Эркебек Абдулаев Позывной – «Кобра» (Записки разведчика специального назначения)



страница20/27
Дата24.04.2016
Размер4.28 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   27

ЧАСТЬ 13. ПРЕПОДАВАТЕЛЬ КУОС



Тому, кто свет искал и знания постиг,

Достойный ученик нужнее всяких книг.

Я многое постиг, но нищ учениками,

Быть может потому, что сам я ученик.

Бабур
Весной 1990 года я перевелся на КУОС преподавателем тактико-специальной подготовки, и вскоре получил очередное воинское звание. Организовал скромный банкет. Как и положено, вытащил зубами звездочки со дна стакана.

Начальник курсов Сергей Александрович Голов торжественно вручил новенькие погоны, пошутил:

— Майор — это еще так себе, ни рыба ни мясо. Теперь ты подполковник, настоящий старший офицер и можешь обращаться на «ты».

Но у меня никогда не поворачивался язык «тыкать» своим учителям.

Работа преподавателя специальных курсов оказалась не менее интересной, чем служба в боевом подразделении. Например, доводилось заниматься с будущими разведчиками, курсантами Краснознаменного института имени Ю. В. Андропова и выезжать в командировки для обучения спецрезервистов. Участвовал в составлении толкового словаря для подразделений специального назначения. В КГБ имелось два совершенно секретных словаря: контрразведывательный и разведывательный. Однако они не подходили для спецназа. Например, что такое «диверсия»? В Уголовном кодексе РСФСР и в контрразведывательном словаре это деяние враждебных нам сил, за которое им следует откручивать головы. В спецназе «диверсия» толкуется всего лишь как способ выполнения поставленной задачи без вступления в боевое столкновение с противником. А что такое «террор», «засада», «налет», «наведение», «маяк» и т. д.? Это с какой стороны посмотреть.

На одном из занятий слушатели поинтересовались, каким образом я, колхозный экономист, попал в категорию профессиональных диверсантов?

— Ребята, на этот счет имеется два ответа. Шутливый и серьезный. Начну с первого.

Первый серьезный бомбический опыт я приобрел в детстве, когда пас баранов в горах. Рядом с нашей кошарой в соседнем ущелье обитал сурок. Каждое утро, когда я выгонял отару, пытался догнать его. Но сурок оказывался проворнее и успевал юркнуть в нору. Однажды я сел на коня и оказался возле его жилища раньше него. Бедный зверек был вынужден нырнуть в соседнюю норку, глубиной около двух метров. Решил выкурить его дымом. Но кизяк для этих целей не подходил. Тогда принес пачку черного пороха, завернул в газету, обвязал шпагатом, смоченным в керосине. Затолкал «бомбу» шестом и поджег шнур. Чтобы дым не вырвался наружу, прикрыл вход фуфайкой, а для надежности еще сел сверху. Я как-то не сообразил, что смастрячил своеобразную пушку, в которой сам оказался в роли снаряда. Короче говоря, получив мощный толчок под зад, пролетел несколько метров. Сурок так и издох в норе. К тому же дома получил нагоняй за прожженную фуфайку.

А если серьезно, то в «Вымпеле» я не мог конкурировать с ребятами, имеющими практический опыт зарубежной работы, владеющими несколькими языками и обладающими высокими покровителями. Поэтому, чтобы сделать нормальную карьеру я выбрал специальность минера. Работа рисковая, не каждый пойдет.

У заместителя начальника курсов, назовем его условно «Профессор», были влиятельные связи. Однажды, придя на работу, он важно протянул руку:

— Эту ладонь вчера жал сам Президент Горбачев! Можете подержаться, я ее второй день не мою.

«Профессор» рассказал, что обратился к Горбачеву с письменным предложением разработать концепцию Национальной безопасности СССР и получил поддержку. После 15-минутной беседы Горбачев поставил на письме резолюцию для Премьер-министра Павлова выделить необходимые средства. Вся хитрость «Профессора» заключалась в том, что он обратился по партийной линии. Зашел к Генеральному Секретарю, а вышел от Президента. Если бы он, будучи всего лишь полковником КГБ, обратился в установленном порядке и подал рапорт по команде, первый же генерал наверняка зарубил бы идею, либо напросился в соавторы.

— Послушай, Эркебек. Почему бы тебе не обратиться к Президенту Киргизии Акаеву с аналогичным предложением? Будем вместе работать над концепциями суверенных государств, — предложил он.

В ту пору сотрудниками КГБ было разработано целых пять вариантов Союзной концепции, но ни один не был принят.




ЧАСТЬ 14. КЫРГЫЗСТАН



Не все то, чего желает человек,

осуществляется:

ветры дуют не так,

как того хотелось бы кораблям.

Абу-т-Тайиб

Глава 1. Тайна озера Иссык-Куль

С «Профессором» в январе 1991 года мы выехали на рекогносцировку на Иссык-Куль, подбирая место для горной подготовки спецназа. Если помните, в ту пору в распоряжение КГБ были переданы две воздушно-десантные дивизии, одна бригада специального назначения и формировалась отдельная мотострелковая дивизия. Костяком этого объединения должен был стать «Вымпел».

В столице Киргизии нас принял Председатель КГБ генерал-лейтенант Асанкулов. «Профессор» передал ему привет от Владимира Александровича Крючкова, вкратце проинформировал о цели нашей командировки. На следующее утро приехали в город Пржевальск.

Во дворе Управления КГБ толпился народ в камуфляже, с ружьями и собаками на поводках. «Профессор» перепугался:

— Что это значит?

— Королевская охота. Председатель распорядился встретить нас по высшему разряду.

Была охота и рыбалка. Подстрелили двух фазанов, а в сети попались две здоровенные рыбины, серебристый сиг и толстолобик килограммов по пять каждый. Вечером в кабинете начальника погранотряда провели служебное совещание с участием заместителя начальника местного Управления КГБ, начальника разведки УКГБ, особистов торпедного завода и полигона. Мы рассказали, что готовим учения с участием трех групп «Вымпела». Задача местных органов и пограничников — организовать противодействие. По отдельным программам будем отрабатывать передвижение по горной местности с использованием вьючных животных, способы выживания, эвакуацию групп вертолетами, боевые стрельбы из всех видов оружия, в том числе специального и тяжелого. Если учения пройдут успешно, в дальнейшем возможно строительство на Иссык-Куле постоянно действующей базы для подготовки спецназа (Председатель Асанкулов показал на карте участок побережья, еще с 1938 года закрепленный за органами НКВД).

Местные товарищи восприняли наши планы с энтузиазмом и потирали руки. Тут же согласовали все вопросы, связанные с материально-техническим и режимным обеспечением учений. Особист полигона обещал похлопотать о выделении необходимого количества снарядов для стрельбы из «Шилки», танков, гаубиц и реактивных установок «Град». Особист торпедного завода доложил о готовности предоставить в наше распоряжение инструкторов, водолазные боты с барокамерами, акваланги, подводные лодки, взрывчатку и боеприпасы к спецоружию для отработки учебных задач под водой. Кроме того в его распоряжении имелись два транспортных самолета для выброски парашютистов.

Матерый пограничный начальник, до того молча слушавший нас, задал вопрос в лоб:

— Какова основная цель учений?

Пришлось сознаться:

— Отработка способов поиска и уничтожения бандгрупп в горных условиях.

— Это очень серьезно. Мне, между прочим, предлагают должность командира 103-й воздушно-десантной дивизии. Поэтому я заинтересован в успехе этого мероприятия.

Он согласился выделить в качестве проводников нескольких прапорщиков, стрелковое оружие, вьючных животных, автобус и горючее. Взял на себя размещение, питание и легенду прикрытия.

Предложил вывести в горы наши снайперские группы попрактиковаться в стрельбе по козерогам, заодно и денег заработать на заготовке мяса дичи.

Мы планировали провести учения в мае, однако начальник погранотряда посоветовал перенести их на август. К этому времени и вода в озере прогреется, и фрукты-ягоды созреют, и барашки нагуляют жир, и на охоту можно будет сходить. Если захотят приехать генералы, будет чем их угощать и развлекать. Предложение был разумным. Так и порешили. Потом парились в бане и угощались замечательной ухой из пойманных рыб.

Однако учения не состоялись по известным причинам.

Глава 2. ГКЧП

В июне 1991 года я находился в командировке в Алма-Ате, где занимался подготовкой группы спецрезервистов. В августе получил отпуск и приехал в Киргизию. Встретился с Председателем КГБ Асанкуловым, Министром внутренних дел Куловым и Вице-президентом Кузнецовым. 17-го августа справил в Таласе свадьбу дочери. О ГКЧП услышал по радио в 12 часов дня 19-го августа. Радиосообщение не вызвало доверия. Из Таласского горотдела КГБ связаться с Москвой не удалось. Ни «ВЧ» ни «ОС» не отвечали. Наконец чужой раздраженный мужской голос просто послал на три буквы. Понял, что в Москве случилось что-то серьезное. Только вот на чьей стороне органы КГБ? Фамилия В. А. Крючкова фигурировала в числе участников ГКЧП. Когда начали показывать по телевизору пресс-конференцию ГКЧП, Крючкова среди них не было видно. Это сбивало с толку. Значит нужно быть готовым ко всему, вплоть до ухода на нелегальное положение. Без документов прикрытия, которые остались в Москве (у меня было три паспорта и два военных билета на разные фамилии), без денег, без отработанных каналов связи и запасных квартир, без заложенных тайников с необходимыми средствами и оружием. Ладно, как-нибудь выкрутимся.

У начальника Таласского горотдела КГБ своя головная боль. Председатель Асанкулов и партийные органы на стороне ГКЧП, а Президент Акаев — против. Кому подчиняться? Органы затихли, выжидая дальнейшего развития событий.

Я обсудил сложившуюся ситуацию с женой, обговорил способы конспиративной связи, заставил выучить наизусть несколько адресов верных людей в разных городах Союза, через которых будем поддерживать связь. Она должна была оставаться в Киргизии до тех пор, пока не разрешу возвращаться в Москву. Ее вряд ли тронут. Но могут попытаться использовать качестве наживки, чтобы поймать меня. На тот случай, если ее заставят работать под контролем, согласовали пароли.

Утром 20-го августа я прибыл в КГБ Киргизии. Асанкулова сняли с должности Председателя КГБ и вместо него назначили Вице-президента Кузнецова. Киргизские чекисты соблюдали нейтралитет. МВД поддерживало Акаева. Через два дня ГКЧП выдохся и иссяк. Кто ж так осуществляет государственный переворот? Уж кто-кто, а Владимир Александрович Крючков в таких делах разбирается прекрасно. Ничего не понимаю!

ГКЧП здорово подпортил мои жизненные планы. Я планировал построить на Иссык-Куле и возглавить учебную базу спецназа КГБ СССР. Спроектировал целый микрорайон с уютными коттеджами, спортивным городком и вертолетной площадкой, подземными тирами на разных уровнях и взрывными камерами, 40-метровой водолазной башней, наполненной теплой водой. Предусматривал экологически чистую, замкнутую систему переработки отходов жизнедеятельности, плантации и теплицы для выращивания сельхозпродуктов, фермы для содержания скота. Выстроить за полгода микрорайон согласились «зеки», я с ними предварительно договорился, побывав в одном из исправительно-трудовых учреждений. Средства на строительство базы выделялись КГБ СССР.

24-го августа я вернулся в Москву, а через неделю на стол начальника ПГУ легла шифротелеграмма за подписью Кузнецова с просьбой командировать меня на месяц в Киргизию для оказания помощи киргизским органам безопасности.

Идея концепции Национальной безопасности отодвинулась на второй план. В Киргизии с полковником авиации Орузбаевым, ныне генерал-майором, приступили к подготовке Положения о Национальной гвардии. В гвардию я заложил апробированную в Афганистане идею и структуру «учебного» батальона специального назначения.



Глава 3. Национальная гвардия

Материалы я набивал на компьютере старого друга и однокашника по Минской школе Жени Маслова, работавшего в отделе кадров республиканского КГБ. По ночам в номере гостиницы рубились с Орузбаевым по каждому пункту. Например, как закостенелый военный он предусмотрел Знамя части со всеми полагающимися в Советской Армии ритуалами отдания чести и выставлением поста № 1. Я уперся. Знамя, конечно, будет, но никаких часовых возле него ставить не нужно. Пусть висит на стене за спиной командира части в кабинете. Торжественный вынос Знамени во время парадов — это другое дело.

Орузбаев захотел роту Почетного караула:

— Недавно мы с Аскаром Акаевичем побывали в Белоруссии. Шушкевич встречал его с Почетным Караулом. Акаеву это понравилось.

— Вы бы еще придумали ансамбль военных комузистов!

— Хорошо, что напомнил, мы забыли про оркестр.

— Мама миа! Где мы возьмем столько бойцов! И зачем миролюбивому и нейтральному государству Кыргызстан демонстрировать воинственность. Впрочем, есть вариант перенять опыт Папской Ватиканской гвардии. Оденем бойцам калпаки и вооружим алебардами? А может, лучше сформируем конную гвардию аскеров?

— Давай без шуток. У нас в резерве имеется 75 бойцов роты спецназа.

— Хорошо. Тогда я их всех вооружу снайперскими винтовками Драгунова. Каждый день они будут бегать по 20 километров и стрелять по 20 боевых патронов. Остальное время пусть ходят строем. Назовем их горными мергенами.

— Нет, лучше карабины СКС.

— Если бы у нас была миллионная армия, согласился бы вооружить их хоть «карамультуками».

Кроме того множество проблем возникли с шагистикой, отдачей команд на киргизском языке. Один мой родственник-писатель подсказал, что в 1942 году, между прочим, прорабатывали идею создания национальных частей. И где-то в архивах имеются заготовки того времени.

По пункту о том, кто призывается в гвардию, Орузбаев предложил формулировку: «Юноши, достигшие 18 лет, и т. д.»

— Почему бы не призывать девушек?

— Тогда «Граждане Киргизской республики».

— А если в гвардии захочет служить киргиз, проживающий на территории Казахстана? Или Турции? Или ценный специалист из американских «Зеленых беретов»?

При обсуждении Устава внутренней службы я заявил:

— Гвардейцы должны заниматься исключительно боевой подготовкой. Никаких хозяйственных работ, нарядов на кухню и мытья полов. Для этого существуют вольнонаемные рабочие. Да и солдат срочной службы в гвардии предусмотрено немного, большинство личного состава — сержанты и офицеры. Питание — по американскому варианту, как в кафе самообслуживания. Выбор блюд — не менее двадцати наименований. Ешь что хочешь и сколько хочешь. Не исключаю спиртное, как в Канадской морской пехоте. Правила ношения военной формы — как в Израильской армии.

Полковник Орузбаев схватился за голову.

По вопросам, связанным с вооружением, произошла любопытная история.

Рано утром раздался настойчивый стук в дверь гостиницы. Спросонья открываю дверь. В комнату ворвался подполковник с петлицами десантника. Стою в семейных трусах до колен, переминаясь босыми ногами на холодном полу. Окинув меня взглядом, десантник прорычал:

— Где этот комитетчик Абдулаев?

— Абдулаев это я. Чего надобно?

Подполковник несколько смутился. Уже миролюбивым тоном начал:

— Я ознакомился с вооружением гвардии и у меня возникли вопросы.

— Садись, рассказывай.

— В армии на каждого военнослужащего положено по автомату. А у тебя на 350 бойцов всего 250 автоматов! — не скрывая торжества, воскликнул он.

— А ты посмотрел, сколько снайперских винтовок? А пулеметов, гранатометов, пистолетов-пулеметов, бесшумного оружия?

Развернул перед ним структуру.

Подполковник произвел несложные подсчеты и озадаченно почесал затылок:

— Все равно неправильно, получается, что оружия в несколько раз больше, чем бойцов. Как они будут все это носить?

— Почему ты решил, что все оружие они должны постоянно носить на себе? Они будут брать конкретное оружие для выполнения конкретного задания.

— Такого у нас в армии нет.

— У вас в армии нет, зато есть у нас в КГБ!

Через час подполковник сдался по всем позициям. Перешли к разговору на бытовые темы. Насторожили его байки об участии в штурме дворца Амина. Позже стало известно, что никогда он не служил в десанте и в Афгане не был, а проработал всю жизнь в военкомате в Ашхабаде. Однако этот шустрый парень вскоре был назначен заместителем командующего гвардией и вместе с Орузбаевым приезжал в Москву для согласования ряда военных вопросов с Российским Генштабом. Побывали у меня в гостях.

— Знаешь, в Генштабе так и не сумели разобраться в твоей структуре и предложили нам сформировать и полностью вооружить бригаду спецназа на БМД. Бесплатно!

— На хрена тебе БМД? Когда не будет запчастей, боеприпасов и горючего? Ты должен ездить на ишаках!

Почему-то он обиделся. Он не знал, что в Положение о Гвардии заложено четыре уровня секретности, полностью в которые посвящены лишь Председатель КНБ и Президент Республики. А командующим Гвардией был назначен боевой офицер-афганец. Он потом хлебнул лиха со своим заместителем.

С Положением о Гвардии произошел забавный случай. Аналогичной работой занимались и в соседних республиках. Узбеки, например, первоначально предусмотрели численность в 20 тысяч человек. Таджики принесли на подпись своему Президенту документ, согласно которому предполагалось семь генеральских должностей. Однако Президент Рахмонов устроил разгон и рекомендовал обратиться к киргизам, поскольку в средствах массовой информации уже прошло известие о том, что Акаев утвердил Положение. Таджикские чекисты позвонили Председателю КНБ Бакаеву. Тот распорядился передать нашу разработку. Таджики скопировали Положение, заменив лишь фамилии исполнителей.

Глава 4. Концепция национальной безопасности Кыргызстана

Полторы страницы текста письма Президенту Акаеву я писал три месяца.

В начале июня 1991 года я был принят Акаевым. Меня приятно поразила его дотошность, умение мгновенно вникнуть в суть проблемы. Наша беседа с глазу на глаз длилась более трех часов. В конце концов он согласился по всем пунктам моих предложений, обсудили и способы их реализации.

Многие полагают, что проблемами безопасности должны заниматься только специально созданные для этого органы. Но сегодня круг проблем значительно расширился.

Начну с вопросов экономической безопасности. Известно, что суверенные республики, заявившие о своей независимости, имеют разные стартовые возможности. Возникнут проблемы раздела Союзного имущества. Необходимо учитывать, что ряд зарубежных транснациональных корпораций и фирм, воспользовавшись отсутствием у нас опыта, может попросту выкачивать финансы из республики, мафиозные структуры попытаются отмывать грязные деньги. Надо заранее подготовить меры противодействия.

Вопросы здравоохранения. Открываем границы, приглашаем иностранцев. Открываются новые офисы, туристские компании, а с ними — проституция, СПИД.

Через Киргизию проходит один из основных каналов контрабанды наркотиков из Афганистана. В Чуйской долине несколько миллионов гектаров дикой конопли. Следовательно, сырье на месте. Наркодельцам достаточно организовать фабрики по переработке, наладить транспортировку и реализацию. Нам одним с этой проблемой не справиться, нужны скоординированные усилия в международном плане, тесные контакты с ИНТЕРПОЛом.

Добавлю к этим проблемам и действия по ликвидации последствий возможных землетрясений, потому что на территории Киргизии много сейсмически опасных зон.

Программа военного строительства — один из основных моментов концепции национальной безопасности.

Раз Кыргызстан является суверенным государством, он должен иметь Вооруженные силы. Но для этого сначала необходимо определиться с генеральной линией: кто является потенциальным противником Кыргызстана? В принципе, в качестве потенциального противника следует рассматривать любое государство, которое может развязать против нас войну. Это могут быть и соседи, и некоторые страны дальнего зарубежья. Давайте, чисто гипотетически, представим себе военный конфликт с кем-либо из них. Допустим, боевые действия развернутся в Ферганской или Чуйской долинах. Сможем ли мы противостоять Узбекистану или Казахстану (да простят они меня за такое гнусное предположение)? Не будем даже касаться вопроса возможного обострения отношений с Китаем, с Россией или Америкой. Так вот, в любом случае, мы можем рассчитывать на успех, если только сумеем организовать тотальное сопротивление всего народа.

Нужно было, взяв за основу прежние мобилизационные планы, в которых расписывались действия медицинских, транспортных, промышленных, сельскохозяйственных и прочих предприятий, составить новые мобпланы. Четко очертить круг задач силовых министерств и ведомств, коммерческих и частных структур. В мирное время основная тяжесть ложится на плечи органов МВД: борьба в оргпреступностью и терроризмом, пресечение массовых беспорядков. О финансировании силовых структур: в разных государствах для этих целей выделяется от 3 до 10 процентов валового дохода. Исходя из общей выделяемой суммы, предусмотреть долю каждого силового министерства и ведомства. Например, 50 % получает МВД, 20 % — военное министерство, 10 % — органы безопасности, 10 % — МинЧС, 10 % — ВПК.

Задача подразделений спецназначения органов безопасности в военное время — организация диверсий на территории противника. К этому они должны готовиться в мирное время.

Национальная Гвардия должна была стать кузницей кадров партизанских отрядов. Каждый чабан для нас являлся стратегической единицей, способной в течение месяца прокормить целый батальон. При необходимости он был в состоянии организовать партизанскую базу, заложить тайники с оружием или даже дать бой в своем ущелье превосходящим силам противника.

Нечто подобное создавалось в начале 90-х годов в Чечне. Только Дудаев пошел дальше: он сразу же раздал населению легкое стрелковое оружие. В Кыргызстане мы не могли пойти по такому пути, это привело бы к резкому обострению межэтнической напряженности с непредсказуемыми последствиями. Предполагалось крупные склады боеприпасов оборудовать в штольнях и шахтах в разных концах республики, расходные склады максимально приблизить к населению: в районные и городские военкоматы, отделы МВД и КГБ. Чтобы в случае тревоги через пару часов основная часть населения уже могла вооружиться. Правда, территориальные органы милиции, когда им было предложено в дополнение к имеющемуся штатному оружию принять по паре снайперских винтовок, пулеметов и гранатометов, впали в панику. Некоторые начмилы пожелали избавиться вовсе даже от штатных автоматов АКСУ, от которых больше хлопот, чем пользы.



Глава 5. Закон об оружии

Встреча с министром Внутренних дел Феликсом Куловым.

— Феликс Шаршенбаевич, представьте себе, что я завтра совершенно бесплатно добуду тысячу пистолетов «Вальтер» калибра 7,65 мм.

Кулов кивает:

— Что дальше?

— Киргизия принимает закон о праве ношения гражданами республики огнестрельного оружия.

— Допустим. Что это даст?

— В настоящее время каждый уважающий себя бизнесмен содержит минимум по три человека охраны, выплачивая каждому по три тысячи в месяц. Эти каратисты-костоломы занимаются не только охраной, но и участвуют в разборках с конкурентами, являются потенциальными киллерами. Наличие таких охранников уже само по себе является криминогенно опасной средой. МВД сдает пистолеты в аренду бизнесменам за тысячу рублей в месяц. Плюс организует курсы обучения стрельбе, в итоге ежемесячно зарабатывает на этом более миллиона рублей.

Бизнесмену выгоднее арендовать у МВД пистолет, чем содержать бездельников-охранников. Каждый патрон, сдаваемый в аренду, маркируется специальным магнитным кодом, где будет значится фамилия арендатора. Неучтенные патроны калибра 7,65 мм достать практически трудно, они выпускаются только в Германии и Чехословакии. Однако на всякий случай каждый ствол предварительно отстреливается, а в МВД формируется пуле-гильзотека. Таким образом, мы убиваем сразу трех зайцев:

— МВД получает дополнительный источник денег;

— выбивается почва из под ног организованной преступности;

— бизнесмены чувствуют себя более уверенно. Это в свою очередь увеличит приток денежных средств в республику. Разумеется, на первых порах возрастет число несчастных случаев, связанных с обращением с оружием. Но это процесс неизбежный, его не следует бояться.

Вскоре в Киргизии был принят закон о праве ношения огнестрельного оружия, который произвел фурор во всем Союзе. Однако Кулов для этих целей приобрел в Москве крупную партию пистолетов ТТ, что было совершенно недопустимо. ТТ является одним из самых мощных пистолетов в мире, его пули свободно пробивают легкие бронежилеты. Этими стволами в первую очередь обзавелись крупные чиновники. Тут же на черном рынке резко возросли цены на патроны к ним. А через некоторое время закон об оружии отменили. Как поступили с розданными пистолетами — не знаю.

Глава 6. Перевод в органы безопасности Киргизии

В начале 1992 года на имя начальника ПГУ пришла телеграмма за подписью Председателя КНБ Киргизии Анарбека Бакаева с просьбой откомандировать меня в республику. Вопрос перевода был заранее согласован. Тепло попрощавшись с коллективом КУОСа, первого февраля я прибыл на новое место службы. В республике произошли кадровые изменения. Министр Внутренних дел Феликс Кулов стал Вице-президентом. В органах безопасности сменились все зампреды. Мне следовало завершить начатую еще осенью работу по Национальной гвардии, по батальону спецназначения МВД «Беркут» и группы спецназ комитета национальной безопасности. Поэтому договорились с Председателем КНБ, что пару месяцев я буду находиться в резерве кадров. Выделили отдельную комнату с компьютером. Кроме этого помещения у меня было еще два рабочих места: в «Белом доме» и в МВД. Некоторые ребята-комитетчики, видя мои высокие связи и независимость поведения, пророчили должность зампреда. Однако идеальной была бы должность помощника Вице-президента по вопросам безопасности. В этом случае я мог бы курировать Национальную гвардию и подразделения специального назначения КНБ и МВД, заниматься их обучением, вооружением, разработкой оперативных планов боевого задействования.

Два месяца пролетели быстро. Зампред КНБ пригласил на беседу и предложил должность командира группы спецназначения. Я отказался:

— Староват я для этого. Командиром лучше назначить молодого, энергичного капитана. Я бы его поднатаскал в течение года, а там можно и на покой.

Зампред обиделся. Я тоже. Работа в других оперативных подразделениях мне была не интересна. Написал короткий рапорт с просьбой отправить на пенсию, поскольку со льготными исчислениями у меня уже набежало 20 лет и 9 месяцев выслуги. К рапорту приложил две страницы с объяснительной запиской с мотивами такого решения. Отметил, что в течение года привозил из Москвы в республику шесть ведущих специалистов Союза по линии спецназа и новейших систем вооружений, организовал три учебных сбора, подготовил несколько методических пособий и учебных видеофильмов. Однако у меня сложилось впечатление, что это никому не нужно.

Мой рапорт был удовлетворен.

Старый кадровик Токон Туйбаевич, оформлявший меня когда-то в органы, сокрушался:

— Эх, сынок, молод ты еще, горяч. Жизни не знаешь! На твоем месте бухнулся бы в ножки Председателю, попросился бы начальником райотделения в родную Кировку. Тамошняя обстановка тебе знакома, Полковника тебе не нужно, выслуга есть, получил бы хорошую квартиру, приватизировал. Служебная машина имеется, уважение районного начальства обеспечено, работа непыльная. Завел бы стадо овец, подкармливал бы детей и внуков, проживающих в Москве. Получал бы сверх зарплаты половину пенсии. Чего еще надобно?

— А кто будет Родину спасать?

— Ее уже никто не спасет.

Бывший начальник разведки Эрик Чинетович, направлявший меня на учебу в Балашиху, был несколько иного мнения:

— Вообще-то ты прав. Пока молод и есть порох в пороховницах, нужно дерзать. Молодец, так держать, спецназ! Еще успеешь насидеться на пенсии. Не бери с нас пример.

Начислили мне пенсию 870 рублей, в то время как в Москве я получал бы 2000.

И тогда я попросил кадровиков переслать мои документы обратно в Москву. Лучше я выйду на пенсию там.

С тем и вернулся домой. Пенсионные документы гуляли где-то целый год.

Глава 7. Отставка

После ухода из органов безопасности все лето я ковырялся на огороде. Осенью настала пора устраиваться на работу. Чуть было не оказался в роли советника в одной из горячих точек. Сделка сорвалась не по моей вине. Возможно, когда-нибудь я напишу об этой сногсшибательной авантюре. Осень и зиму 1992-93 годов провел в Киргизии, занимаясь миротворческой операцией. Летом 1993 года старые друзья пригласили на работу в НИИ спецтехники МВД РФ. Уволился я оттуда после известных событий октября 1993 года. Потом работал в службе безопасности одного крупного морского пароходства. Затем начальником службы безопасности коммерческого банка. Отразил два крупных наезда, сэкономив банкиру около 350 тысяч долларов. Почти месяц пришлось разбираться с чеченской «братвой». Подставлять лоб под бандитские пули, охраняя чужие кошельки, не понравилось. Передав свою должность ребятам из «Альфы», я поступил в журнал «Солдат удачи» военным консультантом и понял, что журналистика — мое призвание. Поэтому стал одним из основателей и главным редактором альманаха «Вымпел».




1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   27


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница