Энцо Катаниа Андрей Шевченко – «дьявол» с Востока



страница11/11
Дата22.04.2016
Размер1.53 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

БЕЗУКОРИЗНЕННАЯ ГОЛ МАШИНА

«Прошлым летом мадридский „Реал“ обращался к нам на счет Шевченко целых три раза. Президент Перес сформулировал свои предложения, но мы на них не поддались. Тогда испанские руководители обратились в „Ювентус“ и купили Зинедина Зидана». Это случилось 30 октября 2001 года. А сообщение Адриано Галлиани привело в состояние эйфории членов правления «Милана» из за роста котировок украинского игрока, но и вызвало вздох облегчения из за… миновавшей опасности.

Опасность была вполне серьезной, потому что, сообщение это было официальным и окончательно подтверждало слухи многомесячной давности. Становилось ясно, что управленческий баланс до 30 июня 2001 года, закрытый потерей чуть менее 60 миллиардов лир и выровненный «Фининвестом», мог бы превратиться в актив, если бы клуб принял предложение по Шевченко, оцененного, по крайней мере, в 180 миллиардов лир.

"Бюджет «Милана» – не так уж и плох, – начал с улыбкой Галлиани. – Конечно, дела у «Ювентуса» получше, но они уступили Зидана, а мы не отдали нашего Шевченко. Мы могли бы это сделать, но тогда я перед вами тут бы не выступал. Меня бы просто линчевали… Возможно, это сделал бы один из тифози… до того как мне появиться на «Сан Сиро»… Он говорил это с удовлетворением, как мог бы это сделать любой из шести с половиной миллионов фанатов «Милана», подсчитанных в ходе опроса агентством «Абакус».

Итак, Шева – неприкасаемый, Шева – стяг, эпицентр желаний, все более глухой к песнопениям европейских сирен. И есть к этому все основания. Даже вердикт английского института статистики OPTA, признал, что по результатам исследований международного футбола за определенный период времени и принимая во внимание длительное отсутствие того же Роналдо, Шевченко следует считать «самой совершенной гол машиной европейского футбола».

Согласно кропотливейшим подсчетам британских специалистов, уже только по данным 102 матчей, сыгранных Шевченко в составе «Милана» (72 забитых мяча), бомбардир отличается исключительной стабильностью (один гол за 88,4 минуты; за ним идут Анри, Элбер, Оуэн, ван Нистелрой, Ривалдо, Трезеге и Рауль), точностью удара (около 62 % попадания по центру ворот; лучше Анри, Трезеге и многих других) и результативностью (33 % его ударов попадает в цель; у Оуэна, например, 30 %). А поскольку дела обстоят именно так, может ли так быть, чтобы эти три цветка в петлице (стабильность, точность, результативность) не стоили того, чтобы вновь предложить его кандидатуру на «Золотой мяч», хотя с «Миланом» он не выиграл чемпионата страны, а сборная не попала на мировое первенство?

На второй год возник все тот же вопрос на уже привычной осенней «предвыборной кампании», во главе которой стояли самые настоящие международные спонсоры, готовые передать мяч другим игрокам суперкласса типа Тотти, Бекхэма, Оуэна, Рауля, Фигу и Зидана. Но Шева уже представлял себе тех, кто привык к подобным сценариям. И если соображения о «Золотом мяче» осенью 2001 года определенно касались его меньше, чем в предыдущем, когда он стал главным бомбардиром в свой первый итальянский сезон, его постоянное присутствие в статистических отчетах, восхвалявших его удивительную стабильность в качестве гол машины, с одной стороны, было очень приятно, с другой, заставляла не удовлетворяться достигнутым.

Прекрасно, что к 23 октября 2001 года в 73 х матчах чемпионата Италии он забил 55 голов (20 в первых таймах, 35 во вторых) с потрясающим среднеголевым показателем 0,753, уступавшим только неколебимому Гуннару Нордалю (0,773).

Прекрасно, что в кубке Италии он забил 5 голов в восьми встречах при среднем показателе 0,625.

Прекрасно, что в матчах Еврокубков на счету Шевченко было 12 голов в 22 х играх (средний показатель 0,545). И надо снять шляпу перед 11 ю дублями и двумя хет триками в официальных матчах и кусать локти из за пяти ударов по штангам и из за двух незабитых пенальти. Но что поделаешь с этими великолепными цифрами, если они так и не привели «Милан» к победе в чемпионате Италии, Лиге чемпионов, а Украину не вывели на чемпионат мира? Вот почему во многих разговорах с самим собой у Шевченко выработался принцип: «Никогда не самоудовлетворяться! Никогда не останавливаться на достигнутом!»

Но если Шева так и рассуждал, то «Милан» должен был считаться с реальностью чемпионата, три подзатыльника на чужом поле от «Перуджи» не мог подсластить утешительный гол Каладзе.

Если для игрока с Востока этот гол «Перудже» был глотком кислорода и моральным утешением, поражение для Терима стало ледяным душем. Но не так то легко было выбить его из колеи! Он убедил себя, что не все еще потеряно, что коллективная работа идет хорошо и его «Милан», рано или поздно, все равно будет играть как «Милан». Но на своем поле с «Венецией» гол Шевы привел только к жалкой ничьей – 1:1, и «Император» почувствовал, что определенная нервозность в среде красно черных болельщиков начинает перерастать в скептицизм: а, действительно, сможет ли «Милан» открыть новый цикл и повторить славные достижения 87 го года?

Шестьдесят минут дерби с «Интером» оставили на душе горечь и неуверенность. Черно синие выигрывали и не собирались уступать. Но вот наступил перелом, начался «большой обгон» красно черных с итоговой победой 4:2 и двумя голами Шевы, который со дня появления в Италии в чемпионате и Кубке уже провел девять мячей в ворота «Интера», шесть в ворота «Перуджи», пять – «Бари» и «Удинезе», четыре – «Болоньи», «Лацио», «Лечче» и так далее. «Император» был в такой эйфории, что твердо решил сохранить корону на голове и скипетр в руке хотя бы до конца чемпионата. К тому же говорили, что сам Сильвио Берлускони уже поздравил Терима после летней встречи с «Аяксом» и во второй раз после матча чемпионата с «Лацио». Теперь он уже в третий раз выражал откровенное удовольствие.

Стало быть, зеленая волна по всему полю? Да нет. Оставался еще «Милан». Он продолжал – матч за матчем – писать свою историю, напоминая размахи качелей. А сколько было волнений в этом дерби, пока не произошел перелом! Единственным человеком, кто, похоже, не сомневался в успешном исходе, был Фатих Терим. В его анализе после игры было слышно только одно: «Мы работаем хорошо. Оставьте это мне. Сами увидите…» Но все уже видели, что команда идет не так, как ожидалось, и что у «Милана» начался период, когда команда «не в форме». Такое случается с любой командой суперкласса. А тут еще случилось что то непонятное с Мануэлем Руй Коштой, любимым воспитанником Терима. Все как то затормозилось и стало основным предметом разговоров в спорт барах.

Шева повредил носовую перепонку при столкновении с противником, а Паоло Мальдини получил травму, из за которой не смог выступать несколько недель. 0:0 на «Сан Сиро» в игре против «Болоньи», которая могла и выиграть. И это стало причиной массы вопросов о центре нападения, огорчило болельщиков (игра на флангах и недостаточная помощь атакующим) и снова расшевелила муравейник по поводу подготовки команды в Миланелло. Но поскольку «Милан» еще сражался за скудетто и Кубок УЕФА, «Император» что мог быть спокоен за свой трон, если бы непредсказуемость футбола не повернула вспять саму судьбу.

За целый век существования была ли хоть одна фабрика изобретений плодовитее футбола? В ноябре 2001 года последняя из них почти получила эксклюзивное право. В одной из передовиц я назвал это «предварительной сменой скамеек». И это было чем то вроде… законной самозащиты с двумя целями. Первая: нанять к себе любимца славы и клуба до того, как он появится у других, с риском оказаться надолго невостребованным на футбольном рынке. Второе: канонизировать эту фигуру во имя профессиональных и сентиментальных достоинств и заранее прекратить возможную критику и ответные удары по ее адресу. Что еще можно было придумать, кроме этой предваряющей логики, когда на черно красной скамейке вдруг появится Карлетто Анчелотти и ее покинет Фатих Терим?

Чистокровный эмилианец, Анчелотти родился в Реджоло 10 июня 1959 года и начал свою карьеру тренера в качестве помощника Арриго Сакки, в то время старшего тренера сборной и, стало быть, участвовал в 1994 году в чемпионате мира в США, на котором сборная Италии в финале потерпела поражение от Бразилии лишь по пенальти. Первой его самостоятельной работой было тренерство в сезоне 1995/96 в «Реджане», которую он вывел из серии В в серию А. В сезоне 1997/98 года он довольствовался шестым местом в чемпионате, дошел до полуфинала Кубка Италии и участвовал в первом этапе Лиги чемпионов. То были «ревущие времена», когда Анчелотти показал собственный талант и высокую школу. Но когда «Ювентус» постучался в дверь, мог ли он пускаться на уловки? Ему пришлось приехать в Турин в один из худших моментов его жизни. Он заменил Марчелло Липпи в ходе чемпионата 1998/99 со всеми последствиями (реорганизация команды, отношения с болельщиками).

В этих условиях даже пятое место ни стоило не принимать во внимание. Но вдруг дважды было завоевано второе: в 2000 и 2001 годах. Дело не шуточное! Многие другие команды поставили бы Карлетто памятник за такие достижения. Тот же «Ювентус» мог бы спокойно перебиться еще года три и без чемпионства при условии, что будет выиграна Лига чемпионов, что еще и могло принести миллиардные доходы. Однако именно в Лиге «Ювентус» не поднялся выше полуфинала в сезоне 1998/99 и первого раунда в турнире 2000/01.

Без особого шума трио Джираудо – Беттега – Моджи предпочло вернуть Марчелло Липпи, так что Карлетто, хоть и связан был с «Ювентусом» контрактом, истекающим 30 июня 2002 года, то есть в первый год пребывания Терима в «Милане», практически становился тренером безработным. Ну а что ему могло показаться лучше приглашения в «Милан»? Вот почему при каждом осложнении, с которым сталкивался турок, увеличивалось число людей, которые говорили: «Карлетто разминается…» Но кто же не знал, что Анчелотти – часть истории «Милана»? Неужто забыли, что в сезонах 1987/88 1991/92 он завоевал два скудетто, столько же Межконтинентальных Кубков и Суперкубков Лиги?

В «Милане» его захотел видеть Арриго Сакки, который месяцами изводил Сильвио Берлускони: «Дотторе, это нужный нам человек, невероятный игрок. Давайте его возьмем и разрешим все наши проблемы». Продав его «Роме», они думали, что сделали большое дело. Все были согласны, что среди желто красных (цвета «Ромы» – прим. ред. ) Анчелотти был крупным лидером и единственным маяком. Но сам президент Дино Виола думал, что лидера уже нет. Однако! С этими игроками Карлетто быстро стал официальным исполнителем того, что хотел Сакки, его языка (распасовка, диагональные передачи, поэшелонная атака…) Он оказался лучшим учеником и, вместе с Барези и Гуллитом, истинным столпом «Милана» «мистера Фузиньяно», чья игра – приятная или нет, достойная или недостойная похвалы – все таки постепенно меняла лицо итальянского футбола.

В Миланелло Карлетто оказался прекрасным «человеком из раздевалки». Для всех он стал просто ориентиром, авторитетом и признанным лидером; прекрасно ладил с капитаном Барези, а Марко ван Бастен буквально носил его на руках и поклясться был готов, что никто не понимает футбол лучше его. Арриго был плутом, который вроде бы советовался со всеми, но все равно поступал по своему. С Карлетто, однако, он был совсем другим. Он его слушал. Они что то обсуждали прямо на поле, о чем то говорили в других местах, чертили какие то схемы, определяли позиции, тактику… В общем, из разговоров с Сакки, которого Анчелотти считал крупнейшим знатоком футбола и всего, что с ним связано и родились успехи «Милана» в Италии, Европе и мире. И когда 17 мая 1992 года в последнем матче своего легендарного цикла (112 игр в чемпионате, 24 итальянских и столько же международных кубков) он забил «Вероне» два из четырех голов, «Гадзетта делло спорт» приветствовала его аршинными буквами над девятью колонками текста. Всего два слова, но это значило побольше романа: Карлетто Великий.

Теперь, надеюсь, ясно, почему, когда положение Терима вроде бы пошатнулось, сами собой приходили мысли об Анчелотти? Но на ход событий, хотя и опосредованно, решающим образом повлияла «Парма». Уже несколько недель тренер ее Ренцо Уливьери сидел, как на углях. Будучи серьезным профессионалом и отдавая себе отчет в непреложности положения, он все таки сказал: «Будь я на месте президента, все таки поменял бы тренера». В сущности, это было прощание in peсtore (лат.  – скрытое) – до отставки или увольнения. И Танци, посмотрев четверых кандидатов на пост главного тренера ценой исключения половины руководства, сделал ставку на Анчелотти, предложив ему «золотой» трехгодичный контракт с предоставлением всех полномочий и даже возможности нанимать в отдельные моменты великого маэстро Сакки, мечтавшего создать высокотехничную бойцовскую команду…

Без этого, фараоновского, предложения, сделанного «Пармой» Карлу Анчелотти, смог бы Терим остаться в «Милане»? А если бы Анчелотти действительно перешел в «Парму», кого поставить на его место в случае провала? Вот откуда «профилактическая замена»? Такова была ситуация накануне встречи на чужом поле с «Торино».

И вот оторванный от родной земли «Милан», без плана игры и вообще без игры, без взаимодействия и взаимопонимания, с Сержинью на поле в качестве худшего игрока. Руй Кошта фактически заменен на Пирло. Терим до того расстроен, что показывает сразу три схемы. Достаточно было туринцу Аста взять на себя инициативу, как тут же «Милан» пропустил гол, который мог оказаться решающим и к которому невольно «ногу приложил» Пиппо Индзаги. А ведь могла бы быть и ничья…

По окончании матча «Император» был расстроен: «Жаль, но играли мы плохо. Мы были слишком уверены в победе. Двигались не так, как мне бы хотелось. Второй тайм вышел лучше первого, мы хотя бы попытались сравнять счет. Мне казалось, что схема сработает. Руй Кошта? Он плохо себя чувствует». Это были последние слова тренера «Милана». Легко себе представить, что произошло потом.

Если бы я писал детектив, то предположил бы, что способнейший и внимательный Галлиани обращается к президенту со следующим телефонным разговором: «Сильвио, турок мог бы и рай нам устроить, да только прибаливает каждое воскресенье. А Карлетто завтра подписывает контракт. Берем его с ходу или втемную готовимся к тому, кто заменит Терима?»

И не надо бы было ничего добавлять. Разве уже в двухтысячном году «Милан» не бросился по следам Анчелотти, но должен был отказаться от преследования, потому что «Ювентус» дал понять, что возобновит контракт? А если бы «Юве» рассказал о других планах, разве не стал бы Анчелотти тренером «Милана» раньше того, как клуб бы высказался за Терима? Но теперь не было никаких сомнений. Прежде всего, было ясно, что передача тренерских дел произойдет безболезненно. С одной стороны, СМИ все время нападали на турка, с другой, большинство болельщиков могло только приветствовать выбор: с Карлетто в «Милан» возвращалось знамя побед. А поскольку и миллиарды могли творить чудеса, менее чем за 24 часа появилась смена: Анчелотти приводил сердечные соображения, а Терим сначала упирался, поскольку по телефону ему сказали об уже принятом решении, но потом успокоился и сказал: «Берлускони? Он всегда меня поддерживал…» Во всяком случае, «да» в пользу Карлетто вытекало из форс мажорных обстоятельств. Увольнение наказание по отношению к Териму становилось профилактическим ангажементом, чтобы не потерять Анчелотти, не говоря уже о том, что «Милан» продолжал выступать в чемпионате страны и Кубке УЕФА.

Говорили, что Галлиани всю ночь глаз не смыкал, пытаясь разобраться в создавшемся положении. Нелегко было принять решение. Еще 16 октября после проигрыша «Перудже» и ничьей с «Веченцей» вице президент все еще настаивал на том, что «Милан» полностью и целиком верит в деятельность Терима". И даже первого ноября, в Болгарии, на матче ЦСКА (София) – «Милан» он еще раз подчеркнул: «Как вам могло прийти в голову, что я могу уволить Терима? Я его выбрал, и я всегда буду его защищать». Видимо, эта ночь была действительно нелегкой, потому что он пришел «к очень, очень трудному решению, которое мне пришлось серьезно пережить».

Думая и передумывая о лучшем пути, который следует выбрать, Галлиани, наконец, решил, что "для блага «Милана» оставался только один единственный. Потом он позвал Анчелотти и объяснил ему, по каким причинам он принял такое решение. И услышал: «Если это правильно для Вас, то это так и для меня». И они встретились в большом доме в Фелегара и обо всем договорились перед двумя кружочками колбасы и стаканом вина.

Учитывая разрешение «Юве», который, «освободив» связанного контрактом тренера, сэкономил три миллиарда, не приняли во внимание и «сюрприз» «Пармы», которая при виде убегающего тренера из Эмилии, решила заарканить Даниэла Пассареллу. "У нас с Карло оставался старый долг чести. Когда он покидал команду, я ему сказал: «Если клуб позовет тебя обратно, отвечай: „Повинуюсь“. Так и произошло. Он не мог поступить иначе». А что же игроки? «Мы не ждали согласия. Мы только собрали старейшин вроде Мальдини, Костакурты и Альбертини, чтобы проинформировать о принятом решении. Хотя все были в добрых отношениях с Теримом, многие были довольны прибытием Анчелотти. „Милан“ вполне конкурентоспособен. Анчелотти того же мнения. И мы попросили его победить в чемпионате страны и биться до последнего, независимо от того, получится это у нас или нет». А что Берлускони? "Я рассказал ему об этом решении. И беру на себя полную ответственность. Так я надеюсь выразить общее мнение. Тем более что председатель совета директоров позвал к себе Анчелотти и подбодрил: «Поздравляю, Карлетто. Наконец то ты опять с нами».

По правде говоря, уже многие знали, что задолго до этого президент «Милана» мог сказать Анчелотти: «Не сегодня завтра вы к нам вернетесь». В общем, – дело сделано! А рядом с «мистером» появились Джорджо Часкини, второй тренер, и Уилльям Векки, занимавшийся с вратарями. Но чтобы этот выбор не казался слишком консервативным, то есть, просто вернуть в лоно семьи (как в «Библии») нечто вроде чудо ребенка, Галлиани коротко объяснил: «Мы выбрали человека, который больше всех сделал полезного за два сезона. От Анчелотти нам ничего не надо больше того, что он сделал для „Ювентуса“, и если он принесет нам 144 очка за два чемпионата, может считать, что он наш».

От Терима, «Императора», о котором все игроки говорили, что у них прекрасные отношения, до Анчелотти, крестьянского короля, который любил искренние отношения, за исключением того, что в разговоре и дискуссиях необходимо было отличать обращение на «ты» от обращения на «вы», 5 ноября 2001 года произошла до того радикальная перемена курса, что это событие на следующий день не могло не иметь откликов. Аршинные заголовки, передовицы и аналитические статьи, ставшие историческими в глазах потомков. Вместо того чтобы распространяться, вот, вкратце, зачастую противоположные мнения, вместе взятые кусочки единой мозаики, досье из архива свидетельств событий того времени.

"Долой Терима! «Милан» – Анчелотти! Молниеносное решение с согласия «Юве» – возвещала на всю страницу миланская «Гадзетта делло Спорт» с передовицей Франко Артури, озаглавленной «Карлетто вновь хочет, чтоб ему поставили десять с плюсом».

А вот римская «Коррьере делло Спорт»: «Неожиданные перемены на черно красной скамейке. Галлиани зовет к себе Карлетто, который собирался в „Парму“. Берлускони согласен. „Милан“ за Анчелотти».

Итало Куччи в своей передовой статье: «На плакате написано: Терим, давай домой. Но турок не умеет читать по итальянски и от этого выпада болельщиков ему ни тепло ни холодно. Он продолжает считать себя полновластным императором, хотя уже несколько месяцев обречен стать жертвой…»

Вот туринская «Туттоспорт»: «Анчелотти – „Милану“! Резкий поворот после нокаута».

«Торо»: изгнан Терим, блицсоглашение с питомцем Берлускони, контракт до 2004 года. Танци, рассвирепев против «Милана», сочно вызывает аргентинца Пассереллу".

Ксавьер Якобелли в редакционной статье: «…Карло Анчелотти, прекрасный человек и отличный тренер, поле горького эпилога в „Ювентусе“ имеет полное право на реванш, которого заслуживает. Но остается фактом, что Терим выиграл четыре матча из четырех на кубке УЕФА и с блеском прошел в третий тур. После 9 игр на чемпионате „Милан“ Терима на пятом месте с 15 очками (те же, что и у Дзаккерони в прошлом году), только на 5 он отстает от лидирующего „Кьево“, на очко превосходя „Ювентус“…»

Не отставали от спортивных изданий и крупные ежедневные газеты. «Милан» перестраивается на ходу. Появляется Анчелотти". Это заголовок из «Коррьере делла Сера». Джорджо Тозатти в своей передовице пишет: «… Не дай бог упустить Карло. Бесполезно затягивать уже прошедшую любовь. Так Галлиани уничтожил Танци, сыграв на чувствах симпатии между Анчелотти и командой, в которой развивалась и закончилась его карьера. Терим уже сдан в архив. Операция провалилась. Какие то деньги потрачены впустую…»

«Репубблика»: «Радуйся, Терим! „Милан“ похитил Анчелотти».

Джанни Мура: «Вне всякой дискуссии: Анчелотти хороший тренер с присущим ему стилем… Это был самый желанный в Италии безработный. Понятно, почему он выбрал „Милан“… Говорить стоит не столько об Анчелотти, сколько о Териме… Рубить сук, на котором сидим, стали в самом начале чемпионата с курьезных слухов о том, что он мало заставляет работать футболистов. Не столько недостаток работы, сколько недостаток ясности следует поставить Териму в вину. Изображение всегда конкретней образа. Я представляю, какие гримасы строит Берлускони перед телеэкраном со своим тренером рядом, обливающимся потом…»

А вот «Ла Стампа»: «Фатих расплачивается за неспособность придать команде достойный вид. Против него выступала старая гвардия».

Роберто Беккантини: «Терима, по моему, брать не стоило, а если уж взяли, надо было защищать… Поздравляем Анчелотти. Он обнимает свою любовь на свежем пепелище после развода с „Ювентусом“, потому что второе место – самое худшее, что может быть, и изгнание следует автоматически».

Вот «Иль Джорнале»: «Император низложен. „Милан“ переходит к Анчелотти».

Франко Ордине: «Речь не только о футбольном путче… „Милан“ просто расставил по местам все фигуры и выбрал достойного и заслуживающего доверия тренера, чтобы разобраться с техническим и финансовым наследием, полученным от „Фининвеста“…»

Глава закончена. Неизбежные последствия вышеизложенного происходили уже под знаком savoir faire (франц.  – умение) и дипломатии. «Сердце привело меня в „Милан“, – подчеркивал Анчелотти. Прошу извинения у „Пармы“, перед которой у меня были моральные обязательства, но я не мог отказать красно черным и с ходу принял предложение. О „Милане“ мне все известно. Это команда атакующего настроения. Нам надо найти равновесие. Придется поработать, но меня ничто не пугает. Кроме всего прочего, не найдется ни одного человека, который посмел бы меня упрекнуть за прошлое». Франко Барези, большой его друг и товарищ по многим играм, ни в чем не сомневался: «Карлетто возвращается в обстановку, которая ему хорошо известна, и это облегчит его работу. Не так то просто вновь погрузиться в реальности команды после увольнения, но он знает „Милан“ в совершенстве, и в этом большое преимущество». А вот что сказал капитан Паоло Мальдини: «С другими командами Анчелотти уже доказал, что он классный тренер. Я уверен, что с „Миланом“, при большем багаже опыта, будет то же самое». Деметрио Альбертини: «Карло – великий, пример для подражания во всем. Если до вчерашнего мы работали на все сто процентов, то теперь должны показать больше».

Выражение лица Адриано Галлиани напоминало лучшее из эпохи футбольной революции времен Берлускони: очень холодное, ни слезинки, перемежающиеся оттенки радостного волнения. Карлетто Анчелотти становился еще одной частичкой политики, сосредоточенной на «Милане» для миланистов. Что касается «Императора», то занавес закрылся, сопровождаемый жестом неподдельной искренности: "К Териму у нас нет претензий. Положение «Милана» в таблице не является драматичным, а последние события могут послужить в качестве определенного опыта. Если бы Анчелотти подписал контракт с «Пармой», а Индзаги не пробил пенальти выше ворот (имеется в виду матч с «Торино», после которого уволили Терима – прим. ред. ), не знаю, чем бы это кончилось. С помощью «если бы» историю не делают. Конечно, Терим уже не тренер «Милана», потому что после ряда оценок клуб так решил, но я бы не рискнул здесь ограничиться единственным словом «против». Мне было плохо после телефонного разговора, когда я сообщил ему, что он уволен. Среди всех знакомых мне тренеров он был единственным, кто имел большое чувство достоинства и играл честно".

Все это так, но, если отвлечься от методики и заслуг, то при смене тренера в Константинополе руководство клуба и болельщики отдали предпочтение Реджоло, а не «Императору» с Дарданелл, крестьянскому королю, овеянному ветрами, прожаренному солнцем, омытому дождями и закаленному холодами Паданской равнины и окрестностей между «Реджаной», «Пармой», «Ювентусом» а теперь и «Миланом».

Карлетто Анчелотти ни дня не медлил и сразу же взял в руки бразды правления. «Команде, прежде всего, необходимо спокойствие. Все они чемпионы», – Это первое, что он сказал. И уже в первый же день в Миланелло показал свою визитную карточку: двойная норма тренировок, максимальная концентрация, большее чувство ответственности за игру, больше работы (до Рождества только один день отдыха!), продуманное распределение сил в духе лояльности и гласности. Дебют на «Ла Скале футбола» в Кубке Италии 13 ноября 2001 года против «Перуджи» закончился «сухими» 3:0.

Говорили, будто хотят попробовать играть по схеме 4 4 2, а также, что в планах нового «Милана» использовать Руй Кошту в качестве центрального полузащитника вместе с Деметрио Альбертини. Приходили к заключению, что по сравнению с последним «Ювентусом» в его «Милане» предусмотрено более широкое использование Руй Кошты, чей талант не нуждается в особых рекомендациях, так же, как и мастерство Зинедина Зидане. У них «разные данные, но если их поставить впереди в одной линии нападения…» И так далее. Конечно, крестьянский король в тиши своих долгих прогулок на природе понимал, что не имеет права ошибаться. Он прекрасно помнил философию «Милана». Она, как и прежде, означала: «сочетать красивую игру с результативностью». А если говорить о результатах, то как забить гол без мощного и темпераментного бомбардира?

На его счастье у «Милана» всегда под рукой прекрасный дуэт Индзаги – Шевченко со всеми присущими атрибутами, фирменным стилем и славой грозы обороны. А украинец, к тому же, заработал себе (статистика не даст соврать) славу самой совершенной европейской гол машины.

В матче против «Торино», в ходе которого Индзаги не забил пенальти, Шева не играл – у него был сломан нос. С досады Андрей еще чуть не разбил пульт телеуправления, бросив его в стену, когда услышал об увольнении Терима. Ему и в голову не пришло, что все дело в матче, он просто подумал, что все связано с какими то неизвестными ему обстоятельствами.

В те дни Шева был в Киеве, готовился к первому из двух квалификационных матчей чемпионата мира против Германии. Если потребуют обстоятельства, он будет играть в защищающей нос маске. За его спиной была Украина, и он как никогда почувствовал близость к своей сборной, которая после распада СССР так и не добралась до финала мирового первенства. Стыковые матчи с Германией, одной из сильнейших футбольных держав, хотя и дали разочаровывающие результаты (1:1 в Киеве и 1:4 в Дортмунде), окончательно исключали Украину из числа «золушек» футбольного мира, давая при этом Германии право на поездку в Японию и Корею. И Шевченко, автор единственного гола в Дортмунде, стал символом нового подъема. Во время такой двойной нагрузки он перестал думать о родных лесах с волками и призраками немецкого кошмара, позвонил Соко, переводчику «Императора» и сказал ему, что очень расстроен всем так неожиданно происшедшим. Нет, он не ожидал увольнения. Иногда «Милан» играл плохо, иногда хорошо, случилось слишком много неприятностей, но появились и улучшения. У каждого, конечно, свои полномочия, но замена на скамейке тренеров – в компетенции только спортивного общества.

Шева, однако, не только не удивился тому, что выбор пал на Карлетто. Он его ожидал. И это был единственный выбор. Он сказал, примерно, следующее: «Уже давно было ясно, что в день, когда решат заменить Терима, позовут Карлетто и только его. Я знаю, что раньше он отлично играл в центре. Как тренеру „Ювентуса“ ему немного не повезло, не выиграл чемпионата страны. Думаю, он выиграет его с „Миланом“. Да и как тренер он великий человек. Скоро он продемонстрирует, насколько. Он появился в нужном месте в нужный момент».

Совсем не много слов. И слова простые. В стиле Шевченко. Они пришли из Киева и, пройдя через бары и офисы, стали залогом верности, дружбы и сотрудничества «Дьявола с Востока» с новым тренером, порядочным человеком и джентльменом. Вот почему после их обоюдного imprimatur (лат.  – в печать; здесь – согласие) и в силу их полномочий – первого голеадора и дирижера оркестра – «Милан» вновь решил вернуться к своим циклам и повторить успех, а в романе под названием «Шева» с приходом Анчелотти в «Милан» появился некий suspenсe (англ.  – напряженное ожидание) и, естественно, необходимость написать новые страницы.

Так что пока рано ставить здесь слово «конец». Голы «Дьявола с Востока» продолжают будоражить фантазию, заставляют думать о новых проектах, пробуждают новые мечты. А поскольку каждый новый период в развитии футбола становится чем то вроде термометра в развитии нравов и обычаев, настоящее время обожания Шевы имеет положительное значение. Оно объединяет всех футболистов, несмотря на соперничество и расхождения в вопросах тактики, стратегии, построения технических схем и так далее. В общем, как в глазах избранных знатоков прекрасного футбола, так и простых людей с улицы, заполняющих стадионы и пользующихся платным телевидением, украинец остается маяком среди идолов, завоевавших себе место под солнцем на том Олимпе, где с давнего времени восседают истинные гранды кожаного мяча. Они одинаково дороги всем болельщикам. И для них нет границ, командной формы или цвета флага.



От автора

Эта книга – не биография и, менее всего, жизнеописание. Я ни с кем не искал личных встреч, чтобы не попасть под чье то влияние, когда соединял на компьютере кусочки текста в единую мозаику, которая постепенно приобретала очертания «романа». Но здесь нет ни единой вымышленной детали. А то, что я восстановил – далеко от банальной болтовни, досужих сплетен, погони за сенсациями и легкомысленных высказываний. В то же время – это и не instant book (англ.  – скороспелка).

Андрей Шевченко для меня – это отправной пункт, центр внимания и станция назначения одновременно. Однако содержание книги не ограничивается только этим, здесь немало отдельных сюжетов, эпизодов, действующих лиц. Не исключено, что я мог допустить здесь какие то ошибки и неточности, но я знаю, что вполне могу рассчитывать на взаимопонимание коллег и читателей и, как обычно, внести необходимые исправления и дополнения в дальнейшие издания, в том числе и по следам последних событий.

Большое спасибо тем, кто помогал мне в Италии и за границей в разного рода библиотечных поисках, но просил не упоминать имен. Основным источником работы была периодика, редакционные статьи, комментарии, интервью, заметки и сообщения о последних и старых спортивных событиях, а также популярные в Италии и за границей радио– и телепередачи, ток шоу. Чтобы глубже погрузиться в историю и быт, пришлось также прочесть немало книг, которые, не будучи непосредственно связанными с темой, помогли мне лучше понять положение в промышленности, экономике, культуре, разобраться в социальных, психологических, исторических и спортивных проблемах. Насколько полно я все это переработал, цитировал ли буквально или излагал в свойственной мне манере – это другой вопрос. Поэтому, хотелось бы выразить особую благодарность читателям с надеждой, что и эта моя новая книга встретит с их стороны такой же теплый прием, как и в 1997 году, когда была издана книга о Роналдо.




1 Навильи – огромный район Милана, получивший свое название от знаменитого канала.


2 Торсида – бразильские болельщики.


3 Канал 5 – Каирле Чинкве; 4 й канал – Рете Кваттро; Италия 1 – Италиа Уно.


4 Скудетто – нашивки на форму, которые получает команда чемпион.


5 Индро Монтанелли – известный итальянский историк и писатель, ярый болельщик «Флорентины». Недавно он ушел из жизни.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница