Дуглас Коупленд Джей-Под Перевод: Екатерина Мартинкевич



страница16/25
Дата04.05.2016
Размер3.15 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25

Стив:

Точно. К «Тоблерону» намертво приклеилась роль продукта из мини-бара. Я решил переделать имидж продукта. Пришлось мысленно «выйти из бара».



Кейтлин:

Не смешно.

Стив:

Ты права! Но эта шутка была моей жизнью целых два года. Правда, больше в моей жизни ничего не происходило.



Кейтлин:

А существует ли миссис Лефковиц?

Стив:

Когда-то была. Недолго. Обычно я отпугивал женщин к третьему свиданию, даже самых ярых охотниц на женихов. Со мной было трудно общаться. В свободное время я мог, например, пересортировать ее ящик с носками, чтобы более экономно использовалось пространство.



Кейтлин:

Ужас!


Стив:

На носках вес обычно и кончалось.

Кейтлин:

У тебя ведь есть сын?

Стив:

Мать увезла его с собой. Мы не были женаты. В смысле детей я звезда одного хита.



Кейтлин:

Давай вернемся к работе. Расскажи мне еще что-нибудь о «Тоблероне».

Стив:

Я один из немногих экспертов по мини-барам в мире. Кейтлин:



Расскажи мне о мини-барах то, чего я не знаю. Стив:

Расскажу о гостиничных номерах вообще. Почти во всех гостиницах есть такая штука, вроде оружейного шкафа, где хранится телевизор. В следующий раз, как будешь в таком номере, встань на стул и посмотри, что лежит сверху.

Кейтлин:

Зачем?


Стив:

Когда постояльцы выселяются, именно там они оставляют все, что не хотят забирать с собой, но не могут выбросить, боятся, что найдет уборщица. Нелегальное или неприличное.

Кейтлин:

Например?

Стив:

Жесткое порно. Травку. Колеса. Мелкие деньги. Ненужные сувениры. Все это скапливается от года к году. В одной портлендской гостинице я обнаружил стопку итальянских лир, три номера «Скру» и двухсотдолларовый фотоальбом с подписью: «Деннису: без тебя я вряд ли задумала бы эту книгу и уж точно не осмелилась бы закончить. Я обязана тебе всем. Диана».



Кейтлин:

Похоже, этой Диане не мешало бы снять розовые очки.

Стив:

Дианам в нашем мире хронически не везет, да?



Кейтлин:

Закон Вселенной. Вернемся к мини-барам и твоей победе. Из компании на грани банкротства ты превратил «Тоблерон» в признанного лидера по производству молочного шоколада с лесными орехами. Я видела твою фотографию на обложке журнала «Пи-Эл-Ю».

Стив:

Ага. Все думали, я буду почивать налаврах. Или отправлюсь в сектор шоколада с кешью. Но мне хотелось попробовать силы в чем-то новом, и я решил заняться видеоиграми.



Кейтлин:

Ты играешь в игры?

Стив:

О боже, нет, конечно! Они страшно скучные! Глядя на многих малолеток, я очень тревожусь за будущее человека как вида.



Кейтлин:

Так почему…

Стив:

Маркетологи наивно полагают, что их навыки легко использовать для работы с любой другой группой товаров. Я решил, что игры мне как раз подойдут.



Кейтлин:

Как только ты устроился на работу, ты взял нормальную скейтбордную игру и вставил в нее персонажа-черепаху.

Стив:

Дурацкая идея, да? Я хотел притвориться творческим человеком и испортил вашу игру. Извини!



Кейтлин:

Что ж, по крайней мере ты честно признался. Вообще-то я собиралась поговорить о том, как ты сильно изменился в последнее время.

Стив:

Странно вышло, да?



Кейтлин:

Мягко сказано. Что же случилось?

Стив:

Ну, я влюбился в одну женщину, и, боюсь, начал ей слишком надоедать.



Кейтлин:

Ты за ней следил?

Стив:

Не совсем. Но я страшно мешал ей жить. Она была вынуждена как-то от меня избавиться. Однажды утром я сел в машину, чтобы поехать на работу, и тут с пассажирской стороны ко мне подсел мужчина – фальшивые усы и все прочее – с пистолетом. Приказал ехать за город, что я и сделал. Я даже обрадовался: наконец со мной происходит что-то интересное! И вроде надо бояться, а я не испугался. Мы приехали в долину Остановились. Он приказал мне вылезать, я вылез. Он надел на меня наручники, а потом приехал еще один мужчина, в автофургоне. Они загнали меня в фургон, а потом что-то вкололи. Как я узнал позже, героин.



Кейтлин:

Да ну?


Стив:

О да! Классное ощущение. Все стало похоже на обычный боевик, какие в самолетах показывают.

Кейтлин:

И что дальше?

Стив:

Фургон ехал примерно час. Запахло соленой водой, и мы въехали на что-то колеблющееся – корабль или пристань. От героина у меня немного кружилась голова. Я долго слушал всякие звоны и стуки, а потом понял, что куда-то плыву на торговом судне.



Кейтлин:

Ты испугался?

Стив:

Что ты! Меня постоянно кололи. Я даже не соображал, живой я или мертвый. Но мне все равно очень понравилось!



Кейтлин:

Давай не будем затягивать.

Стив:

Через несколько дней мы уже ехали по Китаю. Меня положили на заднее сиденье автобуса, и мне было хорошо видно. Ты не бывала в Китае? Нет? Ну, там очень интересно, но атмосфера ужасно загрязнена, все такое серое и…



Кейтлин:

Мне рассказывали.

Стив:

Не успел я очухаться, как меня приковали к станку, который вырезал подошвы для поддельных кроссовок «Найк», двести восемьдесят восемь за раз. У меня была крыша над головой и столько героина, сколько душа пожелает.



Кейтлин:

У тебя не было культурного шока?

Стив:

Я даже не осознавал, жив я или нет. Не рай, не ад – интересно.



Кейтлин:

Поработав в Китае, составил ли ты какое-то мнение о нарушениях прав человека и политике жестокой эксплуатации?

Стив:

Этот политкорректный вопрос ты поставила поздновато.



Кейтлин:

Знаю, но я должна его задать, а то меня исключат.

Стив:

Ты мыслишь совсем как менеджер!



Кейтлин:

Спасибо. И все-таки ответь на вопрос.

Стив:

Я не составил мнения о нарушениях прав человека, но позже узнал, как героин изменил мою личность. Вернувшись в Ванкувер, я понял, что уже не пленник той части мозга, которая заставляла меня выслуживаться перед начальством. Я понял: мне это не важно и я могу говорить все, что хочу и когда хочу. Отличное ощущение.



Кейтлин:

Ты не станешь опять таким, как был?

Стив:

Пока я каждый день получаю дозу, не стану.



Кейтлин:

Ты не начал снова надоедать той женщине, в которую был влюблен?

Стив:

Однажды мы случайно столкнулись на вечеринке. Любовь ушла, но я тепло к ней отношусь.



Кейтлин:

Тебя взяли работать на то же место?

Стив:

Когда я вернулся домой, несколько дней обо мне писали в газетах и рассказывали по телевидению. У меня было сорок восемь – семьдесят два часа форы, и я выжал их до последней капли.



Кейтлин:

Часы не выжимают.

Стив:

?

Кейтлин:



Ну, это мое задание по английскому, а ты смешал идиомы. Вернемся к тебе: как это изменение характера сказалось на твоей работе?

Стив:


В мое отсутствие они уничтожили игру с черепахой, сделали из нее скучное фэнтези. Может, я и не творческий человек, но черепаха – моя личная идея, и ее отправили к чертям.

Кейтлин:


И?

Стив:


Я тайно работаю с командой молодых талантов над тем, чтобы вставить в эту игру троянского коня – серийного убийцу.

Кейтлин:


Забыла спросить: на работе ты по-прежнему ведешь себя как старый Стив?

Стив:


Лишь настолько, насколько нужно, чтобы уничтожить эту игру. Надевать старую маску с гнусными намерениями очень приятно.

Кейтлин:


Стив, спасибо, что нашел время поговорить со мной!

Стив:


Всегда пожалуйста, Кейтлин.
– Итан!

– Привет, пап. Что случилось?

– Мать привела в гости новую подругу, и та буквально загнала меня на стену.

Осторожно:

– Новая подруга?

– Вылитый эмбрион Фреда Флинтстоуна! свобода!

– Понятно. Чем они сейчас занимаются?

– Беседуют в подвале об удобрениях. Она начала говорить про сперму, оплодотворение, вульву такую, вульву сякую… И я сбежал.

Лучше сменить тему.

– А как твои танцы!

– Боюсь, я уже староват для бальных танцев.

– Староват?

Отец занял на «Фляжке» седьмое место из шестидесяти (мы не спали всю ночь). Сняли баллы, потому что, мол, «тяжеловат». Кам занял второе место. Не удивлюсь, если однажды вечером победитель пойдет выгуливать собаку и больше не вернется.

– Танцевать никогда не поздно… и мечтать тоже.

– Большей глупости я от тебя еще не слышал! Ты это по-настоящему сказал или с иронией?

– Иронией?

– Не притворяйся дурачком. Я тоже читаю газеты. Я читал про «поколение К» и то, как вы стремитесь отгородиться от мира с помощью иронии.

– Ну, ладно, я говорил с иронией.

– Я так и знал! Кстати, мне рассказали, что ты продул свой шанс и не вложил деньги в дело Коупленда.

– Я уехал всего на сорок пять минут!

– Ранняя птичка носик прочищает. Мы с твоей матерью страшно разбогатеем! Я думал, вы с ним друзья.

– Не так все просто. Может, позвоню ему.

– Говорят, он не любит, когда ему звонят, и никогда не отвечает.

– А ты откуда знаешь?

– Да все знают.

– У тебя есть его номер? Пауза.

– Папа!

– Только не говори, что я тебе его дал.



– Почему?

– Не говори, и все. Отец продиктовал номер.

– Прямо сейчас и позвоню.

– Правильно. – Еще пауза. – Господи, они поднимаются! Мне пора!

Щелк.

Я набрал номер Дуга.



– Алло?

– Здрасьте… Дуг? Это Итан.

– Итан?..

– Итан из Китая!

– А, да. Точно. Откуда у тебя мой номер?

– Ты дал мне его в Шанхае.

– Неправда. Я не раздаю свой номер телефона. И никогда не беру трубку. Сейчас взял только потому, что у меня намечено интервью с газетой «Сидней морнинг геральд». Что тебе нужно?

– Дуг, можно я… э-э…

– Можно что?

– Можно, я тоже вложу деньги в твой бизнес-план?

– Итан, ты что, дурак? Нет. Это не лимонадный автомат, куда любой вставляет монетку. Кроме того, ты упустил свой шанс. Поехал за кроссовками, это ж подумать только! Весьма иронично, должен заметить.

– Ты хотя бы расскажешь мне, что за идея?

– Ты собрался вкладывать деньги и сам не знаешь куда? Я решил использовать коронную фразу Джона Доу:

– Неужели это неправильно?

– Ну и дурак же ты! Кстати, я получил аванс за роман, который собираюсь написать по содержимому твоего ноутбука.

– Мерзкий изврашенец!..

– Помню, как блеял один несчастный ягненок, заблудившись на просторах индустриальной зоны Китая: «Дуг! Дуг! Помоги нам! Спаси нас! Нам нужно отсюда выбраться!» Итан, посмотри правде в глаза! Если бы не я, ты бы уже коньки отбросил, так что не причитай. Все, звонят, номер австралийский. Мне пора!

– А можно… Щелк.

Мы с Кейтлин говорили про иронию. Оказывается, иронию понимают всего двадцать процентов людей. Значит, восемьдесят процентов воспринимают все в буквальном смысле. Бедняги! Ну ладно, бывает и хуже – но представьте, что вы читаете утреннюю газету и всему верите.
Бр-р-р-р

Дрожать


Трястись

Взбивать коктейли

Молочный коктейль в «Макдоналдсе»

Мел?


Дасборг

Молочные продукты

Нестле

Молочная смесь с пониженным



содержанием минералов

Швейцария

Корпорации

Глобализация

Везде молочные коктейли

Даже в Индии

Творог

Коровы


Контузия

Предки


Можо из «Симпсонов»

Пончики Канал «Фокс»

Пять тысяч каналов

Хизер Локлир

Здоровые блестящие волосы

Сгенерированные на компьютере волосы

Отрендеренные фреймы от «Пиксара»

Сбор за первую неделю показа

Продажи DVD

Домашний кинотеатр

Караоке

Страх караоке



Уход с вечеринки

За рулем


Старая развалюха

Дождь


Реклама автомобилей

Деньги


Всегда не хватает

Прожект Коупленда и Кама

Злость

«Бешеный бык»



Фильмы семидесятых

Аль-Пачино

Глаза как у Вуди Вудпекера

Мультики сороковых

Много насилия

«Заводной апельсин»

«Семнадцатое небо»

Поп-хиты восьмидесятых

«Пет Шоп Бойз»

Лондон


Чума

Лихорадка

Эбола

Ошибка второго тысячелетия



Очковтирательство

Враки


… и так далее.
Колледж Квантлен

Центр образования для взрослых

Курс 3072-А

Задание: Обсудите свою работу с тем, кому она неинтересна

«Артель «Напрасный труд»

Выполнила: Кейтлин Анна Бойд Джойс

Джим Джарлевски – отец моего бойфренда. Ему за пятьдесят; это бывший финансовый консультант, который переквалифицировался в фермера-предпринимателя, легенда бальных танцев и киностатист. Однако! Джим трудится как пчела. Я нашла его в трейлере на севере Ванкувера, на съемочной площадке телеканала «Хартленд». Он играет продавца, которого застрелит Джейн Сеймур, в этой сцене исполняющая роль своего злого двойника.

Кейтлин:


Привет, Джим! Роль со словами?

Джим:


Нет, черт их дери! Я спросил, можно хоть застонать, но профсоюз против. Кейтлин, а зачем ты приехала?

Кейтлин:


Учебный проект в колледже. Нужно обсудить работу с человеком со стороны.

Джим:


Всякую геймерскую гадость? Вот еще! Скукота.

Кейтлин:


Поздно. Я уже приехала, и мне некогда искать замену.

Джим:


Вот черт! Ну, хорошо: какой же фигней страдаете вы с Итаном и ваши дружки-геймеры?

Кейтлин:


Вы не можете хотя бы притвориться, что вам интересно? Будто это актерская реплика.

(Примечание: у Джима есть слабое место – он хочет получить роль со словами, хоть самую завалящую.)

Джим:

Ладно… Как тебе такой вариант?



(Следующие пять минут Джим тренируется произносить один и тот же вопрос.)

Кейтлин:


Может, хватит? Мне нужно обсудить с вами свою работу. Для начала я скажу, что работаю над видеоигрой под названием «Спрайт-квест».

Джим:


Это как «Спраит»-напиток? Кейтлин:

Нет. Вообще спрайт – это фэнтезийное существо, рангом ниже эльфа, но на два ранга выше пикси.

Джим:

Угу…


Кейтлин:

События происходят в стотысячном году нашей эры. Планета, которую мы называем Землей, в руинах. Высокоразвитые существа-спрайты из далекой галактики потерпели здесь кораблекрушение и хотят выжить в этом странном апокалиптическом мире, где правильное – неправильно, а неправильное – правильно.

(Джим не слушает.)

Кейтлин:


Джим, я специально наговорила глупостей, чтобы проверить, слушаете ли вы. Не слушаете.

Джим:


Извини! Я готовился к своей роли трупа. Больше не буду!

Кейтлин:


Спасибо. Кстати, у Земли теперь две луны – одна старая, а другую мы украли у Марса.

Джим:


Я слушаю.

Кейтлин:


Главный герой игры – принц Амулон. Он не спрайт и не эльф. Это принц маленького отряда землян, выживших за сто тысяч лет. Принц Амулон дружит со спрайтами и другими персонажами, они вместе преодолевают сложные и опасные препятствия, чтобы наконец стукнуть одну луну о другую. Образуется космический мусор, с помощью которого принц Амулон уничтожит врагов, а высвободившаяся энергия позволит спрайтам починить свой космический корабль и вернуться домой.

Джим:


Подожди – а разве у вас была не скейтбордная игра с черепахой?

Кейтлин:


Была-была. Но сначала обычная скейтбордная игра. Потом ее испортили харизматичной черепахой по имени Джефф. А потом нам приказали переделать ее в фэнтезийную игровую среду с полным погружением. Под названием «Спрайт-квест».

Джим:


Разве так делают? Это не глупо?

Кейтлин:


Вот именно что глупо. Но над нами сидит отдел маркетинга.

Джим:


Где ваш стыд? Где чувство пристойности?

Кейтлин:


Перестаньте дурачиться.

Джим:


А кто враги?

Кейтлин:


Их называют зоррами.

Джим:


(вздыхает). Какие магические способности есть у героев?

Кейтлин:


Принц Амулон обладает пси-силой и может победить в игре «Эрудит» всего с тремя гласными. Еще он умеет освежить воздух в невентилируемом туалете и отремонтировать замок или дом малым бюджетом, покупая в дешевых магазинах всякие безделушки и тщательно выбирая латексные краски.

Джим:


Ты все это на ходу сочинила.

Кейтлин:


Так и есть. Дело в том, что… что меня это все ужасно расстраивает. Нет, не буду зацикливаться. У наших персонажей много других способностей.

Джим:


Например?

Кейтлин:


Есть класс слуг под названием твиксы. Они занимаются только сексом. А оргазмы у них неделю.

Джим:


Правда?

Кейтлин:


Ага. Однако игра детская, и нам нельзя использовать слово «оргазм». Вместо этого мы говорим, что твиксы «твинкулируются». Еще нельзя употреблять слова, которые могут расстроить психику ребенка.

Джим:


Например?

Кейтлин:


Радиация. Террор. Кровь. Ад. Зато наши персонажи умеют летать.

Джим


(явно мучается от скуки). Правда?

Кейтлин:


По трое, неудобно прижатые друг к другу, читая скучные журналы и поедая дешевую плохо приготовленную еду.

Джим:


Хм-м-м-м-м-м…

Кейтлин:


А в одиннадцатый полет они могут наслаждаться одиночеством, смотреть DVD и пить отличное калифорнийское шардоне.

Джим:


Хм-м-м-м-м…

Кейтлин:


Джим! Вы вообще меня не слушаете!

Джим:


Кейтлин, я бы с удовольствием. Только, если честно, когда ты произносишь слово «игра», мой мозг пропадает туда же, куда ушел бы от слов «музыка кантри».

Кейтлин:


Вы же актер! Разве вы не способны сделать вид, что вам интересно?

Джим:


Хорошо… Скажи мне, Кейтлин, чем питаются спрайты?!

Кейтлин:


Артемией. Когда они объедаются, то пьянеют, и их легко поймать.

(Джим выражает полное отсутствие интереса)

Кейтлин:

Ну, давайте еще немного про секс. «Спрайт-квест» – игровая среда без предохранения. У нас запрещены презервативы, хотя про это вообще нельзя говорить. Персонажи сливаются в одну световую кляксу. Все происходит как будто до семьдесят восьмого года, до СПИДа. Если на пары разбивается слишком много персонажей, игра переходит в «пуританский» режим, где все спрайты женского пола должны носить некрасивые ботинки, а спрайты мужского пола – стричься за шесть долларов. Молодые женщины, которые еще не обзавелись детьми, обязаны постоянно ходить в гости к беременным с подарками. Там их унижают и заставляют размножаться.

Джим:

Вот это точно неправда.



Кейтлин:

Наконец-то вы слушаете!

Джим:

Ну я же не совсем плохой!



Кейтлин:

Хорошо. Вообще-то у нас еще куча заклинаний и целая палитра героев, внешний вид которых можно кастомизировать. Вся игра – сплошные битвы и постоянные взаимные предательства.

Джим:

Я опять потерял нить. Это похоже на «Звездные войны»?



Кейтлин:

Вы староваты для «Звездных войн».

Джим:

Ты не ответила на мой вопрос.



Кейтлин:

Ну, ладно. Это стандартный голливудский сценарий номер сто один. Принц Амулон не всегда был принцем. Он родился в бедной семье в деревне Мукки-Мукки, возле Гриба Харкка, но однажды закаленный в боях спрайт Ялли открыл ему судьбу…

Джим:

Кейтлин, прости. Я больше не вынесу. Мы достаточно наговорили для твоего проекта?



Кейтлин:

Думаю, да.

Джим:

Хочешь поесть, что нам приносят на площадку? На этой неделе у нас провансальская кухня. Оливковое масло, альпийские грибы и эскалоп. Правда, жевательный мармелад почему-то жесткий.



Кейтлин:

Давайте. Спасибо, Джим!

Джим:

Смотри! Голди Хоун пошла!


Мы решили заночевать на работе, чтобы вставить в Логово Рональда побольше крови. Бри пришла идея:

– А что, если Рональда похитят, а потом покажут по «Аль-Джазире» за три минуты до казни?

– С какой это радости он поедет на Ближний Восток?

– Он шпионит для Королевской нефтяной компании Голландии.

– У клоунов есть религия?

– Быть может, клоуны не отличаются от большинства людей, которые принимают веру родителей, хотя льстят себе, думая, что сделали выбор сами.

– Или поехал к ним работать в местном «Макдоналдсе». Когда танк приезжает в начальную школу, Рональд раздает тем, кого не задавили, купоны на «Хэппи Мил».

– Танк какой страны?

– Хороший вопрос. Как вы думаете, Рональд под толстым слоем этой белой гадости не южного типа?

– Нет, нет.

– А если он как тот парень из Калифорнии, который принял ислам и уехал в Афганистан? У детей из богатых семей больше всех проблем с психикой. Перейдя из одной культуры в другую, они становятся опасны для первой.

– Никто из вас не хотел заплатить выкуп, чтобы его выпустили из западной цивилизации?

Молчание.

– Я так и думал.

– Вернемся к тому, как Рональд просит пощады. Когда ребята из «Аль-Каиды» отрезают людям головы, они делают это не одним махом, как японцы во время Второй мировой. Они пилят шею мясницким ножом, долго-долго. Вот такая выдалась ночка.

Утро.


Стив принес журнал о путешествиях со статьей Дугласа Коупленда про Китай. Если верить написанному, Китай – гигантский коктейльный зал. «Навестите сельскую местность, где старое и новое страстно трутся друг о друга. Это химия любви, ребята. Воздух полон надежды и аромата пассифлоры…»

Стив заметил:

– По-моему, воздух пах обугленными резиновыми ботами и жжеными автомобильными сиденьями. Хотя насчет химии соглашусь.

Я с отвращением произнес:

– Враки,враки,враки! Марк сказал:

– Итан, я же говорил тебе, он врет профессионально. Привыкай. Ты злишься на него потому, что не смог вложить деньги в его удивительную, новаторскую, революционную технологию.

– Ничего я не злюсь!

Из обнимательной машины послышался стон: тестер из команды, которая делает баскетбольную игру. (Примечание: в Джей-Под теперь постоянно кто-то приходит. Кейтлин стирает чехлы каждые два дня. Она разленилась и перестала возить их домой на стирку. Просто прополощет в горячей воде, положит на минуту в микроволновку, а потом повесит сушиться у вентиляционной трубы.)

Стив нас прервал:

– Имейте в виду: отдел маркетинга все больше беспокоит вопрос «Спрайт-квеста».

– Да неужели!

– Игра получается недостаточно зрелищная. Сейчас заговорили о том, что игра в стиле фэнтези слишком далеко отстоит от наших традиционных спортивных.

– Мы тысячу лет назад об этом сказали!

– Никто вас не слушает. Поэтому вы не начальники. А я говорю вам, они хотят закрыть проект.

– Не имеют права!

– Имеют.


Джон Доу простонал:

– Нужно их остановить!

– Круто, а? – сказала Кейтлин. – Спасать эту дурацкую игру после всего, что мы пережили. Но иначе убьют нашего Рональда!..

Стив возразил:

– Если вы, ребятки, хоть немного почитали про своего персонажа, сами знаете, что он не вызовет никаких симпатий. К несчастью, этот несимпатичный персонаж еще и попал в игру, гнилую на корню.

До вечера мы пытались отрицать очевидное и соревновались, кто найдет в Интернете фотографии помяснее (дополнительные баллы – за оригинальность). Наши фавориты:

– Водитель из Мехико забыл пристегнуть ремень

– Видеосюжет организации «Люди за гуманное обращение с животными» об убийстве коров

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница