Дядько Степанъ вернулся на полѣсье изъ Волыни, куда ходилъ на



страница3/4
Дата28.10.2016
Размер0.53 Mb.
1   2   3   4

  • Ва-вашей милости, ой, не погубите! молилъ дѣдъ. Я имъ ничого... то було молебствіе... вопи самы, вашей милости, воны рачкують тылько... то ничого...

  • Что? рачкуютъ?

  • Эге, рачкують. Якъ пидыйде до ныхъ, значить, ця сама хороба, то воны, проше вашей милости, рачкують по води и перекидаются, перекидаются и рачкують... Якъ хто не вмре, то певне одужае. Пилипъ Багній вже одужавъ. А я ничого, вашей милости...

Исправникъ окликнулъ одного изъ сидѣвшихъ въ водѣ. Тотъ не отзывался. Исправникъ повторилъ вопросъ—отвѣта не было.

  • Воны не чують, проше милости, бо трохи вчадилы, объяснилъ дѣдъ Нечипайло.

  • Какъ вчадилы?

Нибы того... пьяненькіи, бо я имъ давъ таки трохи, ось тутъ... Дѣдъ указалъ на пустую бутылку, лежавшую въ пескѣ.О, теіп СгоШ О, теіп СгоШ не переставалъ повторять удивленный докторъ.

  • Позвать сюда старосту и крестьянъ! приказадъ ис­правникъ.

Дѣдъ почесалъ голову и потянулся къ его рукѣ.

  • Вашей милости, будьте ласкавы, простить, бо люде на сели повтикалы, порозбигалысь, оно зачулы вашъ дзвонокъ.

Дѣйствительно, въ селѣ изъ взрослыхъ никого почти не было, исключая развѣ больныхъ да стариковъ, которымъ не служили ноги. Всѣ остальные прятались. Кто не успѣлъ скрыться при первомъ звукѣ колокольчика, тотъ, заслышавъ голосъ испра­вника, спѣшилъ поскорѣе убраться куда глаза глядятъ:бабы—въ огороды, въ коноплю, въ фасолю, ,,чоловики“—въсѣно, въ поля.

Исправникъ разсвирѣпѣлъ, но сдержался... Дѣдъ стоялъ на вытяжку.

  • Слушать! крикнулъ исправникъ. Чтобы все это сейчасъ- же было убрано. Больныхъ немедленно перенести въ домъ, тамъ и лѣчить! Въ воду не смѣть сажать... Такъ и сказать старостѣ! Если не будетъ исполнено, я вамъ покажу. Исправникъ под- несъ свой кулакъ къ самому носу дѣда. Я черезъ дня два буду назадъ, чтобы было исполнено.

  • Слушаю, покорно отвѣтилъ дѣдъ: не погубите, вашей милости!...

Исправникъ съ докторомъ посѣтили на короткое время пан- скій дворъ и отправились дальше. Скоро отъ пана вышло рас- поряженіе перенести больныхъ въ старую баню, что стояла за помѣщичьимъ садомъ, и лѣчить какими-то каплями, которыя докторъ оставилъ у пана. Это распоряженіе не встрѣтило, впро- чемъ, у крестьянъ довѣрія. Крестьяне не довѣряли ни началь­ству, ни панамъ.

Когда колокольчикъ затихъ далеко за селомъ, у става со­брались крестьяне.

  • Ну, що казавъ капитанъ-справникъ?

Дѣдъ передалъ расноряженіе.

  • Це дуже кепсько, рѣшили крестьяне. Певне послидній часъ намъ настае. Божее наказаніе.

Очень боялись крестьяне своего строгаго исправника. „Богъ помилуе за грѣхъ, говорили они, а начальство не помилуе; зна­чить, треба покорыться“. Такъ и сдѣлали. Почернѣвшихъ боль­ныхъ вынули изъ „освяченои“ воды, одѣли, напоили крѣпкой водкой и разобраЭи по домамъ. Всѣ они въ тотъ же день и померли.

... ,,0тъ того, що зъ води повыймалы... Нехай бы остава­лись, може-бъ и одужалы“, говорили холуповцы.

У.

Миссія дѣда Нечипайла кончилась. Онъ былъ бобыль и своего хозяйства не имѣлъ. Во время жнивъ, его обыкновенно нанимали сидѣть на „вышныци—коловоротку“, т. е. у выѣзд- ныхъ воротъ села, и слѣдить, чтобы свиньи, гуси и скотъ не ходили въ поле; но теперь почти все уже было собрано съ полей, и въ дѣдушкѣ не было нужды.

Куды-жъ це мени иты теперъ? думалъ дѣдъ: ни хаты, ни родни... Люде не примуть, бо холера. Да и страшно межь людьми... Хиба до кума Даныла? нехай и такъ... пиду“.

Забралъ дѣдъ свои неболыпіе пожитки и отправился за село, въ пасѣку, къ Данилу, котораго дѣдъ по дружбѣ назы- валъ всегда кумомъ.

Дорогою дѣда больше всего занимали распоряженія капи- тана-исправника.

Якъ це воно такъ—дывно? Вода здается освяченая—и не можно... Пипъ—одне, начальство—друге. И що-жъ воно шко- дыть? Вода чистая, здоровая, теплесенькая и освяченая... и „не смѣть“... Ни, тутъ щось... нема тутъ ладу, якъ той казавъ“.

Даныло пасѣчникъ жилъ за селомъ, въ своей глухой пасѣкѣ. и уже послѣ обѣда дремалъ, когда къ нему пришелъ Нечипайло.

  • Добры вечеръ!

  • Добре здоровье! Що на сели чуватыѴ спросилъ Даныло.

Одне кепське. Пріизжавъ капитанъ-справныкъ и новый- мавъ зъ воды... казавъ „не смѣть“. Теперъ ходыть чутка, що слабыхъ будуть браты до пана.Ой, не брешешь?!

  • Щобъ мени билыпъ тебе не бачиты, якъ брешу.

Кумъ покачалъ головой.

  • Недобре-жъ, волы такъ. До сеи поры хоть хто небудь выздоровивъ, а теперъ—протягай ноги да скидай постолы*).

- А таки такъ, запевне; и я те скажу...

Они замолчали.

  • Отъ що куме, сказалъ дѣдъ, я за тымъ до тебе и пры- шовъ, щобъ не жить у сели. Въ тебе тутъ за селомъ и поми­рать легче буде—вольнійшъ.

  • Э, диду, Богъ знать що выдумалы. Нехай Богъ крые...

  • Ну, а всежъ?!. Хто-жъ его може знаты?!

  • Не бійтесь, диду. Ходить-но, я де-що хочу вамъ по- казаты.

Кумъ отвелъ дѣда по глухой тропинкѣ въ конецъ пасѣки, гдѣ межъ бурьяномъ стоялъ пустой улей. Кумъ отворилъ двер- цѵ улья.

  • Дывитесь-но, диду, сюды...

Дѣдъ присѣлъ и нагнулъ голову. Въ ульѣ стояло нѣсколько <5утылокъ.

  • Горилка, чи що?

  • Эге, горилка, але яка? Вгадайте-но.

  • Гмъ... а доправди яка?

  • Наньская, чистый спрытусъ. Тылько тс...

Кумъ приложилъ палецъ ко рту.

  • Не вжежъ? усумнился дѣдъ, усмѣхаясь.

  • Правда.

Дѣдъ ударилъ себя по бедрамъ и проглотилъ слюну.

А де доставъ?

  • У пана въ комори черезъ тыхи двери, отвѣтилъ въ пол­голоса Даныло. Теперъ, диду, мое слово таке: намъ нема чого боятысь, бо я добре знаю,—цю штуку панъ для себе прыпасъ на случай холеры, але не вгадавъ, кому вона достанется. Хе, хе, хе...

1) По иовѣрьв полѣштковѵ въ „постодахь" или .чоботаіъ“ грішно ѵмшрать.

  • Хе, хе, вторидъ дѣдъ, и глаза его замаслились отъ удовольствія.

  • А сядайте-но, дидушо, выпьемъ по едненькій, щобъ вона не боялася насъ, привыкала до мужицькои глотки.

  • Ай да кумъ, сказалъ дѣдъ, усаживаясь и сбрасывая шапку.

Они усѣлись на прогалинѣ. Ихъ окружалъ высокій бурьянъ, какой бываетъ въ глухихъ садахъ. Кумъ нарочно выбралъ это мѣсто для безопасности. Вынули бутылку.

  • Але яка зелена, певне заморська...

  • Звистно—не отъ холуйского Ицка.

Выпили по одной.

  • Добро, лыхо-ма.

  • Добро... хе, хе... Ай да кумъ! Зразу въ животи поздо- ровійшало.

  • От-же, диду, такъ и памятайте, якъ бороны Боже чого, то заразъ бижить до улья... и пройде.

  • А якъ не пройде?

  • А якъ не пройде, то роздягайтесь да лизьте въ сю крапыву зъ будякамы и качайтесь доты, иоки не перестане. Мусыть одыйты.

  • Чи жъ то може буты? ѵсумнился дѣдъ.

  • Ни, безъ жартъ, таки правда: одъ людей чувъ.

  • Ай да кумъ—бувалый чоловикъ! За твое здоровье!

Выпили по другой.

  • А чи то правда, куме, началъ дѣдъ, що, кажуть, въ Казимирци люде не слабіютъ николы, и холеры тамъ не мо­же буты.

  • Кажуть, що правда. Звистно, бо тамъ въ костели шкаплежи и цудовна Матка Боска.

  • Эге, ото и я тее не разъ соби думавъ. Такъ, такъ шкаплежи... А налый но ще!...

Выпили третью.

  • То, кажешъ, шкаплежи, сказалъ дѣдъ, утирая рука- вомъ ротъ.

  • Эге...

  • Гмъ... многозначительно подтянулъ, поглядывая на бу­тылку, дѣдъ, скептицизмъ котораго увеличивался по мѣрѣ выпи­ваемой водки.

  • Такъ, такъ! на все Божа воля, сказалъ онъ и потя­нулся къ четвертой...

VI.

Какъ ни берегся однако дѣдъ Нечипайло отъ „хоробы^, не устерегся таки. Заболѣлъ одинъ его знакомый холерой и померъ. Отъ покойнаго достался дѣду кунтушъ, „гарный такій кунтушъ зъ червоными путежками“.

Не успѣлъ дѣдъ его примѣрить, узнать, „чи добре винъ на стегни выдае^, какъ вдругъ почувствовалъ себя дурно. Въ животѣ началась „ризачка“.

Дѣдъ бросился опрометью бѣжать за село. Помня по не­давнему опыту благотворное вліяніе на здоровье зеленого спрытусу^, онъ бѣжалъ напрямикъ въ пасѣку, къ куму.

—■ Ратуй, куме, кричалъ опъ ему издали, бо прышла вже моя годына.
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница