя эту грань.

Даша пережила два мощнейших оргазма, причем второй, по ощущениям Вовки, длился минут десять. После этого девушка полностью вылетела из тела, которое стало абсолютно неподвижным. Она практически не дышала. Тараканов не стал ждать ее возвращения, понимая, что перед ним опытная космонавтка и ее вылет плавно перейдет в сон, и вскоре заснул сам.
На плато
Cледующий день опять выдался жарким, и Вовка с Дашей, взяв на турбазе лодку, отправились на противоположный скалистый берег озера. Тараканов мощно работал веслами, давая телу приятную нагрузку и вдыхая полной грудью озерную прану.

Они высадились на массивную каменную плиту, которую живописно окаймляли небольшие валуны, покрытые мхом. Из расщелин кое-где росли кудрявые березки и пушистые кустики можжевельника, а чуть дальше на островке цвели ярко-желтые ирисы. Вдоль берега на волнах покачивались белоснежные лилии и золотистые кувшинки. Поистине райское местечко, если бы не отдыхающие из близлежащей деревушки, которые то здесь, то там разместились в бухточке.

Парочка с кайфом искупалась, окатывая друг друга водопадами переливающихся брызг, и улеглась на теплую плиту. Тараканов лежал на спине рядом с Дашей, блаженно щурясь от ослепительных солнечных лучей. Сердце его громко стучало от близости Дашиного тела, его плавных линий, загорелой гладкой кожи с капельками воды. Даша пахла лесом и свежестью. Они молча повернули голову друг к другу и встретились глазами. В глазах Даши ясно читалось желание, грудь ее неровно вздымалась.

Вовка медленно коснулся ее руки, ласково погладил Дашины пальчики. Она ответила, тихонько сжав его ладонь. Тараканов погладил нежную шею, потом его ладонь скользнула ниже… Не в силах больше сдерживаться, они соединились губами в долгом сладостном поцелуе, воспламенившем Вовку с головы до ног. Обоих охватило страстное желание немедленной близости.

Везде были люди, поэтому Даша предложила штурмовать практически отвесную гору, оканчивающуюся небольшим слегка покатым плато. Вовке ничего не оставалось, как последовать за рванувшей вверх Дашей. Метров через десять-пятнадцать Вовка чуть не взвыл от боли, когда в ногу впилась острая колючка. Тараканов был босиком, а Даша – в легких тапочках. Как выяснилось, весь склон был усыпан колючками, и вскоре Вовка с трудом наступал на исколотые ступни, которые к тому же скользили по склону, вызывая небольшие камнепадики. Периодически Тараканову приходилось ползти вверх на четвереньках, и колючки впивались еще и в руки.

Ближе к вершине откос стал еще круче, и в какой-то момент Вовку охватила настоящая паника: ноги саднили, скользили, он с огромным трудом удерживался, чтобы не поехать вниз. О том, чтобы вернуться, и речи быть не могло – сверху склон казался почти вертикальным, и Тараканов понял, что вниз лучше не смотреть. Вовка, собрав волю в кулак и больше не обращая внимания на колючки, решительно заработал руками и ногами. Вскоре он выбрался на плато, где его поджидала уже отдохнувшая Даша.

Она была невероятно возбуждена и не понимала, что происходит. Девушку будто подхватил порыв ветра, она слышала шум воды, чувствовала дыхание земли и ласковое тепло солнца. Тело Даши превратилось в инструмент, на котором стихии стали играть симфонию. Единение с Вовкой было полным, Даше казалось, что они составляют одно тело. Волны экстаза невероятной силы захлестывали девушку, отзываясь взрывами внутри тела, которое сотрясала нарастающая дрожь. Каждый взрыв был подобен удару вселенского колокола, эхом отдаваясь во всех уголках тела.

Даша пережила четыре оргазма. Первый был очень глубоким, будто внутри проснулся вулкан. Девушке показалось, что Земля разверзлась и приоткрыла раскаленную лаву. Второй оргазм плавно качал Дашу по волнам моря любви, лаская душу, словно заботливая мать. Третий взрыв унес все мысли. Ветер гулял по телу, как по опустевшему дому. Больше не было Земли, Воды, только Ветер, который кружил девушку в стремительном танце, вознося ее все выше и выше навстречу Солнцу. Тут Дашино тело пронзили жгучие струи восторга, она почувствовала, что является раскаленным светилом. Внутри у девушки все кипело, необычное свечение исходило отовсюду.

Затем случилось невероятное – она вдруг увидела расширенные зрачки Вовки, в которых отражалось голубое небо, летевшее на Дашу с бешеной скоростью. Солнце погасло, зрачок разорвал привычную реальность и превратился в черную дыру потустороннего мира. На девушку через Вовкины зрачки смотрело и что-то говорило необычное существо. Каждое слово его было наполнено мудростью и знанием. Это видение длилось около минуты, затем существо превратилось в женщину, протянувшую к Даше свою руку. Женщина что-то дарила девушке. В этот момент Даша почувствовала, что растворяется, и издала оглушительный крик, который, подхваченный ветром, пронесся над озером.
Танцы, танцы, танцы… Материализация продуктов
Вовка упивался своей любовью. Весь мир преобразился, пропитался любовью и стал ликовать вместе с Таракановым, потому что в этом мире была Даша. Вовка ценил каждое мгновение. Ему нравилось в Даше все, и он иногда задавал себе вопрос: «Неужели все это мне не снится? Так не бывает! Наверное, я попал в сказку». Даже когда Вовка узнал, что Даша замужем, любит своего мужа и живет в далеком Казахстане, он ничуть не расстроился. Вовка был преисполнен благодарности Богу и всему миру, за то, что встретился с Дашей и счастлив с ней. А сколько времени это продлится, значения не имеет. Того, что произошло и еще произойдет, отнять у Вовки не сможет никто. Хотя Тараканов несколько раз влюблялся, как ему казалось – сильно, но того, что он испытывал сейчас, Вовка не мог себе представить даже в самых смелых мечтах. Многие живут целую жизнь и даже не приближаются к подобным чувствам. Вовка подумал, что он не просто любит Дашу, а обожает ее.
Между тем слет набирал обороты. Каждый день танцев приносил Вовке новые сказочные ощущения. Ночные зикры Марка переносили в бушующий океан неведомого, где единственной точкой опоры оставалось осознание себя как загадочного проводника Силы, существующей вне времени и пространства. А неудержимый напор и бешеная энергия Нарайяна вызывали у Вовки эйфорию.

Жемчужиной слета стал гениальный Нарайяновский танец «Шекина», с завораживающей мелодией, необычными движениями и глубоким философским смыслом пропеваемых слов. Этот танец – о всемогущей Силе («Шахина» в иудейской традиции), которая играет мирами. Сначала она, подобно иголке с ниткой, ткет паутину, создавая Порядок из Хаоса, потом меняет все своим прикосновением и, наконец, обращает свое творение обратно в Хаос.

Вовка вложил в философскую подгрузку к танцу свой смысл:

«Можно предположить, что мы живем в мире Хаоса, в Нагвале, бесформенном мире без причинно-следственных связей. Но чтобы состоялась коллективная игра, из Хаоса был создан Порядок, ПКМ, мир с причинно-следственными связями. В жизни Хаос переплетается с Порядком (так же как взаимно проникают друг в друга дневное и сновидческое пространства). То есть причинно-следственные связи существуют на протяжении какого-то отрезка времени, а затем происходит скачок, и мы переходим в параллельное измерение, в причинно-следственное пространство, в котором почти все осталось, как прежде, но что-то поменялось.

Глобально изменять обстоятельства жизни нам мешает консерватизм, страх перед неизвестным, перед Хаосом. Консерватизм – основное качество, обеспечивающее выживание человеческого рода, поддержание себя и мира в привычной форме. Но иногда глобальные изменения происходят. Мир человека может кардинально поменяться в одну секунду, но, как правило, такие изменения исподволь готовятся какое-то время. Можно сказать, что копится энергия для взрыва».

Подобный взрыв Вовкиной картины мира произошел лет десять назад, когда после двух лет упорных занятий йогой он внезапно испытал подъем Кундалини и хохотал при этом, как сумасшедший, от беспредельного счастья.

Пока разучивались слова и мелодия танца, Тараканов вспомнил, что прикосновение Силы, играющей мирами, сплетающей Порядок из Хаоса и обращающей его обратно в Хаос, он чувствовал много раз в своей жизни. Например, в осознанном сне, когда он лежал на крепостном валу, Сила вошла в него, наполнив незабываемым чувством всемогущества и знания сути вещей. А наяву Вовка близко соприкоснулся с ней в ночных зикрах. Эта Сила не была чем-то внешним, Вовка сам являлся ею.

В первой части танца Сила как бы становится иголкой, ткущей из ниток (людей) паутину Порядка. Во второй части происходит трансформация Порядка в Хаос. Один партнер, изображая прикосновение Силы, касается пальчиком другого, и тот исполняет спонтанный танец под заводной рок-н-рольный мотив. В третьей части царствует Хаос, и каждый пляшет свой индивидуальный танец, летая по всей танцплощадке. С каким воодушевлением и азартом скакал народ в шатре, щедро расплескивая энергию освобождения!

Мистический случай произошел, когда Нарайян проводил зикр-прощение. В этом зикре медленная, тягучая мелодия внезапно взрывалась резким оглушительным выдохом: «Хай Хай!», – от которого вибрировало все окружающее пространство. Когда затих последний звук и наступила абсолютная тишина, на крышу шатра буквально обрушилась стена ливня. Обычно дождь дает знать о себе первыми каплями, усиливаясь постепенно, а тут хлынул сразу, сплошным водопадом. Дождевые потоки струились по земле, и внутри шатра образовалась большая лужа. Буйство стихии усилило таинственность момента, и когда притихший народ стал обниматься, на лицах замерло выражение трепета и восторга от происходящего.

Джонни порадовал огненным еврейским танцем «Барух Ата». Бурная мелодия и стремительно меняющийся рисунок танца увлекли Тараканова и привели в экстатическое состояние. Когда Вовкино тело поймало ритм танца и стало двигаться в полном единстве со всем кругом, выписывая затейливую вязь в пространстве, он испытал огромное наслаждение.

Многие танцы Абдуллы базировались на ярких метафорах: то танцоры изображали распускание цветка, с одновременным подъемом Кундалини, то парящую в небесах птицу, то трубадура, изысканным жестом выражающего любовь даме сердца.

После танцев Джонни тихонечко садился на специальный стульчик в дальнем уголке шатра и, закрыв глазки, медитировал. На лице его отражалась нирвана. Ему было несвойственно проявление бурных эмоций. Двигался он медленно, без суеты, степенно неся впереди себя округлый животик. Говорил так же неспешно, тихим голоском, всем своим видом изображая просветленного мастера. Когда Вовка обнимался с Пукинсом, то объятия его были совершенно невесомы – мастер едва касался Тараканова пузиком и руками, совершая почти неощутимые вдохи-выдохи.

Вовка с Юлькой поневоле улыбались, глядя на этого потрясающего актера, безупречного в своей роли созерцателя! Из того, как он ходил, разговаривал, кушал, проводил танцы, складывалось впечатление, что он старается делать все осознанно, погружаясь в выполняемое действие. Во всех танцах Пукинса ключевой момент – осознанность. Он пускался на разные ухищрения, чтобы у танцоров не было автоматизма в движениях и пении. Маэстро не разрешал записывать свои танцы на диктофон, видимо, из тех же соображений – для тренировки осознанности, чтобы участники запоминали движения телом, а мелодию – сердцем. Юлька с Таракановым, правда, ухитрялись прятать диктофоны, и всевидящий Джонни периодически бросал на них осуждающие взгляды.
Однажды в разгар полуденной жары четверо лесных жителей томно возлежали у себя на холме, ожидая, когда сварится обед. Юлька, бросив в котелок с картошкой щепотку сушеного укропа, мечтательно протянула:

– Сейчас бы фруктов свеженьких: бананчиков, апельсинчиков. В Москве, небось, вовсю клубнику уже продают. И сладенькое к чаю у нас на исходе.

Майор присоединился к ее фантазиям:

– Это точно. Кашетерапия дело, конечно, хорошее – у меня стул, как у младенца стал. Однако хочется и овощей каких-нибудь, борщика там, огурчиков малосольных. А нашпигованные чесноком шматки сала уже по ночам снятся.

– А ПКМ на что? – включился в обсуждение Тараканов. – Надо сделать заказ дядь Мише, когда он с Женей в деревню поедет на закупку продуктов для кухни.

– От ПКМа кони дохнут, – брякнул Серега. – Переться куда-то в такое пекло лениво, к тому же дяди Женин ЗИЛок сломался, у него кардан полетел.

– И вообще, мы волшебники или где? Пусть оно само материализуется, прямо здесь и сейчас! – отозвалась Катя, созерцавшая, лежа в теньке, бабочку, присевшую на желто-фиолетовые соцветия иван-да-марьи.

Вовка, тоже разомлевший от жары, кивнул:

– Нужна мгновенная материализация. А давайте в Саи Бабу играть: закроем глаза, пепел от костра в пальцах разотрем и мантры какие-нибудь побормочем. Глядишь, продукты и появятся.

Майор буркнул:

– А чего нам Саи Бабы и аватары всякие? У нас своих Бабок-Ёжек хватает, тоже авиаторы, между прочим. Кто какие знает способы материализации или переходов в параллельную реальность из сказок? Я могу скатерть-самобранку изобразить, я браниться хорошо умею. Еще могу в неравной битве со Змием Гринычем сразиться. Победу не гарантирую, но стоять буду до последней капли.

– Сильнодействующее средство знаю – трижды оземь удариться! – воскликнула Юлька.

– В параллельный мир можно на ковре-самолете влететь, – добавил Тараканов.

Катя стала перечислять:

– Можно выдергивать себя за волосы, как барон Мюнхгаузен; одеть серебряные туфельки, как Элли из «Волшебника Изумрудного Города»; катать яичко по серебряному блюдечку, а лучше два; одеть Красну Шапку и прогуляться по лесу с корзинкой пирожков; пойти, куда глаза глядят; разматывать клубочек; влезть корове в одно ухо, а вылезти из другого; изловить золотую рыбку или Жар-птицу; съесть наливное яблочко; искупаться в живой воде.

– Ого, румяная! Да ты просто кладезь сказочных ритуалов, – похвалил ее Серега.

В итоге был составлен комплексный способ перехода в изобильную продовольствием вселенную. Майор лег на спину, водрузив полотенце с хлебом, солью и банкой сгущенки на живот, и разразился сочным анекдотом. Юлька, нацепив шляпку, прошлась вокруг него с котелком горячей картошки, неподражаемо крутя попой. После этого все участники дернули себя за волосы кверху и, усевшись на коврики, съехали с холма в том месте, где песчаный склон имел наибольшую крутизну. В конце спуска они трижды хлопнулись оземь и кинулись в воду.

После купания майор изрек:

– Эх, со Змием не удалось сойтись в поединке – испужался, окаянный, силушки молодецкой. Ну да ладно. Нас устроит любой результат, но лучше все сразу – и сало, и овощи-хрукты. И с ума я при этом не сойду!

Поднявшись к палаткам, четверка услышала приближающиеся голоса. Из-за кустов появились радостные Ксюша с Димой, который тащил основательно нагруженный рюкзак дяди Миши и известил друзей:

– На турбазу автолавка со станции приехала, мы всяких вкусностей набрали: яблок, бананов, апельсинов, сладостей, овощей разных.

– Сало или кивбаски нимае? – не веря привалившему счастью, пустил слюну Серега, озверевший от вегетарианской пищи.

– Шпиг копченый устроит? – возвестил индеец, подбрасывая на ладони кусок сала и балдея от реакции майора, психика которого оказалась не готова к мгновенной материализации.
Ночная баня. Волшебники делятся подвигами. Квартира в подарок. Клятва Ильичу, молитва волшебницы. «Мы не сеем и не пашем», «Поднимаю юбочку». Напитки в метро
Следующая баня состоялась ночью, после вечерних танцев. Дядя Миша раздобыл у кореша Жени бензопилу, и здоровенная сухая береза была распилена на толстые чурбаки, которые наложили поверх сосновых дров средней толщины. Дров заготовили столько, что гигантский костер гудел часа четыре.

Зрелище было сказочной красоты: громадный столб оранжевого огня, играющий причудливыми языками пламени, взвивался в небо метров на пять, озаряя полумрак белой ночи и отбрасывая яркий отсвет на темной зыбкой поверхности озера. Ночная тишина разрывалась ревом костра и потрескиванием стремительных искр, которые игривыми снопами взмывали ввысь, к звездам, и так же быстро таяли, чтобы тут же смениться новым салютом. Жар от костра распространялся такой, что подойти к нему ближе, чем на два метра, было невозможно.

Зрители, полукругом обступившие фейерверк, зачарованно любовались фантастической картиной. Больше всех был доволен дядя Миша, гордо изрекший:

– Вот что значит автоматизация банного производства. Слава ПКМ, прабабушке научно-технического прогресса!

Майор почтительно обратился к деду, имевшему доступ к хозяйственной части турбазы:

– Дядь Мишель, колись, чего у тебя еще в загашнике припасено?

Дедок жестом Давида Копперфильда материализовал в руке горсть гвоздей:

– Вот они, родимые! Вместо того чтобы обтягивать столбики веревкой, сколотим настоящую крышу.

Вовка громогласно выдал «ТАК» почетному изобретателю-рационализатору:
Гвоздь программы – дядя Миша,

Он сколотит крепку крышу.


Юлька подхватила, завращав руками над головой на манер Капитоныча:
Пышный кокон жаром дышит,

В точку сборки едет крыша!


Дядя Миша, польщенный всеобщим признанием, возглавил строительство каркаса для бани. Он бегал вокруг и суетился, раздавая инженерные советы. Вскоре остов крыши, сколоченный из четырех жердин, образующих квадрат и двух диагональных перекладин, был готов. Остов изготовили большого размера, чтобы баня вместила всю тусовку танцующих волшебников. Вошедший в раж дядя Миша сообщил, что на складе у Жени валяется огромный кусок шелковой ткани от тормозного парашюта, которым можно накрыть баню для лучшей теплоизоляции. За парашютом был срочно командирован майор с сопроводительной запиской от дяди Миши.

Когда костер поутих, банщикам представилась изумительная картина. Камни, образующие турик, нагрелись так сильно, что светились в сумраке мягким янтарно-розовым светом. Стоило чуть дунуть ветерку, как они начинали волнообразно переливаться, то светлея, то подергиваясь темной пеленой.

– По-моему, мы слегка погорячились с количеством дров, – протянул Тараканов, не отводя взгляда от играющих перламутром валунов.

– Ничего, баню жаром не испортишь! Хоть попаримся как следует, – воскликнул прибалдевший майор.

Во время первого захода в баню, Вовка прикинул, что температура явно зашкаливала за сто двадцать, и даже парашютный шелк накалился так, что обжигал нечаянно коснувшихся его. Заходы в баню делались короткие, но более частые, чем в прошлый раз, ибо ночь была холодная, да и ветерок с озера быстро охлаждал тело.

Каким наслаждением было, греясь после купания у костерка из березовых головешек, смотреть на апельсиновый шарик луны, отражавшейся в тихонько плескавшей о берег воде. В ночной бане было нечто мистическое, отзвук далеких языческих ритуалов. Казалось, щель между мирами открыта всюду, куда ни шагни.


После того, как все напарились всласть, тусовка собралась на холме, у костра. Народ расселся на бревнышках, блаженно потягивая чаек. Пламя костра освещало лица, просветлевшие после жаркой баньки. Вовка подбросил в огонь «ароматических палочек» – веток можжевельника, придавших дыму ядреный смолистый запах. Настроение у всех было приподнятое, спать не хотелось. Юлька, хрумкая сухариком с маком, предложила:

– А давайте обменяемся подвигами, после семинара столько времени прошло. Я думаю, всем есть чего рассказать.

Народ с энтузиазмом откликнулся на это предложение.

Дядя Миша поведал, как будучи в гостях у сына с невесткой, разрядил их внезапно вспыхнувшую ссору. Пока молодые ругались в комнате, он тихонько, по-шпионски, запел на кухне семейный гимн (после чего парочка стала обниматься и надолго уединилась в ванной):


Союз нерушимый супругов свободных

Сплотила навеки большая постель,

Да здравствует созданный волей супругов

Великий могучий сексуальный союз!


Айгуль, вызывавшая джинна из кувшина, рассказала, что получила долгожданную квартиру, купив ее в кредит. Шустрая девчонка, которая на первом занятии Болеслава вставила фразу «из одной секты в другую перешли», поделилась сногсшибательной новостью:

– Я после семинара решила, что у меня квартира уже есть, но она сейчас в ремонте. Мама у меня недвижимостью занимается. Так вот, на день рождения она вручила мне документы на квартиру и сказала: «Доченька, только сегодня ремонт закончила, дарю тебе». Не веря своему счастью, я с мамой поехала на квартиру, и рабочие сдали нам весь объем работ.

– Круто! И кроме подгрузки этой картины мира больше ничего не делала? – уточнил дядя Миша.

– Щелкала да прыгала, еще стих о мечте сочинила, впервые в жизни.

– Огласите шедевр! – хором потребовали заинтригованные слушатели.

Девчонка прочла с энергией в голосе:


Где-то в параллельном мире

Ждет меня моя квартира.

Я, чтоб ею завладеть,

Буду мокнуть и потеть.


Поменяв картину мира,

Буду рисовать другую.

Прыгну с табурета вниз,

Ну, квартира, появись!


Не случилось чтоб прокола,

Чтоб сбылося точно все,

Буду щелкать в полвосьмого.

Я волшебник, или кто!!


Вовка почувствовал, что юная обладательница квартиры своим невероятным рассказом и стихотворением закрутила сильные энергетические потоки. В груди у него будто заработала печка, а воздух вокруг задрожал. Он сказал об этом собравшимся и предложил сконцентрироваться на своих ощущениях. Многие сразу почуяли энергетический жарок в разных частях тела.

Обсуждение квартирного вопроса продолжила Римма, веселая сероглазая блондинка лет двадцати пяти:

– Моя подруга Надежда вышла замуж. У молодых своего жилья не было, и надо было срочно раздобыть деньги на квартиру. Кредит в банке не давали, потому что не было поручителей.

Надя из другого города, и когда приехала по делам в Москву, я рассказала ей о семинаре Болеслава и о своих достижениях. Для начала они с мужем приглядели дом, подошли к первому попавшемуся подъезду и, набрав случайный номер квартиры, через домофон переговорили с хозяйкой:

– Добрый вечер, мы хотим купить вашу квартиру!

– Замечательно! Мы, правда, её не собираемся продавать…

– Как соберетесь, позвоните нам, хорошо?

– Хорошо, договорились, я вам позвоню обязательно!

И все это без тени раздражения или удивления, исключительно доброжелательным тоном и с улыбкой в голосе. Это было в феврале.

К началу марта нашелся только один поручитель для ссуды, денег все еще сильно не хватало. Когда я приехала к Надежде в гости, она выглядела грустной. Я посоветовала ей быть готовой к получению квартиры. Подруга удрученно ответила:

– Да я-то всегда готова! Дай какой-нибудь ритуал.

– О! Если ты всегда готова – значит, ты пионерка!

– Какая уж пионерка в мои-то годы!

– Как это какая? Ты же клятву давала! Забыла?

– Ну, у меня есть в детской книжке эта клятва. Если надо, вспомню.

– Вот и заучивай её, завтра пойдем Ленину присягу приносить.

На центральной площади города, перед зданием местной администрации, как водится, стоит несвергнутый в свое время огромный Ильич. Правда, обращенный к этой администрации спиной и выкидывающий длань по направлению к развлекательному видеоцентру, где проходят крупные молодежные тусовки, и к гостинице, около которой толкутся ночные бабочки. Вот к нему-то мы и поехали на следующий день.

Смеркалось, но народ активно шастал мимо. Мы встали перед постаментом. Марина в красном шарфике, подняв, как положено, руку, проникновенно зачитывала «Клятву юного пионера», а я стояла рядом с открытой книжкой и громко ей подсказывала, если она ошибалась. Из здания администрации вышли покурить охранники – и обратно уже не заходили.

Прочтя клятву, мы решили побаловать дедушку всех октябрят любимыми стихами о нелегкой судьбе женщин, а также спели ему дуэтом пару песен.

После этого Надя сказала Ленину, что после такого концерта она хочет небольшой гонорар: двухкомнатную квартиру недалеко от работы, по такой-то цене в течение месяца, максимум двух.

А я влезла на полутораметровый пьедестал у ног вождя и на снегу вытоптала огромные буквы: «Ленин – молодец!» Охрана занервничала, но не подходила. Прохожие вообще делали вид, что нас не существует, поэтому общение с Ильичом прошло без эксцессов, почти интимно.

Закончив дело, мы пошли к остановке, на которую Ленин и направлял рукою. В видеоцентре как раз начались вечерние подростковые пляски, путанки тоже оживленно щебетали, короче, у всех наступил праздник. Я так поняла, что в честь нашего подвига.

Через неделю нашелся второй поручитель, потом московская родня ни с того ни с сего одолжила Надежде крупную сумму. Сейчас мои друзья уже купили двухкомнатную квартиру в двух шагах от работы, с окнами в тихий зеленый дворик.

А теперь немного о себе. Хочу зачитать вам свою молитву танцующей волшебницы.

Римма встала и, тряхнув головой, с бушующим жаром сердца выдала перл:
Верую я в перемен неизбежность,

В твердость небес под моею ступнею,

Истово верю в начальников нежность,

В баксы, анлимитед, без перебоев,


В щелканье пальцев как МироТворенье,

В мантры, мандалы, змею Кундалини,

Верую в пользу жиров и варений

Для получения стройности линий.


Верую в придурковатость врожденную,

Верую в склонность свою к левитации,

В органы чувств своих, освобожденные

От повседневности галлюцинации.


Верю в супруга, безумного в койке,

Верую в праведность правящих партий,

Верую в выплату мне неустойки,

Если непруха в желаньях покатит,


В толпы родни, обаятельной в доску.

Дальше приказы (от чистого сердца):

Каждому мужу – кальсоны в полоску,

Рощу, коптильню и единоверца!


Барышням – яхту, машину, супруга,

Дачу в Париже и дом на Канарах,

Умных детей, очень щедрого друга,

Чтобы с супругом любили на пару.


Всем разрешаю бессмертье тотальное,

Ауру – чистую, карму – хорошую.

Верую в истинность нетривиального!

И суперменность свою непреложную!


Когда Римма читала стихи, отблески костра замысловато играли на ее лице, и в какой-то момент Вовке показалось, что она и в самом деле сейчас оторвется от земли. После бурных оваций и криков «Браво!» волшебница, обведя всех горящими нездешними глазами, резюмировала:

– Перечислю, что из этого стихотворения уже исполнилось: начальников нежность; баксы анлимитед; стройность линий; супруг, безумный в койке; щедрый друг; обаятельная в доску родня. А суперменность моя налицо.

От выступления Риммы, сопровождавшегося дружным смехом, энергия вокруг костра заклубилась еще сильнее. Эстафету волшебных свершений приняла Имя:

Вставить ТантанПовествование Марины то и дело прерывалось долгими приступами хохота, переходящими в завывания восторга. У Тараканова от смеха даже слезы выступили на глазах.

– Гордость берет за наших женщин! – произнесла Юлька, вызвав новый припадок веселья.

Когда публика немного успокоилась, Вовка окунулся в созерцание жарких потоков силы, спиралями вращающихся вокруг позвоночника и исчезающих в посветлевшем небе. Его начало сотрясать и подбрасывать на месте, еще сильнее, чем после йоговского комплекса. Вся компания тоже констатировала, что обмен состояниями волшебного творчества прошибает не меньше, чем зикры Марка. На полянке творилось настоящее энергетическое пиршество, игра утонченными энергиями.

Незнайка, подложив в костер толстое сосновое полешко, поделилась своей ритуальной речевкой:

– А я все при помощи песен силы делаю. В последнее время занялась притягиванием материальных благ от мужчин. Подключила к этому трудному, но нужному делу весь женский коллектив. Утро в офисе начиналось с пения речевки и одновременного исполнения ритуала, упомянутого в ней. Сейчас покажу.

Встав рядом с костром, пластичная Незнайка принялась клоунски изображать танец силы и запела, потешно растягивая звуки:
Мужжик, мужжик,

Вжик-вжик, вжик-вжик!

Потанцуй вокруг меня,

Ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля!


Поднимаю юбочку,

Почесываю попочку,

И беру коробочку.

А в коробочку вот эту


Положи ты мне конфэту.

Я ее, конечно, съем,

Ты ж, мой милый, между тем,

Положи туда ешшо,

Всем нам будет хорошо!
И вот однажды, во время производственной гимнастики, как раз на словах «Поднимаем юбочку, почесываем попочку», в наш кабинет заглянул шеф. Он с ужасом посмотрел на массовое безумие, но дверь закрывать не стал. Мы спокойно допели, набили рот конфетами. В заключение я обратилась к нему:

– Петр Григорьич, если вы думаете, что ваши подчиненные тронулись головой, то вы ошибаетесь. Нам просто не хватает мужской заботы и внимания. Ах, если бы нашелся рыцарь, свершивший что-нибудь стимулирующее и приятное для нас!

В конце дня он купил нам четыре бутылки отличного вина и много вкусной еды, а мне после этого случая увеличил оклад.

Начинание Незнайки нашло горячий отклик в женских сердцах. Вовке очень понравилось сочетание песни и танца, он воскликнул:

– Красивая идея! Молодчина Незнайка, новую технику родила: к песне на намерение придумываем движения, и получается танец силы, танец мечты. Можно групповой сочинить, если есть с кем плясать, а можно индивидуальный.

Когда очередь выступавших дошла до Кати, то ее история сразила всех наповал.

– Помните, я на семинаре рассказала про медсестру Анжелу, папе которой мы отменили перелом позвоночника.

Месяц назад Анжела привела ко мне на консультацию подругу Любу, тоже медсестру, которая очень хотела замуж. Я предложила Любе с Анжелой нарядиться стюардессами, накрыть передвижной столик с прохладительными напитками, спуститься в метро и проехать пару станций, предлагая напитки всем желающим в вагоне.

Сопроводительный текст был таков: «Уважаемые пассажиры! Командир корабля и экипаж приветствуют вас на борту метропоезда. Наша поездка проходит на глубине 25 метров под землей, температура за бортом плюс 19 градусов. В пути вам будут предложены прохладительные напитки…»

Девушки с радостью согласились на это задание, однако потом испугались и несколько раз «операцию» откладывали. Наконец, они решились. Столик взяли в торакальной хирургии, где мы с сынишкой лежали.

Об униформе они напрочь забыли. Уже перед тем, как идти «на дело», Анжела нашла дома две милицейские рубашки мужа без опознавательных знаков, и вместе с темными брюками, которые были на девочках, получилась отменная, почти официальная форма!

Они купили несколько бутылок с минералкой, «Кока-Колой», «Спрайтом», одноразовые стаканчики, и отправились к ближайшей станции метрополитена. Мандраж не оставлял их в пути. Однако уже на эскалаторе Люба с Анжелой встретили могучую поддержку со стороны окружающих, которые подсказывали, как лучше провезти громоздкий столик. Зайдя в вагон, они все же слегка растерялись, стали друг друга толкать в бок:

– Говори…

– Нет, ты говори.

Потом Анжела объявила:

– Уважаемые пассажиры! Администрация станции метро «Баррикадная» приветствует вас на борту электропоезда, совершающего рейс по маршруту станция «Выхино» – станция «Планерная». Мы хотим, чтобы ваши поездки в метро всегда были в радость. Разрешите предложить вам прохладительные напитки.

День был очень жаркий, и пассажиры метро встретили данное предложение не просто благосклонно, а «на ура»! Сразу отовсюду послышались возгласы:

– Вот молодцы!

– Здорово!

– Как вовремя, так хочется пить!

– Наконец-то Лужков додумался!

Людей в вагоне было немного, но девочкам пришлось проехать три станции, чтобы напоить всех. И от каждого «обслуженного» они получали в ответ эмоциональный заряд радости.

Когда Анжела с Любой вышли из вагона, то вода в бутылках еще оставалась. Они встали в середине платформы и, уже совершенно не смущаясь, предложили напитки пассажирам станции. Их окружила толпа благодарных изнемогающих от жажды людей, и скоро все было выпито. В каком состоянии они поехали домой, передать невозможно.

Когда на следующий день девчонки пришли ко мне в гости, их Внутренний Огонь просто осветил и обогрел все вокруг! Казалось, даже воздух вокруг них дрожит! А Люба принесла мне огромный букет роз!

Анжела и Люба наперебой рассказали о своих приключениях и о том, что со вчерашнего дня перед ними буквально открываются все двери и исполняются любые желания, стоит только подумать (они в таком состоянии уже месяц находятся!) А через пару недель отправились угощать людей в метро булочками.

По утверждению людей, знающих Любу, этот случай изменил ее сразу и навсегда. Теперь ничья помощь ей не нужна – она сама может материализовать все что угодно!

К этому моменту внутренний жар и дрожь в невесомом теле Вовки, прилегшего на коврик, достигли такого накала, что Тараканова стало потряхивать и приподымать. Он полностью сосредоточился на восходящем потоке огромной силы, но оторваться от земли так и не удалось. «Ничего, когда-нибудь получится. Главное – делать попытки», – подумал Вовка.

Народ с неохотой стал расходиться, когда уже рассвело.


1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница