Экономическое пространство: сущность, функции, свойства



Скачать 199.84 Kb.
Дата05.11.2016
Размер199.84 Kb.

Экономическое пространство: сущность, функции, свойства


М.В. Ляпина, И.С. Моисеева

Научный руководитель: Е.В. Юровских

Шадринский государственный педагогический институт, г. Шадринск

Экономисты-теоретики долгое время обходили теорию экономического пространства стороной. Несмотря на признание факта существования такого пространства, оно воспринималось подавляющим большинством из них как данность, но изучение его свойств, функций, сущности процессов, в нем происходящих, поведения экономических субъектов в этом пространстве оставалось за бортом экономической теории. Сложившееся положение очень точно охарактеризовал Д. Николаенко [1]: «Игнорирование существования пространственных хозяйственных структур и в более широком плане – пространственных структур социокультурного характера, а также абсолютное доминирование линейного времени носит в экономической теории столь массовый характер, что не может рассматриваться только как определенный пробел одного из авторов или определенной методологии». С другой стороны, как пишет Дэвид Баттен (Batten, 2001): «Реальная трудность изучения пространственной экономики состоит в том, что мы сами являемся частью того, что пытаемся понять» [2].

Изучение и анализ различных точек зрения на экономическое пространство и проблемы, с ним связанные, позволяют говорить о трех сложившихся на текущий момент подходах к его исследованию. Назовем эти подходы территориальным, ресурсным и информационным.

Многими авторами термин «экономическое пространство» употребляется без его определения. Территориальный подход к определению экономического пространства. Анализ экономической литературы, в той или иной степени освещающей теорию экономического пространства, позволяет сделать вывод о доминировании данного подхода над другими точками зрения.

Классическое определение в контексте территориального подхода дает А.Г. Гранберг: «Экономическое пространство – это насыщенная территория, вмещающая множество объектов и связей между ними: населенные пункты, промышленные предприятия, хозяйственно освоенные и рекреационные площади, транспортные и инженерные сети и т.д.» [2]. Это определение наиболее емко отражает сущность территориального подхода и является, на наш взгляд, наиболее содержательным.

Весьма упрощенный подход встречаем у Е. Лейзеровича. По его мнению, пространство является синонимом термина «территория» [3]. Даже выделяя слабоорганизованное и строгоорганизованное пространство, под которым он понимает «территории, в границах которых взаиморасположение каких-либо вновь возникающих объектов предопределено предшествующим развитием или набором твердых правил» [3], Е. Лейзерович, по сути, не добавляет ничего нового к определению А.Г. Гранберга. Ставят знак равенства между пространством и территорией и другие экономисты, например Г. Костинский. Соотнося между собой понятия пространства, территории и района, Г. Костинский пишет: «Территория есть определенная совокупность мест, получаемая путем их объединения, агрегирования по какому-то единому основанию. Район же – это то, что обязательно выделяется, вычленяется из целостного объекта» [4].

Ф. Рянский рассматривает экономическое пространство в контексте ландшафтного районирования по «…общегеографическим критериям, которые учитывают размеры, объем и время существования таксономических подразделений географической оболочки» [5]. Этот подход развивается О. Байсеркаевым [6], который пытается обосновать правомерность применения термина «экономическое пространство» на уровне небольших таксономических единиц вплоть до небольших поселений. Попытка рассмотрения экономического пространства по географическим критериям, безусловно, отвечает определенным целям определенных исследований. Вместе с тем она представляется несостоятельной, поскольку в таком случае само понятие пространства подменяется некими географическими рамками.

Э. Кочетов в книге «Геоэкономика: Освоение мирового экономического пространства» рассматривает экономическое пространство как триединое: геополитическое, геоэкономическое и геостратегическое. Если судить по примерам, приводимым автором книги, то пространство им понимается в территориальном контексте на уровне экономики отдельных государств. Весьма схожий подход у С. Валентия – территориальный контекст увязан на бывшие союзные республики [7].

Следует отметить, что подход к экономическому пространству с позиций географических и государственных границ весьма популярен у многих отечественных экономистов. В качестве примера можно привести работы А. Цыгичко [8], Р. Нижегородцева [9] и многих других. В этом ряду, к сожалению, и работы некоторых мэтров российской экономической науки. С нашей точки зрения правомерность использования тех или иных границ при определении экономического пространства весьма сомнительна. Точнее было бы вести речь не об экономическом пространстве, а об экономических группах, обособленных по тем или иным критериям, как это делает в своей статье Н. Шумский, который, помимо этого, отмечает: «По инерции, следуя общемировой тенденции…, провозглашаются цели интеграции, создаются политико-правовые структуры, но сама задача сближения национальных хозяйственных систем… практически не решается» [10].

Несомненно, географическая среда в значительной степени определяет развитие как социальных, так и экономических процессов, и это обусловлено относительно низким уровнем издержек, которые несут субъекты хозяйствования при установлении взаимосвязей на ограниченной территории. Именно эти связи в конечном итоге и формируют экономическое пространство в некоторых территориальных границах. Однако эволюция общества все более обусловливает относительную независимость устанавливаемых взаимосвязей от фактора территориального расположения субъектов хозяйствования. Как следствие, территориальный подход к экономическому пространству представляется актуальным в доиндустриальную и индустриальную эпохи развития общества.

Ресурсный подход к определению экономического пространства встречаем у известного экономиста В.В. Радаева, считающего экономическим пространством совокупность «экономических действий», под которыми он понимает «определенную связь между целями и средствами, а также предполагает особый характер самого действия» [11].

В качестве элементов экономического действия им называется ограниченность ресурсов, возможность их альтернативного употребления и ряд других элементов. В другой своей работе он пишет: «Экономическое может возникать везде, где люди осуществляют устойчивый выбор по поводу использования ограниченных ресурсов» [12]. Такая точка зрения нам представляется спорной. Традиционно элементом называют часть некоторого целого, и вряд ли свойство элемента (например, ограниченность) можно считать самим элементом. У процитированного автора также отсутствует объяснение, что он вкладывает в термин «устойчивый выбор» и чем он отличается, например, от обычного.

И. Кучин и А. Лебедев определяют пространство как «… дискретное распределение… источников сырья, предприятий по его переработке и рынков реализации продукции» [13]. Либо авторы выбрали неудачный термин («дискретное»), либо считают, что распределение ресурсов и предприятий по их переработке должно быть равномерным по территории, что в принципе не является возможным. Еще более узкое определение дает Я. Круковский – через «множество взаимодействующих факторов различной природы, порождающих флуктуации процессов «кооперации / разделения», влияющих на становление, функционирование и развитие предприятия» [14]. На наш взгляд, использование термина «экономическое пространство» на уровне предприятия не вполне оправдано и ничего не добавляет к его сути. В. Пефтиев в своих работах, достаточно конструктивно критикуя территориальный подход к экономическому пространству, последнее определяет через систему отношений по использованию экономических ресурсов [15].

Некоторые экономисты рассматривают экономическое пространство как среду для принятия решений по использованию ресурсов. Процесс принятия решений по своей сути всегда процесс субъективный, основанный на обработке имеющейся информации. Ставить знак равенства между информацией и пространством вряд ли верно. П. Кругман (Krugman, 1994), не формулируя определения, видит пространство как «абстрактный экономический ландшафт динамического распределения ресурсов в зависимости от конъюнктуры и их местоположения» [2].

Развернутое определение встречаем в работах В. Чекмарева. Под экономическим пространством им понимается «пространство, образованное:

а) физическими и юридическими лицами (субъектами), которые для реализации своих экономических потребностей и выражающих эти потребности экономических интересов вступают в экономические отношения;

б) физическими и нефизическими объектами, являющимися источниками экономических интересов и экономических отношений» [16].

Источниками же экономических интересов (по В. Чекмареву) выступают экономические ресурсы. Подход В. Чекмарева представляется достаточно интересным и оригинальным. Здесь имеют место явные или неявные попытки эквивалентирования в соотнесении физических лиц и субъектов хозяйствования, но это ведь неправомерно. Бесспорно, индивид косвенным образом участвует в экономическом процессе, но лишь в той его части, которая связана с обменом результатов, получаемых в ходе экономического процесса, – речь идет о произведенных благах: продукции, услугах, знаниях.

По нашему мнению, ресурсный подход к понятию экономического пространства методологически ошибочен. В своей сути он содержит установку на перераспределение ресурсов, к которым имеют доступ субъекты хозяйствования. Тем самым происходит подмена объекта, на который направлены действия субъектов. Ранее мы отмечали, что в качестве объекта взаимодействия субъектов выступает экономический процесс. В экономике индустриального типа ключевым условием развития действительно был наиболее эффективный способ преобразования имеющихся ресурсов. В современных же реалиях постиндустриального общества таким условием выступает эффективное использование человеческого капитала, накопленных знаний. В обществе с постиндустриальным типом развития экономические ресурсы в их традиционном виде уже не являются prime-элементом экономического процесса. Эта смена характеризуется переходом к другой парадигме развития, которая базируется не на энергии, а на информации.

Информационный подход к определению экономического пространства получил развитие только в последнее десятилетие, что и объясняет отсутствие достаточно четких альтернативных позиций внутри этого направления. Суть подхода заключается в трактовке экономического пространства через информационную составляющую экономического процесса.

Е. Иванов [17] считает, что экономическое пространство формируется информационными потоками, циркулирующими между хозяйствующими субъектами, и именно они определяют структуру этого пространства.

В некоторых работах И. Сыроежина [18, 19] уделено значительное внимание информационному обмену между элементами хозяйственной системы. По мнению С. Паринова [20], экономические агенты, под которыми понимаются все те же субъекты хозяйствования, обмениваясь сигналами в процессе хозяйственной деятельности, формируют этим экономическое пространство. Через информационные потоки определяет экономическое пространство Г. Шибусава (Shibusawa, 2000) – «экономическое пространство может интерпретироваться как некоторая коммерческая часть Интернета, посредством которой осуществляется управление потоками произведенных товаров» [2].

К представителям рассматриваемого подхода относятся не только представители различных экономических школ. Смежные проблемы информационных взаимодействий решаются представителями синергетического направления – работы Дж. Касти, Г. Хакена, ставшие уже классическими и посвященные вопросам информационного обмена и самоорганизации сложных систем (в том числе и социально-экономических), монография П. Кругмана, где детально рассмотрены свойства самоорганизации экономических систем, и другие [21].

На фоне вышерассмотренных двух подходов к определению экономического пространства информационный подход представляется наиболее адекватным. Действительно, на уровне субъекта хозяйствования его взаимодействие с экономическим пространством осуществляется через внешние (относительно субъекта) трансакции в форме обмена информацией и вхождения в общий информационный поток. Более того, информационный подход к определению экономического пространства – это лишь частный случай более общего процессного подхода. В его основе лежит совокупный экономический процесс (V-процесс). С учетом этого предлагается следующее определение. Экономическое пространство – это отношение между экономическими процессами субъектов хозяйствования и совокупным экономическим процессом (V-процессом) по формированию возможных результатов экономической деятельности.

Элементами, образующими экономическое пространство, как отмечалось ранее, являются: совокупный экономический процесс, экономическое время, экономическая конкуренция.

Одной из характеристик экономического пространства с нашей точки зрения является уровень его концентрации, который определяется отношением количества частных экономических процессов, входящих в V-процесс, к общему количеству частных процессов, реализуемых субъектами хозяйствования. Чем выше концентрация экономического пространства, тем меньше время, необходимое для завершения трансакции. Длительность трансакции в общем случае определяется ее отклонением от формы и содержания ограничений, накладываемых институциональной средой. Если трансакция вписывается в институциональную среду, то время ее завершения совпадает с физическим временем, определяющим процесс ее завершения, а издержки соответствуют принятому уровню.

Уровень концентрации экономического пространства определенным образом влияет на конкурентоспособность субъекта хозяйствования, она повышается относительно аналогичного субъекта, не входящего в данный уровень концентрации пространства.

Экономическое пространство представляется нам как субстанция, имеющая собственный жизненный цикл, длительность которого определяется развитием институциональной среды. Подчеркиваем, что речь идет не о состоянии институциональной среды в данный момент времени, а о ее развитии, тех тенденциях, которые превалируют в этом развитии. На наш взгляд, можно выделить четыре фазы жизненного цикла экономического пространства – формирование, развитие, рецессия, депрессия. Мы не утверждаем, что эта последовательность фаз цикла единственно возможная, однако в большинстве исследований по макроэкономическим процессам используется подобная последовательность фаз (этапов), различие – только в степени детализации представления цикла. Каждая фаза цикла характеризуется особой структурой экономического пространства, которая определяется функциями элементов, его образующих (табл. 1).

Таблица 1

Функции элементов экономического пространства

по стадиям его жизненного цикла

Элемент/фаза

Экономический процесс (свойство конгломеративности)

Экономическое время

Экономическая конкуренция

Формирование

Интегрирующая

Синхронизация процессов

Объединение процессов

Развитие

Избирательная

Ускорение процессов

Развитие процессов

Рецессия

Стабилизирующая

Замедление процессов

Стабилизация процессов

Депрессия

Дезинтегрирующая

Десинхронизация процессов

Разрушение процессов

Рассмотрим содержательный аспект каждой фазы трансформации экономического пространства, его эволюцию. Ниже представлены рисунки, дающие геометрическую интерпретацию фаз.

Оси на рисунках:

L1 – уровень синхронизации экономического времени;

L2 – уровень конкурентоспособности субъектов хозяйствования;

L3 – уровень концентрации экономического пространства.

В данном случае речь идет об уровнях, которые являются оптимальными для данного состояния институциональной среды.

Цифры на рисунках:

1 – основные экономические процессы;

2 – вспомогательные экономические процессы;

3 – процессы жизнеобеспечения V-процесса;

4 – процессы, препятствующие реализации V-процесса.

Фаза формирования экономического пространства (рис. 1.).

Рис. 1. Геометрическая интерпретация фазы

формирования экономического пространства

Возникновение экономического пространства обусловливается спонтанными экономическими процессами субъектов хозяйствования в институциональной среде, которая способствует развитию этих процессов. По прошествии некоторого времени экономические интересы субъектов начинают «пересекаться», что объективно обусловлено редкостью экономических ресурсов. С учетом того, что информационные потоки, отражающие содержание экономических интересов, обладают свойством асимметричности, возникает конкурентное начало, приводящее к возникновению определенного уровня согласованности экономических интересов субъектов. Смысл этого конкурентного начала заключается в неполноте информации одного субъекта о другом субъекте хозяйствования и стремлении первого компенсировать имеющуюся неполноту информации повышением эффективности своей деятельности или вхождением в совместный экономический процесс.

Хозяйствующие субъекты стремятся к интегрированию своих экономических процессов, что формально является следствием определенного уровня согласованности их экономических интересов, которая может быть достигнута только в том случае, если экономическое время будет синхронизировано. По сути же, интегрирование процессов обусловлено стремлением к снижению асимметрии имеющейся информации о партнере, что частично разрешает противоречие, связанное с неполнотой информации о нем. С учетом того, что вероятность эквивалентности уровней полноты информации одного субъекта о другом достаточно мала, формирующийся совместный экономический процесс расставляет субъектов по принципу «ведущий-ведомый».

Таким образом, необходимым условием формирования экономического пространства является наличие определенного уровня согласованности экономических интересов субъектов хозяйствования, в противном случае процесс формирования экономического пространства не начнется. Как только этот уровень превышает некоторую величину, экономическое пространство приобретает новое качество – оно начинает «работать» на субъектов хозяйствования, входящих в это пространство, их конкурентоспособность начинает расти. Проявляется результат, обусловленный эмерджентными свойствами экономической системы. В результате первой фазы трансформации экономического пространства формируется его основа – V-процесс.

Процессы, препятствующие формированию экономического пространства, в этой фазе наименее синхронизированы, что способствует быстрому развитию основных и вспомогательных процессов.

Фаза развития экономического пространства (рис. 2.).

Рис. 2. Геометрическая интерпретация фазы

развития экономического пространства

Одним из источников развития экономического пространства выступает противоречие между V-процессом и возрастающим влиянием процессов, препятствующих его развитию. Уровень издержек субъектов хозяйствования, чьи процессы входят в V-процесс, значительно ниже, чем у субъектов, связанных с ним лишь косвенно.

Стремление субъекта хозяйствования снизить для себя влияние негативных процессов и «успеть» войти в V-процесс ведет к ускорению течения экономического времени, в котором существует V-процесс, но такое вхождение возможно лишь для субъектов, имеющих повышенный уровень конкурентоспособности. Повышение этого уровня возможно и обусловлено непрерывной специализацией хозяйственной деятельности субъекта в рамках V-процесса, что обеспечивается все возрастающими потоками информации, циркулирующими в нем. Конкуренция ускоряет время в хозяйственной системе. Время реализации трансакций сокращается до времени прохождения информационного сигнала. Особенностью данной фазы является высокий уровень синхронизации основных, вспомогательных и поддерживающих процессов по критерию роста конкурентоспособности хозяйствующих субъектов.

По мере прохождения фазы развития V-процесс начинает выполнять все усиливающуюся избирательную, селектирующую функцию по отношению к субъектам, чьи экономические процессы косвенно соотносятся с V-процессом. Фаза завершается таким состоянием V-процесса, когда вхождение нового частного экономического процесса в V-процесс не увеличивает общий уровень конкурентоспособности субъектов хозяйствования, участвующих в V-процессе.



Фаза рецессии (рис. 3.).

Рис. 3. Геометрическая интерпретация фазы

рецессии экономического пространства

Переход экономического пространства в эту фазу обусловлен изменениями в институциональной среде, генерирующей процессы, направленные на препятствование развитию V-процесса. По «мощности» они становятся приблизительно равными.

Уровень издержек по поддержанию функционирования V-процесса имеет в этой фазе тенденцию к повышению за счет замедления экономического времени процессов, его составляющих. С учетом того, что вероятность одинаковой скорости этого замедления у всех процессов достаточно мала, появляется тенденция десинхронизации экономического времени, в котором функционируют субъекты хозяйствования. Их конкурентоспособность уже не повышается, но остается на стабильном уровне.

В структуре V-процесса происходят изменения, заключающиеся в размывании границ основных и вспомогательных процессов, понижении уровня специализации деятельности хозяйствующих субъектов, а также усилении воздействия на эту структуру процессов, препятствующих реализации V-процесса.



Фаза депрессии экономического пространства (рис. 4.).

Рис. 4. Геометрическая интерпретация

фазы депрессии экономического пространства

Фаза обусловлена необратимыми изменениями в институциональной среде. Уровень издержек, сопровождающий V-процесс, увеличивается относительно уровня издержек частных процессов в данном экономическом пространстве. Усиливается тенденция расщепления V-процесса на составляющие, совокупность которых уже не образует V-процесс. Уровень издержек этих процессов стремится к среднему уровню издержек большинства частных процессов, входящих в экономическое пространство. Экономическое время в выделившихся процессах десинхронизируется, уровень согласованности экономических интересов субъектов хозяйствования снижается, за счет чего понижается и их конкурентоспособность.

В результате прохождения экономическим пространством этой фазы трансформации структура V-процесса начинает разрушаться, а он сам распадается на отдельные процессы, которые становятся основой формирования нового экономического пространства. Экономические интересы субъектов хозяйствования и институциональная среда инициируют диверсификацию экономического пространства, в результате которой начинается его новый жизненный цикл, но уже в ином качестве (рис. 5.).

Рис. 5. Геометрическая интерпретация перехода

экономического пространства из состояния Si в Si+1

Во всех рассмотренных фазах жизненного цикла экономического пространства процессы жизнеобеспечения V-процесса выступают в роли буфера, сглаживающего противоречия, обусловленные развитием V-процесса и процессами, препятствующими этому.

Переходя из одного состояния в другое, экономическое пространство изменяет свои характеристики, которые выражаются в его свойствах, а точнее, в превалировании одних свойств над другими, что обусловлено спецификой его V-процесса. По нашему мнению, экономическое пространство обладает следующими свойствами, присущими синергетическим системам:

- свойство фрактальности, когда одно экономическое пространство, являясь самостоятельной частью, вложено в другое и в то же время оба представляют собой единую целостность. Более того, подпространства, формируемые четырьмя типами процессов, составляющих V-процесс, также развиваются по рассмотренным ранее фазам жизненного цикла экономического пространства;

- свойство неоднородности, вытекающее, с одной стороны, из нелинейности процессов, происходящих в экономическом пространстве, с другой – из отношения процессов, составляющих V-процесс, между собой. Различный уровень синхронизации экономического времени в основных, вспомогательных и обслуживающих процессах, различный уровень конкурентоспособности хозяйствующих субъектов, задействованных в этих процессах, а также их индивидуальное восприятие институциональной среды обусловливают неоднородность экономического пространства, выражающуюся в различной степени его концентрации;

- свойство самоорганизации, под которым Г. Хакен понимал способность системы без специфического воздействия извне обретать некоторую пространственную структуру [21]. Данное свойство выражается в способности экономического пространства в определенной степени нейтрализовать последствия внешних и внутренних негативных процессов, что повышает устойчивость экономической деятельности субъектов хозяйствования и уровень организованности их экономических процессов.

По форме экономическое пространство предстает как сетевая структура контрактов и соглашений, которые реализуются через экономические процессы субъектами хозяйствования. По содержанию сущность экономического пространства определяется теми функциями, которые оно выполняет. По нашему мнению, экономическое пространство выполняет шесть следующих функций:

Институциональная функция заключается в поддержании и развитии институциональной среды, в которой реализуется V-процесс. Эта функция, по сути, дуалистична:

- с одной стороны, институциональная среда устанавливает те ограничения, в которых существует V-процесс,

- с другой – V-процесс воздействует на институциональную среду, целенаправленно снижая уровень трансакционных издержек, который формируется институтами.

Это противоречие снимается в процессе эволюции экономического пространства.



Формально реализация этой функции происходит через флуктуацию экономического пространства, выражающуюся в цикличности процесса его сжатия и расширения при прохождении жизненного цикла.

Регулирующая функция. Институциональная среда экономического пространства задает направленность экономической деятельности субъектов хозяйствования, преобразуя их частные экономические процессы в V-процесс, в котором задействовано большинство хозяйствующих субъектов, входящих в данное экономическое пространство.

Синхронизирующая функция. Субъекты хозяйствования вынуждены синхронизировать экономическое время своих частных экономических процессов с экономическим временем V-процесса. В противном случае частные экономические процессы отторгаются экономическим пространством, так как уровень трансакционных издержек, сопровождающий эти процессы, будет превышать сложившийся уровень издержек V-процесса. Экономическое пространство выступает здесь в роли механизма синхронизации экономического времени.

Корректирующая функция. Каждый субъект хозяйствования вынужден непрерывно согласовывать свои экономические интересы с интересами других субъектов, входящих в данное экономическое пространство, в противном случае уровень его трансакционных издержек значительно возрастает.

Оптимизирующая функция. Функционирование субъектов хозяйствования в данном экономическом пространстве ведет к снижению их трансакционных издержек до некоторого уровня за счет повышения уровня конкурентоспособности при условии их участия в V-процессе. Ключевыми источниками конкурентоспособности субъекта хозяйствования являются единые цели, элементы доверия и сотрудничества между субъектами, участвующими в V-процессе, в результате переплетения их экономических интересов.

Информационная функция. В экономическом пространстве происходит аккумуляция информации об экономической среде и передача этой информации субъектам хозяйствования, что позволяет снизить энтропию экономического пространства и повысить уровень его организованности, поднять эффективность функционирования субъектов хозяйствования.

Таким образом, экономическое пространство рассматривалось как категория в контексте абстрактной экономической системы. Намеренно не уточнялись характеристики этой системы, ее тип развития. Это позволило, используя в качестве методологии исследования процессный подход, сформулировать общие теоретические основы функционирования экономического пространства. Предлагаемый подход достаточно универсален. Например, если необходимо учесть тип развития системы (индустриальный, постиндустриальный), достаточно отразить этот момент в структуре V-процесса, являющегося каркасом экономического пространства. Это же относится и к структуре национального хозяйства страны или отдельного региона, его специализации. В обществе с постиндустриальном типом развития факторы производства меняют свою пространственную конфигурацию, отрываясь друг от друга, становясь территориально менее связанными между собой, поскольку экономическое пространство берет на себя эту интегрирующую функцию. Данная гипотеза позволяет вслед за четвертым элементом факторов производства Й. Шумпетера предположить, что экономическое пространство представляет собой пятый элемент в этом ряду – самостоятельный фактор производства.
Литература:

  1. Николаенко Д.В. Экономические теории. Социокультурная оценка. – http://www.nikolaenko.ru.

  2. Гранберг А.Г. Основы региональной экономики: Учебник для вузов. – М.: ГУ ВШЭ, 2000.

  3. Лейзерович Е.Е. Уровни организации пространства: экономико-географический анализ // Изв. РАН. Сер. геогр. – 1995. – № 2.

  4. Костинский Г.Д. Идея пространственности в географии // Изв. РАН. Сер. геогр. – 1992. – № 6.

  5. Рянский Ф.Н. Фрактальная теория пространственно-временных размерностей: естественные предпосылки и общественные последствия // Фракталы и циклы развития систем. – Томск: ИОМ СО РАН, 2001.

  6. Байсеркаев О.Н. Региональная пространственно-предметная среда (экспериментальная социально-экономическая география областных и районных таксонов). – Алмааты: Рауан, 1993.

  7. Валентий С.Д. Постсоюзное экономическое пространство // Российский экономический журнал. – 1993. – № 7.

  8. Цыгичко А. Перспективы корпоративного строительства в России и СНГ // Экономист. – 1998. – № 5.

  9. Нижегодцев Р. Поляризация экономического пространства России и как ей противодействовать. – http://www.ptpu.ru/issues/1_03/14_1_03.htm.

  10. Шумский Н. Экономическая интеграция государств содружества: возможности и перспективы // Вопр. экономики. – 2003. – № 6.

  11. Радаев В.В. Что такое «экономическое действие» // Экономическая социология. – 2002. – Т. 3. – № 5.

  12. Радаев В.В. Экономическая социология: Курс лекций. – М.: Аспект-Пресс, 1997.

  13. Кучин И.А. Фракталы и циклы социальных процессов // Фракталы и циклы развития систем. – Томск: ИОМ СО РАН, 2001.

  14. Круковский Я.В. Фрактальный анализ временных рядов в прогнозировании тенденций развития социо-экономических систем // Фракталы и циклы развития систем. – Томск: ИОМ СО РАН, 2001.

  15. Пефтиев В.И. К концепции экономического пространства // Проблемы новой политэкономии. – 2001. – № 3.

  16. Чекмарев В.В. К теории экономического пространства // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. – 2001. – № 3.

  17. Иванов Е. Информация как категория экономической теории. – http://rvles.ieie.nsc.ru: 8101/parinov/ivanov/ivanov1.htm.

  18. Сыроежин И.М. Планомерность. Планирование. План. – М.: Экономика, 1986.

  19. Сыроежин И.М. Системный анализ экономической информации. – Л.: Изд-во ЛФЭИ, 1978.

  20. Паринов С. К теории сетевой экономики // Проблемы новой политической экономии. – 2001. – № 1.

  21. Хакен Г. Синергетика. – М.: Мир, 1980.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница