Двфу, Владивосток к вопросу о становлении библиотечной сети Байкало-Амурского итл: 1933-1934 гг



Скачать 34.37 Kb.
Дата22.04.2016
Размер34.37 Kb.
О. П. Еланцева,

ДВФУ, Владивосток


К вопросу о становлении библиотечной сети

Байкало-Амурского ИТЛ: 1933-1934 гг.
В 1930-е гг. в СССР успешно осуществлялся поистине стратегический прорыв на библиотечном фронте: резко возрастали ассигнования государства на капитальное строительство библиотек, на приобретение книжных фондов, на подготовку кадров; увеличивалось количество библиотек.

Библиотеки становились обязательным атрибутом исправительно-трудовых учреждений СССР. Цель данного материала заключается в том, чтобы, опираясь на впервые вводимые в научный оборот архивные документы, рассмотреть практически неизученные аспекты первых шагов библиотечной сети Байкало-Амурского исправительно-трудового лагеря. На БАМлаг, образованный в соответствии с приказом ОГПУ № 1020/с от 10 ноября 1932 г., возложили сооружение Байкало-Амурской железнодорожной магистрали, развитие и усиление пропускной способности Транссибирской дороги от Карымской до Уссурийска. Объекты лагеря были разбросаны на многие сотни и даже тысячи километров как друг от друга, так и от управления лагерем и строительством. Структура БАМлага имела в своем составе 1-е, 2-е, 3-е и другие отделения, лагерные пункты и командировки, а с 1934 г. – фаланги.

Активный процесс создания библиотек в Байкало-Амурском ИТЛ, пришедшийся на 1933–1934 гг., находился в контексте организационной структуры лагеря и выполняемых им производственных задач. С 1932 г. начала функционировать техническая библиотека при главном инженере строительства, имевшая в 1938 г. около 20 тыс.книг и журналов. В середине 1934 г. в г. Свободном открылась Центральная библиотека культурно-воспитательного отдела управления БАМлага. О ее востребованности говорят цифры: в зимнее время она ежедневно обслуживала от 25 до 70 читателей, а летом и того больше – до 150 читателей.

Библиотеки открывались во всех отделениях БАМлага, в отдельных лагерных пунктах (ОЛП): Зея, Бушуйка, Ушумун, Арга, Зилово, в Свободненском комендантском лагпункте, в ОЛП Ледяная, Норск, Сковородино, Бира, Кундур, Усть-Ниман, Суражевская коммуна и т.д. С 1934 г. их стали создавать в фалангах. Это была двухступенчатая система: базовые библиотеки (как правило, в отделениях) и передвижные библиотеки в ОЛП и фалангах. Главная БАМлаговская газета «Строитель БАМа» признавала, что в системе библиотечной сети лагеря «самой действенной формой являются передвижные библиотечные пункты». Они получали литературу во временное пользование из базовых библиотек, подав заявку с указанием количественного и качественного состава фаланги, характера производимых работ.

В январе 1933 г. в ИТЛ функционировало 6 базовых библиотек, то в декабре – уже 12. Иными словами, число библиотек данного уровня за год возросло в два раза. В декабре следующего, 1934 г. таких библиотек в БАМлаге насчитывалось 15. При этом стоит иметь в виду, что это меньше, чем, допустим, в летне-осенний период этого года, когда их наличие превышало два десятка.

Большая динамика отмечалась при создании передвижек: на 1 апреля 1933 г. их функционировало 29, на 1 июля – 56, на 1 октября – 95, на 1 января 1934 г. – 85; еще через год – 320.

Создание БАМлаговских библиотек сопровождалось усиленным комплектованием их фондов. Если в первом квартале 1933 г. они имели 8866 книг, то во втором квартале – уже 22761, а в третьем – 25533 книги, то есть рост составил почти 300 %. Но даже эти высокие показатели удалось существенно перекрыть в 1934 г.: библиотечный коллектор БАМлага получил 153216 книг. Чтобы оценить такое количество новых пополнений, достаточно (для сравнения) указать, что в 1932 г. книжные фонды всех исправительно-трудовых учреждений СССР равнялись 530 тыс. экземпляров, а Байкало-Амурский лагерь только за один год получил значительно больше трети этого показателя. Самое большое поступление 1934 г. выпало на сентябрь месяц: 53737 изданий на сумму 57485 руб.

При формировании библиотечных фондов БАМлага учитывался национальный состав вольнонаемных работников, военизированной охраны и заключенных. В лагерь поступала литература на русском, украинском, таджикском, узбекском, еврейском, армянском, немецком, польском, китайском, корейском, татарском, туркменском, казахском и других языках. Тем не менее, хорошо знавший книжные нужды строительства заведующий библиотечным коллектором КВО БАМлага Л.А. Адлер указывал на «ничтожный процент беллетристики», на нехватку учебников и учебных пособий для школ, пьес и других материалов для агитбригад и драматических кружков, действовавших в строительных подразделениях лагеря.

Рост читательского контингента Байкало-Амурского лагеря фиксировали отчеты культурно-воспитательных частей и культурно-воспитательного отдела лагеря. Оно и понятно, активно росло количество людей, задействованных на работах в Байкало-Амурском ИТЛ, и, главное, росло количество грамотных путеармейцев:

на 1 апреля 1933 г. – 16297 путеармейцев, в том числе читателей 226;

на 1 июля 1933 г. – соответственно 38458 и 563;

на 1 октября 1933 г. – соответственно 56393 и 3056;

на 1 января 1934 г. – соответственно 62130 и 3446.

Серьезной проблемой для библиотечной сети Байкало-Амурского лагеря стала кадровая. Как правило, библиотекарями работали заключенные, ранее почти не сталкивавшиеся с библиотечной деятельностью.






База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница