Естественные науки



страница3/4
Дата10.05.2016
Размер0.89 Mb.
1   2   3   4

Е.В. Логунова
РАННЕЦВЕТУЩИЕ РАСТЕНИЯ ВО ФЛОРЕ КАТУНСКОГО БИОСФЕРНОГО ЗАПОВЕДНИКА


Катунский заповедник – нетронутый уголок дикой природы, расположенный в высокогорьях Центрального Алтая. Официально был создан Постановлением Совета Министров РСФСР № 409 от 25 июля 1991 года на площади 157637 га [1].

В 1998 году заповедник как кластерный участок вошёл в состав территорий Всемирного природного наследия ЮНЕСКО «Алтай – Золотые горы», в 2000 году получил статус биосферного резервата ЮНЕСКО.

Флора Катунского заповедника насчитывает 665 видов и подвидов сосудистых растений, произрастающих в его ядре и охранной зоне. Эти таксоны относятся к 290 родам и 74 семействам. По своей таксономической структуре флора является достаточно типичной для Циркумбореальной области, на что указывает её сходство по составу наиболее крупных семейств с другими бореальными флорами [3].

За полевой сезон 2006-2008 года нами на территории заповедника было выявлено 14 видов раннецветущих растений. Приведем ниже список этих растений с кратким указанием морфологических и эколого-биологических особенностей [2,4,5].



Адонис весенний – (Adonis vernalis L.), семейство лютиковые. Многолетнее травянистое растение с толстым коротким корневищем. Цветки золотисто – жёлтые, крупные, одиночные на конце стеблей, до 6 см в диаметре. Растёт по открытым склонам на опушках леса и между кустарниками. Цветёт в мае.

Багульник болотный(Ledum palustre L.), семейство вересковые. Вечнозелёный душистый невысокий (до 70см) кустарник с тёмно-серой корой. Листья лилейно-продолговатые, кожистые на коротких черешках. Цветёт в мае – июне. Встречается на северных склонах гор на высоте до 2000 м над уровнем моря в Усть-Коксинском районе по р. Коксе и её притокам.

Башмачок настоящий – (Cypripedium calceolus L.), семейство орхидные. Имеет жёлтые цветки и дугонервные листья. Произрастает в сосновых и берёзовых лесах, среди кустарников в поймах рек и на влажных лугах. Цветёт в мае – июне. Вид внесен в Красные книги РА и РСФСР.

Гусиный лук (Gagea filiformis L.), семейство лилейные. Многолетнее растение, растёт на каменистых склонах гор и скалах, доходя до верхней границы леса. Цветет в конце апреля до середины мая. Является эндемиком Алтая.

Кандык сибирский – (Erythronium sibiricym Kryl.), семейство лилейные. Очень декоративное раннецветущее растение с крупным розовым – лиловым поникающим цветком. Растёт в хвойных и лиственничных лесах. Цветёт с апреля до конца июля.

Мать-и-мачеха (Tussilago farfara L.), семейство сложноцветные. Многолетнее травянистое растение с длинным ползучим корневищем. Листья округло – сердцевидные, сверху зелёные, снизу беловойлочные, появляются после отцветания растения. Цветки – жёлтые корзинки. Растет по обрывам, по берегам рек и ручьев, в кустарниковых зарослях. Цветёт в апреле – мае.

Медуница мягчайшая (Pulmonaria mollis Wulf.), семейство бурачниковые. Многолетнее растение. Народное название: лёгочница, медунчик, йод – трава. Является лекарственным растением. Цветёт с мая по июль.

Одуванчик лекарственный – (Taraxacum officinale Wigg.), семейство сложноцветные. Многолетнее травянистое растение. Корень вертикальный до 15 мм. в поперечнике, на срезе беловатый и горький на вкус. Листья многочисленные собраны в розетку до 20 см длинной. Цветочные стрелки полые, до 30 см высоты. Цветки язычковые, ярко – жёлтые, собранны в крупные корзинки на концах цветоносных стрелок. Растёт в лесах, на опушках, на лугах, по берегам рек и ручьев. Цветёт с апреля по сентябрь.

Купальница алтайская – (Trollius altaicus C.A. Mey.), семейство лютиковые. Многолетнее травянистое растение с укороченным корневищем. Высота стеблей от 30 до 150 см. Листья тёмно-зелёные, пальчатораздельные. Цветки ярко-оранжевого цвета. Растёт по каменистым склонам, на террасах и уступах скал. Цветение происходит в мае-июне.

Пион уклоняющийся, Марьин корень – (Paeonia anomala L.), семейство лютиковые. Травянистый многолетник с толстым желвакообразным корневищем и мясистыми корнями, с сильным специфическим запахом и сладковатым вкусом. Стебли до 1м высоты, собранные в куст. Растёт по опушкам, на лесных высокотравных лугах. Цветёт в мае – июне. Семена созревают в июле – августе.

Первоцвет крупночашечный, барашки – (Primula macrocalyx Bge.), семейство первоцветные. Многолетнее травянистое опушённое растение до 30 см. высоты. Цветки тёмно-жёлтые. Растёт на суходольных лугах, в редкостойных лесах. Цветёт в мае – июне. Является очень хорошим медоносом.

Прострел раскрытый, подснежник – (Pulsatilla patens Mill.), семейство лютиковые. Общеизвестное травянистое растение, любимое детьми и взрослыми, зацветающее, как только сойдёт снег. Имеет толстое корневище, из которого вначале выходят белые, желтоватые или сине-фиолетовые колокольчатые цветки на длинных волосистых цветоносах до 30 см. длины затем появляются пальчато-трёхраздельные листья на черенках, до 10 см. длины. Растёт в разреженных лесах, зарослях кустарников, по каменистым склонам рек. Цветёт в апреле – мае.

Фиалка алтайская (Viola altaica Ker-Gawl.), семейство фиалковые. Небольшое альпийское растение с крупными желтоватыми или фиолетовыми цветками. Стебель до 20 см. высоты. Листья яйцевидные, 1 – 3 см длины и 8 – 15 мм. ширины. Цветки на длинных цветоножках, до 3 см. в поперечнике. Растёт на лугах, на каменистых склонах, по берегам рек. Цветёт в мае – июле.

Хохлатка прицветничковая (Corydalis bracteata Pers.), семейство дымянковые. Является эфемероидом, цветение происходит в мае. Была отмечена в долине р. Зайчиха и в долине р. Катунь.

Литература
1. Артёмов И. А.Флора и растительность Катунского заповедника (Горный Алтай) / И.А. Артёмов, А.Ю. Королюк. Новосибирск «Манускрипт», 2001. – 316 с.

2. Красная книга Республики Алтай (растения). Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений // Манеев А.Г., Пшеничная И.Н., Федоткина Н.В. и др. – Новосибирск, 1996. – 130 с.

3. Красная книга Республики Алтай. Особо охраняемые территории и объекты/ Под ред. А.М. Маринина. Горно-Алтайск, 2002. – С. 270 – 272.

4. Свиридонов Г. Полезные растения Горного Алтая /Г. Свиридонов. Горно-Алтайское отделение Алтайского книжного издательства, 1978. – С. 130-189.

5. Никифоров Ю.В. Зелёная аптека Горного Алтая /Ю.В. Никифоров. Горно-Алтайское отделение Алтайского книжного издательства, 1991. – С. 28 – 30.

Е.В. Мердешева
ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОСЕЛЕНИЙ

РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ


Сеть поселений Алтая перед Октябрьской революцией была сложной. Она включала в себя: крупные многофункциональные, преимущественно земледельческие, села переселенцев – старожилов, средние и малые деревни осевших алтайцев и переселенцев более позднего времени, множество выселок, заимок, пасек, отпочковавшихся от крупных поселений и связанных с ними. В урочищах по сезонам располагались скотоводческие стойбища алтайцев и казахов. Это многообразие поселений и возникновение массы мелких точек оседлого обитания находилось в определенном соответствии с природой Алтая: наличием удобных, но нешироких речных террас, пологих склонов, неглубоких межгорных долин. Все это вместе с довольно умеренным климатом, обилием рек и лесов создавало возможность маневренности в хозяйственных занятиях сельских жителей и предпосылки для развития различных отраслей земледелия и животноводства, в сочетании с лесными и торговыми промыслами [2].

В советский довоенный период в процессе социалистической реконструкции сельского хозяйства, сеть поселений несколько видоизменилась. Большинство сельских поселений принадлежали к сельскохозяйственному, либо к смешанному типу. Укрепились и выросли многие крупные села и деревни – центры односеленных тогда колхозов и сельсоветов. Крупных населенных пунктов стало значительно больше, так же как оседлых поселений в юго-восточной части региона, в районах отгонно-пастбищного животноводства (Онгудайский, Улаганский, Кош-Агачский районы). Выросло число несельскохозяйственных поселений лесопромыслового и горнопромышленного типа.

Изменение «функционального лица» сельских поселений идет почти целиком за счет ликвидации мелких населенных пунктов – неспециализированных сельскохозяйственных поселений.

В послевоенный период происходит подъем сельского и лесного хозяйства, строительство нескольких промышленных предприятий, развитие горнодобывающей промышленности и курортно-туристского дела в г. Горно-Алтайске и возле него. Это приводит к усложнению и изменению функций значительной части поселений. Новый этап развития производительных сил привел к созданию поселка городского типа Акташ (Кош-Агачский район).

Оказавшиеся в полосе Чуйского тракта, населенные пункты (Майма, Шебалино, Онгудай, Кош-Агач) быстро увеличивают население и развиваются из сельскохозяйственных поселений в транспортные, а затем функционирующие как местные торгово-распределительные и промышленные центры. В северо-восточных районах на автотрассах, ведущих к Телецкому озеру, возникли Турочак, Дмитриевка, Кебезень, Артыбаш.

Поселки, возникшие при появлении православных миссий и строительстве монастырей (XIX – начало XX вв.), в значительной степени выполнили свои функции, став опорными хозяйственными и культурными центрами.

К началу XX в. в связи с существенным сгущением расселения в староосвоенных районах и заселением новых территорий произошло заметное усложнение функций населенных пунктов. Создаваемые новые населенные пункты - это преимущественно поселки отделений колхозов и леспромхозов. Большая часть крупнейших поселений является смешанными по своей функциональной структуре.

К 1959 г. сильно вырос промышленный поселок Веселый (Майминский район) и появился в Турочакском районе новый очень крупный лесопромышленный поселок Иогач.

К 70-му году в сети населенных пунктов имелось только три городских населенных пункта: г. Горно-Алтайск и два поселка, созданных на базе горнодобывающей промышленности, Веселый и Акташ.

Поселения этого периода были весьма разнообразны по функциональным типам. Одна из важных тенденций заключается в постоянном увеличении числа несельскохозяйственных поселений. В число этих населенных пунктов входят поселки леспромхозов, приисковые поселки такого типа как Майский, Верхний Бийск Турочакского района; поселки, имевшие небольшие пищевые промышленные предприятия, на которых работает местное население; поселки с населением, занятым лишь на сезонных работах, в частности по обслуживанию туризма. Между тем, Турочак – это сельскохозяйственный район смешанного типа с лесопромысловыми и курортно-туристическими функциями [2].

Шебалинский район более сельскохозяйственный. При небольшой территории район располагает значительными массивами сельскохозяйственных угодий. Район выделяется наибольшей устойчивостью сложившихся в прошлом форм расселения. Сеть его поселений по отношению к 1939 г. в 1966 г. сохранилась на 70 %, а число поселений с населением более 100 человек - почти на 80%. При этом, конечно, очень изменилось размещение населения внутри района и как везде упрочилось значение крупных сел. В 8 самых крупных поселениях района сосредоточено более половины всего его населения.

В связи с интенсивным развитием многоотраслевого сельского хозяйства сохраняется потребность в сельскохозяйственных поселениях разного типа и масштаба. В районе имеется разнообразная промышленность – маслосыроварение, виноделие, заготовка и обработка древесины. 12 центров совхозов и их отделений (Черга, Барагаш, Дьектиек, Ильинка и др.), 9 центров колхозов (Эликмонар, Чепош, Эдиген и др.), около десятка центров бригад (Мариинск и др), несколько центров лесной промышленности, курортные поселки (Чемал).

В Усть-Коксинском и Онгудайском районах дисперсность почти полностью сохранилась. Вместо упраздненных мельчайших населенных мест возникали новые – самые разнообразные по назначению: животноводческие фермы, стоянки в урочищах.

В Кош-Агачском районе, кроме старых сел (Кош-Агач, Чебет, Актал, Курай, Чеган-Узун и др.) на базе наиболее многолюдных урочищ возникли в послевоенный период новые крупные поселения, преимущественно центры колхозов (Мухор-Тархата, Теленгит Сортогой, Ортолык, Бельтир и др.). Появляется новый для горных районов тип поселения – культцентр (Чеган-Бургузы, Уландрык и др.) [2].

Наиболее многочисленную категорию среди сельскохозяйственных поселений составляют центральные поселки колхозов и центры сельсоветов. Некоторые из них выполняют кроме основных производственных, и отдельные производственно-обслуживающие функции (ремонт техники, первичная переработка сырья).

Наиболее крупные сельские поселения – не райцентры – являются многоотраслевыми межхозяйственными центрами с широко развитым комплексом производственных, транспортных и обслуживающих функций. Наиболее крупные сельские поселения – районные центры, имеют более развитые как производственные, так и обслуживающие предприятия, в связи с этим, сфера их влияния в отношении некоторых функций распространяется на территорию соседних районов.

Появление крупных колхозов и совхозов приводит к перестройке сети поселений, связанной с ростом хозяйственных центров и постепенным сокращением периферийных поселений. Трансформация расселения, которая происходит в 1950–1970-е гг., выступает следствием индустриализации сельскохозяйственной сферы.

Система мероприятий в области реконструкции сельского расселения нашла отражение в «Генеральной схеме расселения на территории СССР до 2000 г.», разработанной в первой половине 1970-х гг. Согласно проекту районной планировки на территории каждого района выделялись в соответствии с установленными критериями перспективные поселения, где разрешалось капитальное жилое и производственное строительство, и неперспективные, жителей которых предполагалось переселить в укрупненные хозяйственные центры.

Таким образом, на этом этапе утверждается основной принцип политики в области управления сельским расселением – дифференцированный подход к сельским населенным пунктам, ограничивающий возможности развития и благоустройства подавляющего большинства деревень.

На рубеже 21 века сеть населенных пунктов существенно изменилась. Следует обратить внимание на тот факт, что в первой половине 90-х годов произошла смена статуса "городского" поселения на "сельское". Так в 1994 г. изменили, свой статус на село пгт Акташ Улаганского района и пгт Сейка Чойского района. Эти поселения продолжают выполнять те же функции, что и в дореформенный период, принадлежат к смешанному типу поселений по функциональному признаку.

Административно-территориальные преобразования привели к изменению форм хозяйствования, ликвидации малых деревень. В 90-е годы был введен единый статус для сети поселений: город, рабочий поселок и село.

В настоящее время на территории республики 98 сельскохозяйственных предприятий различной формы собственности, 149 предприятий, занимающихся переработкой сельскохозяйственной продукции, 34 снабженческо-сбытовых и закупочных организации, 1305 крестьянско-фермерских хозяйств, 49,9 тыс. семей, имеющих личные подсобные хозяйства [3].

Наиболее распространены скотоводческие, скотоводческо-овцеводческие, овцеводческо-скотоводческие и овцеводческие типы хозяйств, которые территориально четко разграничены.

В регионе выделяется сельскохозяйственное (Онгудайский, Шебалинский, Кош-Агачский, Усть-Коксинский, Усть-Канский, Улаганский, Майминский районы) и несельскохозяйственное расселение, основанное на традиционных видах деятельности местного населения, как алтайцев, так и русских. Традиционные для коренного населения отрасли животноводства – отгонное овцеводство и козоводство, разведение яков или сарлыков приурочены к высокогорному поясу. Хозяйства низкогорных лесостепных и среднегорных лесных ландшафтов специализируются на мясомолочном скотоводстве и мараловодстве с подсобным земледелием. Район зернового хозяйства занимает северную часть, где преобладают лесостепные ландшафты. Преобладание отгонного животноводства создает другие условия для расселения. Основу расселения на пастбищных территориях составляют редкая сеть небольших постоянных прифермских поселков и чрезвычайно развитая система сезоннообитаемых малых пунктов (зимних, летних и т.п.).

Среди производственных типов несельскохозяйственного сельского расселения выделяется тип лесопромышленного расселения (Турочакский, Чойский, районы) и формируется рекреационный тип – Чемальский район.

Таким образом, для сельских поселений характерно усложнение функций, переход от сельскохозяйственных типов поселений к смешанным (рис.1).

Наиболее существенным следствием изменений, произошедших в сельском расселении XX века, является то, что сельское расселение распалось на две части, отличающиеся друг от друга в демографическом, экономическом плане и по культурно-бытовым характеристикам. Первая часть поселений имеющих общую положительную динамику представлена средними и крупными населенными пунктами, выполняющими административные и производственные функции – это наиболее устойчивый элемент сельского расселения. Вторая часть сельского расселения– это периферийные, мелкие и средние поселения, удаленные от административных центров.



Рис.1 Типы поселений Республики Алтай в 2008 г.




Сокращение сельской поселенческой сети во второй половине XX века стало отражением процессов концентрации производства, и отраслевой перестройки сельской местности. Динамика изменений поселенческой сети в XX веке находится в тесной взаимосвязи с экономическими, социальными, демографическими аспектами развития общества. Наряду с внешними факторами все более заметную роль в трансформации сельской поселенческой сети играет политика государства. Значимость этого фактора особенно возрастает в 1960–1970-е гг., когда разрабатывается система мероприятий, ориентированных на формирование оптимальной модели расселения.

В процессе исторического развития и изменения экономической ситуации происходят изменения функциональных типов поселений Республики Алтай. В начале XXI в. изменения в расселении связаны с переходом к рыночным отношениям и формированием форм собственности. Начинается процесс возрождения фермерских хозяйств, семейных подрядов, малых сельскохозяйственных предприятий, которые приводят к возникновению дисперсных или рассредоточенных форм расселения, многие из которых возникают на базе когда-то исчезнувших поселений.

В результате социально-экономических преобразований, произошло уменьшение числа сельских населенных пунктов выполняющих промышленные и чисто сельскохозяйственные функции, при увеличении поселений со смешанными функциями (аграрно-рекреационных, аграрно-промышленных и т.п.) либо несельскохозяйственными (рекреационных, горнопромышленных и т.д.) (рис.1).



Литература
1.Атлас Алтайского края. – Москва; Барнаул: ГУГК, 1978.-Т.1 -1980. Т.2.

2.Гинзбург, Н.С. Современные тенденции в сельском расселении Горного Алтая / Н.С. Гинзбург // Доклады отделений и комиссий. - Вып. 11.- М., 1969. -С.127-154.

3.Муниципальные образования Республики Алтай. Социально-экономические показатели: Стат. сборник/Алтайстат. – Горно-Алтайск, 2007. – 120 с.

О.А. Полторацкая
МОРФОЛОГИЯ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ РОДА PLANTAGO l.

НА ТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ


Род Plantago – самый крупный в семействе Plantaginaceae, в нём насчитывается 260 видов, произрастающих главным образом в умеренных областях обоих полушарий, лишь немногие из них встречаются в тропиках. В России и странах ближнего зарубежья насчитывается около 30 видов этого рода.

Подорожник – многолетние или однолетние травы, имеющие розеточные или удлинённые вегетативные побеги. Листья цельные с дуговым или почти параллельным жилкованием, с пластинкой, постепенно переходящей в черешок. Соцветия – плоский колос, иногда головчатые. Цветки с прицветниками и двойным околоцветником, обычно обоеполые. Чашечка 4-лопастная или 4-раздельная. Венчик плёнчатый с цилиндрической трубкой, 4-лопастной или 4-зубчатый. Андроцей образован четырьмя тычинками, прикреплёнными к трубке венчика и чередующимися с его лопастями, нити тычинок длинные, выдающиеся из трубки венчика. Гинецей образован двумя плодолистиками, пестик с тонким терминальным столбиком и двулопастным рыльцем, завязь верхняя двугнёздная. Плод – перепончатая коробочка с одним- несколькими семенами в каждом гнезде [1].



Во флоре Республики Алтай род Plantago насчитывает 9 видов, которые имеют широкое распространение по всей территории. Ниже приводится перечень этих видов с указанием местообитания и местонахождения, сроком цветения и плодоношения [2].

Plantago cornuti Gouan – подорожник Корнута. Многолетнее растение 25-50 см высоты. Растет 1300-2000м над уровнем моря, на солонцах, солончаковых лугах, по берегам соленых водоемов, у дорог. Отмечено в ряде пунктов долине р. Чуи и ее притоках от устья до Чуйской степи, включая Курайскую степь, в долине р. Башкаус и ее притоках рр. Каракудюр, Кубадру. Цветет VI-VII. Плодоносит VII.

Plantago depressa Schlecht. – подорожник прижатый. Одно-, дву- или многолетнее растение 5-50 см высотой. Растет 500-2000м над уровнем моря на суходольных, солончаковых лугах, в луговых степях, на солонцах, в разреженных лесах, по берегам рек, залежам, на галечниках, у дорог и жилья. Встречается в долине р. Чарыш и ее притоках рр. Кан, Ябоган, Кырлык, в долине р. Катуни и ее притоках рр. Сема (от устья до с. Топучая и по ее притокам р. Марчеле), Анос, Еланда, Каспа, Урсул (и ее притоках.рр. Курата, Теньга, Табатой), Сумульта, Аргут, Кураган, Мульта, в окрестностях с. Нижний Уймон, в долине р. Коксу и ее притоке р. Дерентай, на плато Укок (в долине рр. Калгуты, Ак-Алаха), в ряде пунктов долины р. Чуи от устья до одного из ее истоков – р. Бар-Бургазы и по долине ее притоков рр. Айгулак, Чибит, Мены, Курай, Куяхтанар. Тобожок, Кокоря – на южном макросклоне Курайского хребта, в Сарулукульской котловине, по левобережью р. Башкаус и долине ее притоков рр. Каракудюр, Кубадру, Нижний и Верхний Ильдугем – на его северном макросклоне, по берегам Телецкого озера в долине р. Уймень и ее притоке р. Юрбутты. Цветет VI-VII. Плодоносит VII-VIII.

Plantago komarovii Pavlov – подорожник Комарова. Многолетнее, низкое растение 3-8 см высотой. Растет в каменистых степях, на каменистых склонах. Очень редкий в Республике Алтай вид, отмечен на хребте Сайлюгем в долине рр. Уландрык, Аксай. Цветёт VI. Плодоносит VII-VIII.

Plantag lanceolata L. – подорожник ланцетолистный. Многолетнее растение, 4-50 см высотой. Растет 270-1000м над уровнем моря на лугах, полях, в посевах, на залежах, у дорог, в лесах. Широко распространенный вид в северных районах Республики Алтай: в Майминском районе – часто и обильно отмечается в бассеене р. Маймы (окрестностях г. Горно-Алтайска, сс. Майма, Улалушка, Кызыл-Озек, Карасук, Бирюля, Александровка, Сайдыс, Урлу-Аспак и др.), по долине р. Катуни (окрестности сс. Соузга, Манжерок, Усть-Муны и др.), в Чойском – в верховьях р. Иши и ее притоков (в окрестностях сс. Сугул, Паспаул, Чоя, Киска, Верх-Пьянково, Каракокша, и др.), Турочакском – в долине р. Бии (в окрестностях сс. Озеро-Куреево, Дмитриевка, Удаловка, Турочак, Санькин Аил, Тондошка, Кебезень) и ее притоках рр. Лебедь, Тондошка, Тулой, Пыжа и др. Цветет VI-VII. Плодоносит VII-VIII. Иногда образует сплошные заросли, особенно в посадках сосны и кедра в окрестностях г. Горно-Алтайска.

Plantago major L. – подорожник большой. Двулетнее растение, 5-70 см высотой. Растет 270-1800 м над уровнем моря в разреженных лесах, на лесных опушках, суходольных, пойменных, солончаковых лугах, по берегам рек, на полях, залежах, в садах и огородах, у дорог и жилья. Широко распространенный в низкогорных и среднегорных районах Республики Алтай вид, по долинам основных рек Бии и Катуни, а также Чарыш и Ануя и их многочисленных притоков, особенно приурочен к населенным пунктам по всей территории. Отмечен в долине р. Чарыш и ее притоках рр. Кан, Ябоган, Кырлык, во многих пунктах по долинам р. Катуни от северных границ Республики Алтай до ее истоков и по нижним частям долин ее притоков рр. Майма, Сема, Узнезя, Анос, Куюм, Эликманар, Чемал, Еланда, Каспа, Эдиган, Сумульта, Большой Ильгумень, Большой и Малый Яломан, Чуя (от устья до Чуйской степи и долины ее притока р. Елангаш), Эбелю, Ак-Кем, Тургунда, Тюнгур, Кучерла, Катанда, Кураган, Мульта, Зайчиха, Быстрая, в долине р. Коксу аргутской и ее притоке р. Дерентай, в долине р. Бии от северной границы Республики Алтай до Телецкого озера (в окрестностях сс. Озеро-Куреево, Дмитриевка, Удаловка, Турочак, Санькин Аил, Тондошка, Кебезень) и в бассейне ее притоков рр. Лебедь, Тондошка, Тулой, Уймень, Пыжа, Иогач), по берегам Телецкого озера в долине р. Чулышман. Цветет V-IX. Плодоносит IX.

Plantado media L. – подорожник средний. Многолетнее растение, 15-70 см высотой. Растет 270-1300м над уровнем моря в разреженных лесах, степях, на лугах, у полей, жилья и дорог, по берегам рек. Встречается в долине р. Катуни и бассейне. ее притоков рр. Майма (в окресностях г. Горно-Алтайска и cc. Майма, Улалушка, Кызыл-Озек, Карасук, Бирюля, Александровка, Сайдыс, Урлу-Аспак), Сема ( от устья до с. Топучая и по долинам ее притоков рр. Камлак, Черга, Актел, Марчнела, Кумалыр), Анос, Еланда, Каспа, Урсул (и ее притоков рр. Курата, Теньга, Табатой, Ело), в низовьях р. Кучерлы, в долине р. Чуи и ее притоках рр. Мены, Курай, в долине р. Башкаус и ее притоках рр. Каракудюр, Кубадру, в ряде пунктов по берегам Телецкого озера, в верховьях р. Иши и ее притоках (в Чойском районе). Цветет V-VII. Плодоносит VIII. Лекарственное.

Plantago salsa Pall. – Plantago maritima L.подорожник солончаковый, подорожник приморский. Многолетнее растение, 5-45 см высотой. Растет 1000-1800м над уровнем моря в степях, на солончаковых лугах, солонцах, по берегам соленых озер, долинам рек. Редкий в Республике Алтай вид. Отмечен в долине р. Чарыш (окрестности с. Усть-Кан), в долине р. Урсул (в окрестностях с. Теньга), в Чуйской степи (в окрестностях с. Кош-Агач). Цветет VI-VII. Плодоносит VIII.

Plantago tenuiflora Waldst. et Kit. - Plantago bungei Steud. – подорожник тонкоколосый, подорожник Бунге. Однолетнее растение, 3-18 см высотой. Растет на солончаках, солонцах, по берегам соленых озер, в долинах рек. Очень редкий в Республике Алтай вид. Обнаружен в Юго-Восточном Алтае в окрестностях cc. Кокоря и Актал (Казацкое). Цветет V-VI. Плодоносит VII-VIII.

Plantago urvillei Opiz – Plantago stepposa Kuprian. – Plantago media subsp stepposa (Kuprian.) Sooподорожник Урвилла, подорожник степной. Многолетнее растение, 30-70 см высотой. Растет 270-1500м над уровнем моря в степях, на суходольных, солонцеватых лугах, в разреженных лесах, по берегам рек, на залежах, у дорог. Вид наиболее характерен для Западного и Северного Алтая: в Майминском, Чойском, Турочакском, Чемальском, Шебалинском районах. Отмечен в долине р. Чарыш (окрестностях с. Кайсын), в бассейне р. Ануй (в окрестностях сс. Келей и Черный Ануй), в долине р. Коксы катунской и ее притоке р. Абай – в Абайской степи, в долине р. Катуни от северной границы Республики Алтай до Уймонской степи и в бассейне ее притоках рр. Майма (в окрестностях г. Горно-Алтайска и сс. Майма, Улалушка, Кызыл-Озек, Карасук, Бирюля, Александровка, Сайдыс, Урлу-Аспак), Сема, Анос, Еланда, Каспа, Урсул (в окрестностях. сс. Онгудай, Кулада, Теньга) и по долине ее притоков рр. Курата, Теньга, Табатой на Семинском перевале, в долине рек. Ак-Кем, Кураган на Катунском хребте, в Уймонской степи (окрестностях с. Терехта) по берегам Телецкого озера. Цветет V-VII. Плодоносит VII-VIII. Лекарственное.


Литература
1. Еленевский А.Г. Ботаника: Систематика высших, или наземных , растений: Учебник для высших педагогических учебных заведений /А.Г. Елиневский, М.П. Сословьева, В.Л.Тихомиров. М.: «Академия», 2004. - 432с.

2. Ильин В.В. Сосудистые растения Республики Алтай. Аннотированный список флоры /В.В. Ильин, Н.В. Федоткина. г. Горно Алтайск РИО ГАГУ, 2008. - 289 с.




О.И. Симонова, Т.Б. Баданова
ВЕНТИЛЯЦИОННО-ПЕРФУЗИОННЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ У ДЕВУШЕК, ПРОЖИВАЮЩИХ В РЕСПУБЛИКЕ АЛТАЙ


Одной из актуальных задач физиологии и медицины является изучение роли соотношения вентиляции и перфузии газов в лёгких. Вопрос о механизмах развития изменений вентиляционно-перфузионного коэффициента при различных условиях представляет значительный теоретический и практический интерес.

Для нормального процесса обмена газов в легочных альвеолах необходимо, чтобы их вентиляция воздухом находилась в определенном соотношении с перфузией их капилляров кровью. Иными словами, минутному объему дыхания должен соответствовать минутный объем крови, протекающий через сосуды малого круга, а этот объем, равен объему крови, протекающий через большой круг. В обычных условиях вентиляционно-перфузионный коэффициент у человека составляет 0,8-0,9. Например, при альвеолярной вентиляции, равной 6 л/мин, минутный объем крови может составить около 7 л/мин.

В отдельных областях лёгких соотношение между вентиляцией и перфузией может быть неравномерным. Резкие изменения этих отношений могут вести к недостаточной артериализации крови, проходящей через капилляры альвеол. Легочные сосуды относят к «ёмкостной системе». Их просвет в значительной степени зависит от внутригрудного и внутриальвеолярного давления. В малом круге давление крови низкое, что в нормальных условиях предотвращает выпотевание плазмы через альвеолокапиллярную мембрану и образование отёка лёгких. Ширина сосудистого русла регулируется симпатической иннервацией. Имеются и местные механизмы, сопрягающие перфузию альвеол с их вентиляцией. Легочной кровоток в целом зависит от величины сердечного выброса, поэтому, в конечном счете, он управляется общими регуляторными механизмами сердечно-сосудистой системы. Отсюда тесная взаимосвязь между регуляцией дыхания и кровообращения, которая особенно ярко проявляется при мышечной деятельности. К этому следует добавить, что дыхательные колебания внутригрудного давления, действуя по принципу «двойного насоса», не только обеспечивают вентиляцию легких, но и помогают венозному возврату крови к сердцу. В свою очередь, пульсовые толчки давления в воздухоносных путях и альвеолах, вызванные сокращениями сердца, способствуют внутрилегочному смещению газов вызывая его кардиогенный компонент [3].

В различных климатогеографических зонах кардио-респираторная система организма проявляет приспособительные свойства, что вызывает особый интерес для её изучения, поэтому впервые с учётом зоны проживания была обследованы девушки Республики Алтай и проведена оценка значений вентиляционно-перфузионного коэффициента в покое и после дозированной нагрузки, как важного критерия функциональной активности кардиореспираторной системы.



Целью настоящей работы стало выяснение соответствия минутного объема крови минутному объему дыхания в покое и после дозированной нагрузки у девушек проживающих в разных климатогеографических зонах.

Для поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1.Рассчитать значения минутного объема крови и минутного объема дыхания до нагрузки у девушек, проживающих в разных климатогеографических зонах.

2.Рассчитать значения минутного объема крови и минутного объема дыхания после дозированной нагрузки.

3.Определить соответствие минутного объёма крови минутному объёму дыхания до и после дозированной нагрузки у девушек с учетом зоны проживания.

Объектом исследования являлись девушки, в количестве 30 человек проживающие в различных агроклиматических зонах. При процентном распределении девушек по зонам проживания использовалась классификация агроклиматических зон Республики Алтай предложенная Т.Д. Модиной, 1997 [2]. Большинство девушек проживали в низкогорье - 63%, в среднегорье проживало 23% и высокогорье - 13% обследованных.

У каждой девушки измеряли следующие физиометрические показатели в покое и после дозированной нагрузки: частоту сердечных сокращений (ЧСС), частоту дыхательных движений (ЧДД), систолическое артериальное давление (САД), диастолическое артериальное давление (ДАД). Подсчитывался минутный объем дыхания (МОД) и минутный объем крови (МОК) при этом использовались методики, приведённые в руководстве к лабораторным занятиям по общей и возрастной физиологии А.А. Гуминского [1].

По результатам исследования представленных в таблице 1, можно отметить, что в покое у девушек минутный объём крови был в среднем равным 5,5 литров, что соответствует стандартным значениям для данного возраста.

Минутный объём дыхания до нагрузки был равен у девушек, проживающих в высокогорье 4,9 литров, что достоверно ниже, чем у девушек, проживающих в среднегорье и ниже стандартных значений. После дозированной нагрузки минутный объём крови во всех группах увеличился на 1-1,5 л, а минутный объём дыхания увеличился в 5 раз. Коэффициент корреляции между показателями минутного объёма крови и минутного объёма дыхания был при этом положительным.

До нагрузки отмечалось высокая степень корреляции данных параметров, а после слабая. Результаты исследования представлены в таблице 1.



Таблица 1

Показатели МОК и МОД до и после дозированной нагрузкиЗона проживания

МОК

r

МОД

r

До нагрузки

(Х±m) (л/мин)



После нагрузки

(Х±m) (л/мин)



До нагрузки

(Х±m) (л)



После нагрузки

(Х±m) (л)



высокогорье

5,794±462,6

7,344±992,15

0,5

4,93±809

26,700±6,187

0,2

среднегорье

5,202±517,9

6,357±771,9

0,3

7,020±97

28,063±3,798

0,6

низкогорье

5,512±267,1

6,946±330,1

0,6

5,44±724

28,529±2,123

0,4




По результатам определения вентиляционно-перфузионного коэффициента можно отметить, что до нагрузки соответствие минутного объёма крови минутному объёму дыхания проявлялось у девушек проживающих в высокогорье и низкогорье. А после нагрузки это соответствие утрачивается. После дозированной нагрузки вентиляционно - перфузионный коэффициент резко увеличивается. Это объясняется тем, что кардиореспираторная система участников эксперимента не справляется, даже с незначительными физическими нагрузками, что по всей вероятности свидетельствует о малоподвижном образе жизни студенток, и развивающейся в следствие этого гиподинамии.

Выводы:

1. Значения минутного объёма крови и минутного объёма дыхания до нагрузки у девушек участвующих в исследовании соответствовали норме, кроме минутного объёма дыхания девушек проживающих в высокогорье (ниже нормы на 2 л), после нагрузки значения минутного объёма дыхания увеличивались на 1,5 л, а минутного объёма дыхания в 5 раз.

2. До нагрузки наблюдалось соответствие значений вентиляционно-перфузионного коэффициента, после нагрузки утрачивалось.



Литература
1. Гуминский, А.А. Руководство к лабораторным занятиям по общей и возрастной физиологии: Учеб.пособие для студентов биол. спец. пед. инстит-тов /А.А.Гуминский, Н.Н. Леонтьева, К.В. Маринова. – М.: Просвещение,1990. -239с.

2. Модина, Т.Д. Климат Республики Алтай/Т.Д. Модина. – Новосибирск, НПУ,1997. – 177с.

3. Ноздрачёв, А.Д. Начала физиологии: Учебник для вузов. /А.Д.Ноздрачёв, Ю.И. Баженов, И.А.Баранников, А.С. Батуев и др. /Под. ред. акад. А.Д. Ноздрачёва. – СПб.: Издательства «Лань», 2004 – 1088с.

Л.В. Шестакова
РЕЛИКТОВЫЕ ВИДЫ РОДА GALIUM L. ВО ФЛОРЕ РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ


При изучении любой флоры немаловажным моментом является анализ состава и возраста ее реликтов. Характерным признаком реликтовости видов является консервативность, не ограниченная изменчивость, часто несоответствие биологических особенностей вида современным условиям существования [1]. Изучению реликтов во флоре отдельных территорий посвящены многочисленные работы ученых [2–4] и др.

На территории Горного Алтая произрастает 4 реликтовых вида рода подмаренник – Galium L. (сем. Rubiaceae): G. krylovii (IIjin) Pobed., G. trifidum L., G. paradoxum Maxim., G. triflorum Michxaux. Подавляющее большинство видов сконцентрировано в Северном и Центральном Алтае.

Реликтовые виды – это остатки древней флоры, когда-то широко распространенные. Такие виды могут быть широко распространены, но чаще они имеют реликтовый ареал, занимаемый видом с момента его вхождения в состав древней флоры [1].

Подмаренник Крылова – G. krylovii IIjin (Cruciata krylovii (IIjin) Pobed.) – многолетнее корневищное растение 10–40 см высоты, стебли высокие или при основании восходящие, лишь по ребрам рассеянно опушены отстоящими волосками (до 0,5 мм), в узлах с кольцом волосков. Листья по 4 в мутовке, с 3 жилками, 10–16 мм длиной и 3–6 мм шириной, от ланцетно-яйцевидные до эллиптических, туповатые, с верхней стороны по краям, а снизу по жилкам усажены короткими (0,3 мм), серповидно изогнутыми, направленными к верхушке щетинками. Соцветия пазушные, малоцветковые, развиваются в средней части растения. Цветоносы и цветоножки голые. Венчик зеленовато-желтый, колесовидный, до 2,5 мм диам., с 4 лопастями. Завязи и плоды голые. Мерикарпий часто 1 вследствие недоразвития второго, шаровидно-почковидный, 2–3,5 мм длиной [5].

Произрастает в Майминском, Турочакском, Чойском, Чемальском, Шебалинском районах, а также встречается в высокогорьях на многих хребтах: Семинском (во многих пунктах по долинам рр. Сема, Анос, Еланда, Каспа, Урсул и ее притоки рр. Курата, Теньга, Табатой), Катунский (в долинах рр. Ак-кем, Кучерла, Кураган, Мульта, Зайчиха), Теректинском (в долинах рр. Каракол, Тюнгур), Курайском (в долине р. Мены – притоках р. Чуи и р. Кубадру – левый приток р. Башкаус), довольно часто на территории Алтайского государственного заповедника [6]. Растет в лесном поясе в темнохвойных пихтовых, еловых и лиственничных лесах, на лесных лугах и в зарослях кустарников на высоте до 2000 м над уровнем моря. Цветет в июне-июле, плодоносит в августе.

Принадлежит к третичному неморальному комплексу растений Сибири. М.М. Ильиным (1941) отнесен к числу третичных широколиственных реликтовых видов, свойственных черневой тайге [7,11].

Подмаренник трехцветковый – G. triflorum Michxaux.– многолетнее растение. Стебли высокие 25–60 см слабые, восходящие или опирающиеся на другие растения, простые, реже разветвленные, голые или рассеянно опушенные отстоящими волосками. Листья короткочерешковые, по 5–6 в мутовках, с 1 жилкой, 13–32 мм длиной и 5–12 мм шириной, от продолговато - ланцетных до эллиптических с коротко остисто-заостренным концом, с верхней стороны по краю усажены прямыми и согнутыми, направленными к верхушке щетинками или голые, с нижней по жилке – обращенными к основанию крючковидными шипиками. Соцветия пазушные, 2, 3, 4-цветковые полузонтики, расположены в средней и верхней части растения. Цветоносы голые, равны или длиннее листьев, из пазух которых выходят и при плодах достигают 40 мм, цветоножки при плодах до 10 мм, голые. Венчик желтовато-зеленоватый, колесовидный, около 3,5 мм диаметром, с 4 длинно заостренными лопастями. Завязи и плоды усажены длинными прямыми щетинками с крючком на конце. Мерикарпии почковидные, около 1,5 мм длиной [5]. Растет в тенистых местах под скалами, в хвойных и смешанных лесах, на лугах. Цветет в июле – августе [9]. Подмаренник трехцветковый, редкий вид флоры Сибири, реликт третичных широколиственных лесов [10].

Произрастает на Семинском хребте (в истоках р. Семы – в долине р. Сарлык), в долине р. Кыги – притоке Телецкого озера, на Курайском хребте (в долине р. Мены и на г. Белькенек) [6].

Подмаренник трехраздельный, п. трехнадрезанный G. trifidum L. – G. ruprechtii Pobed. – многолетнее растение 5-30 см высотой, простые или разветвленные, полегающиеся или цепляющиеся за другие растения, усаженные по ребрам назад обращенными крючковидными шипиками. Листья по 4 в мутовке, с 1 жилкой, 5–15 мм длиной, 1–3 мм шириной, обратноланцетные, тупые, с верхней стороны усажены мелкими прямыми, направленными к верхушке щетинками или голые, с нижней – по краю и жилке – обращенными основанию крючковидными шипиками. Цветоножки могут быть густо усажены обращенными назад крючковидными шипиками, при плодах изогнутые, 8–10 (13) мм длиной. Венчик белый, колесовидный, около 1–1,5 мм диаметром, 3 (редко 4) лопастями. Завязи и плоды голые. Мерикарпии шаровидные, раздвинутые, около 1,2 мм длиной. Цветет в июне-июле [5].

Растет (1000-2100) на тенистых каменистых склонах, скалах, засоленных низинных лугах, по болотам, заболоченным лесам, по берегам ручьев. Редкий вид в Республики Алтай. Отмечен в ущелье Ачелман- приток р. Чулышман, в Узун-Oюкском районе Алтайского государственного заповедника, в долине р. Чуи в окрестностях с. Кош-Агач и устье р. Чаган-Узун [6].

Подмаренник удивительный – G. paradoxum Maxim. – многолетнее растение. Корневище нитевидное, ползучее. Стебли невысокие (10-20 см), простые, восходящие или полегающие, тонкие, слабые, голые, 4 - гранные. Листья по 4 в мутовке (средние), супротивные, с 1 ясно различимой центральной жилкой, одна пара крупнее другой, накрест лежащей, яйцевидные нежные, тонкие, рассеянно щетинисто-волосистые, нижние более мелкие. Соцветия – верхушечные малоцветковые полузонтики. Цветоносы и цветоножки голые, при плодах удлиняющиеся. Венчик белый, колесовидный или колокольчатый, но без выраженной трубки, до 2,5 мм диаметром, с 4 лопастями. Завязи и плоды покрыты густыми, длинными крючковатыми щетинками. Мерикарпии почковидные, около 1,5 мм длиной [5,8].

Растет в темнохвойных, березовых, осиновых, смешанных лесах, на крупноглыбовых осыпях. Произрастает на Семинском хребте (в истоках р. Семы – в долине р. Сарлык), в долине р. Кыги – притоке Телецкого озера, на Курайском хребте (в долине р. Мены и на г. Белькенек) [6].



G. paradoxum Maxim.– реликт третичных широколиственных лесов. Занесен в Красную книгу РСФСР [11].

Таким образом, исследованные виды рода подмаренник: G. krylovii (IIjin) Pobed., G. paradoxum Maxim., G. triflorum Michxaux являются реликтами третичных широколиственных лесов, а G. trifidum L. – редким видом, поэтому их необходимо изучать и способствовать сохранению во флоре Сибири.

Произрастают данные виды в темнохвойных, березовых, осиновых, смешанных лесах, на крупноглыбовых осыпях, тенистых местах под скалами, на лугах и др. местах. G. krylovii (IIjin) Pobed. и G. paradoxum Maxim. в современных условиях прекрасно приспособлены к условиям их обитания, обладают относительно широкой амплитудой и являются доминантами в некоторых растительных сообществах.



Литература
1. Вульф Е.В. Введение в историческую географию растений. М.–Л.: Сельхозгиз. – 1933. – 415 с.

2 Ревушкин А.С. Высокогорная флора Алтая. Томск: Изд. ТГУ. – 1988. – 320 с.

3. Ильин М.М. Реликтовые элементы широколиственных лесов во флоре Сибири и их возможное происхождение // Тезисы совещания: Проблемы реликтов во флоре СССР. М.-Л.: АН СССР. – 1938. – Вып. 2.– С. 26-31.

4. Красноборов И.М. Третичные реликты во флоре Тувинской АССР Растительный покров бассейна Верхнего Енисея. Новосибирск: Наука. – 1977. – С. 4 -14.

5. Флора Сибири. Т. 12: SolanaceaeLobeliaceae / сост. А.В. Положий, С.Н. Выдрина, В.И. Курбатский и др. – в 14 томах. – Новосибирск: Наука. Сиб. издательская фирма РАН. – 1996. – 208 с.

6. Ильин В.В, Федоткина Н.В. Сосудистые растения Республики Алтай: аннотированный конспект флоры / Монография. – Горно – Алтайск: РИО ГАГУ. – 2008. – 290 с.

7. Толмачев А.И. Введение в географию растений. Л.: Изд. ЛГУ. – 1974. – 244 с.

8. Редкие и исчезающие растения Сибири. – Новосибирск: Наука. – 1980. – 224 с.

9. Красная книга Республики Алтай (растения). Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений / А.Г. Манеев, И.Н. Пшеничная, Н.В. Федоткина и др. – Новосибирск. – 1996. – 131 с.

10. Семенова Г.П. Редкие и исчезающие виды флоры Сибири: биология, охрана / Г.П. Семенова; Рос. Акад. наук, Сиб. отделение, Центральный сибирский ботанический сад. – Новосибирск: Академическое изд-во «Гео». – 2007. – 408 с.

11. Положий А.В. Реликты третичных лесов во флоре Сибири истории // Известия АН СССР, СО. Сер. биол. Наук. – 1985.

Л. Ситникова
ЖИЗНЕННАЯ ФОРМА И БИОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

CYPRIPEDIUM MACRANTON SW.


Семейство Орхидных (Orchidaceae Lindl.) одно из самых крупных среди однодольных растений. Оно насчитывает около 750 родов и 25 000 видов. Представители семейства очень многообразны по строению и окраске цветков и модификациям вегетативных органов.

По мнению большинства специалистов, орхидные в настоящий момент находятся в стадии активной эволюции. В основном это утверждение касается генеративной сферы растений [1]. Отмечено значительное число межродовых и межвидовых гибридов. Вегетативные органы, обеспечивающие существование растения в тех или иных климатических, эдафических и фитоценатических условиях, остаются более консервативными и отражают в своем строении приспособления к произрастанию именно в тех типах местообитания, в которых проходила эволюция вида. Под влиянием сезонного климата ведущую роль играют видоизменения запасающих органов, способствующие переживанию периодов, неблагоприятных для роста. Например, расположение почек возобновления по отношению к субстрату легло в основу одной из наиболее распространенных классификаций жизненных форм по Раункеньеру. Впоследствии предлагались эколого-морфологические классификации жизненных форм, построенные на основании форм роста, продолжительности жизни, ритма сезонного возобновления, характера питания и т.д. Морфологическое строение побегов системы как основа для выделения жизненных форм использовано в системе И.Г. Серебрякова [7], которая получила в нашей стране широкое распространение. Фитоценотические подходы к классификации биоморф учитывают положение и роль вида в ценозе. Принципы линейной системы жизненных форм, позволяющие достаточно полно и разносторонне охарактеризовать отдельные виды как самостоятельные жизненные формы, использованы в работах В.Н. Голубева, О.В. Смирновой [2, 8].

Башмачок крупноцветковый (Cypripedium macranton Sw.) растет в лиственничных, сосновых, березовых, смешанных лесах, на лесных сыроватых лугах, среди кустарников, по берегам рек, иногда образует значительные скопления. Он до того прекрасен, что и впрямь может быть посвящен богине любви и красоты. Его волнистые, словно летящие темно-пурпурные лепестки легки и изящны. Губа у башмачка вздута и похожа на переднюю часть атласной туфельки. В народе, поэтому назвали его «Марьин башмачок», «кукушкин башмачок», «богородицыны сапожки». Любопытно, что в Америке этот цветок называют «мокасинами», а в Англии – «дамскими туфельками». А ботаники дали этому растению имя «кипридии (венерин) башмачок». Венера особенно почиталась на острове Кипр, где называлась Кипридой [9].

Вид башмачок крупноцветковый развивается довольно медленно. От прорастания до первого цветения проходит 15 – 17 лет. Морфогенез побегов изучен хорошо. Зачатки внучатой почки обнаруживаются в дочерней почке возобновления в июне, то есть за 2 года до формирования надземного побега. Генеративная сфера в дочерней почке закладывается уже к концу вегетационного сезона [6].

Популяции башмачка в природе бывают очень многочисленными (до нескольких сотен особей). Возрастной спектр правосторонний с преобладанием взрослых вегетативных и генеративных растений (0:8:44:48). Как численность отдельных возрастных групп, так и их соотношения от года к году могут значительно меняться. В отдельные годы максимум численности может смещаться на взрослую вегетативную и даже имматурную группу. Анализ популяций башмачка в разных частях ареала показал, что климатические изменения существенно не влияют на возрастную структуру [4].

Cypripedium macranton Sw. по жизненной форме относится к корневищным орхидным. Он имеет вегетативные побеги, неполный жизненный цикл развития, генеративные побеги моноциклические. Этот вид характеризуется интенсивным вегетативным размножением (до 26% особей в популяции), что ведет к образованию клонов. Вегетативное потомство относится к тому же возрастному состоянию, что и материнское растение, либо неглубоко омоложено. Ювенильные и имматурные растения вегетативно не размножаются [5].

Наши полевые исследования за Cypripedium macranton Sw. ведутся с 2005 года на территории агробиостанции ГАГУ. В отдел редких и исчезающих растений нами была привезена популяция этого вида из с. Каракокша Чойского района. Сезонные изменения проводились на опытном участке. Цветение башмачка крупноцветкового происходит в мае – июне и длится 2 – 3 недели. Зрелые семена характеризуются глубоким покоем. Плодоношение наступает в августе. Плоды образуются нерегулярно. Колебания в плодообразовании в большинстве случаев объясняются не климатическими причинами, а недостаточным опылением. Виды рода Cypripedium являются слабоспециализированными энтомофилами. Опыление осуществляется нерегулярно мелкими насекомыми из разных отрядов.

Наибольшую угрозу рассматриваемому виду представляют рекреация вблизи городов, дачных участков и др., выкапывание и пересадка в сады взрослых растений, сбор букетов, вытаптывание и повреждение растений. Высокая декоративность цветков Cypripedium macranton Sw. делает их особенно привлекательными для людей. Необходима тщательная охрана местообитаний башмачков, а также пропаганда природоохранных идей среди местного населения. Кроме того, в последние годы башмачки становятся объектом коммерческой торговли и вывозятся за границу. В труднодоступных регионах еще сохраняются крупные популяции этих видов. Вид Cypripedium macranton Sw. занесен в красную книгу РСФСР [3].



Литература
1. Аверьянов Л.В. Конспект рода Dactylorhiza Neck. Ex Nevski (Orchidaceae), 1 // Новости систематики высш. растений. – Л., 1990. – Т. 27. – С. 32 – 62.

2. Голубев В.Н. Принцип построения и содержание линейной системы жизненных форм покрытосеменных растений // Бюл. МОИП. Отд. Биол. – 1972. – Т. 77, вып. 6. – С. 72 – 80.

3. Красная книга РСФСР (растения). – М.: Росагропромиздат, 1988. – 476 с.

4. Куликов П.В. Экология и репродуктивные особенности редких орхидных Урала: Автореф. дис… канд. биол. наук. – Екатеринбург, 1995. – 24 с.

5. Кулль Т.В. Вегетативное размножение Cypripedium сalceolus L. в естественных условиях // Охрана и культивирование орхидей. – М., 1987. – С. 13 – 14.

6. Полынова Н.А., Утёмова Л.Д. Биологические особенности видов рода Венерин башмачок в условиях Хакасской автономной области // Исчезающие и редкие растения и животные Алтайского края и пробл. их охраны. – Барнаул, 1982. – С. 78 – 81.

7. Серебряков И.Г. Жизненные формы высших растений // Полевая геоботаника – М.; Л., 1964. – Т. 3. – С. 146 – 205.

8. Смирнова О.В. Структура травянистого покрова широколиственных лесов. – М.: Наука, 1987. – 205 с.

9. Татаренко И.В. Орхидные России: жизненные формы, биология, вопросы охраны. – М.: Аргус, 1996. – 207 с.

Т.В. Тельминова
ОНТОМОРФОГЕНЕЗ И СЕЗОННЫЙ РИТМ РАЗВИТИЯ

CENTAUREA SCABIOSA l.


Василек шероховатый – травянистый длинностержнекорневой факультативно корнеотпрысковый многоглавый поликарпик с симподиальной системой полурозеточных побегов [4].

У семян василька слабо развита семенная кожура, они плотно прилегают к околоплоднику. В зародыше содержится много масла. Семена могут прорастать без периода покоя, но в год созревания прорастают плохо, дружные всходы появляются лишь на следующий год [1].

Прорастание семян надземное. Семядоли 12-15 мм длиной и 5-7 мм шириной продолговато-обратнояйцевидные или продолговатые, постепенно суженные в короткие широкие черешки, цельнокрайные, с тупой верхушкой и едва заметной средней жилкой, темно-зеленые, слегка мясистые, располагаются почти горизонтально [2].

Из верхушечной почки вырастает розеточный побег, первые листья которого (их бывает 2-3) цельные, продолговатые, с острой верхушкой, почти цельнокрайние. Длина их 2-4 (5-8) см, ширина 5-10 мм. Главный корень несколько более тонкий, чем гипокотиль, начинает ветвиться в базальной части уже у трехдневных проростков. С появлением новых листьев корневая система начинает нарастать, возникают корни третьего порядка.

К середине или к концу вегетационного периода семядоли засыхают, вырастают новые листья, гипокотиль укорачивается и утолщается, растение переходит в ювенильное состояние. Длинночерешковые продолговатые листья ювенильных растений направлены косо вверх и могут достигать длины 19 см, но средняя их длина 8 см. В пазухах нижних листьев обнаруживаются открытые почки возобновления, которые оказываются у поверхности почвы вследствие контрактильной деятельности корней, а также за счет укорачивания гипокотиля [3].

Корневая система проникает вглубь более чем на 30 см. Главный корень обильно ветвится в базальной части, в поверхностном слое почвы. Во время перезимовки у ювенильных растений могут сохранятся основания листьев, но они выходят из под снега желтоватыми с фиолетовым оттенком от антоциана. На втором году жизни из верхушечной почки вырастает розеточный побег опять с цельными листьями, но больших размеров. Их средняя длина 14,5 см, максимальная – 22 см, ширина до 2 см, они заметно зазубрены по краю, в розеточном побеге их 4-5. От прошлогодних листьев остаются отмацерированные сосудисто-волокнистые пучки на очень коротком вертикальном корневище [1, 3].

На третьем году жизни, очень редко на втором, у василька появляются листья с первыми признаками рассечения, т. е намечается переход к перистораздельному, а затем перисторассеченному листу взрослых особей. На одной стороне листа или с двух сторон в нижней части появляется по 3-4 крупных зубца или боковых долей, лист становится лировидным. Средняя длина листьев 19 см (до 28), ширина 3-4 см. Растения с такими листьями относятся к имматурному возрастному состоянию. Нередко в розетках имматурных особей нижние листья бывают цельными как у ювенильных. В других случаях наряду с листьями имматурного типа развиваются листья, сходные с листьями взрослых вегетативных особей, т.е. перисторассеченные, но с более крупным верхушечным сегментом. Корневая система имматурных растений углубляется до150- 185 см. Она максимально ветвится в поверхостном слое почвы (до 20см). Среди мелких боковых корней выделяются более крупные горизонтально отходящие корни. Толщина главного корня у основания 3-7 мм, он особо линяет [1,3].

Следующую возрастную группу составляют взрослые вегетативные растения. Их розеточные побеги имеют листья перисторассеченные или двояко-перисторассеченные. И. Г. Серебряков [4] отмечает дивергентный тип формирования листовой пластинки у василька шероховатого. Длина листьев может быть до 38 см, в среднем 25 см. Корневая система углубляется более чем на 2 м. Это возрастное состояние может в онтогенезе выпадать, если василек растет на рыхлой почве. Тогда особи, перезимовав, могут переходить к цветению.

На рыхлой почве на третий год, а в не нарушенных луговых ценозах на пятый – шестой год растения обычно переходят в генеративное состояние. На верхушке розеточного побега, нараставшего в виргинильный период моноподиально, закладывается цветочная почка, из которой развивается генеративный побег первого порядка. В конце вегетационного периода он отмирает почти полностью, остается лишь небольшой пенек. На следующий год происходит перевершинивание одного или двух генеративных побега. С этого момента начинается образование многоглавого каудекса.

Растения, цветущие первый и второй раз, составляют группу молодых генеративных особей. Цветоносные побеги их обычно не высокие, в среднем 53 см (32-75 см), слабо ветвятся и несут всего лишь несколько корзинок. Каудекс развит слабо, главный корень еще не толстый и не затронут процессами разрушения. У молодых генеративных особей может наступить перерыв в цветении.

В группу средневозрастных генеративных растений входят особи, как правило, с хорошо развитым, разветвленным, до 20 см в поперечнике, начавшем разрушаться в центре каудексом, от которого отходит несколько генеративных побегов, достигающих в высоту 60-80, иногда 120-150 см. Корневая система, углубляющаяся до 2,5 м, имеет крупные боковые скелетные корни, отходящие от главного вместе с тонкими [1,3].

У старых генеративных растений василька (Centaurea scabiosa), возраст которых 20-30 лет, отмирают некоторые главы каудекса, внутри главного корня, достигающего толщины 5-6,5 см, возникает крупная полость, заполняющаяся почвой, куда проникают корневища соседних растений, заползают дождевые черви и другие животные, начинается партикуляция. Материнская особь может распадаться на две или несколько партикул, несущих генеративные побеги. Некоторое время они могут существовать самостоятельно благодаря тому, что каждая партикула снабжена одним или несколькими крупными корнями, а также мелкими придаточными корнями. Однако все партикулы дуплисты, сильно разрушаются ткани корня как внутри, так и снаружи, поэтому они быстро стареют и переходят в сенильное состояние. В сенильное состояние могут переходить также и непартикулирующие особи [1,3].

У сенильных растений сильно разрушен каудекс, развиваются только вегетативные побеги с двояко-перисторассеченными листьями, более короткими, чем у взрослых вегетативных особей.

В окрестностях города Горно-Алтайска всходы появляются в массе весной, но могут появляться в конце лета (после обильных теплых дождей) и осенью. Переход в ювенильное состояние совершается к концу вегетационного периода или после перезимовки. Молодые растения василька зимнезеленые, в то время как взрослые-летнезеленые. Вегетация начинается во вторую декаду после таяния снега, т. е обычно в начале или в конце апреля. Почки открытые. Листья весеннее-летней генерации продолжают появляться еще и в июне. Цветочные почки закладываются в год цветения. Цветение обычно начинается в начале июля и длится до сентября – октября. Из-за длительного цветения плодоношение тоже растянуто. На одном растении могут быть соцветия одновременно со зрелыми или созревающими плодами, цветками и бутонами. Начало плодоношения – в конце июля – начале августа, а массовое плодоношение наступает во второй декаде августа. В поздно цветущих корзинках плоды не вызревают. К концу плодоношения стеблевые листья засыхают, остается живым стебель, Который засыхает после обсеменения.

Centaurea scabiosa – гемикриптофит



Литература
1. Былова А.М. Вопросы морфогенеза цветковых растений и строение их популяций. – М.: Наука

2. Былова А. М. Регенерация Centaurea scabiosa L. // Биологические науки, № 1

3. Еленевский А. Г. Ботника: Систематика высших, или наземных, растений: Учебник для высших педагогических учебных заведений /А. Г. Еленевский, М. П. Сословьева, В. Н. Тихомиров.-3-е изд., испр. И доп. – М.: Издательский центр «Академия», 2004. - 432 с.

4. Серебряков И.Г. Экологическая морфология растений. Жизненные формы покрытосеменных и хвойных /И.Г. Серебряков. М.: Высшая школа, 1962. - 378 с.



А.А. Тымтышева
МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ НОВОРОЖДЕННЫХ ДЕТЕЙ ВЫСОКОГОРНОЙ И НИЗКОГОРНОЙ ЗОН ГОРНОГО АЛТАЯ


Последнее десятилетие XX века характеризовалось в РФ значительной убылью населения из-за резкого снижения рождаемости и высокого уровня общей смертности. При этом более трети детей рождались с отклонениями в состоянии здоровья, общая заболеваемость новорожденных почти в два раза превышала уровень, отмеченный в предыдущем десятилетии.

Изучение морфологического развития новорожденного имеет значение не только для оценки настоящего состояния организма, но и для прогнозирования уровня психического и физического здоровья, антропометрических признаков в последующие периоды онтогенеза, что в значительной степени увеличивает научно-практический интерес исследования.

Уровень морфологического состояния детей тесно взаимосвязан с социально-экономическими, климатогеографическими, региональными, эколого-гигиеническими и другими условиями.

Целью данного исследования явилось изучение морфологических показателей новорожденных детей высокогорной и низкогорной зон Горного Алтая в период с 2002 по 2004 гг. Период исследования выбран в связи с тем, что в Горном Алтае произошло Алтайское (Чуйское) землетрясение 27 сентября 2003 г. и одной из задач явилось рассмотрение вопроса о его влиянии на морфологическое состояние детей.

Сбор первичного материала проводился в высокогорном Кош-Агачском районе (где находился эпицентр землетрясения) и в низкогорном Чемальском районе Республики Алтай. Материалом работы послужили медицинские карты новорожденных детей. Проанализировано 314 медицинских карт новорожденных детей, из них 232 высокогорной зоны (103 мальчика, 129 девочек) и 82 низкогорной зоны (38 мальчиков, 44 девочки).

В результате исследования было выявлено, что по длине тела новорожденные высокогорной зоны имеют значения ниже по сравнению с детьми низкогорной зоны (p<0,05; p<0,01; рис.1). По массе тела среди исследуемых групп достоверных различий не выявлено, показатель находился в пределах 3200 – 3350 г. Средние значения окружности грудной клетки составили от 32,8 см до 33,5 см, по окружности головы – 33,5 – 34,5 см, однако не показали достоверных различий в изучаемых группах.






В этой связи уместно предположить, что морфологическое состояние детей зависит от климатогеографических условий.

Для изучения различий по изучаемым антропометрическим признакам между мальчиками и девочками мы использовали абсолютные показатели. По средним значениям массы и длины тела, окружности грудной клетки мальчики больше девочек. Различия по окружности головы между мальчиками и девочками (рис.2) статистически достоверны (p<0,05; p<0,01). Наши результаты согласуются с данными литературы, что средние значения новорожденных мальчиков больше, чем новорожденных девочек.







При рассмотрении вопроса о возможном влиянии землетрясения на тотальные размеры тела новорожденных исследуемые группы детей высокогорной зоны были поделены на две группы. Первую группу составили дети, зачатые до и после землетрясения, во вторую вошли новорожденные, приблизительно зачатые в период землетрясения. В результате сравнения была выявлена тенденция к снижению тотальных размеров тела у девочек 2 группы, но к увеличению новорожденных мальчиков 2 группы.

При этом статистически значимые данные были получены только по длине и массе тела среди детей второй группы. Как видно из рисунков 3-4 новорожденные девочки имеют длину тела на 2 см (p<0,05), а массу тела на 600 г (p<0,05) меньше, чем новорожденные мальчики. Таким образом, вероятно новорожденные девочки оказались более чувствительны к изменению сейсмологических условий.




Литература
1. Баранов, А.А. Здоровье детей России / А.А. Баранов. – М., 1999.

2. Дмитриев, Д.А. Значение размеров тела при рождении для прогнозирования состояния здоровья в последующие периоды онтогенеза / Д.А. Дмитриев, А.Д. Дмитриев, М.Н. Ташкова // Профилактика заболеваний и укрепления здоровья. - 2003. - №2.-С.19-25.


1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница