Евгений Розенблат, Ирина Еленская



Скачать 422.04 Kb.
страница1/3
Дата19.11.2016
Размер422.04 Kb.
  1   2   3
ЕВРЕИ БЕЛАРУСИ: ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ ХХ ВЕКА

Евгений Розенблат, Ирина Еленская


ХХ век кардинально изменил судьбы многих народов мира. Одной из характерных черт этого столетия стала динамичность: стремительно возникали и исчезали государства, совершались революции, происходили войны, менялись геополитические и социально-экономические условия жизни. Все преобразования в той или иной степени, прямо или косвенно отражались на демографических показателях. Еврейская диаспора Беларуси существовала с начала ХІV века. В её многовековой истории до XX в. хватало драматических поворотов и резких виражей: достаточно вспомнить погромы времён Б. Хмельницкого, а также потери белорусских евреев в ходе военных действий, происходивших на территории Беларуси, ставшей в XVII-XVIII вв. своего рода военным полигоном. На протяжении шести столетий обозначились основные тенденции развития еврейской общины Беларуси, предопределившие некоторые направления в развитии белорусской еврейской диаспоры и в ХХ веке. Но ХХ век внёс свои коррективы и буквально смёл многие, казалось бы неотъемлемые атрибуты еврейской жизни. В ХХ веке еврейская диаспора Беларуси претерпела гигантские, глобальные превращения, причём ни одна этническая группа республики не подверглась подобным метаморфозам. Облик еврейской общины Беларуси полностью видоизменился, что выразилось как в количественных, так и в качественных демографических показателях. К сожалению, в одной статье рассмотреть весь комплекс вопросов невозможно, поэтому в данном исследовании акцент сделан на показе и объяснении причин изменений численности и географического размещения еврейского населения Беларуси на протяжении ХХ века.


Согласно переписи 1897 г., в Беларуси проживало более 900 тысяч евреев, что составляло 21,1 % еврейского населения черты оседлости Российской империи1. При этом евреи являлись второй по значимости после титульной этнической группой на белорусских землях, опережая по количественным показателям и удельному весу даже традиционно многочисленную польскую диаспору:
Таблица 1

Данные переписи 1897 г.*2


Губерния

Численность еврейского

населения (в тыс.)

% от всего

еврейского

населения

Удельный вес еврейского

населения

Виленская

93,2

10,2

11,0

Витебская

89,7

9,8

13,2

Гродненская

180,6

19,8

16,6

Минская

344,1

37,7

16,2

Могилёвская

203,3

22,3

12,1

Итого:

910,9

100

14,2

При всех кажущихся диспропорциях в размещении еврейского населения по территории Беларуси в этот период, следует отметить, что с учётом величины губерний на то время существовало достаточно равномерное распределение еврейской диаспоры по белорусским регионам. Вместе с тем динамика движения еврейского населения явно эволюционировала в сторону сосредоточения основной массы евреев в белорусских городах: в наиболее крупных центрах – губернских и уездных городах – еврейское население составляло более половины всех жителей (в среднем – 59,4 %3). По данным 1897 г. в Могилёве проживало 21.547 евреев (что составляло 50 % всего населения), в Витебске – 34.440 евреев (52 %), в Минске – 47.562 (52 %), в Гомеле – 20.385 (55 %), в Бресте – 30.260 (65 %), в Пинске – 21.065 (74 %)4.

Статистические материалы о национальной структуре населения белорусских земель, подготовленные Варшавским статистическим комитетом в 1909 г., позволяют увидеть, что в начале ХХ века произошли существенные изменения:
Таблица 2

Численность и удельный вес еврейского населения в Беларуси по данным 1909 г.5:


Губерния

Численность еврейского

населения (в тыс.)

% от всего

еврейского

населения

Удельный вес еврейского

населения

Виленская

100,1

10,2

10,6

Витебская

97,1

9,9

12,6

Гродненская

204,3

20,8

16,5

Минская

328,1

33,3

13,9

Могилёвская

254,0

25,8

11,9

Итого:

983,6

100

13,2

Прирост еврейского населения составил по сравнению с 1897 г. 72,7 тыс. чел. (8 %), но темпы увеличения численности еврейской диаспоры были ниже, чем скорость, с которой росло в целом население Беларуси (в общей сложности население белорусских земель за этот период увеличилось на 15,8 %). В начале ХХ века произошли заметные изменения в размещении еврейского населения: на фоне постепенного увеличения численности евреев в Виленской, Витебской и Гродненской губерниях, особенно явно уменьшение еврейского населения в Минской (на 16 тыс. чел., т. е. на 4,6 %) и резкое увеличение в Могилёвской губернии (на 50,7 тыс. чел., т. е. 25 %), причём в некоторых уездах более чем на 40 %: еврейское население Мстиславского уезда за период 1897-1909 гг. выросло с 16,7 тыс. до 23,4 тыс. (40,1 %), Гомельского уезда – с 32,3 тыс. до 45,9 тыс. (на 42,1 %). Происходило не только «внутреннее» перераспределение еврейского населения: возраставшая напряжённость в «черте оседлости» выталкивала определённую часть евреев за пределы Российской империи. С 1897 г. по 1917 г. из Беларуси в США выехало 317 тысяч евреев (из Виленской и Могилёвской губ. – по 53 тыс. чел., из Витебской – 47 тыс., из Гродненской – 73 тыс., из Минской – 91 тыс.)6, что составляло 28,6 % от общей численности эмигрантов-евреев из царской России. Сведения о количестве евреев-эмигрантов по отдельным губерниям свидетельствуют, что Виленскую и Витебскую губернию покинуло около половины еврейского населения, Гродненскую – более чем третья часть, Минскую – ¼ часть, менее остальных переселенческой лихорадке была подвержена Могилёвская губерния, евреи-эмигранты составляли здесь 1/5 часть еврейского населения.

С началом первой мировой войны миграционные процессы, охватившие и значительную часть еврейского населения, усилились. Принудительные выселения, стихийные потоки беженцев стали приметой того времени. Из прифронтовой полосы было выселено около 500-600 тыс. евреев7. Всего с 1914 по 1918 гг. за пределами Беларуси оказалось около 2 млн. чел.8*

События советско-польской и гражданской войны негативно повлияли на демографическую ситуацию в Беларуси. Еврейская диаспора являлась одной из наиболее пострадавших частей населения. Последствиями польских погромов, похода войска генерала С. Булак-Балаховича, бандитских нападений стало не только физическое истребление евреев, проживавших в деревнях и местечках, но и паническое бегство еврейского населения из сельской местности, где не была надлежащим образом организована защита жизни и имущества людей. Миграционные процессы достигали весьма внушительных масштабов, особенно в период с весны 1920 г. до конца 1921 г. в южных и юго-восточных областях Беларуси. Сотни, тысячи беженцев-евреев скапливались в Озаричах, Уречье, Мозыре, Бобруйске, Гомеле, Калинковичах, Минске. Часть из них позднее, по мере ликвидации бандитизма, возвращалась в родные места, но многие выезжали за пределы Беларуси, в Прибалтику и Россию9. События 1920-1921 годов способствовали локализации еврейского населения в городах и местечках. Для объяснения причин этого явления необходимо выделить как объективные, так и субъективные факторы. Даже после того, как политическая ситуация в республике стабилизировалась, евреи-беженцы не спешили возвращаться в оставленные деревни и местечки: многие лишились семьи, домов, имущества, столкнулись с враждебным или безразличным отношением со стороны местного населения. Кроме того свою роль сыграл общий экономический регресс – местечки перестали выполнять функцию торгово-ремесленного посредника между городом и деревней, прежние хозяйственные связи были разрушены. Таким образом, на начало 20-х годов пришёлся следующий этап урбанизации еврейского населения Беларуси.

После подписания Рижского мирного договора в марте 1921 г., территория Западной Беларуси вошла в состав польского государства. Белорусская еврейская диаспора оказалась расколотой на две части. Это привело к появлению значительных отличий в демографических характеристиках еврейского населения белорусских земель, проживавшего по разные стороны границы.

Согласно материалам переписи 1926 г., в БССР проживало более 407 тысяч евреев. Белорусская еврейская диаспора являлась третьей по величине в Советском Союзе (на первом месте находилась украинская, на втором – российская): в БССР проживало 15,7 % еврейского населения СССР. Однако при этом – важная деталь – ни в одной советской республике еврейское национальное меньшинство не составляло столь значимую группу: удельный вес евреев в БССР достигал 8,2 %, в то время как в УССР – 5,4 %, а в РСФСР – 0,5 % (средний показатель по Советскому Союзу – 1,8 %)10.



Таблица 3
Сведения о численности еврейского населения БССР

на 1926 г.11:


Название округа

Численность евреев

(тыс. чел.)

% еврейского населения

Удельный вес евреев

(%)

Минский

70,7

17,4

13,1

Бобруйский

52,4

12,8

9,9

Борисовский

23,5

5,8

6,2

Витебский

53,4

13,1

9,2

Гомельский

45,6

11,2

11,2

Калинковичский

19,3

4,7

5,1

Могилёвский

34,6

8,5

6,5

Мозырский

27,3

6,7

8,3

Оршанский

24,5

6,0

5,9

Полоцкий

17,3

4,2

5,4

Слуцкий

20,9

5,1

6,7

Речицкий

17,6

4,3

6,9

Всего:

407,1

100

8,2

В отличие от УССР и РСФСР, где евреи проживали более компактно, еврейское население БССР было достаточно равномерно распределено по всей территории республики. За 30 лет (с 1897 по 1926 г.) соотношение городского, местечкового и сельского еврейства в Беларуси сильно изменилось, произошло значительное увеличение группы евреев-горожан за счёт местечкового и сельского населения:



Таблица 4
Соотношение городского, местечкового и сельского еврейского населения Беларуси12:


Виды поселений


1897 г. (%)

1926 г. (%)

Города

43,8

63,3

Местечки

37,5

24,8

Сёла

18,7

11,9

Всего:

100,0

100,0

Наибольшая концентрация евреев в городах в 1926 г. отмечалась в Минском (92,8 %), Витебском (93,1 %) и Гомельском (93,6 %) округах. В остальных округах республики этот показатель был ниже среднего. Больше всего евреев проживало в Минске – 53.696 чел. (40,8 % жителей города), Гомеле – 37.745 (43,7 %), Витебске – 37.013 (37,5 %), Бобруйске – 21.558 (42,0 %), Могилёве – 17.105 (34,1 %)13. При этом по сравнению с 1897 г. удельный вес евреев в городах уменьшился, поскольку увеличилась общая численность городского населения.



За короткий отрезок времени с 1923 по 1926 гг. численность еврейского населения по Советскому Союзу увеличилась в среднем на 8,1 %. В некоторых республиках наблюдался ещё более значительный прирост еврейского населения: в УССР оно увеличилось на 11,6 %, а РСФСР – на 23,3 %. Единственное исключение составляла БССР. За данный период убыль еврейского населения республики составила 17,6 %. Такое положение было связано с проводившимися в 20-е годы административно-территориальными реорганизациями – в 1924 и 1926 г. в ходе так называемого укрупнения в состав БССР из состава РСФСР были переданы ряд уездов и волостей Витебской, Гомельской и Смоленской губерний. Население земель, присоединённых (а по сути, возвращённых) в состав белорусской республики неоднозначно воспринимало это событие. Часть жителей предпочли остаться в РСФСР. Кроме того, сыграл свою роль продолжающийся кризис местечек (штетлов) и невозможность использовать в местном производстве лишние рабочие руки. Характерной деталью стало то, что еврейское население отдельных белорусских городов продолжало увеличиваться: прирост евреев в Минске за 1923-1926 гг. составил 11,1 %, в Бобруйске – 9,9 %, Полоцке – 9,7 %, а убыль в крупных городах не была очень высокой: например, в Витебске еврейская община уменьшилась на 4,8 %, в Гомеле – на 0,2 %, в Орше – на 1,7 %14. Отток еврейского населения из Беларуси происходил в первую очередь за счёт сельского и местечкового населения. С середины 20-х годов, правда, началась кампания вовлечения евреев в сельскохозяйственный труд, что должно было задержать еврейское население в сельской местности. К концу 20-х годов в БССР к земледелию было привлечено более 9 тысяч еврейских семей. Но в то же время не прекращалась миграция еврейского населения за пределы республики. Отчасти это происходило под влиянием советской пропаганды: по официальным данным, 2.154 еврейских семей выехали из БССР в Крым и Еврейскую автономную область15. Необходимо принимать во внимание и модернизацию еврейского общества, в первую очередь подхватившую еврейскую молодёжь. Тяга к получению образования, поиск путей наиболее полной самореализации подталкивали к действиям, сам темп жизни звал к активности и перемене образа жизни. Отказ от традиций, от прошлого зачастую сопровождался отказом от прежнего места жительства в черте оседлости. Данная мысль прекрасно иллюстрируется следующим примером: только из м. Чечерск Могилёвской области в 1927-1929 гг. выехало более 200 еврейских юношей и девушек, 150 из которых оказались в Ленинграде16 (в 1926 г. в Чечерске проживало 1.313 евреев17, следовательно, из местечка выехала практически вся еврейская молодёжь). Данные по 9 местечкам и небольшим городам Беларуси (Червень /б. Игумен/, Дрисса, Корма, Краснополье, Освея, Сенна, Смолевичи, Туров и Узда) показывают, что за 3 года с 1923 по 1926 гг. еврейское население в них уменьшилось на 8,8 % (– 2,9 % от среднегодового), а за 5 лет с 1927 по 1931 гг. – на 32,9 % (– 6,6 % от среднегодового)18.

За период с 1926 по 1939 гг. динамика численности еврейского населения БССР выглядит следующим образом: в 1927 г. в БССР проживало 407,1 тыс. евреев, в 1931 г. – 440,2 тыс., в 1937 г. – 363,2 тыс., в 1939 г. – 375,1 тыс.19. Следует учитывать относительную достоверность материалов переписи 1939 г., которые, по мнению ряда исследователей, были сфальсифицированы. Но, безусловно, в 30-е годы произошло значительное уменьшение численности евреев в БССР, что объясняется не только выездом за пределы республики части евреев, а также репрессиями, но и ассимиляционными процессами. Всё-таки, несмотря на убыль еврейского населения, БССР продолжала занимать третью позицию среди союзных республик по численности евреев, но доля еврейского населения БССР среди евреев СССР уменьшилась с 15,2% (1926 г.) до 12,4 % (1939 г.)20.

По материалам переписи 1939 г., географическое размещение еврейского населения БССР выглядело следующим образом:
Таблица 5
Данные о еврейском населении БССР в 1939 г.21:


Область

Численность

(тыс. чел.)

% от всего еврейского

населения БССР

Удельный вес еврейского населения

(%)

Витебская

77,2

20,6

6

Гомельская

67,6

18,0

7,4

Минская

117,6

31,3

9,0

Могилёвская

79,7

21,2

5,6

Полесская

33,0

8,8

4,9

Всего:

375,1

100

6,7

В 30-е годы получила дальнейшее развитие тенденция урбанизации еврейского населения Беларуси. В конце 30-х годов 87,8 % белорусских евреев проживали в городах (329.395 чел.) 22. Продолжался процесс концентрации еврейского населения в крупных городах: 30,7 % всего еврейского населения БССР и соответственно 45,2 % городского еврейского населения проживало в городах, в которых насчитывалось более 100 тыс. жителей. 30 % еврейского населения БССР (34,5 % городского еврейского населения) проживало в городах, население которых составляло от 20 до 100 тыс. чел. Около 20 % городского еврейского населения БССР оставалось в малых городах с численностью населения менее 20 тыс. чел. 23.


Демографическая ситуация в еврейской диаспоре в Западной Беларуси выглядела несколько иначе. На территории западных областей Беларуси проживало по разным оценкам от 3,2 млн. чел. до 4,6 млн. чел. Удельный вес еврейского населения определяется от 9 до 12,8 %, в соответствии с этим и численность еврейской диаспоры оценивается от 283 до 588 тыс. чел.24 (в целом, еврейское население Западной Беларуси и БССР в 1931 г. составляло не менее 723,5 тыс. чел.25). Польская перепись 1931 г. достаточно противоречива и должна рассматриваться критически, между тем, материалы переписи 1931 г. показывают географическое размещение еврейского населения:
Таблица 6

Данные о численности еврейского населения

Западной Беларуси 1931 г. (в современных границах)26:


Воеводство

Количество евреев

(тыс. чел.)

Удельный вес евреев

(в %)

% от всего

еврейского населения

Виленское

41,5

5,4

14,6

Новогрудское

82,8

7,8

29,2

Белостокское

49,0

12,8

17,3

Полесское

110,0

10,6

38,8

Всего:

283,3

8,8

100

На протяжении 1921-1939 гг. размещение еврейского населения в западных областях Беларуси оставалось традиционным: евреи в основном проживали компактно в городах и местечках. В семи населённых пунктах евреи преобладали, составляя более 75 % населения (мм. Дятлово, Скидель, Ивье, Щучин, Антополь, Каменец, Высоко-Литовск). В девятнадцати населённых пунктах удельный вес евреев колебался от 60 до 75 %, а в девяти – превышал 50 %. Наиболее крупные еврейские общины были в Бресте (15.630 чел.), Пинске (17.513 чел.), Гродно (18.697 чел.)27. Характерной чертой еврейской диаспоры Западной Беларуси являлось сохранение, в отличие от восточных областей республики, традиционного еврейского местечка – штетла. Процесс концентрации евреев в городах здесь был замедлен, вообще еврейская диаспора Западной Беларуси отличалась относительной стабильностью, внутренняя миграция была незначительной. Вместе с тем 20-30-е годы – это период масштабной эмиграции: с 1921 по 1937 гг. в США, Латинскую Америку, Европу из Польши выехало 395 тыс. евреев, с 1923 по 1937 гг. в Палестину эмигрировало более 270 тыс. польских евреев28. Определённую часть эмигрантов составляли евреи Западной Беларуси.

Осенью 1939 г. после начала второй мировой войны территория Западной Беларуси вновь вошла в состав БССР. Формально, в результате территориального объединения Беларуси, объединилась и еврейская диаспора. Однако, фактически это не произошло. За почти 20 лет раздельного существования в составе различных государств накопились существенные отличия: еврейство восточных областей было более урбанизировано, модернизировано и советизировано. О разнице свидетельствуют и следующие данные: в западных областях Беларуси в значительной степени сохранялась приверженность евреев родному языку (в 1931 г. 88,9 % евреев признали еврейский язык родным29), в то время как в восточных областях Беларуси происходила стремительная аккультурация еврейского населения (если в 1926 г. 90 % евреев БССР назвали родным языком – еврейский, то в 1939 г. – только 55 %)30.

На протяжении 1939-1941 гг. имевшиеся различия постепенно уменьшались. В этом процессе наблюдалась явная односторонность: заметно сильнее было влияние с востока на запад. Прежде всего, это проявлялось в миграционном движении: вектор миграции был с востока на запад. В западные области Беларуси прибывали так называемые «восточники» (до 10-20 % среди них составляли евреи31). Переселения «западников» на восток искусственно сдерживались и были жёстко регламентированы: разрешение на выезд давалось в случаях поступления в учебные заведения, участия в оргнаборах и т.п. Это тормозило размывание еврейской диаспоры Западной Беларуси, способствовало сохранению её относительной устойчивости. Однако её трансформация в сторону урбанизации и модернизации была неизбежна в русле общей политики советизации. Но по сути настоящего смешивания двух – восточной и западной – частей еврейского населения Беларуси до начала Великой Отечественной войны не произошло, еврейская диаспора Беларуси не стала единой.

Численность населения БССР в 1939-1940 гг. временно увеличилась за счёт беженцев из Польши. В начале 1940 г. в БССР состояло на учёте 72.896 беженцев, из них 65.796 евреев (90,2 %)32. В Витебской области к февралю 1940 г. было размещено 3.820 беженцев-евреев, в Могилёвской – 3.570, в Гомельской – 1.391 чел.33. Основная масса беженцев была вывезена в ходе депортации летом 1940 г. и в июне 1941 г. Вместе с беженцами были депортированы и определённые категории населения Западной Беларуси (члены политических партий, владельцы предприятий и пр.). Значительную часть пострадавших в ходе «чисток» западных территорий составляли евреи. Многие из них таким образом оказались в Архангельской, Кировской, Куйбышевской, Мурманской, Новосибирской, Свердловской, Самарской областях России, а также в Акмолинской области Казахстана, Мордовской и Коми АССР34.

Нападение нацистской Германии на Советский Союз и годы немецко-фашистской оккупации имели самые трагические последствия для еврейского населения. Эвакуация проводилась в спешке. Стремительное наступление противника помешало провести мобилизацию и эвакуацию в западных областях Беларуси. Точные данные о том, сколько евреев успело покинуть республику до того, как она была оккупирована нацистами, отсутствуют. Приблизительные расчёты показывают, что из районов, захваченных до конца июня 1941 г., было эвакуировано только около 11 % еврейского населения, из районов, оккупированных к середине июля 1941 г., – 43-44 %, и, наконец, из восточной части Беларуси спаслось около 63-64 %35.

До сих пор вопрос о количестве жертв Холокоста в Беларуси остаётся одним из самых сложных и дискуссионных. Чрезвычайная государственная комиссия по расследованию и установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников не занималась специальным выяснением вопроса о национальном составе жертв нацизма. По официальному заключению комиссии, на территории республики за годы оккупации погибло 1 млн. 409 тыс. 225 мирных граждан и 810.091 военнопленных. Используемые исследователями различные методики подсчётов потерь среди еврейского населения в современных границах Беларуси дают самые разноречивые цифры. В современной белорусской исторической литературе эти потери оцениваются от 400 до 810 тысяч человек36. По подсчётам белорусского историка Э.Г. Иоффе, на территории Беларуси с учётом областей, входивших в состав БССР накануне войны (т. е. включая Белостокскую область), за годы Великой Отечественной войны погибло 946 тыс. евреев, из них 898 тыс. непосредственно в результате «окончательного решения еврейского вопроса» и 48 тыс. – на фронтах Великой Отечественной войны37. Нет единого мнения о количестве жертв Холокоста в Беларуси и среди зарубежных исследователей. П. Эберхард считает, что потери еврейского населения в годы войны на этой территории составили 520,9 тыс. чел.38. Р. Хилберг оценивает потери еврейского населения Беларуси в 1 млн. человек (такая же цифра фигурирует в Энциклопедии Холокоста)39, М. Гилберт – в 246 тысяч40. Последние исследования показали, что только на территории западных областей Беларуси было уничтожено от 528 до 569 тысяч евреев41.

Разница в цифровых данных объясняется, во-первых, тем, что часть исследователей ведёт речь о демографических потерях, в то время как другие называют безвозвратные потери. Во-вторых, в основу большинства методик подсчётов положены самые разные данные о численности еврейского населения Беларуси накануне Великой Отечественной войны. Но полные, документально подтверждённые сведения о количественном и национальном составе населения республики в начале лета 1941 г. отсутствуют. Установить точное количество евреев, оказавшихся на оккупированной территории, чрезвычайно сложно. Как правило, исследователи обращаются к данным официальных переписей населения: материалам польской переписи 1931 г. и советской переписи 1939 г. и сопоставляют их с материалами первой послевоенной переписи 1959 г. Уже на этом этапе исследования появляются разночтения. Кроме того, необходимо учитывать и миграционные процессы, происходившие накануне и в начале войны (приток в Беларусь в 1939-1940 гг. беженцев из Польши; приезд в западные области «восточников»; депортации части населения советской властью; эвакуацию населения в первые недели войны)42. Результаты движения населения установить наиболее сложно. Попытки историков определить численность еврейского населения Беларуси накануне войны, используя зачастую противоречивые источники, и привели к появлению столь недопустимо большой разбежки в оценках потерь евреев в годы оккупации.


Демографические последствия нацистского геноцида выразились в резком изменении количественных показателей. Удельный вес евреев, составлявших до войны около 10 % всего населения республики, в послевоенные годы резко снизился. По подсчётам М. Куповецкого, среди евреев, проживавших в регионах, которые вошли в состав СССР в 1939-1940 гг., погибло 86 %, а среди евреев, проживавших на территории СССР в границах до 1939 г. – 36 %43. Следует отметить, что потери в годы второй мировой войны среди первой группы евреев («западников») и второй («восточников») в Беларуси был значительно выше, чем в других республиках Советского Союза (Украине, России, Прибалтике, Молдове). Роковую роль сыграла скорость продвижения германских войск. Основная масса еврейского населения западных районов БССР не успела эвакуироваться и практически целиком погибла. В восточной части Беларуси сложилась другая ситуация. Здесь была проведена достаточно масштабная эвакуация промышленных предприятий и населения, благодаря чему десятки тысяч евреев оказались вне досягаемости нацистов. В оккупированном Бобруйске осталось около 52 % довоенного еврейского населения, в Могилёве – 44 %, в Орше – около 25 %, в Витебске – около 17-20 %, в Гомеле – 10 %44. Но в большинстве небольших городов и местечек эвакуация не проводилась, а самостоятельные попытки еврейского населения спастись бегством чаще всего были безуспешны. Скорее всего, в восточных областях БССР погибло не менее 50 % евреев.

После войны еврейская диаспора республики начала постепенно восстанавливаться. В города и местечки возвращались демобилизованные фронтовики и эвакуированные на восток жители Беларуси. Но этот процесс затянулся. Так, по данным на 1944-1945 гг., в г. Бресте проживало всего 186 евреев (0,45 % горожан), в то время как накануне войны здесь насчитывалось до 25.000 евреев (около 40 % жителей города). После освобождения в Брестской области было зарегистрировано только 344 еврея, что составляло 0,075 % жителей области. Таким образом, в результате Холокоста произошла необратимая смена этнического состава населения городов и местечек республики.

Кроме того, ещё одним последствием Катастрофы стало кардинальное изменение характера размещения еврейского населения в Беларуси. До войны еврейское население в западной и восточной части республики было соизмеримо по численности, после войны образовалась резкая диспропорция, сохранившаяся до наших дней. Согласно переписи 1959 г., в западных областях Беларуси проживало около 15 тысяч евреев45, то есть всего 10 % еврейского населения республики. Многие евреи из западных областей Беларуси, депортированные либо эвакуированные вглубь СССР, в послевоенные годы воспользовались своим правом репатриации. 10 ноября 1945 г. СНК СССР принял секретное постановление об упорядочении взаимоотношений СССР и о разрешении переселяться в Польшу её бывшим гражданам, в том числе и еврейской национальности, а 6 июля 1946 г. было подписано советско-польское соглашение о порядке выхода из советского гражданства и переселения лиц польской и еврейской национальности в Польшу. Только из Джамбульской области в 1946 г. выехало 7.995 поляков и евреев. Всего на 15 августа 1946 г. своим правом выезда в Польшу воспользовалось 233.198 чел.46, в том числе не менее 136.579 евреев47 (абсолютное большинство репатриантов составляли выходцы из центральных областей Польши).

Демографические последствия Холокоста в Беларуси были не только прямыми, но и косвенными. Массовое уничтожение подорвало потенциал евреев как этнической общности и привело в послевоенные годы к усилению процессов аккультурации и ассимиляции. Расселение евреев приобрело дисперсный характер. Сужение брачного рынка привело к увеличению числа смешанных браков. Кроме того, неблагоприятная демографическая динамика еврейского населения в послевоенный период была связана с низким уровнем рождаемости.



Таблица 7
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница