Экономическая социология. 2011. №4. Принята к публикации



Скачать 208.98 Kb.
Дата05.05.2016
Размер208.98 Kb.

Экономическая социология. 2011. №4. Принята к публикации



В.Э. ВОЛКОВА, Д.О. Стребков
Социология азартных игр:
ОСНОВНЫЕ АВТОРЫ И ПОДХОДЫ1

Азартные игры появились в человеческой культуре с древнейших времен. Их следы можно обнаружить во многих обществах – от самых архаичных до современных, причем в различных странах они развивались по-разному. Даже сейчас в одних государствах они широко распространены, а в других на них наложено табу. Отношение населения и властей к этой форме досуга зависит от многих культурных, экономических и политических факторов. Летом 2009 года в нашей стране вступил в силу закон о прекращении игорной деятельности на территории РФ, за исключением специально отведенных для этого зон, расположенных в приграничных областях России.

Тем не менее, институт азартных игр в нашей стране не может исчезнуть в одночасье. Усиление контроля со стороны государства открывает множество новых теневых возможностей ведения бизнеса и получения прибыли путем уклонения от установленных правил [Портес 2004]. Активное распространение в России за последний год лотерейных клубов и Интернет-кафе может свидетельствовать о том, что бывшие игроки не спешат отказываться от азартных игр даже после принятие нового закона.

С одной стороны азартные игры выполняют важную функцию в обществе, давая возможность легитимному выходу эмоций за пределы повседневной рутины и порядка. Кроме того, они приносят государству и обществу немалую экономическую выгоду, выражающуюся в снижении безработицы, повышению среднего уровня заработной платы, увеличении налоговых отчислений, повышении уровня конкуренции в сфере отдыха и развлечений, появлении у потребителей новых возможностей проведения досуга [Walker 2007, p. 620].

С другой стороны, увлечение азартными играми способно привести к формированию у индивида психологической зависимости. Сильное эмоциональное возбуждение, риск, радость от выигрыша заставляют игроков регулярно посещать казино и залы игровых автоматов. Зависимость от азартных игр приводит, в свою очередь, к девальвации социальных, профессиональных, материальных и семейных ценностей, деструктивно влияет на способности человека к работе. Потребность в дополнительных деньгах толкает человека на совершение преступлений.

Исследователи, представляющие различные научные направления давно и плодотворно занимаются изучением установок и поведения посетителей игорных заведений, таких, как казино, залы игровых автоматов, ипподромы, покерные клубы и т.д. Много работ написано на эту тему в области медицины, психологии, экономики, юриспруденции. А наряду с ними существует и достаточно значимый пласт социологической литературы, посвященной изучению азартных игроков.

Американский социолог Дж. Фрей, проводя обзор социологических теорий, касающихся азартных игр, предложил рассматривать их на макро- и микроуровне [Frey 1984]. К первым он отнес функционалистов, которые изучают азартное поведение как часть социальной структуры, ко вторым – социально-психологические теории, в которых азартное поведение анализируется на индивидуальном уровне.



Азартное поведение (анализ на макро-уровне)
Одной из наиболее известных работ, написанных в парадигме функционального анализа, является диссертация Э. Деверо. Он изучал азартное поведение на макроуровне, указывая на внутренние культурные противоречия капиталистической системы, наблюдающиеся во многих современных обществах [Devereux 1949, цит. по Frey 1984]. С одной стороны, общество требует от индивида приверженности таким ценностям, как порядок, контроль, предсказуемость, эмоциональная нейтральность. Но, с другой стороны – для того, чтобы достичь успеха, необходимо экспериментировать, рисковать, использовать свой шанс, быть предприимчивым и авантюрным. В повседневной жизни многих людей, особенно представителей низших классов, последнее является невозможным, вместо этого рутина становиться для них привычным делом и на работе, и дома. По этой причине люди с охотой вовлекаются в деятельность, которая может заменить или компенсировать им преобладание порядка в повседневной жизни и, таким образом, решить проблему с нехваткой «острых ощущений».

Одним из таких «видов деятельности» является участие в азартных играх – не только удовлетворяет личные потребности, но также способствует социальной стабильности, перераспределяя потенциально опасные, агрессивные силы. Институт азартных игр позволяет сглаживать последствия социально-культурного несоответствия, а также перенаправлять социальную напряженность в обществе. Азартные игры выполняют функцию своеобразного «защитного клапана» – дают выход чувству враждебности и снимают психологическое напряжение социально допустимым, пусть и не всегда легальным способом. Э. Деверо пришел к выводу, что именно за счет этой своей компенсирующей функции азартное поведение остается устойчивым даже в условиях нелегальности и наличия негативного отношения к нему из-за порождаемых им социальных проблем.

Выводы Э. Деверо очень хорошо согласуются с теорией аномии Р. Мертона, который писал о несоответствии культурных целей в обществе и институциональных средств их достижения: «Общество предписывает людям быть успешными, но отрицает равный доступ к средствам достижения этого успеха» [Merton 1938, p. 680]. Принимая во внимание различное отношение индивидов к общественных целям и средствам, Мертон выделил пять форм приспособления: конформность, инновация, ритуализм, ретритизм и мятеж.

Нас в первую очередь интересует такой тип поведения, как «инновация», к которому можно отнести и азартное поведение. Инновация, по Мертону, имеет место тогда, когда внимание человека в значительной степени акцентируется на «цели-успехе», выражающейся в достижении богатства и власти, или хотя бы их мнимого подобия, для чего используются институционально запрещенные, но зачастую весьма эффективные средства.

Люди вынуждены адаптироваться к социальным условиям различными способами, и среди них находятся те, кто рассматривает азартные игры как эффективное средство достижения успеха. Успех может быть как реальный, например, в случае крупного выигрыша, так и мнимый, дающий ощущение уверенности в себе, предприимчивости, чувство удовлетворения от самостоятельного принятия решения.

Г. Блох также рассматривает азартное поведение на уровне общества в целом и приходит к похожим выводам [Bloch 1951]. Он указывает на то, что в некоторых обществах не только не осуждается, а даже поощряется использование элемента случайности, особенно там, где статус индивида находится в сильной зависимости от его уровня материального благосостояния. В США, например, определенные формы спекуляций на бирже мало чем отличаются от участия в азартных играх за исключением того факта, что первые являются одобряемой деятельностью, вторые – осуждаемой.

К теориям макроуровня можно отнести и теорию отчуждения, согласно которой, чем меньше индивид удовлетворен своей работой, тем более он склонен к азартным играм. Так, результаты исследования И. Золы показали, что одним из центральных мотивов участия в азартных играх является возможность осуществления индивидуального выбора, принятия самостоятельных решений и совершения независимого действия [Zola 1963].
Довольно примечательна работа Э. Гидденса «Судьба, риск и безопасность», которую также можно отнести к теориям макро-уровня, по классификации Дж. Фрея [Гидденс 1994]. Э. Гидденс рассматривает азартные игры наряду с экстремальными видами спорта, ночными гонками и другими видами рискованной деятельности, в которые стали все чаще и чаще вовлекаться индивиды с целью получению ярких эмоций и острых ощущений. Все эти виды деятельности институализированы, и люди принимают в них добровольное участие. Необходимость вовлеченности в рискованную деятельность опять же связана с преобладанием порядка и предсказуемости в современном обществе.

Функциональный анализ азартного поведения, теория аномии, теория отчуждения и другие теории макро-уровня применимы в первую очередь по отношению к представителям нижнего и среднего класса общества, но не объясняют азартное поведение высшего класса.

Что касается более обеспеченной части населения, то участие в азартных играх здесь может выступать в качестве демонстративного поведения. Данный термин был впервые введен Т. Вебленом в работе «Теория праздного класса». Он описывал поведение членов высшего общества, которые использовали свое состояние для декларации их социальной власти, реальной или мнимой [Веблен 1984]. Посещение казино для представителей высшего класса дает возможность продемонстрировать собственное богатство, успешность, и таким образом поддерживать определенный социальный статус. Определенное количество денег, выделенное на игру, крупные ставки, соответствующие этому количеству, являются средствами демонстрации собственного благосостояния и успеха. В казино статус подчеркивается не только количеством фишек и ставок, но и различными столам и залами для «особых» клиентов, которые могут играть «по-крупному».

Перечисленные теории описывают положительные стороны азартного поведения, а его устойчивость связывают во многом со сложившимися в настоящее время в обществе культурными установками.



Азартное поведение (анализ на микро-уровне)
Наиболее ярким и известным представителем теорий, изучающих азартное поведение на индивидуальном уровне, является И. Гофман. В теории И. Гофмана в качестве «действия» рассматриваются лишь ситуации принятия риска, чем, по сути, и является участие в азартных играх. Российский исследователь А. Мавлетова, используя терминологию И. Гофмана, описала фрейм казино. В казино совершается, по И. Гофману, настоящее действие – «решение задачи с неясных исходом, предпринятого ради достижения какой-либо пользы», латентной функцией которого становится получение эмоционального возбуждения [Мавлетова 2008]. Казино рассматривается автором как обособленная реальность, устойчивая форма деятельности, которой игроки придают автономный смысл. Центральным понятием работы А. Мавлетовой является степень вовлеченности в игру, которая определяет насколько реальной представляется ситуация взаимодействия ее участниками. Опыт эмоциональной вовлеченности заставляет посещать людей казино снова и снова. Автор указывает на то, что фрейм казино, способствуя сильной эмоциональной вовлеченности игрока, трансформирует и выводит его за пределы повседневного мира, погружая в мир игры.

Схожие предпосылки имеет и теория смены идентичностей, представленная в работе О. Клюшкиной [Клюшкина 2000]. Исследователь пишет о том, что при посещении казино индивид может сменить, к примеру, идентичность «я-предприниматель» на «я-игрок», расставшись тем самым на время игры с холодным рассудком, рациональностью, эмоциональной нейтральностью. Индивид зачастую слишком активно вовлекается в идентичность «я-игрок» и поэтому много проигрывает. При переходе в статус проигравшего игроки используют рационализацию для оправдания такого вида досуга. Именно приобретение самого статуса «игрока казино» и является одним из источников рационализации проигрышей.

Азартное поведение имеет также и негативные стороны, поскольку может приводить к психологической зависимости и носить аддиктивный характер, наряду с алкоголизмом, наркоманией и работоголизмом.

Ю. Шепель описал три основных признака патологического игрока [Шепель 2007]:



  1. Азартно-зависимые игроки не могут адекватно воспринимать реальность, предпочитая воображаемый мир игры;

  2. В повседневной жизни эти игроки испытывают эмоциональную незащищенность, ощущая психологический комфорт лишь во время игры;

  3. В повседневной жизни они незрелы и инфантильны, стремятся к наслаждению в жизни, избегаю малейшей ответственности за себя и окружающих.

Схожие характеристики мы обнаруживаем в портрете азартного игрока, описываемого Г. Блохом. Патологический игрок, по Г. Блоху, на протяжении длительного времени игнорирует свои основные обязанности по отношению к семье, работодателю и обществу в целом [Bloch  1951]. Такие игроки становятся непредсказуемыми, они выпадают из порядка и дисциплины, которых придерживается большинство людей, нарушается распорядок их дня, приема пищи и т.д. Игрок находится в постоянном эмоциональном напряжении, связанным с ожиданием игры, просчетом стратегий игры и продумыванием способов выигрыша.

Р. Бармаки также отмечает в своей работе негативное влияние азартных игр, и рассматривает их как серьёзную и значимую социальную проблему [Barmaki 2010]. Она указывает на необходимость разработки стратегии и механизмов государственного регулирования азартных игр, а также сдерживания их агрессивной рекламы и более широком информировании людей о возможном вреде, который они могут нанести. Ее исследование касалось канадского общества, но многие разработанные рекомендации можно применить и к другим странам. Автор предпочитает рассматривать азартное поведение на уровне общества в целом, а не на индивидуальном уровне, и применяет многие теории макроуровня (например, теорию аномии Р. Мертона) для анализа ситуации, сложившейся в Канаде. Она акцентирует внимание на социальных проблемах, вызванных игорным бизнесом, таких как преступность, коррупция, патологическая склонность людей к азартным играм и т.п.

Д. Уолкер занимался анализом основных подходов к подсчету издержек и выгод, которые получает общество от игорного бизнеса, и пришел к выводу о несостоятельности многих из них [Walker 2007]. К основным подходам, которые описывает автор, относятся:


  • Медицинский подход, в рамках которого происходит подсчет издержек от патологических игроков, который ранее применялся к людям, зависимым от алкоголя и наркотиков. При расчетах учитываются издержки от лечения, наблюдения за больными, траты на исследования, снижение продуктивности патологических игроков и т.д. Таким образом, вычисляется социальная «цена заболевания»;

  • Экономический подход, включающий более широкий спектр учитываемых параметров и характеристик, нежели медицинский. С его помощью оценивается, какой вклад дают азартные игры в рост или снижение общественного благосостояния в целом.

  • Общественный подход, являющийся, пожалуй, самым общим из трёх. Он позволяет оценить, каким образом индустрия азартных игр влияет на повседневную жизнь конкретных индивидов, на их психологическое состояние, на благосостояние семей и отдельных локальных сообществ.



Мотивация азартных игроков
Существует большое количество исследователей, которые пытаются выяснить, почему люди участвуют в азартных играх и выделяют различные типологии мотивов азартного поведения.

Среди зарубежных исследователей, которые занимались вопросом мотивации азартных игроков, одной из наиболее интересных работ является исследование Д. Котт. Она поделила мотивы азартного поведения на три основные категории [Cotte 1997, p. 382]: Экономические мотивы связаны с предположением о том, что основным и первостепенным желанием человека является стремление к денежному выигрышу. Символические мотивы азартного поведения включают, согласно Д. Котт, чувство контроля над собственной судьбой и стремление к рискованному поведению. Возможность контроля и ситуации риска редко встречаются в социальной системе порядка, а игра дает индивидам свободу выбирать, возможность самостоятельно принимать решения и получать яркие эмоции. В этом случае стремление играть рассматривается наряду с любовным или сексуальным желанием. К гедонистическим мотивам автор относит повышение самооценки игроков в ходе игры, а также их стремление к развлечению, отдыху и получению чистого удовольствия от процесса игры.

В дальнейшем Д. Котт классифицирует мотивы азартных игроков, выделенные в ходе собственного эмпирического исследования, на сновании трёх независимых переменных [Cotte 1997, p. 392]:


  1. Фокус действия: азартное поведение игроков различается, в зависимости от того, направлено ли оно на саму игру или же на взаимодействие с другими людьми в процессе игры. Индикатором данного критерия является поход в игорные заведения в одиночку или в компании.

  2. Цель действия: азартное поведение может быть направлено на саму игру (игра ради игры, игра является самоцелью), либо может быть лишь инструментом, средством достижения каких-то других целей.

  3. Природа действия: автор различает рациональное (прагматичное) и эмоциональное (гедонистическое) поведение при посещении игорных заведений. Рациональное азартное поведение направлено на экономическую выгоду, либо на совершенствование собственных навыков. Гедонистическое поведение игроков связано с удовлетворением собственных потребностей в удовольствии, развлечении, самоутверждении.

На пересечении этих трёх компонент (факторов) автор выделяет восемь различных типов азартного поведения, определяющихся той или иной мотивацией игроков. К ним относятся:

  • Приобретение опыта, знаний и навыков;

  • Получение острых ощущений;

  • Самоопределение, поиск идентичности;

  • Принятие и управление риском;

  • Когнитивная самоклассификация (демонстрация богатства, умений);

  • Эмоциональная самоклассификация (демонстрация чувств, эмоций);

  • Соревнование, конкурентная борьба;

  • Коммуникация, отдых в компании друзей.

Р. Смит и Ф. Престон, рассмотрев многочисленные работы и исследования экономистов, психологов, психиатров и социологов, сформировали следующую типологию мотивов азартного поведения (см. Табл. 1) [Smith, Preston 1984, p. 330].


Таблица 1.

Типология мотивов азартного поведения по Р.Смиту и Ф.Престону


Мотив

Описание

1. Мазохизм и самонаказание

В теориях психоаналитиков многие игроки неосознанно стремятся к проигрышу.

2. Денежная выгода

По мнению экономистов, денежная выгода, стремление к выигрышу является основным мотивом азартного поведения.

3. Игра, развлечение, отдых

Азартные игры как средство удовлетворения нужд, в том числе игровой активности.

4. Освоение навыков

В некоторых обществах обучение азартным играм с детства является традиционным и социально допустимым (лото, карточные игры).

5. Общение, коммуникабельность

Для игроков важны неформальные встречи с другими игроками, обмен идеями игры, демонстрация собственных навыков другим.

6. Престиж

Посещение игорных заведений с целью демонстрации собственного богатства, социального статуса.

7. Уход от проблем, фрустрация

Склонность к азартным играм связана с рутиной в повседневной жизни и проблемами и чувством бессилия на работе. Азартные игры снимают напряжение и перераспределяют деструктивные силы, в том числе агрессии, в обществе.

8. Самостоятельное принятие решений

Многих игроков привлекает именно возможность самостоятельно принимать решения в процессе игры.

9. Вера в собственную удачу

Многие игроки пробуют себя в азартных играх, поскольку считают, что им особенно везет в жизни.

10. Скука, нехватка ощущений

Скука, связанная с рутиной и порядком в повседневной жизни, нехватка рискованных ситуаций и эмоций, связанных с ними.

11. Любопытство и новый опыт

Люди начинают посещать игорные заведения, потому что никогда до этого это не делали. Удовольствие от нового опыта.

Данная классификация, конечно, имеет право на существование, однако, очевидно, что представленный набор мотивов выглядит достаточно хаотично. Прежде всего, следует отметить, что они выделены по разным основаниям. Наряду с мотивами, которые объясняют, ради чего человек участвует в азартных играх, что он хочет получить, сюда включены и причины данного поведения (например, вера в собственную удачу или мазохизм, самонаказание). Некоторые из представленных характеристик в значительной степени пересекаются друг с другом (например, уход от проблем и скука, нехватка ощущений). Часть мотивов относится только к начинающим игрокам (любопытство и новый опыт) и не могут использоваться для людей, уже имеющих опыт участия в азартных играх. Также неясно, насколько полной и всеобъемлющей является данная классификация.

Несмотря на эти методологические шероховатости, исследование Р. Смита и Ф. Престона позволило получить весьма интересные результаты. В частности, было показано, что такие мотивы, как «игра, развлечение, отдых» и «скука и нехватка ощущений» являются самыми распространенными категориями при объяснении игроками собственного азартного поведения.

Но одновременно исследователи обнаружили и другой интересный факт. Выяснилось, что игроки по-разному объясняют собственное поведение и поведение других игроков. Например, респонденты достаточно часто выбирали в качестве обоснования чужих мотивов участия в азартных играх такие варианты как «престиж» и «уход от проблем», но, в то же время, крайне редко упоминали их среди собственных побудительных установок. Это можно объяснить тем, что игроки выбирают более «социально одобряемые мотивы» для пояснения причин участия в азартных играх. В ходе нашего исследования мы также обращали внимание на этот факт и пришли к аналогичному выводу, что объяснение собственных мотивов и мотивов других игроков могут очень сильно различаться.


С. Фишер, исследуя мотивы игроков-подростков в игровые автоматы, выделяет пять основных типов [Fisher 1993]: «короли автоматов и их ученики», которые демонстрируют свои навыки и повышают самооценку; «победители машин», которые играют в одиночку и находятся за пределами социальной природы игры; подростки-девушки, которые выполняют гендерную роль в группе, наблюдая за игрой подростков-мальчиков; игроки, которых влекут острые ощущения и возбуждение; а также социально изолированные игроки-подростки, которые пытаются скрыться от повседневной жизни.

К. Ли, Я. Ли, Д. Бернард, Й. Юн применили факторный и кластерный анализ при изучении мотивации корейский азартных игроков [Lee et al. 2006]. Факторный анализ позволил им выделить четыре основных направления мотивов: социализация/обучение, соревнование, бегство, выигрыш. Наибольший процент дисперсии в факторном анализе объясняет такой мотив, как социализация/обучение (26,6%). Авторами были также выделены четыре кластерные группы игроков: игроки, стремящиеся к соревнованию/выигрышу; игроки, играющие только ради выигрыша; «лёгкие» игроки и многоцелевые игроки.

К. Кинг реализовал своё эмпирическое исследование [King 1985], опираясь на более ранние работы по данной теме. Он использовал типологию азартных игр Р. Калиоса [Caillois 1961], дифференцирующую их в зависимости от получаемого игроками опыта. В рамках этой типологии выделяются игры навыков (дух соперничества), игры случая, игры имитации (например, блеф), а также игры, стимулирующие физическое и эмоциональное состояние индивида. Р. Герман же, рассматривая типологию Р. Калиоса, утверждал, что мотивы и получаемый опыт могут различаться, даже если игроки выбирают один тип игры [Herman 1976]. Например, мужчина и женщина из одной семьи, ставя одинаковые ставки в скачках, могут делать это по разным причинам. Мужчина может демонстрировать независимость и навыки принятия решения, а для женщины данная ставка, наоборот, будет означать решение, зависящее от совета «эксперта». Р. Герман указывал на то, что мотивация во много зависит от прошлого опыта и от социализации индивида, нежели от выбора вида игры. По его мнению, структура отношений и социальная структура, в которую помещен индивид, в большей степени влияют на мотивы, нежели сама структура игры.

В своем исследовании К. Кинг проверяет данное утверждение Р. Германа, а также пытается выяснить различаются ли мотивы игры в легальных и нелегальных азартных играх. Он использует данные опроса людей, которые играют в «игры случая» (по Р. Калиосу), такие как бинго, лотерея, нелегальная лотерея. Для анализа он выбрал два основных мотива участия в азартных играх: экономический/статус и развлекательный.

Результаты исследования К. Кинга подтвердили теорию Р. Германа, поскольку мотивы игроков, выбирающие игры случая действительно различаются. Кроме того автор обнаружил, что мотивы различаются в зависимости от легальности или нелегальности игры. Игроки, выбирающие бинго и легальную лотерею, ориентированы, прежде всего, на экономические мотивы, в то время как люди, играющие в нелегальную лотерею, обнаруживают гораздо более широкий спектр неэкономических мотивов.

Д. Розекранц, применяя качественный метод социологического исследования, анализировал феномен устойчивости азартного поведения [Rosecrance 1986]. Он  рассматривал три группы игроков – игроков на ипподроме, игроков на спортивном тотализаторе и игроков в покер. Было выявлено, что значительным фактором устойчивости посещения игорных заведений является формирование крепких социальных связей между игроками. Социальные привилегии от так называемого постоянного членства в казино перекрывают возможный ущерб и финансовые потери игрока.



Российский исследователь Ю. Шепель также выделяет ряд важных, на его взгляд, мотивов участия в азартных играх [Шепель 2007]:

  1. Уход в другую реальность из-за внутренних конфликтов, сложных отношений с близкими;

  2. Желание обогащения: игроки стремятся изобрести «свою» систему игры, выиграть свое счастье;

  3. Обретение устойчивого социального статуса;

  4. Инстинкт состязательности: в соревновательном процессе игроки хотят ощутить себя победителями;

  5. Стремление к риску: риск способствует переживанию ярких эмоций и острых ощущений;

  6. Наслаждение свободным временем: азартная игра как своеобразный интеллектуальный тренинг.

  7. Тяга к страданию: неосознанное стремление к чувствам, возникающим во время проигрыша;

  8. Уныние, апатия: может являться как причиной, так и следствием азартной игры.



Заключение
Как мы видим, существует большое количество работ и исследований, посвященных азартному поведению, рассматривающих как положительное, так и негативное влияние азартных игр. Существуют теории, изучающие азартное поведение на макро-уровне, на уровне социальной структуры, а также на индивидуальном, микро-уровне, который может включать в себя описание индивидуальных характеристик проблемных игроков, мотивации различных игроков и т.д. Многие исследователи, используя качественные и количественные данные, выделяли различные типы игроков в зависимости от мотивации игры, исследовались также различные возрастные группы игроков, особое внимание уделялось азартному поведению подростков, другие исследователи строили классификации самих азартных игр.

Библиография


  1. Barmaki R. Gambling as a social problem: on the social conditions of gambling in Canada // Journal of Youth Studies. 2010. Vol. 13. No. 1. P. 47-64.

  2. Bloch H.A. The Sociology of Gambling // The American Journal of Sociology. 1951. Vol. 57. No. 3. P. 215-221.

  3. Caillois R. Man, Play, and Games / Translated from French and introduced by M. Barash. New York: Free Press of Glencoe, 1961.

  4. Cotte J. Chances, trances, and lots of slots: Gambling motives and consumption experience // Journal of Leisure Research. 1997. Vol. 29. No. 4. P. 380-406.

  5. Devereux E.C. Gambling and the Social Structure: A Sociological Study of Lotteries and Horseracing in Contemporary America. Ph.D., Harvard University, 1949.

  6. Fisher S. The pull of the fruit machine: a sociological typology of young players // Sociological Review. 1993. Vol. 41. No. 3. P. 446-474.

  7. Frey J.H. Gambling: A Sociological review //Annals of the American Academy of Political and Social Science. 1984. Vol. 474. P. 107-121.

  8. Herman R.D. Gamblers and gambling: motives, institutions, and controls. New York: Lexington Books, 1976.

  9. King K.M. Gambling: Three forms and three explanations // Sociological Focus. 1985. Vol. 18. No. 3. P. 235-248.

  10. Lee C.K., Lee Y., Bernhard B.J., Yoon Y.S. Segmenting casino gamblers by motivation: A cluster analysis of Korean gamblers // Tourism Management. 2006. Vol. 27. P. 856-866.

  11. Merton R.K. Social structure and anomie // American Sociological Review. 1938. No. 3. P. 672-682.

  12. Rosecrance J. Why regular gambling don’t quit: A sociological perspective // Sociological Perspectives. 1986. Vol. 29. No. 3. P. 357-378.

  13. Smith R.W., Preston F.W. Vocabularies of motives for gambling behavior // Sociological Perspectives. 1984. Vol. 3, No. 3. P. 325-348.

  14. Walker D.M. Problems in quantifying the social costs and benefits of gambling // American Journal of Economics and Sociology. 2007. Vol. 9. No. 3. P. 609-645.

  15. Zola I.K. Observations on gambling in a lower-class setting // Social Problems. 1963. Vol. 10. No. 4. P. 353-361.

  16. Веблен Т. Теория праздного класса / Пер. с англ. С.Г. Сорокиной. Под ред. В.В. Мотылева. М.: Прогресс, 1984.

  17. Гидденс Э. Судьба, Риск и Безопасность / Пер. с англ. С.П. Баньковской // Thesis. 1994. № 5. С. 107-134.

  18. Клюшкина О. Воля к игре: Исследование игроков казино // Логос. 2000. №4. С. 95-111.

  19. Мавлетова А. Казино: территория эмоциональности или расчета? // Социальная реальность. 2008. №3. С. 100-110; №4. C. 96-110. URL: .

  20. Портес А. Неформальная экономика и её парадоксы // Западная экономическая социология / Сост. и научн. ред. В.Радаев. М.: РОССПЭН, 2004. С. 303-339.

  21. Шепель Ю. Азартные игры как инструмент разрушения общества // Власть. 2007. № 7. С. 61-65.


Приложение
Основные исследовательские направления в рамках социологии азартных игр
I. Объект исследования

I-A. По типу игры

  • Лотереи (бинго и т.п.)

  • Числа (numbers)

  • Покер, блэк-джек, баккара и другие карточные игры

  • Рулетка

  • Игровые автоматы

  • Спортивные тотализаторы, букмекерские конторы (футбол, бокс, скачки и т.д.)

  • Биржевая торговля (фондовый и валютный рынок)

  • Интернет-казино


I-B. По типу игроков (по разным основаниям)

  • Патологические, проблемные / Развлекающиеся (recreational)

  • Малообеспеченные / Средний класс / Богатые

  • Дилетанты, любители / Профессионалы

  • Мужчины / Женщины

  • Молодежь (школьники, студенты) / Средний возраст / Старики


I-C. Индустрия азартных игр

  • Конкуренция

  • Нелегальные игровые заведения

  • Картели, ассоциации

  • Основные роли внутри казино (от крупье до портье)

  • Экономические характеристики

  • Политические, властные возможности

  • Общественный резонанс, контроль


II. Предмет исследования

II-A. Персональные характеристики индивида (факторы), влияющие на склонность к азартным играм

  • Социально-демографические характеристики (пол, возраст, раса, доход, социальный класс, место жительства, образование)

  • Склонность к риску

  • Социальное окружение (семья, друзья, коллеги), референтные группы

  • Религиозная принадлежность


II-B. Внешние факторы, влияющие на распространённость азартных игр

  • Социальная структура общества

  • Тип хозяйственной системы

  • Доминирующая хозяйственная идеология

  • Культурные традиции и установки


II-C. Мотивы участия в азартных играх

  • Индивидуальные / Социальные

  • Рациональные, утилитарные / Эмоциональные, гедонистические

  • Денежные / Интеллектуальные

  • Релаксация / Возбуждение


II-D. Как люди становятся азартными игроками – их жизненные траектории


II-E. Важные характеристики (критерии), определяющие выбор индивидом игры или игорного заведения
II-F. Ведение игры

  • Активность игры: частота, регулярность, продолжительность

  • Стратегии игры

  • Характеристики индивида, способствующие его успеху / проигрышу

  • Принятие / непринятие риска в процессе игры


II-G. Культура азартных игроков

  • Традиции

  • Суеверия

  • Жаргон


II-H. Влияние азартных игр (позитивное и негативное) на другие сферы общественной жизни. Способы количественной оценки этого влияния

  • На самого индивида

  • На семью индивида

  • На общество в целом

  • На экономику страны


II-I. Государственное регулирование сферы (отрасли) азартных игр

  • Правовое регулирование

  • Легализация / Запрет

  • Выделение специальных территорий под игорные заведения




Волкова Валерия Эдуардовна — студентка 4 курса факультета социологии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Email: moa1310@rambler.ru.

Стребков Денис Олегович — кандидат социологических наук, доцент кафедры экономической социологии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Email: strebkov@nm.ru.

1 Работа выполнена в рамках проекта № 10-01-0111 «Последствия закрытия игорных заведений в России: практики бывших игроков». Индивидуальный грант Научного фонда НИУ ВШЭ.





База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница