Естественные науки



страница4/4
Дата10.05.2016
Размер0.89 Mb.
1   2   3   4

3. Зелинская, Д.И. Итоги деятельности службы охраны здоровья матери и ребенка в РФ за 90-е годы. Перспективы и прогноз на ближайшее десятилетие / Д.И. Зелинская, Л.В. Гаврилова // Российский вестник перинатологии и педиатрии.- 2000. - .№3.- С.9-12.


4. Исмайлова, С.С. Влияние социально-экономических и биологических факторов на рост и развитие новорожденных г.Кургана. / С.С. Исмайлова. - Автореф. дисс.канд.мед.наук.-Тюмень, 2004. - 19 с.

5. Кузьменкова, И.К. Соматометрические показатели новорожденных сельской местности / И.К. Кузьменкова //Здравоохранение Белоруссии. – 1985. -.№9. - С.10-13.



М.М. Чепугачева
ПРОИСХОЖДЕНИЕ БОЛОТ


Болото - участок земной поверхности, постоянно или большую часть года насыщенный водой и покрытый специфической болотной растительностью. Соответствующая экосистема характеризуется накоплением в верхних горизонтах субстрата мертвых неразложившихся растительных остатков, со временем превращающихся в торф.

Болота возникают при зарастании озер, в результате переувлажнения почвы, при неглубоком залегании грунтовых вод и т.д. [1].

На всей Земле площадь, занятая болотами, исчисляется 350 миллионами гектаров, а на долю нашей страны от этого приходится 73% , что составляет площадь пяти таких государств, как Франция.

Первые болота появились 400 миллионов лет назад, в девонском периоде геологической истории Земли. Наибольшего расцвета они достигли в каменноугольном (карбоновом) периоде. Растительный покров карбоновых болот – древовидные папоротники, хвощи, плауны – был тем материалом, из которого образовался каменный уголь. В течение этого периода накопилось угля около 23% от всех его мировых запасов [3].

В растительном покрове третичного периода это последний в истории Земли кайнозойской эры господствовали хвойные породы – таксодиум, болотный кипарис, нисса. За это время в недрах Земли образовалось более половины угольных запасов. Позже, когда начал наступать ледник, древесные породы третичного периода исчезли с территории Европы и Азии. Некоторые из них сохранились до настоящего времени лишь на болотах юго-восточной части США и Центральной Америки, где они растут вместе со сфагновыми и земельными мхами, осоками [2].

Лишь в четвертичном периоде, в плейстоцене – в то время когда наступал ледник, - впервые возникли болота, на которых преобладающими растениями и торфообразователями стали мхи и травы. Соответственно резко изменились условия водно-минерального режима: если формирование угля шло в щелочной среде богатой натрием, алюминием, кремнием, то торф потребовал для своего образования кислой среды.

Современные болотные биогеоценозы – результат длительной эволюции, продолжавшийся миллионы лет. Те из них, что находятся в тундре и таёжной зоне, появились относительно недавно. Их возраст не превышает 10-12 тысяч лет. Последний отрезок четвертичного периода кайнозойской эры – голоцен (его возраст около 12 тысяч лет) - время, когда ледник начал отступать. Растительность голоценовых болот связана с растительностью пород третичного периода, образовавших залежи бурого угля [3].

В течение голоцена болота возникли в результате заболачивания суши или зарастания водоёмов. В зависимости от водно-минерального питания они стали верховыми (не связанными с грунтовыми водами, а питающиеся исключительно атмосферными осадками), низинными (питающимися грунтовыми водами, богатыми раствором минеральных солей) или переходными (в стадии промежуточного развития: от низинных – к верховым).



Верховые болота в разрезе напоминают линзы, пропитанные водой. Поскольку атмосферные осадки, питающие эти болота, не содержат растворов минеральных солей, там живут растения, приспособившиеся к недостатку питания: сфагновые мхи, кустарнички – багульник, мирт болотный, вереск. Встречаются и деревья – сосна, берёза, но они угнетены и сильно отличаются внешним видом от своих собратьев в обычном лесу

Низинные болота, расположенные в местах выхода на поверхность грунтовых вод, ключей; они приурочены к долинам рек и их поймам, берегам водоёмов. На них всегда богатая растительность. Особенно плодородны их почвы в притеррасных частях речных пойм.

Болота не остаются неизменными. Так же, как и все явления природы, они в постоянном движении и развитии. Например, при зарастании водоемов одни растительные сообщество постепенно сменяются другими. Это приводит к изменению состава и свойств торфяных отложений. Аналогичное явления происходят на болотах, образующихся на суше. Пока верхний слой торфяных залежей находятся в сфере влияния грунтовых вод, развиваются низинные болота. Постепенно, по мере накопления торфа, болото растет вверх и грунтовые воды уже не достигает верхних слоёв. Питание растений идёт за счёт атмосферных осадков, а это вызывает изменения в растительном покрове: появляются менее требовательные к минеральному питанию травянистые растения и сфагновые мхи. Низинные болота становится переходными. Дальнейшее накопление торфа приводит к полной изоляции грунтовых вод того слоя торфяной залежи, где расположены корни растений, и болото вступает в новую стадию – оно становится верховым [2].



Литература
1. Лисс О. Л. Лесные болота /О.Л. Лисс, В.Г. Астахова. М.: Наука, 1990. – С. 25-40.

2. Болотные биогеоценозы и их изменения в результате антропогенного воздействия //Пьявченко Н.И. - Л.: Наука, 1988. - 168 с.

3. Знчение болот в биосфере. М.: Наука, 1980.

Л.В. Шестакова
РЕЛИКТОВЫЕ И ЭНДЕМИЧНЫЕ ВИДЫ РАСТЕНИЙ ВО ФЛОРЕ

ТУРОЧАКСКОГО РАЙОНА (РЕСПУБЛИКА АЛТАЙ)


Представлен анализ реликтовых и эндемияных видов флоры Турочакского района.

Специфичными элементами любой флоры, отражающим ее самобытность, являются эндемичные и реликтовые растения.

Изучение и анализ эндемичных видов позволяет раскрыть некоторые этапы флорогенеза, уточнить схему флористического районирования. Впервые эндемизм алтайской флоры был отмечен П.Н. Крыловым и по результатом его исследования была опубликована статья «Эндемизм Алтайской флоры» Он считал, что эндемичные виды по отношению к остальному количеству свойственных Алтаю растений составляют 9% и распределены очень неравномерно [1]. Эти данные впоследствии существенно дополнила А.В. Куминова. По её сведениям, эндемичных видов во флоре Алтая 11,5% [2]. Дальнейшие ботанические исследования Г.Н. Огуреевой расширили представления о высоком эндемизме Алтая [3].

А.С. Ревушкин подчеркивает мысль о том, что эндемичные растения являются наиболее специфичным элементом флоры, отражающим автохтонную тенденцию в ее развитии [4].

По данным А.С. Ревушкина, в Северном Алтае основную массу (41%) составляют западно-саяно-алтайские виды, 23–25% составляют горно-лесные виды и немного (11%) алтайских эндемиков [4].

Флора Турочакского района насчитывает значительное число редких и эндемичных растений, некоторые виды исследуемого района включены в Красную книгу Республики Алтай (1996). К данной флоре относятся: Erythronium sibiricum, Rosa oxyacantha, Scrophularia altaica, Pedicularis brachystachys, Oxytropis altaica [4, 5] и др.

Таким образом, присутствие во флоре эндемичных видов, распространенных в подпровинции Северный Алтай, свидетельствует о том, что формирование флоры этого обширного региона происходило как единое целое. В то же время неоднородность условий и процессов флорогенеза в них привел к формированию отдельных эндемов.

При изучении любой флоры немаловажным моментом является анализ состава и возраста ее реликтов. Характерным признаком реликтовости видов является консервативность, не ограниченная изменчивость, часто несоответствие биологических особенностей вида современным условиям существования [6]. Изучению реликтов во флоре отдельных территорий посвящены многочисленные работы Ревердатто, Ильина, Соболевской, Крашенинникова, Черепнина, Положий, Красноборова, Липшиц, Ревушкина [4, 7–14] и др.

Реликтовые виды – это остатки древней флоры, когда-то широко распространенные. В настоящее время эти виды занимают изолированное систематическое положение, не имея близких родственных видов. Они не связаны с другими видами переходными формами. Реликтовые виды могут быть широко распространены, но чаще они имеют реликтовый ареал, занимаемый видом с момента его вхождения в состав древней флоры. Ареал может быть сокращающимся, дизъюнктивным, представляющим остаток бывшего обширного [6].

А.В. Положий утверждает, что реликтовые виды, характеризуются, прежде всего, приуроченностью к определенным, наиболее благоприятным для них местообитаниям и сохранением некоторых морфологических и физиологических особенностей, имевших приспособительный характер к условиям существования в формировании вида и утративших свое значение в современных условиях. Автор пришел к выводу, что расширение ареала реликтовых видов свидетельствует о том, что современные условия вновь становятся благоприятными и вид начинает выходить из реликтового состояния. Вместе с тем не каждый реликтовый вид сохраняет потенциальную возможность к прогрессивному расширению ареала, поскольку эта возможность определяется степенью пластичности вида. Чем выше специализация вида, тем меньше его экологическая пластичность [12].

По мнению К.А. Соболевской биология древних видов, сохранившихся в современной флоре в качестве реликтов, изменилась вместе со средой с третичного времени, иначе они не могли бы сохраниться [9].

А.И. Толмачев считает, что основным в определении реликта является наличие известного несоответствия природы вида (группы видов) временным условиям, определяющих невозможность процветания в данную эпоху [15].

И.М. Красноборов относит реликтовые виды к остаткам древней флоры, когда-то широко распространенной и находившейся в полной гармонии с условиями обитания. По его мнению, реликтовые виды в современных условиях могут быть прекрасно приспособлены к условиям их обитания, обладать относительно широкой амплитудой и даже могут быть доминантами или эдификаторами определенных растительных сообществ [13].

Непосредственным потомком третичных широколиственных лесов Турочакского района является и черневая тайга, также богатая третичными элементами. К ним относятся: Brachypodium sylvaticum, Festuca altissima, Osmorhiza aristata, Actaea spicata, Asarum europaeum, Geranium robertianum, Campanula trachelium, Sanicula europaea, Circaea lutetiana, Dryopteris filix-mas, Viola mirabilis, Myosotis krylovii, Brunnera sibirica [2, 16, 17] и др.

Наличие реликтов подчеркивает сложность истории формирования флоры исследуемого района.

К редким видам относятся: Daphne mezereum, Neottianthe cucullata, Botrychium virginianum, Botrychium multifidum, Ophioglossum vulgatum [1] и др.

К категории, нуждающихся в охране относятся виды, которые имеют хозяйственное значение и которые в результате интенсивного использования сокращают свой ареал. К категории наиболее уязвимых – виды имеющие лекарственное, декоративное и пищевое значение.



Литература
1. Крылов П.Н. Эндемизм Алтайской флоры // Протоколы общества естествоиспытателей и врачей при ТГУ. Томск, 1905. С. 1–3.

2. Куминова А.В. Растительный покров Алтая. Новосибирск: Наука, 1960. 449 с.

3. Огуреева Г.Н. Ботаническая география Алтая. М.: Наука, 1980. 180 с.

4. Ревушкин А.С. Высокогорная флора Алтая. Томск: Изд. ТГУ, 1988. 320 с.

5. Редкие и исчезающие растения Сибири. / Отв. ред. и сост. Л.И. Малышев, К.А. Соболевская и [др.]. – Новосибирск: Наука, 1980. 224 с.

6. Вульф Е.В. Введение в историческую географию растений. М.–Л.: Сельхозгиз, 1933. 415 с.

7. Ревердатто В.В. Ледниковые реликты во флоре Хакасских степей // Труды ТГУ. Томск, 1934. Т.86. С. 1-9.

8. Ильин М.М. Реликтовые элементы широколиственных лесов во флоре Сибири и их возможное происхождение // Тезисы совещания: Проблемы реликтов во флоре СССР. М.-Л.: АН СССР, 1938. Вып. 2. С. 26-31.

9. Соболевская К.А. Основные моменты истории формирования флоры и растительности Тывы с третичного времени // Материалы по истории флоры и растительности СССР. М.–Л.: АН СССР, 1958. Вып. 3. С. 249–315.

10. Крашенинников И.М. Анализ реликтовой флоры Южного Урала в связи с историей растительности и палеогеографией плейстоцена // Географические работы. М.: Географгиз, 1951. С. 129-173.

11. Черепнин Л.М. Заметки о древних реликтах Приенисейских степей // Ученые записки Красноярского пед-го ин-та. Красноярск, 1956. Т. 5. С. 45-50.

12. Положий А.В. Реликтовые и эндемичные виды бобовых во флоре Средней Сибири в аспекте ее послечетвертичной истории. // Известия АН СССР, СО. Сер. биол. наук, 1964. №4. Вып. 1. С. 3–11.

13. Красноборов И.М. Третичные реликты во флоре Тувинской АССР Растительный покров бассейна Верхнего Енисея. Новосибирск: Наука, 1977. С. 4 -14.

14. Липшиц С.Ю. Некоторые мысли о реликтах // Проблемы экологии, геоботаники, ботанической географии и флористики. Л.: Наука, 1977. С. 119-124.

15. Толмачев А.И. Введение в географию растений. Л.: Изд. ЛГУ, 1974. 244 с.

16. Королюк А.Ю. Охрана биоразнообразия растительности степного биома Западной Сибири. // Сибирский экологический журнал. Новосибирск, 1994. № 6. С. 598–594.

17. Красная книга Республики Алтай. Особо охраняемые территории. / А.М. Маринин, А.Г. Манеев, Н.П. Малков, В.Г. Ушакова и [др.].Горно-Алтайск, 2000. 272 с.

О.И. Симонова, И.И. Золотухина
ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ СЕРДЦА В УСЛОВИЯХ ДИНАМИЧЕСКОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ НАГРУЗКИ У СПОРТСМЕНОВ И НЕ СПОРТСМЕНОВ


Регулярная динамическая физическая нагрузка способствует стимулированию тонуса центра блуждающего нерва и брадикардии в покое. При этом улучшается диастолическое наполнение камер сердца и увеличивается систолический объём не только в покое, но и при физической нагрузке, что оптимизирует условия для кровоснабжения мышцы сердца. При одной и той же физической нагрузке у тренированных людей пульс повышается в меньшей, а систолический объём – в большей степени.

Частота сердечных сокращений (ЧСС) зависит от многих факторов, включая возраст, пол, условия окружающей среды, функциональное состояние, положение тела, и подвержена суточным колебаниям (биоритмам). Температура окружающей среды также оказывает влияние на ЧСС, которая увеличивается в линейной зависимости от нее.

У спортсменов ЧСС в покое ниже, чем у нетренированных людей, и составляет 50-55 ударов в минуту. У спортсменов экстра-класса (лыжники-гонщики, велогонщики, бегуны-марафонцы и др.) ЧСС составляет 30-35 уд/мин. Физическая нагрузка приводит к увеличению ЧСС, что необходимо для обеспечения возрастания минутного объема сердца, причем существует ряд закономерностей, позволяющих использовать этот показатель как один из важнейших при проведении нагрузочных тестов.

Целью данной работы являлось выявление различий в показателях сердечно-сосудистой системы после динамической нагрузки у тренированных и не тренированных юношей с учётом индекса функциональных изменений (ИФИ).

Для реализации поставленной цели решались следующие задачи:

1. Рассчитать индекс функциональных изменений у юношей, занимающихся и не занимающихся спортом.

2. Оценить изменение показателей артериального давления у юношей спортсменов и не спортсменов до и после динамической физической нагрузки с учётом индекса функциональных изменений.

3. Определить, как различаются показатели систолического объёма и число сердечных сокращений у групп с отличным и хорошим индексом функциональных изменений после динамической физической нагрузки.

Объектом исследования являлись 30 юношей занимающихся и не занимающихся спортом. У испытуемых до нагрузки в спокойном состоянии в положении сидя измеряли ЧСС и АД. Затем в качестве экспресс-информации о функциональном состоянии сердечно-сосудистой системы проводили тестирующую динамическую нагрузку по методике Ю.Д. Железняк, А.В. Беляева, Ю.И. Клещева и др. После каждой нагрузки в первые секунды измеряли пульс и артериальное давление. Измеряемые величины заносили в бланк исследования. Для оценки производительности сердца также подсчитывался систолический объём по формуле Стара. Оценка индекса функциональных изменений определялась по формуле Баевского Р.М., т.к уровень здоровья человека определяется огромным числом способов, в том числе расчетом индекса функциональных изменений (ИФИ).

После проведённых исследований по определению индекса функциональных изменений были получены следующие результаты: юноши занимающиеся спортом разделились на две группы: с хорошим индексом 87% и с отличным индексом 13%. Не занимающиеся спортом юноши, разделили на две группы: с хорошим индексом 70% и отличным индексом 30%.

При определении производительности сердца важно учитывать изменения показателей систолического артериального давления до нагрузки и после динамической физической нагрузки. В группе юношей спортсменов с отличным и хорошим индексом функциональных изменений показатели систолического артериального давления увеличивались в меньшей степени по сравнению с другими исследуемыми группами от 107  2,12 мм.рт.ст -122  8,9 мм. рт. ст до нагрузки до максимального значения после третьей нагрузки -1157,07 мм.рт.ст. - 134  15,3 мм. рт. ст. У юношей не занимающихся спортом с отличным и хорошим индексом функциональных изменений показатели систолического артериального давления до нагрузки составили в среднем 113 ± 4,76 мм.рт.ст. - 120,56 ± 9,5 мм.рт.ст. Максимального значения данный показатель достиг после третей нагрузки - 140 ± 10,8 мм.рт.ст. - 147,78 ± 13,7 мм.рт.ст. – с отличным и хорошим ИФИ соответственно. – с отличным и хорошим ИФИ соответственно.

Показатели диастолического артериального давления увеличивались в меньшей степени у юношей занимающихся спортом, что согласуется с литературными данными, у спортсменов компенсаторные реакции на физическую нагрузку проявляются в увеличении систолического объёма. Достоверных отличий между группами, по данному показателю не выявлено, эта закономерность наблюдалась по показателям частоты сердечных сокращений.

При одной и той же физической нагрузке у тренированных людей ЧСС повышается в меньшей степени, а систолический объём в большей степени, чем у нетренированных.

В группе юношей спортсменов с отличным индексом функциональных изменений показатели систолического объёма до нагрузки находились в пределах следующих значений: 55,25 ± 3,04; максимального значение показатели достигли после второй нагрузки 77,9 ± 0,42 миллилитра. В группе спортсменов с хорошим индексом функциональных изменений показатели систолического объёма составили в среднем 64,95 ± 11,38 миллилитра до нагрузки и максимального значения достигли после второй нагрузки - 78,2 ± 13,5 миллилитра.

В группе не занимающихся спортом с отличным индексом функциональных изменений показатели систолического объёма увеличивались в меньшей степени по сравнению с другими исследуемыми группами, с хорошим индексом функциональных изменений систолический объём равнялся в среднем 62,7 ± 14,9 миллилитра до нагрузки, а максимального значения достигал после первой нагрузки 69,8 ± 14,7 миллилитра. Минутный объём крови находится в прямой зависимости от частоты сердечных сокращений и систолического объёма (таблица 1). Минутный объём крови в покое не достоверно отличается между группами, после нагрузки увеличивается и по данному показателю начинают проявляться достоверные отличия, у спортсменов он возрастает.


Таблица 1

Изменение показателей минутного объёма крови у юношей занимающихся и не занимающихся спортом с учётом ИФИ


Группы

Минутный объём крови

До нагрузки

М±m (л/мин)



Первая нагрузка

М±m (л/мин)



Вторая нагрузка

М±m (л/мин)



Третья нагрузка

М±m (л/мин)



Юноши не спортсмены с хорошим ИФИ

4,5±±0,5

5,6±0,5

5,1±0,3

5,5±0,3

Юноши не спортсмены с отличным ИФИ

3,6±0,4

3,8±0,2

4,6±0,9

4,9±0,3

Юноши –спортсмены с хорошим ИФИ

5,0±0,3

8,3±0,2

9,3±0,4

7,5±0,4

Юноши –спортсмены с отличным ИФИ

3,9±0,3

7,6±1,7

8,3±0,4

7,1±0,8




Выводы:

1. Выявлены в группе юношей занимающихся и не занимающихся спортом индивиды с ИФИ отлично и хорошо в процентном соотношение у спортсменов 13% - с отличным, 87% - с хорошим, не спортсменов 30% - с отличным, 70% с хорошим.

2. Показатели систолического артериального давления у юношей спортсменов с ИФИ – отлично после динамической физической нагрузки изменяются в меньшей степени (от 107± 2 до 115 ± 7 мм.рт.ст) по сравнению с другими группами (от 122± 8,9 до 134± 15,3 мм.рт.ст).

3. Показатели диастолического артериального давления у юношей спортсменов после динамической физической нагрузки увеличиваются на 20 мм.рт.ст, что достоверно выше, чем у не спортсменов (на 13 мм.рт.ст).

4. В группе тренированных юношей частота сердечных сокращений после динамической физической нагрузки увеличивается незначительно, по сравнению с не тренированными.

5. Показатели систолического объёма и минутного объёма крови у не спортсменов после физической нагрузки увеличиваются в меньшей степени по сравнению со спортсменами.


1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница