Евгений Гущин S. T. A. L. K. E. R. Остриё копья. Глава Неудачная ходка



страница1/4
Дата01.11.2016
Размер0.78 Mb.
  1   2   3   4
Евгений Гущин

S.T.A.L.K.E.R. Остриё копья.
Глава 1.

Неудачная ходка.
Что и говорить, эта ходка была действительно неудачной. И как раз не в плане артефактов или зверья, чего ещё можно было ожидать, но нет, представьте себе, мне просто фатально не везло. Мне, сталкеру по прозвищу Везунчик! Когда со мной случилась первая мелкая пакость, а то была не невидимая аномалия, не снайпер «Монолита» в кустах, а старый, ржавый медвежий капкан, оставленный здесь лет сто назад, и на который я чуть не наступил, я решил было сворачивать эту авантюру, но твёрдый голос разума сказал: «Нет, парень, так не пойдёт! Ни шагу назад! Кто здесь Везунчик?» И я продолжил углубляться в Зону по диагонали на северо-восток.

Забегая вперёд, скажу, что сейчас я стою на чердаке старой трёхэтажки с открывалкой для консервной банки в руке, а напротив стоит здоровенный матёрый кровосос, злобно таращась на меня. Вам когда-нибудь приходилось убивать кровососа открывалкой для банки? Мне вот тоже. И сейчас мне вовсе не хочется приобретать столь бесценный опыт.

Вернёмся к нашим баранам. К этой ходке я готовился несколько дней, то ожидая из мастерской свою любимую кожаную куртку со множеством карманов, в которую теперь был вшит кевлар, то нечаянно уйдя в запой с Пуком, прозванным так за то, что когда всех встречала Зона, Пук делал, собственно, своё грязное дело. Просто не мог держаться. Говорят, реакция на «рукопожатие Зоны» у всех немного различается, и та, что у Пука не самая плохая. С ним, хотя бы, можно Периметр пройти спокойно. Свой в доску мужик, спину всегда прикроет, последним куском хлеба поделится, только кличка – это такая штука, что если уж приклеилась, то это навсегда. Так вот это я к тому, что если Везунчик долго готовится к походу, то барыге Хирургу пора готовить денежки. Обычно после таких подготовлений я по несколько дней кочевряжился в Зоне, углубясь на три-четыре километра и таская всё, что под руку попадётся. А попадались мне всегда очень интересненькие вещицы. Угадайте, почему!

Но в эту ходку всё не заладилось с самого начала. В Зоне никогда не стоит сбрасывать со счетов такую штуку, как предчувствие и удача. И дело даже не в том, что я чуть не вляпался в капкан, а в том, что он оказался на моей любимой, хоженой-перехоженной тропе, на которой уже шесть месяцев не образовывались аномалии, и на которой мы с Камрадом понаставили вешек, чтобы не сойти с неё. А это уже попахивает неудачей. И, хоть я и набрал хабара выше крыши, я потом много раз корил себя, что не повернул назад.

Итак, я успешно миновал капкан, вывесил в ПДА аларм на карту для нашего клана и двинулся дальше. Я планировал к вечеру выбраться к «Ростку», подремать у Бармена в подсобке и с утра двинуть на Милитари, то бишь на Армейские Склады. Но «Милитари» и в ПДА набивать короче и кричать на один выдох, так что я называл эту местность так. Там у меня был схрон возле рыбного местечка, в котором я пережидал выброс и налетал на горяченькое. Потом снова забирался в схрон и два дня ждал, пока пройдёт волна мутантов от ЧАЭС. Видите ли, если бы я вышел сразу, то не успел бы собрать остальные артефакты по пути, ненавижу, когда наступают на пятки. А после волны идёшь, красота, тихо, спокойно, знай себе, обходи аномалии и собирай артефакты. А все думают, что я по несколько дней корячусь, таскаю по одному артефактику, а я чаёк в схроне попиваю. С моей стороны было западлом не рассказать ребятам из клана про свой метод, но мне не хотелось терять столь стабильный доход или делить его на десятерых, пусть даже с ребятами из своей группировки.

Я благополучно миновал патруль военных, идущий от блокпоста с разрушенного моста. Здешний периметр охраняли американские морпехи. Все патрули рассчитаны чуть ли не по секундам. Интересно, кого они надеются поймать, патрулируя эту местность по строго отведённым промежуткам времени? Американцы они и есть американцы.

Солнце начинало медленно скатываться с небосвода к западу. Я мерил шагами радиоактивную землю Зоны. Автомат доставать так и не пришлось. Выводок слепых псов почтительно следовал на расстоянии, уже не пытаясь нападать после потери двух своих собратьев. Те напоролись на мои меткие выстрелы из Стечкина. Я благополучно миновал половину Свалки, не встретив на пути никаких особых препятствий, и уже совсем уверовал, что с этой ходкой всё-таки всё обойдётся.

Расслабился, растяпа.

Прикинув на глазок расстояние до ближайшей мусорной кучи, фонившей, как АЭС после взрыва, я решил срезать путь и сошёл с тропы в негустой подлесок. Там меня могли встретить лишь псевдоплоти, и мне пришлось снять с плеча АКМ.

Я вошёл в лесок. Что-то тревожно кольнуло под ложечкой, и я, пройдя метров пять, остановился. Огляделся. Обычный смешанный лесок. Тихо шуршит ветер в листве, еле слышно пощёлкивает счётчик Гейгера. Но что-то было не так. Я закрыл глаза и прислушался. Далёкий вой псевдопса, всегда выворачивающий душу наизнанку своим заунывным звучанием раздался к северу, плавное гудение «карусели» метрах в шести к югу… Нет, всё это не там. Я чувствовал тревогу не оттуда. Я глянул на часы. Чёрт, времени в обрез. Пора идти. По обычной дороге до темноты уже не успеть, а тут ещё вполне укладываюсь. Страсть как не люблю идти по ночной Зоне. Полные штаны ёжиков слабонервному обеспечены.

Я медленно двинулся вперёд. И через десять шагов с мрачным удовлетворением отметил, что чутьё не подвело меня и в этот раз.

-Стоять, паскуда! – раздался крик позади меня. – Ты на прицеле, одно движение и я тебе ноги прострелю.

-Видно, ты там, в кустах наслаждаешься своей неимоверной крутостью? – громко спросил я. – Иди сюда, поговорим по нормальному. Ты, наверное, меня с кем-то перепутал.

Я услышал выстрел и ничего не сделал только потому, что из кустов спереди и по флангам на меня уставились стволы пистолетов. Японский магнитофон, да я же налетел на классическую засаду!

Пуля пролетела между моими широко расставленными ногами и разметала сухую листву прямо у меня под носом. Ага, похоже из всей этой дружеской братии нормальный ствол только у этого парня. МР – 5 или «гадюка», судя по выстрелу.

-Рот закрой, - артистично и с выражением процедил стрелявший. – Вытаскивай хабар. Хотя нет, сначала автомат положи.

Я уже догадался, что меня взяла в засаду обычная зелень, решившая потрясти бывалого сталкера на хабар. Желторотики видимо залезли в Зону недавно, побродили, посмотрели и возомнили себя умнее остальных. Обычное дело. Вот только они не знали, что грабить нужно сталкера, выходящего из Зоны. Сейчас у меня с собой был только моток «сладкой ваты», я подобрал этот бросовый по всем показателям артефакт только чтобы скрепить порвавшуюся лямку рюкзака.

-Ребят, на первый раз я вас прощу и даже не сообщу своему клану. Но если хоть раз ещё услышу, за вашу голову объявится средний по размерам куш, на который всё-таки человек десять подрядится. Не усложняйте себе жизнь. Я Везунчик.

В кустах стихло. Видимо, парень уже растерял весь свой воинственный пыл. Поясняю причины паники на корабле: наш клан слыл одним из самых сплочённых и крепких, и месть иногда достигала страшных высот. Каждый, кто вступал в наш клан, клялся кровью защищать братьев по оружию и получал в защиту всю мощь и сплочённость братства. Я, как ветеран клана, коптивший небо Зоны с самого его основания, участвовал в десятках карательных операций, в том числе сражался на стороне «Долга» в знаменитом разгроме группировки «Грех». Я лично знал Ивана Тайгу и очень соболезновал его брату.

-Ребят, валите отсюда, - бросил я. – Узнаю, что продолжаете, найду и пристрелю собственноручно. А рука у меня на это дело везучая.

Через пять минут в округе было тихо. Я усмехнулся и зашагал дальше. Вот, блин, потерял с этими недоносками двадцать минут. До темноты дойти до Бара не успеваю. Значит, нужно искать место для ночлега. Как уже упоминалось выше, терпеть не могу ходить по Зоне ночью. Просто в дрожь бросает. Особенно после того случая… Ладно, как-нибудь потом.

Быстрым шагом я преодолел рощицу и вышел к полю. Да, так и есть, на той стороне виднеется старый дом, заночевать можно. В рюкзаке лежит мина с дистанционным взрывателем, поставлю у входа, и всё будет в абажуре. Вот только… Это поле, довольно обширное и уже давно никем не используемое в качестве тропы, не сканировалась на предмет аномалий уже по крайней мере три года. А это значит, что искать путь через него мне придётся вручную и в полной темноте. Вокруг уже давно запели сверчки, солнце отчаянно цеплялось за край горизонта и вот-вот уже должно сорваться в пропасть. Что ж, это значит, что настало время для лучшего друга сталкера – старого ржавого болта.

Думать было поздно. Пора начинать работать. А работа сталкера – это то место, где мозги играют не первую роль. Удача и предчувствие – вот мои главные козыри!

Первый болт я кинул без замаха. Так, чисто посмотреть что к чему. Болт свободно пролетел расстояние в десять метров и плюхнулся прямо в круг примятой травы. Вопреки моим ожиданиям, ничего не произошло. Видимо, гравиконцентрат рассосался ещё при прошлом выбросе. Я глянул на детектор аномалий. Чисто. Всё равно, ничто не заставит меня полезть туда. А вот первые десять метров смело можно проходить. Слева в полуметре небольшой «трамплин», но это ничего, не вляпаюсь. Я осторожно ступил на чернобыльскую полынь. Так, сейчас нужно отключать генератор всяких глупых мыслей и быть предельно собранным. Стометровое аномально поле – это вам не шутки.

Я дошёл до примятой травы и остановился. Покрутил в руке новый болт. Огляделся. Так, справа большая выжженная полоса, там «жарка», лучше туда не соваться. Я кинул болт влево. В полёте он словно наткнулся на невидимую стену и упал вниз, а воздухе от удара болта пошли голубоватые разводы, словно на мыльном пузыре. Так, там у нас «карусель». И что делать? Протискиваться возле «жарки»? Я знаю куда больше способов быстрой смерти. Например… Например, наступить в гравиконцентрат. Я посмотрел на круг примятой травы прямо перед собой. Болт лежал, как ни в чём не бывало. Детектор помалкивал. А вокруг уже стемнело. На другом краю поля мелькали небольшие огоньки, но это было далеко от дома, и я не стал особо вглядываться. Я сделал глубокий вдох и шагнул в центр круга. Что ж, Везунчик он и в Африке Везунчик! Разумеется, я остался жив. Свой первый брошенный болт я бережно поднял, чтобы вскоре эксплуатировать снова.

Через десять минут я прошёл уже больше половины поля. Всё вокруг, земля, трава, вода в лужах, воздух, всё было наполнено смертоносной энергией Зоны. Воздух мутился, шёл завихрениями и полосами, внезапно из ниоткуда вылетал сноп синих искр и скакал по земле, постепенно угасая. Стоял непрерывный гул, шипели «жарки», наползая на «электры», внезапно срабатывали «трамплины», подбрасывая останки животных, которые, залетая в другие аномалии, запускали целые цепные реакции. Я пару раз останавливался и пережидал такие «водовороты смерти». Здесь могла помочь только удача. Никакой опыт не поможет тебе спрятаться посреди аномального поля от внезапно погнавшейся за черепом собаки «жарки».

Наконец, настал момент, когда гул начал стихать, а мой болт улетел далеко в кусты, так и не встретив никаких аномалий. Я утёр взмокший лоб и глянул на свой старенький, весь в изоленте детектор, которому я доверял больше всех современных новинок. Да, так и есть, аномальный фронт остался позади. Я огляделся, снял с пояса флягу, подержал в обеих руках, как младенец бутылочку, ощущая мягкую ткань, и сделал несколько солидных глотков. После такого напряжения ночи у меня выдаются бессонные. А всё из-за этих глупых желторотиков. Ещё неизвестно, добрались ли они до Периметра, а вот Везунчику напортачить сумели. Ну и чёрт с ними.

Я поднял автомат и направился к старой деревянной трёхэтажке. Ещё крыша черепичная. Интересно, сколько ей лет?

Подъезд был сухой и чистый. Даже лифт был, но, конечно, в нерабочем состоянии. Я поднялся по лестнице, так никого и не встретив. Хм, странно, обычно такие дома всегда являются местами обитания крыс, снорков, изредка бюреров и… кровососов. Ладно, с утра разберёмся с местной экосистемой. Пора спать.

Я нашёл себе отличный чистый чердак, сухой, тёплый, с открытым видом на местность через чердачную дверцу и заботливо сложенной в углу кучей тряпья. От неё едва уловимо пахло мускусом. Но я был не в состоянии принюхиваться к запахам. Я достал мину, поставил её у входа на чердак, надёжно запер дверь и стал освобождаться от снаряжения. Вдруг я увидел дымоходную трубу с такой дырищей, что, пожалуй, мог туда сам поместиться. Некто, обладающий недюжинной силой, выбил всю кладку кирпичей на этом этаже. Я глянул вниз и успокоился. Вряд ли кто сможет сюда пробраться. Да и что мне теперь делать? Искать новое место для ночлега? Нет уж, благодарю покорно.

Я довольно долго возился на куче тряпья и даже подремал пару часиков. Но, как я уже говорил, эта ночь обещала быть бессонной, и в четыре часа я проснулся с чувством глубокого внутреннего голода. Достав из кармашка на груди ложку и открывалку, я встал и взял из рюкзака банку говяжьих консервов и уселся с ней около окна. С аппетитом поужинав… хотя, нет, скорее, позавтракав, я выбросил банку в окно, облизал ложку и спрятал её в карман и вдруг услышал странный звук. В следующую секунду я понял, что это. Кто-то карабкался по дымоходу. Японский магнитофон…

Из дырки показалась отвратительная дынеобразная голова с выпученными глазами, выдающимися надбровными дугами и шевелящимися щупальцеобразными отростками вместо нижней челюсти. Это, собственно, был добрый дядя Кровосос.

Взгляд мой метнулся от двери чердака на рюкзак со снаряжением около постели, а затем на то грозное оружие, что находилось сейчас у меня в руке. Ультракомпактная открывалка для консервных банок и пивных бутылок! Добежать до двери и открыть её я успевал, а вот разрядить свою же мину – нет. Добраться до автомата тоже – он был погребён под рюкзаком и жилетом с карманами разгрузки. Опять же, в рюкзаке пульт управления миной. Чтобы разминировать её, сначала нужно отключить датчик, реагирующий на движение. Вот так я себя в ловушку и загнал. Ловко, ничего не скажешь. Звезда в шоке.

Кровосос, видя мою беспомощность, стал медленно вылезать из дымохода. Я знал, что если сделаю хоть одно резкое движение в сторону рюкзаков, он взорвётся вихрем ударов и пинков. Очень и очень сокрушительных. Даже Валуев бы не выстоял.

Мы с кровососом смотрели друг на друга. Тот едва заметно покачивал головой, шевелил отвратительными щупальцами. Казалось, он с любопытством наблюдал за мной. Мне и самому было интересно, что же я буду делать. Так что в этом мы с кровососом похожи. Вообще, всегда, когда я нахожусь один на один с человекоподобными мутантами Зоны, то каждый раз убеждаюсь в наличии у них разума. Какого-никакого, но разума. В глазах у кровососа виднелась скрученная в бесформенный клубок, перетянутая шпагатом, но всё-таки мысль. И не о том, как лучше меня сожрать, а… о чём-то другом. Глубокая, не ведомая одним лишь инстинктом мысль.

Но вот кровосос встряхнулся и стал боком подбираться ко мне, отрезая от рюкзака с оружием. Я решил всё-таки дать отпор и поднял перед собой открывалку. Кровосос издал булькающий звук, подозрительно похожий на смешок и, растопырив свои длинные пальцы и вскинув ротовые присоски, бросился на меня. Как только возможно быстро я наклонился, так, что хрустнули позвонки, и мощный хват мутанта прошёл над головой. Тут же я нанёс удар кровососу под рёбра острым концом открывалки, но тот, снова издав булькающий звук, обхватил мой затылок всей ладонью и легко выбросил в окно. Погасить энергию удара я не смог и, приземлившись боком, по инерции покатился по черепице вниз. Через доли секунды ноги почувствовали пустоту, затем торс и, наконец, всё остальное. Тут то мне по-хорошему и пора заканчивать историю про Везунчика, но он, везучий чертяка, ухватился за проходящую под черепицей трубу для слива дождевой воды.

Кровосос, видимо испугавшись потери сытного ужина и скорейшего превращения его в неаппетитную лепёшку, выбрался на крышу. Увидав меня, он разве что не расплылся в улыбке до ушей и стал медленно и неуклюже спускаться по черепице. Бедняга, как ему неудобно!

Я висел на трубе и покорно ждал своей участи. Кажется, теперь точно всё. Сейчас мутант вытянет меня за руку и не медля сломает хребет. А дальше – сытный ужин. Разжать руку и не дать ему ничего? Будет то же самое, только перед сломанным хребтом я хорошенько помучаюсь от сломанных ног или ржавой арматурины, которая торчала из хлама строительного мусора, услужливо сваленным в кучу прямо подо мной.

Я снова глянул на кровососа. Тот застрял одним ногтем между черепицами и недовольно бурчал. Наконец, он рванул ногу и вырвал коготь вместе с черепицей. На её место съехал весь ряд сверху. Японский магнитофон, да ведь это мысль! Я глянул на открывалку в своей руке. Посмотрел на крепления ряда черепиц прямо передо мной. А чем Чёрный Сталкер не шутит? Открывалка словно была предназначена для снесения черепиц. Я сорвал пять рядов, до которых мог дотянуться. Кровосос, недовольно бурча, поехал вниз. Ну что ж, прокатился, дружок. Через секунду он, тараща удивлённые глазищи и надсадно воя, полетел вниз, прямо на арматурину.

Я приподнялся и закинул открывалку в окно. Затем подтянулся, залез на крышу и уселся как можно дальше от края. Кровосос продолжал выть внизу. Живучий, ублюдок.

Я жив. С трудом верилось в это. Судьба подарила мне новый шанс? Или я сам выцарапал его у смерти? Руки тряслись от переизбытка адреналина в крови. Страшно хотелось пить.

Я спрыгнул на пол чердака, подобрал открывалку, любовно обтёр от пыли и спрятал в карман. Никогда не знаешь, что пригодится в бою.

Через несколько часов я вышел во двор, полностью готовый продолжать ходку. Кровосос, насаженный на железяку в правой стороне груди, был ещё жив, но молчал. Он с тупым упорством пытался слезть с неё, но это приносило ему новые приступы боли, и он обессилено съезжал вниз. Я человек добрый, а поэтому всадил ему пулю из Стечкина прямо в глаз. Чтоб не мучался.

Солнце уже почти встало из-за горизонта. Я смотрел на рассвет и радостно щурился ласковому свету. Здравствуй друг! Как хорошо снова тебя видеть! Раньше я за собой таких мыслей не замечал.

В общем, этим утром из трёхэтажки вышёл совсем не тот человек, который зашёл вечером. Совсем не тот…

Пока я висел там, отчаянно цепляясь за трубу, я, сам того не подозревая, пересмотрел некоторые свои взгляды на жизнь.

Так что эта ходка удалась.
Глава 2.

Спасти рядового Слипченко.
Ровно через три дня я ввалился в тёплый, пропитанный спиртными парами зал бара «Бриз». Вот такое миленькое названьице. Разумеется, бар находился за пределами Зоны и считался несанкционированным заведением, из-за чего хозяину бара Бульбе приходилось отстёгивать регулярные «налоги» военным – владельцам приграничного военного городка. К счастью нашим, братьям-славянам. Им не жалко. Ага.

Так вот, рюкзак у меня был туго набит совсем не пустыми контейнерами для артефактов. Контейнеры всегда лежат у меня в схроне, и набиваю я их под завязку. Хирург, хитрюга, уже добренько так улыбался. Я подошёл к стойке.

-Устал, брат? – участливо поинтересовался он, наливая на два пальца крепкого и подавая знак на кухню.

-Ты даже не представляешь, как, – грустно произнёс я. – Пожалуй, сегодня мне понадобится двойная порция расслабляющего и тонизирующего спирта.

-Потерпи пока сталкер. Потерпи. Расценки сегодня хорошие, быстро иди к Бульбе, я пока тебе столик приготовлю.

Я, поправив лямки рюкзака и тяжело вздохнув, выпил небольшую порцию для храбрости и направился к своему Большому Боссу.

Проход находился за барной стойкой. Хирург нажал уже затюканную кнопочку под стулом, и тяжёлая стальная дверь с лязгом отворилась, открывая для вида бетонную лестницу, какие бывают в бомбоубежищах.

Бульба сидел за своим столом, как обычно. Своим проницательным взглядом он словно прошивал каждого, кто выходил из-за угла. Как я знал, на случай опасности у него под рукой имеются дробовик, АК и пистолет Макарова. В общем, старый параноик собрал под рукой оружие на все случаи жизни. Имелись серьёзные подозрения на наличие РПГ в потайном отделении стола. А стол у Бульбы был гигантский. Кстати, про старого параноика – то я зря, ему даже пятидесяти нет. Только вот до того, как он стал одним из самых крупных торговцев внутри Зоны, он носил кличку Старик. Все волосы на его теле были белее снега, хотя многие помнят его жгучим брюнетом. А всё потому, что Бульба в своей сталкерской юности был отмычкой у Падальщика, который гнал свою команду к Монолиту через все круги ада. Бульба был единственным счастливчиком, выжившим после провального штурма ЧАЭС силами пяти человек, а затем и вернувшимся назад. Поговаривали, что он заключил с Чёрным Сталкером уговор, позволивший ему выжить. Вот только я считаю, что Бульбе крупно повезло. Ну как неопытный новичок мог пройти через заслоны «Монолита», радарную установку, Припять и Милитари без детекторов, опытного проводника, нормального оружия и снаряжения? Вот и я говорю. Ладно, кто прошлое помянет, тому зомби по ушам надаёт. Хватит с меня и того, что Бульба отлично платит мне за добытые артефакты и содержит бар для нашей группировки. С тех пор Бульба оброс различными крупными связями за кордоном, уничтожил несколько неприятных оппонентов и наладил дело по торговле оборудованием для проникновения в Зону. Девяносто процентов всех желающих попасть в Зону новичков покупали всё базовое снаряжение в «Бризе», и такой же процент всех технических новинок поступал из мастерской Бульбы.

-Ну, здравствуй, сынку, - по-отчески поприветствовал он меня. – Что у тебя для бедного старика?

-Ну, отец, про бедного старика ты загнул, - дежурно усмехнулся я. - А у меня всё-таки есть для тебя пара интересных вещичек.

Я достал контейнер и вытащил одни «Мамины бусы» и два «Светляка». Довольно дорогие артефакты, встречающиеся очень редко. «Светляки» стоили по восемнадцать штук каждый, «бусы» двадцатку.

-Неплохо, - одобрительно кивнул торговец, доставая из сейфа три пухленькие пачки денег и кладя передо мной на столе. – Побегать пришлось, наверное?

-Ещё как, отец, - согласно кивнул я, вспомнив битву с кровососом.

-А что в других? – кивнул Бульба на оставшийся в моей руке рюкзак с контейнерами, когда артефакты перекочевали в хранилище, а деньги ко мне в карман.

-Там «Бычий пузырь» и две «Радуги», - ответил я, натягивая рюкзак на плечи.

-На «Радугу» спрос есть, - внимательно посмотрел на меня Бульба.

-Извини, обе обещал Мухе, - пожал плечами я. – В следующий раз.

-В следующий, так в следующий, - сказал Бульба. Подумал. Посмотрел на меня. – Что делать собираешься, сталкер?

-Отдыхать, - я похлопал по оттопыренным карманам.

-За работу возьмёшься?

-Извини, дел выше крыши, теперь неделю в Зону ни ногой.

-Только что отдыхать собирался, а теперь дел выше крыши. Понятно. Если надумаешь, приходи, дело стоящее. Свободен.

-Подумаю, - пообещал я и побежал вверх по ступенькам.

Да, улов хороший. Сейчас завалюсь на квартиру, сброшу хабар, а завтра отнесу Мухе. А пока – отдыхать.


На следующий день я проснулся у себя в квартире с жуткой головной болью. Отдохнул. По-моему, вчера в «Бризе» была драка. Я пошевелился, голова отозвалась новым приступом боли. Я поднял руки и ощупал своё лицо. Да, так и есть, оно симметрично покрыто синяками. Я снова скорчился от боли. Нет, так нельзя, нужно прибегнуть к народному сталкерскому методу.

Я подошёл к холодильнику, взял початую бутылку водки, вместе с ней подковылял к несгораемому шкафу, открыл, достал артефакт «красная лента», плеснул на него водки и обвязал вокруг головы. Боль сразу прошла. Через час должно спасть всё похмелье. Удобный и простой метод, открытый мной совершенно случайно. Так, где-то здесь была ванная комната… Пора привести себя в порядок.

Через два часа я закинул оставшиеся артефакты Мухе, получил свои деньги и снова направился к «Бризу». Сегодня возвращался из ходки Камрад, нужно поприветствовать старого товарища.

По дороге я встретил два американских «Хаммера» со станционными пулемётами на крыше. Здесь вояки чувствовали себя относительно спокойно.

Стоп, сказал я себе. Какого чёрта здесь делают американцы? Этот военный городок является собственностью корпуса российских миротворцев. Если здесь произойдёт смена власти, Бульбу и, соответственно нас, сталкеров, ждут серьезные неприятности.

В «Бризе» в этот ранний час было довольно пустовато. Крайний столик занят двумя незнакомыми типами без клановых обозначений, да Лунатик потягивает рассол из стакана. Хирург всегда на своём месте, с хирургической тщательностью протирая бокалы.

-Слушай, я видел тебя вчера вдрызг пьяным, - весело сказал он мне. – А сегодня с утра, как огурчик.

- Спортом занимаюсь, - в тон ему ответил я. – Бегаю по утрам.

-Я так и думал, - Хирург уже вернулся к свои бокалам.

Я решил пока повременить с крепким и дождаться Камрада. Я сел на стул и стал наблюдать, как «Бриз» наполняется людьми. Все в основном с разбитыми лицами, качая головой от боли и не держась на ногах.

Камрад явился лишь в половине одиннадцатого. К этому времени бар уже был полон народу, Хирург получил новую партию продуктов и забил до отказа новенький холодильник. Да, деньги в «Бриз» лились рекой, на одной еде и выпивке Бульба наваривал процентов двести. Или около того. Так вот, Камрад пришёл тоже не с пустым рюкзаком, но, конечно, более тощим, чем у меня. А как же! Я поднялся, протиснулся между двумя заполненными столиками и стал пробираться к Камраду. Набралось уже с десяток желающих пожать ему руку. Отличный мужик Камрад. Уважаемый сталкер с безупречной репутацией, заработавший её крайне ответственным отношением к работе. Если задание взял, то хоть в лепёшку расшибётся, а сделает. А такие люди уважаемы везде, даже в Зоне. Хотя вернее было бы сказать – особенно в Зоне. Здесь никто не даёт тебе гарантий, что ты выживешь. Здесь нет страховок. Здесь нет предоплаты и аванса. А человек ценится не за кошелёк, а за то, как может прикрыть тебе спину. И такое преобразование разума человека, пришедшего из-за кордона – один из немногих плюсов Зоны. Здесь нет ничего понарошку. Здесь всё, как на ладони. Только человек, его верный напарник, его злейший враг и Зона. А Зона – это ни друг, ни враг. Она может спасти там, где выжить невозможно в принципе или убить на ровном месте, на самом входе в Зону. Тварь.

Так вот Камрад всегда прикрывал спину напарнику. Всегда. И в Зоне это звучит внушительно, поверьте мне. Здесь бывают такие ситуации, что хладнокровные, морально закалённые наёмники и спецназовцы плачут, как детишки и бегут без оглядки, позабыв обо всём, кроме собственной шкуры.

И выглядит Камрад очень доверительно. Добродушная улыбка, широкое, почти деревенское лицо с густыми усами и высоким лбом. Да и сам он был простой, как полено. Как добродушное крестьянское полено. Никогда за словом в карман не полезет, всё выкладывает, как на духу, язык подвешен и голос басовитый. В общем, не сталкер, а поп церковный.

Я, наконец, пробился к Камраду и крепко пожал ему руку.

-Хабара тебе, брат! – радостно воскликнул Камрад. – Здорово, чертяка. Жив ещё?

-Как видишь, - усмехнулся я. – А ты я гляжу, не только жив, но и с большим мешком Деда Мороза.

-Да, только Новый Год исключительно для Бульбы, - сказал Камрад. – Ну, брат, я пойду, подарки раздам.

-Заходи сегодня, - предложил я. – Угощаю.

-Обязательно. Не всё же я свои деньги буду тратить, серьезно кивнул Камрад. – Бывай, брат.

Под общий шум и гам он отправился вниз по лестнице. Интересненько, чего же он там набрал? Ладно, сунешь нос в чужой вопрос – нос оторвёт кровосос, как говорил Гамбез. Юморист, твою мать.

Ну, товарища я встретил, чем заняться теперь? В принципе, можно вернуться на квартиру и смотреть телик до посинения, а потом пировать с Камрадом, но такой сценарий уже порядком приелся.

Мне оставалось лишь сидеть в «Бризе», ожидая чего-нибудь интересненького. К вечеру начнётся замечательная драка. Напиваться же самому не следует. Сегодня мы всё равно будем пировать с Камрадом.

Через три часа я медитировал над стаканом с водкой, а за двумя соседними столиками братва уже начала споры о том кто круче. Эх, что сейчас будет! Кстати, что-то Бульба долго держит у себя Камрада. Ладно час, это я понимаю, но три! Я выпиваю уже вторую порцию! Ещё чуть-чуть, и завтра лицо у меня будет болеть ещё сильнее. Наконец, Камрад вышел. Посмотрел на меня, понимающе улыбнулся.

-Я тебя уже заждался! – укорительно сообщил я.

-Бульба дело предлагает, - поделился Камрад. За соседним столом раздался грохот, звук падающего тела и дружное ржание. Затем грохот понёсся беспрерывно.

-Да какое, к бюреру, дело, - устало сказал я. – Не знаю, как ты так можешь по Зоне шастать, мне ещё неделя отдыху нужна.

-Пойдём, брат, расскажу, - потащил меня за собой Камрад.

Дальнейшее я помнил плохо. Вроде, мы с Камрадом отлично пировали, потом обсуждали что-то, потом Камрад ушёл спать на раскладушку, а я пел себе песни. А может, это мне приснилось.

Утром я проснулся с острейшим чувством дежавю. Что-то такое со мной уже было, - уныло подумал я. Только лицо не болит, а это хорошо.

«Красная лента» у меня была только одна, а Камраду пришлось лечиться народными способами.

-Слушай, что вчера было? – спросил я через час. Я чувствовал себя превосходно, а вот Камраду не здоровилось. Я выбросил скукоженную «красную ленту» в мусорное ведро и сочувственно посмотрел на бедного сталкера.

-А вчера я рассказал тебе о нашем новом задании, а затем мы с тобой пили за удачное его выполнение, - стуча зубами, ответил Камрад.

-Стоп, стоп, стоп, какое задание, - непонимающе переспросил я. – Ты же знаешь, что я в Зону неделю ни ногой.

-Слушай, только не говори, что ничего не помнишь, - возмутился Камрад.

-Брат, честно, ничего, - признался я. – Ты извини, но я не иду.

-Ты, между прочим, слово сталкера давал, - скучающе ответил мой товарищ. – Ладно, поёду с Гамбезом. Хотя тут подставой попахивает.

-Подставой!? – взревел я. – Я тебя хоть раз подставлял? Я не иду, понял?

-Подумай, брат, - ответил Камрад. – Действительно ли ты отказываешься. Два миллиона на дороге не валяются.

О-па. Один-ноль. Два миллиона. По лимону на каждого. Да, похоже крепко мы вчера приложились. Ничего не помню. Я аж покачнулся.

-Два лимона? – ошалело переспросил я. – Ты уверен?

-Иди-ка ты к Бульбе, - посоветовал друг. – Переговори с ним, а потом скажешь. Дело вроде и не стоит этих денег, так что подвох есть какой-то.

-Что за дело-то? – попытался уточнить я.

-Иди к Бульбе. Он интереснее рассказывает.

Естественно я пошёл к Бульбе.

-Это здесь раздают два миллиона? – был мой первый вопрос.

-А, это ты, - обрадовался Бульба, увидев меня. – Присаживайся, да я тебя в курс дела введу.

Я сел на стул, демонстративно закинул ногу на ногу и стал слушать.

-Значит, сделать надо совсем ничего. Спасти солдатика надо из Зоны, Тараса Слипченко. Затерялся где-то в районе Рыжего леса. Задача – выручить и целым и невредимым доставить к «Бризу».

-И за это тут дают два миллиона? Дело пахнет гнильцой.

-Тарас этот – сынок олигарха при правительстве. Папаша хотел, чтоб сынок в армии отслужил и отправил в самую безопасную часть, где его чадо и пальцем бы не тронули. Ну, тот разбуянился, мол, не хочу, не буду. Но отказался в части миротворцев, охраняющих небольшой полевой аэродром в трёх километрах от Периметра. Сынок, видимо, привык, что ему всё прощают и с дружками спёр вертолёт, благо один из них был пилотом на курсе. Из принципа полетел в Зону, наверняка заставив дружков. Вертолёт сбили над Рыжим лесом. Папаша даёт бешеные деньги за спасение дорогого сынка. Понятно?

-А если он мёртв? – поинтересовался я.

-Получите только половину заявленной суммы.

-Миллион за обычную ходку в Рыжий лес? – я с сомнением пожевал губами. – Надо подумать. Нелёгкий выбор.

-Везунчик, не ломай комедию, - поморщился мой босс.

-Ну, батяня, тогда я в деле.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница