Е. П. Блаватская. Загадочные племена на Голубых горах



страница1/17
Дата08.05.2016
Размер2.53 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

www.koob.ru

Е.П. Блаватская. Загадочные племена на Голубых

горах

Несколько слов предисловия

Недавно одна большая лондонская газета делала саркастические замечания о том,

что русские ученые, а русская публика - тем более, имеют весьма смутные понятия

об Индии вообще и о ее народностях - в частности.

На эту новую британскую "инсинуацию" каждый русский мог бы, при случае, задать

первому встречному англо-индийцу такой вопрос:

"Позвольте полюбопытствовать: много ли и что именно вы сами знаете с большей

части подвластных вам народов Индии? На чем, например, порешили ваши лучшие

этнологи, ваши знаменитейшие антропологи, филологи и статистики свой полувековой

спор насчет, словно с неба свалившегося, таинственного нильгирийского племени

тоддов? Что известно вашему "Королевскому Обществу", - хотя члены его вот уже

около полстолетия из кожи лезут, чтобы выяснить этот вопрос, - о загадочных

племенах "Голубых гор?". О страх наводящих, ужас внушающих карликах, именуемых

муллу-курумбами? О яннади, кхоттах, эрулларах, бадагах: то есть о пяти племенах

Нильгири и о десятках: других, менее таинственных, но столь же мало приведенных

в известность больших и малых племенах, живущих на других горах?.."

В ответ на все эти вопросы, если, паче чаяния, британец почувствует себя в

припадке честной откровенность (проявление в нем весьма редкое), оклеветанный

русский ученый к путешественник может услышать следующую неожиданную исповедь:

"Увы! Мы ровно ничего о них не знаем. Существование их нам известно только

потому, что мы встречаем их, часто бьем и колотим, а подчас и вешаем, но, с

другой стороны, мы не имеем ни малейшего понятия ни о происхождении, ни о языке

большинства этих дикарей, менее всего о нильгирийцах. Наши англо-индийские, как

и отечественные ученые чуть не сошли с ума на одних тоддах. Поистине, это племя

составляет загадку этнологов нашего века и, как кажется, загадку неразрешимую. И

не только для нас, европейцев, но и для самих индусов, прошлое этого крошечного

численностью племени покрыто непроницаемою завесою вековой тайны... Все в нем

необычайно, своеобразно, непонятно, необъяснимо! Все, как было с первого дня,

когда мы нежданно-негаданно наткнулись на него, так и осталось до сего дня

загадкой сфинкса!.."

Так ответил бы всякий честный англо-индиец русскому. Так ответил мне один

английский генерал, - о котором упомянем еще не раз далее, - на мои расспросы о

тоддах и курумбах.

"Тодды! Курумбы!" - почти закричал он, придя в азарт. - Тодды почти свели меня с

ума одно время, а муллу-курумбы доводили меня не раз до белой горячки! Как и

почему, - узнаете после. Но, слушайте. Если кто из наших правительственных

идиотов (dunces) скажет вам, что он хорошо знает и даже изучил тоддов, то

скажите ему от меня, что он хвастает и лжет. Этих племен никто не знает. Их

происхождение, религия, язык, обряды, предания, все это terra incognita для

ученого, как и для профана... А их удивительная "психическая сила", как ее

называет Карпентер,<<1>> их так называемое колдовство и дьявольские чары, кто

может нам растолковать эту силу? Это непонятное, ничем необъяснимое их влияние

на людей и зверей; у тоддов - к добру, у курумбов - ко злу, кто может разгадать,

показать нам, что это такое, какая это сила, которою они орудуют по своему

усмотрению? У себя дома мы, понятно, смеемся над нею и их претензиями. Мы не

верим в магию и называем веру в нее туземцев суеверием, ерундой. Мы и не посмеем

ей поверить. Во имя нашего расового превосходства и всеотрицающей цивилизации,

мы обязаны отвертываться от такой чепухи. И однако же наш закон признает

фактически эту силу, если не в принципе, то в ее проявлениях, наказывая

обвиняемых в ней под разными замаскированными предлогами и пользуясь многими

лазейками нашего законоведения... Этот закон признал и самих колдунов, повесив

вместе с их жертвами и некоторых из них, не только за кровавые, но и за те

бескровные, таинственные убийства их, которые никогда еще не были легально

доказаны, в тех драмах, которые так часто разыгрываются здесь между колдунами

Нильгири, с одной, и туземцами долин, с другой стороны..."

"Да, вы правы; вы имеете основание смеяться над нами и нашими тщетными усилиями,

продолжал он,- потому что, невзирая на все наши старания, со дня открытия этих

грязных магов и колдунов в трущобах Нильгири ("Голубых гор"), мы не продвинулись

ни на один вершок в разрешении вопросов о них. Более всего нас раздражает эта

поистине чародейственная в них сила, опровергнуть проявления которой мы не в

состоянии, так как для этого нам пришлось бы бороться ежедневно против

неопровержимых доказательств... Отвергая объяснения этих фактов туземцами, мы

только запутываемся в гипотезах собственного изделия. Отвергая реальность так

называемого колдовства и чар, и, вместе с тем, вешая колдунов, мы просто

являемся в нашем противоречии грубыми палачами людей, чьи преступления не только

еще не доказаны, но и отрицаются нами в самой возможности... То же самое мы

можем сказать и относительно тоддов. Мы смеемся над ними и все-таки глубоко

уважаем это загадочное племя... Кто они, что они такое? Люди или гении этих гор,

боги под засаленными лоскутьями человечества? Все предположения о них

отскакивают, как резиновый мячик от гранитной скалы... Так и знайте вперед, ни о

тоддах, ни о курумбах вам ничего верного не скажут ни англо-индийцы, ни сами

туземцы, а не скажут потому, что они сами ровно ничего о них не знают; да

никогда и не узнают..."

Так говорил мне нильгирийский плантатор, отставной генерал-майор и судья на

"Голубых горах", отвечая на все мои вопросы об интересующих меня давно тоддах и

курумбах. Мы стояли против скал "Озера", и когда он замолчал, долго еще слышали,

как горное эхо, пробужденное его громким голосом, повторяло насмешливо и

замирая: "не уз-на-ют... не уз-на-ют!"

А ведь действительно интересно было бы узнать! Такое открытие касательно тоддов

было бы, пожалуй, позанимательней даже нового открытия о десяти потерянных

племенах Израиля, которые "Общество Отождествления" - вдруг нечаянно и негаданно

открыло теперь в англичанах.

А теперь дадим пока, что знаем. Но прежде мы должны сказать несколько слов.

Избрав в этих заметках главными героями тоддов и муллу-курумбов, мы чувствуем,

что вступаем на опасную для себя почву, почву нежеланную и нелюбимую ни

европейскими учеными, ни неучеными европейцами, менее же всего желающею угодить

массам печатью. Всем нам ведомо, как упорно она чурается всего, что близко ли,

далеко ли напоминает читателям о "духах" и спиритизме. Но говоря о "Голубых

горах" и их странных племенах, нам совершенно невозможно умолчать о том, что

составляет их главную и самую выдающуюся характеристику.

Нельзя, описывая совершенно своеобразный уголок земного шара, а главное - его

загадочные, ни на кого другого не похожие племена, выкидывать из рассказа то, на

чем вся их бытовая и религиозная жизнь построена. По крайней мере, сделать это в

отношении тоддов и курумбов также немыслимо, как ставить на сцене "Гамлета",

выкинув из пьесы принца Датского. Тодды и курумбы родятся, растут, живут и

умирают в атмосфере колдовства. Если верить рассказам туземцев и даже старожилов

на этих горах из европейцев, то эти дикари находятся в постоянном общении с

невидимым миром. Поэтому если в этой гирлянде географических, этнологических,

климатических и многих других аномалий природы наш рассказ станет, развиваясь,

перемешиваться, как пшеница с плевелами, со всяческою, извиняюсь за выражение,

чертовщиной, или с аномалиями человеческой природы в области трансцендентальной

физики, то вина в том, право, не наша. Зная, как эта область не жалуема гг.

естественниками, мы бы душевно были рады осмеять, как они, все места как

далекие, так и "не столь отдаленные" этой нелюбимой страны: да совесть не

допускает. Нельзя браться описывать совсем новые племена, мало кому известные

расы, не затрагивая, в угоду скептикам, самой характеристичной, рельефной черты

их повседневной жизни.

Факты налицо. Простые ли они последствия ненормальных и чисто физиологических

явлений, по излюбленной теории медиков: или же результаты проявлений (наверное,

столь же естественных) сил природы, которые кажутся науке (в ее настоящем

неведении) невозможными и несуществующими и поэтому отвергаются - для вашего

дела это не составляет ни малейшей разницы. Мы заявляем, как уже сказано, только

факты. Тем хуже для науки, если она еще ничего о них не узнала; а не зная о них

ничего, все-таки продолжает называть их "диким абсурдом", "грубым суеверием" да

"бабьими сказками". К тому же притворяться неверующим и смеяться над верой

других в то, что сам признаешь за доказанные реальные явления, не допускающие ни

малейшего сомнения, не есть дело ни честного человека, ни аккуратного

рассказчика.

Насколько мы лично верим в так называемое колдовство и "чары", покажут следующие

страницы. Есть целые группы явлений в природе, которые наука не в состоянии

разумно объяснить, указывая на них, как только на нечто проистекающее из

действий одних химических и физических мировых сил. В материю и силу наши ученые

верят; а в жизненный принцип, отделенный от материи - не желают верить, хотя,

когда мы учтиво просим их объяснить нам, что такое в сущности эта материя и что

такое заменившая ее теперь сила, то наши величайшие просветители становятся в

тупик и говорят нам: "Не знаем".

Так вот, пока им еще известно об этих трех предметах так же мало, как

англо-индийцам о тоддах, мы попросим читателя сначала вернуться с нами за более

нежели полстолетия назад. Мы предлагаем ему послушать нашу сказку-быль о том,

как мы впервые напали на существование Нильгири ("Голубых гор"), ныне

Мадрасского Эльдорадо. Как там мы нашли никому до того неизвестных великанов и

карликов, в коих может быть усмотрено русской публикой полное сходство между се

отечественными ведьмами и знахарями, а может быть, кое-что еще и похуже.

Вдобавок ко всему этому, из этой сказки-были читатель узнает, что есть в

Индийском поднебесье такая чуткая страна, где, на высоте 8000 футов в январе

месяце люди ходят в одних кисейных покровах, а в июле часто кутаются в теплые

шубы, хотя эта страна находится всего в 11 градусах от экватора. Так приходилось

поступать нижеподписавшейся, тогда как под ногами у нас 8000 ниже постоянно

стояло (по Фаренгейту) 118 градусов жары в прохладной тени самых густых

деревьев.

Глава 1,


в которой два Нимрода отправляются на охоту за "богами", а натыкаются вместо них

на боа-констриктора и на бробдиньягов и лилипутов

У лукоморья дуб зеленый,

Златая цепь на дубе том.

И днем и ночью кот ученый

Все ходит по цепи кругом...

Идет направо - песнь заводит,

Налево - сказку говорит...

Ровно шестьдесят четыре года тому назад, то есть в конце 1818 года в сентябре

месяце, недалеко от Малабарского берега южной Индии и всего в 350 милях от

Дравидского пекла, именуемого Мадрасом, было случайно сделано самого

неожиданного характера открытие. До такой степени оно показалось тогда всем

странным, даже невероятным, что в первое время ему никто не поверил. Мгновенно

возникли легендоподобные, запутанные и совершенно фантастические слухи, сперва в

народе, а затем распространились и выше. Но когда они проникли в местные газеты

и превратились в официальную действительность, то лихорадка ожидания перешла у

всех в полное горячечное состояние...

В медленно шевелящихся и, вследствие жара, почти атрофированных от бездействия

мозгах англо-мадрасцев произошла молекулярная пертурбация, говоря языком

известных физиологов. Все, за исключением лимфатических мудильяров, соединяющих

в себе темпераменты лягушки и саламандры, закопошилось, зашевелилось и громко

забредило о некоем чудно прохладном эдеме в самых недрах "Голубых Холмов",<<2>>

открытом будто бы двумя усталыми охотниками. По сведениям последних, там земной

рай: благоуханные зефиры и прохлада круглый год; страна над вечными туманами

Куимбатура,<<3>> в которой шумят величественные водопады, стоит от января до

декабря вечная европейская весна; цветут дикие саженные розы и гелиотропы;

благоухают в кувшин величиною лилии,<<4>> и где свободно разгуливают, судя по их

громадной величине, допотопные буйволы и обитают Гулливеровские бробдиньяги и

лилипуты. Каждая долина, каждое ущелье этой чудной индийской Швейцарии

представляет замкнутый от остального мира уголок земного рая и пр.

От этих рассказов у "высокочтимых" отцов "Ост-индской компании" проснулась

сонная и не менее мозгов атрофированная печень, и потекли слюнки. В первое время

никто не знал, где именно были открыты такие чудеса, ни куда, ни как ехать за

столь заманчивою в сентябре прохладой. Наконец "отцы" решили, что следует

подкрепить открытие официальным путем и прежде всего узнать, что такое именно

открыто. Охотников пригласили в Главную Контору Президентства и тогда узнали,

что близ Куимбатура произошло следующее.

Но, во-первых, что такое Куимбатур? <<*1>>

Куимбатур - главный город уезда этого имени, а самый уезд находится милях в

трехстах от Мадраса, столицы южной Индии, и знаменит во многих отношениях.

Во-первых, он был обетованною землей для охотников на слона и тигра, как и на

более мелкую дичь, так как этот уезд, вдобавок к другим прелестям, славится

своими болотами и дремучими лесами. Почуяв смерть, слоны почему-то всегда уходят

из чащи лесной в болото. Там они залезают в глубокую тину, где и приготовляются

спокойно к нирване. Вследствие такой замечательной привычки, болото изобилует их

клыками, и слоновая кость добывается (или скорее добывалась во времена оны)

довольно легко.

Говорю "добывалась" в прошлом. Увы, для бедной Индии все с той поры изменилось.

Теперь в ней ничего не добывается и никто ничего не может добыть, кроме разве

вице-короля, которому вице-королевство доставляет царские почести и сумасшедшие

деньги, впрочем, иногда с примесью гнилых яиц от сердитых англо-индийцев. Между

"тогда" и "теперь" легла бездна имперского "престижа", поперек которой стоит

привидение лорда Беконсфильда... Тогда "отцы Компании" добывали, покупали,

открывали и сохраняли. Теперь вице-королевский совет получает, взимает, отнимает

и ничего не сохраняет. Тогда "отцы" были круговращательною силой в застывающей

крови Индии, которую они хоть и сосали, но иногда и обновляли, подливая новой

крови в ее устарелые жилы. Теперь же вице-король с советом подливают разве

только желчи. Вице-король - есть центральная точка огромной империи, с которою

он не имеет ни симпатии, ни чего-либо общего. "Отцы" если и были в одном смысле

бурьяном родины священной коровы, то были и сочным репейником, кормившим

миллионы кротких ослов. А вице-король это нынешний искусственно привитый цвет к

растению, называемому индийской Империей, который, истощая силы, медленно

убивает самое растение. По поэтическому выражению сэра Ричарда Темиля,

"вице-король крепкая ось, вокруг которой должно вертеться Колесо Империи..."

Положим, что это и так: только это колесо стало с некоторых пор крутиться с

такой бешеною быстротой, что грозит ежеминутно разбиться вдребезги.

Но как тогда, так и теперь, Куимбатур славится не только своими лесами и

болотами, но считался и считается рассадником проказы, лихорадок и

элефантиаза.<<5>> Куимбатур, то есть уезд, носящий это название, скорее ущелье,

нежели что иное. Это миль двести в длину и двадцать в ширину бесконечно длинная

и узкая полоса земли. Расположенный между Малабаром и Карнатиком, Куимбатурский

уезд врезается острым углом в Анамалльские или Слоновые горы <<6>> к югу;

постепенно поднимается к высотам Майсура - к северу; затем, как бы приплюснутый

сбоку Западными "Гхатами" <<7>> с их дремучими почти девственными лесами, круто

обрывается и исчезает в более мелких джунглях лесных племен. То тропическая,

вечно зеленая от испарений болот обитель слона и ныне уже вымирающего

боа-констриктора. Со стороны Мадраса эта нагорная масса, похожая издали на

прямоугольный треугольник, словно прицеплена к другому, еще более громадному,

треугольнику - к равнинам Декканской нагорной плоскости, опирающей свою северную

оконечность в Виндийские горы (Vindya) Бомбейского президентства, а западную и

восточную оконечности - в "холмы" Сахиядри Мадрасского президентства. Эти две

разжалованные англичанами в холмы горные цепи составляют точку соединения между

восточными и западными гхатами Индии. По мере того, как восточные приближаются к

западным гхатам, они начинают постепенно утрачивать свой вулканический характер.

Соединясь наконец с волнообразными живописными возвышенностями западного Майсура

и словно слившись с ними, они окончательно перестают считаться гхатами и

называются просто холмами.<<8>>

Обе оконечности этого как бы треугольника возвышаются в Мадрасском президентстве

по обеим сторонам, направо и налево города Куимбатура в виде двух

восклицательных знаков. Словно два гиганта, часовые, поставленные природой

сторожить вход в ущелье, стоят эти два остроконечные пика, увенчанные зубчатыми

скалами на подножии из зеленых лесов и с бедрами, вечно укутанными в облаках да

сизых туманах. То остроглавые горы, прозванные в местной англо-индийской

географии "Тенерифами" Индии, Нильгири и Муккартебет. Первый, то есть Тоддабет,

возвышается на 8760 футов, другой на 8380 футов над морским уровнем.

В продолжение столетий обе эти вершины, особенно от Рангасуами, возвышенности

самого грозного издали вида, слыли в народе за горы, недосягаемые для простых

смертных. Давно уже такая их слава перешла в местные легенды, и вся эта страна

считалась в народном суеверии за область священную и потому заколдованную,

переступить рубеж которой, даже нечаянно, было бы святотатством, достойным

смерти. То, де, обитель богов и высших дев (див). Там сварга (рай) и там и

нарака (ад), полный "азуров" и "пизачей".<<9>> Таким образом, под охраной

религиозного поверья Нильгири и Тоддабет оставались в продолжение долгих веков

совершенно неизвестными остальной Индии. Тем менее в те далекие времена

"достопочтенной" (Right Honourable) Ост-Индской Компании, то есть в двадцатых

годах нашего столетия, могло прийти в голову кому-либо из европейцев исследовать

замкнутую со всех сторон внутреннюю местность в горах; не потому, чтобы кто из

них верил в поющих духов, а потому, что веря в недосягаемость их высот, никто и

не подозревал, чтобы там находившись столь прелестные уголки, тем более кем-либо

обитаемые, кроме диких зверей да змей. Редко бывало, когда англичанин-спортсмен

или охотник из евразиев, дойдя до подошвы одного из заколдованных холмов,

настаивал, чтобы туземный шикари (охотник) проводил его на несколько сот футов

выше. Проводники-туземцы, как бы сговорясь с шикари, очень естественно, под тем

или другим предлогом от этого отказывались. Чаще всего они уверяли "сааба", что

далее и идти нельзя; нет, де, там ни лесов, ни дичи, а есть только одни бездны,

скалы до облаков да трущобы, обитаемые злейшими лешими - почетная стража див.

Поэтому ни один шикари не соглашался ни за какие деньги идти выше известной

черты на этих горах...

Что такое "шикари"? Современный представитель этого класса остался тем же, чем

он был и в баснословные времена царя Рамы. В Индии всякая профессия становится

наследственною, а затем переходит в касту. Чем был отец, тем будет и сын. Целые

поколения кристаллизуются и как бы застывают в одной и той же форме. Шикари

обыкновенно одет в костюм, составленный из охотничьих ножей, пороховниц из

буйвольего рога, да древнего кремневого ружья с девятью осечками на десять

выстрелов, на совершенно голом теле. Часто он имеет вид дряхлого старика, и при

встрече с ним одаренному чувствительным сердцем "иностранцу" (то есть не

туземцу, как и не англичанину) всегда хочется предложить ему гофманских капель:

до того у него впалый и словно подведенный болью живот. Но не потому наш шикари

еле ползает и ходит сгорбившись, согнутый в три погибели, а по долгой,

развившейся в силу его профессии, привычке. Пусть только подзовет его к себе

сааб-спортсмен, пусть покажет и посулит ему несколько рупий, и шикари мигом

выпрямится и начнет торг на какого угодно зверя. Условившись, он опять согнется

в дугу, поползет осторожно, обвив тело и подошвы пахучими травами, чтобы не

выдать себя зверю и чтобы не почуял тот "духа человечьего". И просидит он

несколько ночей напролет, спрятавшись, как хищный ястреб, в густой листве

древесной, среди "вампиров", менее его кровожадных. Не выдавая своего

присутствия и полувздохом, дряхлый Нимрод приготовляется хладнокровно следить за

агонией привязанного им для приманки тигра к дереву злополучного козленка или

младенца-буйвола. А затем, оскалив зубы до ушей при виде тигра, он станет

прислушиваться, не шевеля ни одним мускулом, к жалобному блеянию и обонять с

наслаждением запах свежей крови, смешанный с хорошо ему знакомым острым

специфическим запахом полосатого палача лесов. Раздвинув осторожно я неслышно

ветви, он будет зорко и долго наблюдать за насыщающимся зверем, и когда тот,

тяжело ступая, окровавленными лапами по засохшей земле, облизываясь и зевая,

обернется еще раз по привычке всех "полосатых" поглядеть на останки своей

жертвы, тогда шикари выстрелит из своего кремневого ружья и наверно положит

зверя на месте с одного разу. "Ружье шикари никогда не осекается, стреляя по

тигру", древняя пословица, перешедшая между охотниками в аксиому. А если сааб

желает сам позабавиться стрельбой в лесного "бара-сааба" (большого господина

<<10>>), то шикари, заметив с дерева, куда тигр отправился ночевать, при первых

лучах солнечных тотчас же соскочит со своей ветки, бросится со всех ног в

деревню, наймет толпу, устроит облаву и будет он целый день под палящими,

убийственными лучами солнца бегать от одной группы к другой, устраивать,

кричать, жестикулировать и отдавать приказания, пока "сааб" № 1 не ранит с

безопасной высоты своего слона "сааба" № 2, тогда шикари все-таки придется

самому доконать звери из своего древнего ружья. Только затем уже, если не

случится чего особенного, отправится шикари под первый попавшийся куст, где он в

одно и то же время и за один раз, роскошно позавтракает, пополдничает, пообедает

и поужинает горстью протухлого риса и каплей болотной воды.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница