Дюссельдорф



Дата09.11.2016
Размер88.9 Kb.
Дюссельдорф.

Поезд Москва – Франкфурт-на-Майне, которым я отправился с Белорусского вокзала Москвы, прибыл в Дюссельдорф в 6 утра по местному времени, без опоздания. Путешествие было не очень комфортным из-за размеров трёхместного купе (откидывающиеся полки одна над другой) международного вагона. Вначале мы ехали в тесноте втроём, но в Белоруссии стало посвободнее – один из соседей вышел. Остаток пути мы ехали с попутчиком, русским, который вот уже 10 лет живёт в Германии и всё никак не может приспособиться. Он вышел в Эссене, за полчаса до Дюссельдорфа, поэтому у меня было время собрать свою огромную дорожную сумку, умыться и позавтракать. Вдвоём в купе собираться одновременно нереально; более-менее удобно в нём только спать. В спешке я забыл вытащить из сумки спрятанные евро, а в бумажнике были только рубли и доллары. Стоя в тамбуре в ожидании остановки, я наивно убеждал себя, что тут и доллары примут с удовольствием. Не тут-то было…



Поезд остановился, и я с некоторой опаской вышел на перрон с надписью Dusseldorf HBF. Это значило, что я попал в столицу федеральной Земли Северный Рейн-Вестфалия. Всё было в новинку – и немцы, и язык, и их манеры вести себя. Решительно ничего общего с Россией. Разуму зацепиться было не за что, а когда я спустился в тоннель и попал на нулевой этаж вокзала, то и вовсе растерялся. Из книги о Германии, купленной в Москве, я знал, что где-то должен быть автомат для продажи билетов на поезда. Но как он выглядит и где его искать? Однако, кто ищет – тот всегда найдёт: автоматы я вскоре обнаружил, но толку от них для меня не было никакого, потому что все надписи были на немецком; куча кнопок и тарифов – совершенно непонятно, куда жать и что делать. Из той же книги я знал, что автоматы различаются по цветам для каждого типа поезда: красные на поезда дальнего следования и серые на пригородные. Однако, у обоих встреченных типов автоматов при желании можно было обнаружить и красные, и серые цвета. Так какой же автомат нужен мне для покупки билета на поезд в аэропорт?

У меня на руках было расписание движения поездов, которое я заблаговременно запросил у нашего куратора в Германии, но оно мне мало помогало в этой ситуации. К счастью, самолёт с основной группой стажёров прилетал ещё не скоро, а это значило, что у меня было время на адаптацию. Я побродил по вокзалу среди равнодушных, но энергичных немцев, индусов и негров. В основном попадалась молодёжь самого экстравагантного вида: с причёсками и в одежде самых разнообразных расцветок. Я почитал надписи, нашёл действующий макет игрушечной железной дороги и кассы (снова помогла книжка). Наконец, я почувствовал, что немного освоился в этой суете и могу что-то сделать. Поймав проходящего мимо индуса-носильщика, я задал ему вопрос по-английски. Тот ответил, что такого языка не знает. «Ну, извини»,- подумал я, - «индусского я тоже не знаю». Пришлось задавать вопрос на немецком, практически мне не знакомом. «Флюгхафен, тикет», - сказал я и сделал непонимающее лицо. Индус обрадовался и потащил меня к автомату, набрал код станции и показал мне на табло, повторяя: «гляйс, гляйс». Я несколько раз переспросил, потом понял, что он указывает мне на путь отправления поезда. На дисплее автомата горела надпись: «2,10». Я сообразил, что столько евро я должен дать автомату в обмен на билет. Больше немецких слов я не знал и спросить ничего у индуса не мог. Я поблагодарил его, сделав вид, что всё понял, тот ушёл, а я остался стоять и смотреть на автомат, как баран на новые ворота. Сейчас всё это кажется смешным и лёгким – и в самом деле, что может быть проще немецкого автомата для продажи билетов? Но тогда смешно не было. Помимо того, что я не понял, куда совать деньги, какие кнопки ещё нажимать, так вдобавок и евро мои были в дорожной сумке!

Постоял я, постоял около автомата и, несолоно хлебавши, побрёл искать уголок, где можно было бы спокойно разобрать сумку. Минут через 10 я нашёл автоматическое багажное отделение со столом для тары. Помню, разбирал сумку и всё боялся, как бы не ограбили: место было безлюдное и тупиковое. Смешно – за время последующего трёхмесячного проживания в Германии это чувство полностью исчезло и вернулось только в Москве (в первые же минуты после приезда, когда в центре Москвы на Белорусском вокзале бездомные собаки напали на женщину). Я добыл евро и пошёл на второй штурм автомата. Теперь я знал его цвет, нашёл код аэропорта (с помощью молодого немца, который говорил по-английски) и купил билет. Это придало мне уверенности, к тому же я понял, что обращаться надо к молодёжи – та знает языки. На перроне оказалось прохладно, ногам в туфлях было некомфортно, однако, сев в поезд («электричка» похожа на очень комфортабельное метро), я с удовольствием отметил, что жизнь-то налаживается. Я действительно почувствовал прилив уверенности в своих силах.



Через несколько остановок поезд прибыл в аэропорт, и я покинул вагон. Поднявшись по эскалатору, я стал искать терминал прилёта самолёта с нашей группой. Самому сразу разобраться не удалось, я нашёл справку и стал тестировать свой английский. Спрашиваю у доброжелательного негра за стойкой: «Мне нужно встретить самолёт из Москвы». Тот веселится: «Ха-ха, тебе нужен целый самолёт?». Я говорю: «Шутку понял, мне нужны несколько человек». Негр легко подсказал мне нужный терминал. Потом выяснилось, что совсем не тот, но я сам уже разобрался во всём к тому времени. Решил позавтракать – отдал за второе и напиток около 10 евро, немного удивился ценам, но не насторожился, так как был абсолютно уверен, что с финансами проблем в Германии у нас не будет – так нам обещали немцы на семинаре в Москве. Времени до прибытия самолёта оставалось много и я, сдав сумку в багажное отделение, снова сел в поезд (теперь купить билет не составило труда) и поехал обратно на вокзал. Там вышел и пошёл гулять по городу. Вокзал снаружи оказался скучным тёмно-коричневым зданием, единственное, что чем-то отличало его – башня с часами, такая же квадратная и практичная, как «Ritter Sport».

Заранее в инете я нашёл достопримечательности Дюссельдорфа и теперь шёл искать их по карте. Погода была пасмурной, и я опасался, как бы не начался дождь. На первом же перекрёстке на крыше рекламной тумбы с афишей «Рататуя» устроился «папарацци» - манекен человека с фотоаппаратом. Было несколько неожиданно заметить его. Но куда большей неожиданностью для меня стало увидеть напротив фешенебельного отеля «Бисмарк» магазин для геев – «Gay sex world». Не Америка всё-таки!.. Стоя на перекрёстке в ожидании зелёного света, я заметил вдалеке гигантские остроконечные башни готического собора. Но туда мне было не нужно - я искал старый город и улицу Королей: именно там располагались основные достопримечательности. Пройдя мимо интересных фонтанов треугольной формы и ещё одного собора (башня у него была всего одна), я снова очутился на перекрёстке, не зная, куда следовать дальше. На моё счастье, куда-то с утра пораньше спешила местная бабулька. Я окликнул её: «Энтшульдигунг!» («извините»; это было первое, что я выучил в поезде). Она остановилась и вопросительно посмотрела на меня. Я развёл руками: «Кёнигштрассе». «Ах, Кёнигштрассе», - обрадовалась она и быстро что-то затараторила на немецком. Я следил за движениями её рук и вполне понял всё, что она хотела сказать. Сказав сакраментальное «Данкэ шён», я двинулся дальше. Говорят, точность – вежливость королей. Я же скажу так – вежливость доведёт до улицы Королей! На стенах некоторых домов, мимо которых я шёл к цели, встречались симпатичные барельефы: архитекторы подошли к делу с выдумкой.

Вскоре я нашёл Кёнигштрассе (или попросту Кё, как называют её местные жители) – центр моды Дюссельдорфа, однако, все магазины оказались закрыты, кроме нескольких. В одном торговом центре, богатством холла и подсвеченными эскалаторами напоминающем наши мегамоллы, проводилась выставка Москва-Париж: русские украшения, и я порадовался встрече с родиной… На улицах я постоянно фотографировал, тестируя свой фотоаппарат, купленный в день отъезда на Горбушке в режиме цейтнота. Качество фоток оказалось вполне приличным. Миновав канал с водами давшей имя городу речки Дюссель, я двинулся в сторону старого города. По пути я тренировался, читая вывески на немецком. Произношение я выучил в поезде по разговорнику. Получалось неплохо, и я радовался этой практике. Встреченный филиал известного в Германии Коммерцбанка поразил размерами и величием здания: чего стоила одна башня со стеклянным куполом! Ну, а через полчаса я попал, наконец, в альтштадт и наслаждался видом старинной Германии, ступая по мощёным булыжником улочкам. Стоит заметить, что старый город сохранился лишь частично – Дюссельдорф сильно пострадал во время войны.

Миновав очередной собор (по-немецки он называется «дом»; немцы как раз выходили со службы, и я наблюдал за ними – некоторым это не нравилось) с золотым петушком на верхушке, музей кино, окружённый настоящими газовыми фонарями, и танцующий манекен на крыше тумбы, я вышел к Рейну – главной водной артерии города. К тому времени распогодилось, и от утренних туч не осталось и следа. Восторгу моему не было предела – великолепный вид на набережную, тёплая солнечная погода и великий Рейн, воспетый жителем Дюссельдорфа Хайнрихом Хайне (ему посвящена часть гигантского монумента, описывающего героическое прошлое города), у нас известным как Генрих Гейне. А я ещё позавчера вдыхал гарь в Москве и обивал пороги немецкого посольства! На верхней террасе набережной растут клёны, а между ними проложена дорожка для бегунов и велосипедистов. Я обратил внимание на то, что многие жители города бегают или ездят на велосипедах – следят за здоровьем. А на нижней террасе устроена «самая большая в мире барная стойка» (цитирую путеводитель): кафешки, не имеющие друг с другом границ, тянутся вдоль всего Рейна на несколько километров. Перемещаясь от одного столика к другому, не замечаешь, что оказался в соседнем кафе и пьёшь уже из чужой кружки.

Рейн – река очень быстрая и мутная. Красивые мосты (всего их 7) с натяжными тросами, телебашня, уходящая в небо на высоту более 240 метров, и корабли – что ещё нужно путешественнику? Разумеется, пиво. Я сел за свободный столик и заказал настоящий «Варштайнер» («гут бир?» - спросил я бармена; «йа, зер гут!» - ответил он). Пиво оказалось превосходным и сразу бросилось в голову. Стало совсем хорошо, и я принялся изучать карту, выясняя, что ещё не посетил. Оказалось, что я уже сижу в окружении всех оставшихся достопримечательностей! Все башни и знаменитые здания я увидел недалеко от себя на набережной, легко идентифицировав их по фотографиям в путеводителе. Вот что значит правильное пиво! Кстати, даже Наполеон был поклонником Дюссельдорфа, сравнивая его с Парижем. Только это ему всё равно не помогло. Наполеону, в смысле.

Но один «Варштайнер» хорошо, а два – лучше! Официант принёс второй бокал, и я продолжил изучать окрестности. На крыше речной кассы линии связи с Кёльном в окружении пушечных ядер стояла фигура пирата. Корабли до Кёльна ходили красивые, белоснежные, и плыть было не так далеко, но мне пора было ехать в аэропорт встречать самолёт, а то я рисковал добираться в Аахен самостоятельно, к чему был не готов. Поэтому я повернул в обратный путь – к железнодорожному вокзалу. На стене одного из домов были укреплены десятки гербов немецких городов и музыкальные колокольчики. В «скворечнике» по идее обитала кукушка, но дожидаться её появления мне было некогда. В заводи канала, соединённого с Рейном, стояла настоящая яхта со спущенными парусами, привязанная канатами с четырёх сторон. Хозяина – херра фон Абрамовича – видно не было.

Вскоре я добрался до вокзала. Попасть в аэропорт теперь было делом техники. Хотя в пути произошёл казус – я сел на места первого класса (билет был, конечно, 2-го класса). Дело в том, что перед каждой дверью указан номер категории и, я спокойно войдя в вагон, занял наиболее понравившиеся места, не ожидая, что внутри они могут быть разными. Контролёр, услышав моё «first time», махнул рукой и пошёл дальше. Я понял, что надо быть внимательнее – штрафы тут большие.

Забрав сумку из багажа, я подошёл в нужный терминал встречать группу. На табло горела пиктограмма «разбор пассажирами багажа»: маленькие зелёненькие человечки хватали чемоданы, чем немало веселили меня. Однако, время шло, а группа не появлялась. Ещё в Москве мистер Тягунов любезно предоставил мне телефон немца, встречающего нашу группу в аэропорту. У него в руках должна была быть табличка DAAD (немецкая служба академических обменов). Но среди встречающих такого человека я не наблюдал. А звонить ему я не собирался – один звонок из роуминга российского оператора, как я успел выяснить в поезде, стоил дикие деньги: одна только смска обходилась в полдоллара.

Так я стоял и ждал появления своих коллег (я отлично помнил их по Нахабино), когда мне на телефон пришло sms-сообщение от встречающего немца (на английском, разумеется) – извините, опаздываю, с водителем перепутали дороги, будем в течение получаса, не волнуйтесь и ждите нас. Ну, телеграфирую ему в ответ – всё понял, группы ещё нет, ждём. А сам думаю себе – какой-то неправильный немец. Опаздывает, дороги путает. Потом выяснилось, что это не немец, а наоборот – поляк. Наконец, вышли наши, я им рукой помахал – они мне в ответ, подошли, окружили меня: с сумками, в костюмах, на меня похожие – я ж тоже в костюме в выходной день. Ну, обрадовал их – нет встречающего, говорю, опаздывает, дороги перепутал. Рассказал свои впечатления от Германии: о людях, ценах, транспорте и прочем. Дорого тут всё, говорю. А они мне – мистер Тягунов сказал, что нам 20 евро в сутки немцы положили. Я так и сел. У меня ж 10-ка только на завтрак ушла! А остальное на проезд. Думаю, если это не шутка, то как мы тут жить будем на такие средства? И действительно, оказалось, не шутка. Хотя шутить немцы и любят. В общем, жили весело, бутылки сдавали.

Наконец, подъехал встречающий, и мы погрузились в микроавтобус «Мерседес». Оказалось, что Пётр (так его звали) сносно говорит по-русски, а также владеет немецким, английским и, разумеется, польским. В дороге каждый желающий смог задать ему вопрос. Я сидел рядом с жизнерадостным Славой из Красноярска, и мы вместе пытали Петю. Меня, естественно, интересовал футбол, и я выяснил, что Петя не болельщик. Зато он показал стадион в Мёнхенгладбахе, когда мы проезжали мимо этого города. Именно здесь несколько лет назад «Зенит» играл с «Аллеманией» из Аахена в розыгрыше Кубка УЕФА.



После примерно 45 минутного путешествия мы прибыли в Аахен, где и разместились в 2-звёздночном отеле «Ибис». Наконец-то я смог отдохнуть и принять душ – с момента моего выхода из дома прошло трое суток. Начиналась жизнь в Германии…


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница