Dreamer cat неопубликованный роман Стивена Кожаного



страница8/13
Дата10.05.2016
Размер1.75 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Несомненно, каждый знает о действиях «Крестового похода за мораль». Они насчитывают приблизительно десять миллионов членов только в США, таким образом они достаточно сильная организация, и к ним действительно прислушиваются. У них большой прогресс в отношениях с компаниями пси-дисков, главным образом потому, что мы нуждаемся в рекламе, но еще у них имеется несколько представителей в Правительственных комитетах цензуры. Я всегда считал, что они напрасно беспокоятся, но это было прежде, пока я не включил последние два пси-диска и не испытал на себе эффекты, которые возможно испытывали другие люди.
Но я не уверен, должен ли я говорить это Элен Гвайнн, поэтому я только вежливо киваю, пока она скромно потягивает ее напиток. Когда она отнимает стакан от рта, на стекле остается помада.
"Благодаря усилиям «Крестового похода за Мораль» и других заинтересованных организаций, я думаю, что справедливо сказать, что программы, которые мы смотрим сейчас на наших телеэкранах, значительно более нравственные, чем они были несколько лет назад," - говорит она.
Хоть и нравственнее, но скучнее. Одна из причин безудержного успеха пси-дисков в том, что телевидение теперь серое и безжизненное, оно предлагает такие же возбуждающие передачи, как если смотреть на холодильник. Я по прежнему киваю и любуюсь ее ножками.
"И сексуальное содержание газет, особенно журналов с колоритными картинками, существенно уменьшилось после того, как «Крестовый поход за Мораль» сделал известные заявления."
Теперь, когда газеты передаются с помощью компьютеров и печатаются на личных лазерных принтерах, я считал, что они находятся в пределах секретности вашей собственной домашней категории. Только те, кто подписался, получают статьи и картинки. Но после того как «Крестовый поход за Мораль» организовал массовые митинги возле офисов газет, которые, по их мнению, были чересчур сильными, и сопроводили международным бойкотом продуктов, рекламируемых в этих газетах, не прошло много времени, прежде чем издатели не пошли на попятный. Не стоило горевать об этом.
У Элен Гвайн действительно очень красивые ноги. Вокруг ее левой лодыжки тонкая золотая цепочка, настолько тонкая, что сперва я её не заметил.
"Я с радостью констатирую, что кинопромышленность тоже решила соблюдать наши стандарты."
Достаточно верно, хотя количество зрителей уменьшилось. Никто не хочет платить, чтобы смотреть на плоский экран. Магнаты кино обвиняют в этом корпорации пси-дисков, но лично я считаю, это потому, что фильмы, которые они сейчас производят, столь же сухие, как телевидение.
Единственные, кто сейчас преуспевает, это 3-ий канал, видео, и лазерные диски, и это потому, что люди предпочитают развлекаться, не прерываясь на рекламу. Но при этом все больше людей предпочитают пси-диски. Именно поэтому взлетают наши продажи и прибыль, а остальные бизнес развлечения находится в плохом состоянии. Я предполагаю, что именно поэтому прекрасная мисс Гвайн заглянула ко мне поговорить.
"Единственная область, где мы пока не пользуемся успехом, это рынок пси-дисков" Она выпрямляет ее ножки и прижимает их друг к другу. Интересно, посмотрел ли я на это...
"Да" - едко говорит Рат. "Вы посмотрели."
"Вот почему я приехала повидать Вас, Лейф" - говорит она, и ставит бокал на столик рядом с диваном. Я могу ясно видеть отпечаток ее губ на стекле. "Корпорации вроде Си-Би-Эс - закрытая книга для нас. Мы видим конечные продукты, но компании пси-дисков не позволяют нам присутствовать в творческой стадии"
Мне понятно, почему «Крестовый поход за Мораль» послал ко мне такую красавицу как Элен Гвайн. Если это была одна из старых дев или серьезный священник с водянистыми глазами, то я бы уже показал им на дверь, но она была настолько приятна на вид, что я слушал бы ее, даже если бы она продавала последний выпуск энциклопедии.
"Вы не возражаете, если я закурю?" – говорит она, заставая меня врасплох. Я был занят, наблюдая за ее грудями, казалось, они пытались разорвать ее сорочку всякий раз, когда она двигала плечами.
"Лейф, Вы смотрите" - мурлыкает Рат. Она катается на спине, суча лапами в воздухе.
"Нет, конечно нет" – отвечаю я и подаю ей пепельницу. Я понимаю, что она не принесла с собой сумочку, но она достает пачку сигарет из кармана жакета, вместе с тонкой золотой зажигалкой.
Она опускает ее голову, прикуривает сигарету и выдыхает дым тонкой струйкой. Рат изображает кашель.
"Мы полагаем, что корпорации пси-дисков планируют записывать новый вид дисков, дисков, которые более сильны, чем те, что мы видели прежде. Мы встречались с обеими, Си-Би-Эс и Эр-СиЭй, но они просто сказали, что бы мы занимались своим собственным делом." Она снова затягивается, и я вижу помаду на фильтре сигареты.
"Хорошо, Лейф, постоянная бдительность в любой области, которая может влиять на умы и отношения в нашем обществе – как раз наше дело. Очень даже наше дело." – улыбается она.
"Конечно, все пси-диски должны быть пропущены Правительством, а «Крестовый поход» представлен в комитете цензуры. Вы сами можете проверить ваши ощущения" – говорю я ей.
Она гримасничает. "Лейф, нас волнует то, что мы обнаружили постепенное изменение в настроении среди других членов комитетов, тех членов, которые не связаны с «Крестовым походом за Мораль». Если откровенно, Лейф, мы уверены, что идет тенденция к разрешению пси-дисков с большим насилием, и более либеральному подходу к их сексуальному содержанию"
"И?" – говорю я, потому что я все еще не уверен, что она хочет.
"И мы решили сблизиться с Вами, Лейф, потому что Вы немного более зрелый, чем обычные Фантазеры. "
Да, это довольно тактично. Она имеет в виду, что я гораздо старше, чем они.
"Мы подумали, что ваша зрелость может означать, что Вы сможете разделить нашу точку зрения больше Фантазеров, которые слишком сильно материально зависимы. Кроме того, мы видели все девять пси-дисков, которые Вы записывали, и мы впечатлены их.... "Она, кажется, старается подобрать слово, и я помогаю ей.
"Зрелостью" - подсказываю я. Она улыбается.
"Точно" - говорит она. "Ваши диски имеют характер, глубину, целостность, сильные основные сюжетные линии и обычно сильную моральную тему. Триумф добра над злом, преступление всегда наказывается, важность защиты семьи и любимых ... "
"И вся остальная часть клише" - говорит Рат.
"И ваша версия «Макбет» превосходна, просто превосходна. Вы получили награду за неё?"
Да, это был мой пятый пси-диск, я провел три месяца в замке на западном побережье Шотландии, который Эрби нашел для меня, в холоде, сырости, и совершенно несчастный. Эрби нашел главного повара, который готовил пищу в стиле средневековой Англии, и мы нанимали команду фехтовальщиков, чтобы они преподавали мне. Я отдал Оскара Эрби, потому что награда теперь ничего не значит для меня, моё единственная забота - закончить мой контракт и выйти из дела. Забавно, что она выбрала этот диск как пример качества моей работы. Интересно, понимает ли она, сколько смертей в том диске, и сколько крови, это был фактически самый сильный из пси-дисков, которые я когда-либо делал.

Я киваю, стараясь сохранять хладнокровие. "Да, но я все еще не понимаю, что Вы хотите от меня. Вы хотите, чтобы я присоединился к кампании во имя Крестового похода?"


"О господи, нет" – смеется она, и блузка слегка колеблется, как море при ветре. Она затягивается сигаретой, которая уже сгорела наполовину. Она сделала только две или три затяжки, очевидно она из тех курильщиков, которые находят больше удовольствия в том, что бы просто держать сигарету, чем от вдыхания дыма.
"Мы просто просим небольшой помощи, Лейф. Немного информации. Например, знаете ли Вы о чем-нибудь относительно новой политики по насилию в пси-дисках? Хочет ли Си-Би-Эс сделать новый ряд сильных дисков? " - Она пристально смотрит на меня, пока говорит, чтобы увидеть мою реакцию, но я достаточно контролирую мои эмоции, так что меня не так легко поймать. Я пожимаю плечами, и она смеется, её шелковая сорочка снова шелестит.
Да, я знаю, что я смотрю на неё.
"Я предполагаю, что действительно было немного наивно ожидать, что Вы расскажете мне тайны компании, не так ли?"
"Да, я так думаю. Почему Вы внезапно заинтересовались бизнесом с пси-дисками?"
"Не внезапно, мы всегда чувствовали, что они слишком сильно влияют на психику, особенно на детей и тех, кто не столь же интеллектуален как ..... как Вы и я, например. Тех, кто легко поддается влиянию. До сих пор Правительство было весьма устойчиво в мнении, что может войти в содержание дисков, но если их бдительность понизится, то представить сложно, какой вред это может нанести. "
"Но почему Вы считаете, что просматривающие сильные диски могут стать опасными?" – спрашиваю я. Она достает из пачки другую сигарету и медленно зажигает ее, смотря на мерцающий огонек.
"Мы оба слишком молоды, чтобы помнить те времена, когда не было телевидения, Лейф, но мы знаем, что как только телевидение стало распространяться, то взлетел уровень преступности. Стало больше изнасилований, больше нападений, больше убийств. Не в первые дни, я имею в виду, а позже, в восьмидесятых и девяностых годах. Когда телевидение стало более сильным, более либеральным, если Вам так больше нравится, тогда произошло соответствующее увеличение количества преступлений. Это удостоверенный факт. "
"Но в то время был рост населения, и больше преступлений расследовалось полицией, больше попадало в статистику," - говорю я. "Я не думаю, что связь между увеличением насилия по телевидению и увеличения насилия в обществе столь очевидна, как Вы говорите. "
"Это походит на высказывание, что нет доказанной связи между курением и раком легких. Но мы все знаем об этом"
"Но это не останавливает Вас от курения, не так ли?"
Она выпускает кольцо дыма и наблюдает, как оно всплывает к потолку, вяло улыбаясь. Улыбка постепенно становится шире и шире, и затем она начинает смеяться. Она, кажется, много смеется. Возможно, я ей нравлюсь.
"Вы так хотите, Джек," - глумится Рат.
"Есть отличие, Лейф," - говорит она. "Я курю, потому что я наслаждаюсь этим, но это приносит вред только мне, и никому больше. Но если я посмотрю фильм или пси-диск с насилием, а затем выйду и задавлю кого-нибудь автомобилем, или ограблю, или изнасилую, то существует ещё и жертва. "
По понятным причинам мысль о Элен Гвайнн, насилующей кого-то, невероятно возбуждает, и трудно прогнать мысли об этом, особенно наблюдая, как эротически она обращается с сигаретой.
"Возможно," - говорю я. "Но это не моя работа, определять, где слишком много насилия, а где нет сильно. Это решает комитет цензуры. "
"А если на комитет незаконно давят, Лейф? Что тогда?"
"Это было бы несправедливо. Но я снова не вижу, как это касается меня."
Я встаю и снова наполняю мой бокал виски. Она говорит, что ей больше не надо подливать. Она делает меня возбужденным, не потому что она дает мне трудную задачу, а потому что она настолько привлекательна и настолько уверена в себе, и, давайте честно, она чертовски сексуальна. Я думаю о развитии отношений, но я знаю, что это может иметь неприятные последствия, она всего лишь сотрудник «Крестового похода за Мораль» и вероятно ей не очень понравится физический контакт с человеком приблизительно на пятнадцать лет старше её. Я подхожу к окну и смотрю на Чикагское небо, и луну, белую и чистую.

"Вы приближаетесь к окончанию вашего контракта, Лейф. Еще один пси-диск, и Вы можете уйти, навсегда. Настолько богатым, что большинство людей и не мечтают, намного более богатым, чем большинство из нас могут надеяться стать когда-либо. Когда это случится, мы хотели бы, чтобы Вы присоединились к нам как советник, консультант. Тем, кто может давать нам информацию относительно того, как работают корпорации пси-дисков, и что еще более важно, как работают Фантазеры. Если бы у нас было некоторое понимание того, как Вы, Фантазеры, производите пси-диски, тогда возможно мы могли начать понимать, как мы можем помешать им углубиться в выгребные ямы секса и насилия. Вот что мы хотим от Вас, Лейф. Мы хотим, чтобы Вы присоединились к нам."


Я думаю, в этом есть смысл. У большинства людей неопределенные мысли о том, как работают Фантазеры, и только горстка вне корпораций знает что-то о технических особенностях.
"Вы поможете нам?" мягко спрашивает она, гася сигарету.
"Позвольте мне подумать об этом," - говорю я, но в моем сердце я уже решил, и не только мысль о работе рядом с Элен Гвайнн соблазняет меня. Я смакую возможность предоставления «Крестовому походу за Мораль» следа на Луи Эйнтрелла и других.
Она соскальзывает с дивана и становится рядом со мной, не так близко, что бы мы дотронулись друг до друга, но достаточно близко, чтобы я мог почувствовать запах ее духов. Мы стоим и смотрим на небоскребы, и посередине горизонта возвышается Башня Си-Би-Эс, самая высокая. Я часто задавался вопросом, выбрал ли Эрби эту квартиру из-за вида из окна.
"Я всегда завидовала Фантазерам," - говорит она задумчиво.
"Завидовала в чем? Деньгам?"
"Конечно деньгам," - говорит она, "но не только. Явный творческий потенциал, способность к..... я не знаю, как объяснить ..., это должно походить, как будто Вы боги, в состоянии создавать целые миры, характеры, и заставляя их делать то, что Вы хотите. Это походит на то, чтобы быть автором, продюсером, директором и актером в одно и то же время. Вы должны получать такое чувство власти. Я проходила тест самостоятельно, но конечно же ничего из этого не вышло. Сколько человек проходит тест? "
"Я не знаю. Пара из миллиона, я думаю."
Все корпорации пси-дисков регулярно проводят среди населения тесты, выискивая тех, у кого есть талант Фантазера. Конечно, нет нехватки претендентов из-за перспективы фактически неограниченного богатства и других льгот. Большинство людей проходят тест в юношестве, и если Вы однажды терпите неудачу, нет никакого смысла повторно проходить его. Это похоже на ваш показатель интеллекта, это не может измениться, по крайней мере не сильно. Тест весьма простой. Они надевают Вам наушники, а затем просят, чтобы Вы представляли вещи. Они начинают с простого, например с лошади. Потом они говорят Вам изменить её цвет, сделать так, чтобы она поскакала. Потом они просят, чтобы Вы вообразили другое животное, скажем, черную собаку, а затем они просят Вас заставить лошадь исчезнуть в то же самое время, когда собака лает. Они начинают с простых вещей, постепенно увеличивают степень сложности, пока Вы не удерживаете несколько характеров одновременно. Большинство даже не проходят стадию с собакой, у них нет достаточного контроля над воображением. Пробуйте это сами. Закройте ваши глаза и думайте об черной собаке. Теперь прекратите думать о ней. Да, трудно, не так ли? Собака продолжает возвращаться. В этом различие между Фантазерами и остальной частью мира - когда Фантазеры хотят, чтобы собака исчезла, она исчезает.
"С кошками труднее," - это Рат.
Да, с кошками труднее.
"Вы такой счастливый," - говорит Элен.
"Это имеет и недостатки," я отвечаю. Она не понимает.
"Я не могу думать обо всём," - говорит она. Она кладет руки на подоконник и наклоняется вперед, почти касаясь стекла губками. Ее дыхание начинает затуманивать ее отражение.

"Это вопрос реальности. Восприятия и реальности," - говорю я. "Все, что Вы представляете реальным, ощущается Вашими пятью чувствами. Вы видите, слышите, чувствуйте запах, осязаете, и ощущаете вкус. До пси-дисков Вы могли смотреть телевизор или кино, и Вы использовали бы только два чувства, изображения и звука. Несколько производителей экспериментировали с вибрирующими местами, чтобы дать ощущение движения, и нескольких чудаков пробовали выпускать запахи в кино, но это не получило распространения. Причина успеха пси-дисков в том, что Вы испытываете все пять чувств одновременно. И когда Фантазер хорош, независимо от того, что Вы получаете из пси-диска, это кажется реальным."


Она кивает. "Фантазеры производят действительность, которая великолепна. Вы придумываете фантазии для других людей."
"Несомненно, и как только Вы снимаете ваши наушники, Вы возвращаетесь в вашу собственную действительность. Вы окунаетесь в мир из диска без размывания изображения между двумя действительностями. Что прекрасно для Вас и остальных людей."
Она поворачивается, чтобы посмотреть на меня прищуренными глазами.
"Но это не прекрасно для Вас?"
Я качаю головой. "У Фантазеров настолько твердый контроль того, что они представляют, что воображаемая и реальная действительность начинают смешиваться. Мы настолько талантливы к созданию действительности для других людей, что наши умственные способности начинают играть с нами."
"Вы имеете в виду, что Вы видите миражи?"
Я смеюсь над этим, тем более что Рат уселась позади меня и трется ушами о мои ноги.
"Вы должны верить этому, ребенок," - мурлыкает она.
"Все мы видим миражи," - говорю я. "Это вопрос степени." Я указываю на Луну. "Cмотрите на Луну, она неподвижна в небе. Но мы знаем, что мы кружимся вокруг солнца со скоростью в тысячи миль в час, а Луна крутится вокруг нас. Но мы ощущаем, что она висит на месте. А на самом деле всё ещё более сложно, потому что к тому времени, когда свет от Луны достигает наших глаз, она уже переместилась. Теперь взглянем на звезды. Любую мы видим как яркую светящуюся точку, но это только вопрос восприятия. Сами звезды за миллионы миль вдали, так далеко, что свету требуется миллионы лет, чтобы добраться до нас. Таким образом возможно, что сама звезда сгорела тысячи лет назад, но её свет все еще добирается сюда, и мы ощущаем, что звезда существует.
И чернота между звездами. Может быть в тех местах недавно появились звезды, но свет не доберется до нас миллионы лет. Итак, звезды, которые Вы видите сегодня вечером, могут больше не существовать, а те, которые существуют, Вы не можете видеть. Что является действительностью и что является вашим восприятием действительности? "
Она выглядит смущенной, а теперь и я тоже.
"Но это касается и всех нас, Лейф. Все мы ощущать нашу среду нашими чувствами."
"Конечно мы делаем это. Но это означает, что каждый по своему понимает, что реально и что нет. Все, что мы испытываем, основано на ряде предположений и приближений. Мы видим звезды, таким образом мы предполагаем, что они там есть. Мы ощущаем что Луна неподвижна, хотя мы знаем, что она стремительно несется в пространстве. Вы удивитесь, узнав, сколько ваших чувств зависит от предположений. Пробуйте различить виски и бренди с закрытыми глазами, или объяснить вкус яблока или груши. Большинство людей не сможет. Вы только предположите, что яблоко будет на вкус яблоком, и так далее. Мозга собирает всю информацию, а затем использует логику и предположение, чтобы соединить в общую картину. Итак, Ваше представление действительности зависит от способа, которым ваш мозг обрабатывает информацию. Возьмите десять свидетелей несчастного случая и попросите их описать то, что случилось, и Вы получите десять различных версий – спросите у любого дорожного полицейского. "
Рат бодает мое левое колено и мурлыкает. "Вы знаете, что Вы собираетесь смутить её," – говорит она. "Ее глаза начинают затуманиваться."
Я смотрю на великолепные синие глаза Элен Гвайнн, но они, мне кажется, и не собираются затуманиваться.
Возможно Рат ревнива.
"Вы хотите этого, Джек."
Элен стряхивает со лба ее прямые светлые волосы и движением шеи посылает волну по волосам до плеча, где они слегка колеблются. "Но я все еще не понимаю, где здесь проблемы для Фантазеров," – говорит она, хмурясь.
"ОК, это потому, что ваш мозг делает предположения, основываясь на прошлом опыте. Мой мозг делает предположения, основанные на творческом бите моего сознания. И часть творческого бита находится в подсознании, где я не могу влиять на него. Чем больше я использую мое сознание для создания альтернативных фактов, тогда больше мое подсознание делает то же самое. " Это было бы отлично в беседе, которую я должен был провести с Арчи Волкером, она дала бы ему достаточно информации для дюжины учебников. Но я не знаю, почему я открываюсь Элен Гвайн. Возможно потому, что она не представляет угрозы мне или моему контракту.
"Возможно из-за её глаз," - говорит Рат.
Глаза Элен открываются шире. "Но это - безумие," спокойно говорит она, прикасаясь рукой к ее щеке, пять окрашенных в алое ногтей на ее кожи.
"Да," – соглашаюсь я. "Именно поэтому очень много Фантазеров не могут закончить их контракты. Они сходят с ума. Они видят вещи, которых нет. Их подсознание начинает осоздавать их собственную версию реальности. "
"Что именно происходит?"
"Иногда простые вещи, как неверные вкусы или запахи. Так это начинается. Потом Вы начинаете видеть миражи. Вы смотрите на стул и видите стул, а затем Вы смотрите вдаль, и когда Вы оглядываетесь назад, стул становится носорогом, пока Вы не сконцентрируетесь на нём, и затем это снова становится стулом. Это обычно происходит, когда ваше сознание занято чем-то еще. И когда Вы доходите до этой стадии, обычно уже слишком поздно. "
"Это действительно случается?"
"Да," - говорю я. "Это случается. Чаще, чем не случается. Вскоре после того, как я записал мой второй пси-диск, я встретил Фантазера по имени Вилли Коррир, случайно, я заметил в баре, что он использует его черную карточку, и заговорил с ним. Он часто он говорил кое-что табурету рядом и впиваются в него взглядом. Я спросил, что он делает, и он сказал мне, что мой друг постоянно прерывает его. Там никого не было, и когда я сказал ему об этом, он начал клясться и кричать, сердясь на меня. В конечном счете я успокоил его при помощи бутылки виски, и именно тогда я узнал, что Корпорация забывала рассказывать об этом новым Фантазерам. Вилли настолько хорошо создавал образы, что он делал их подсознательно, и он делал это настолько хорошо, что они становились частью его реальности. Он не мог узнать, был ли человек его созданием, или 'реальным' человеком. Вилли сошел с ума и был определен в дом отдыха Корпорации шестью месяцами спустя, на две трети выполнив его контракт. "
"Что относительно Вас?"
"Вы имеете в виду, вижу ли я миражи? Ответ да, время от времени."
"Но как Вы останавливаете себя, чтобы не сойти с ума? Как делают Вы удерживаетесь в реальной действительности? "
Я улыбаюсь и смотрю на Рат, которая улыбается мне, ее голова наклонена, ее глаза прищурены и удивленны. Есть предел тому, что я могу рассказать этой женщине, и мы только что достигли его.
Рат - моя тайна, и она должна остаться ею. Рат - мой предохранительный клапан, она удерживает меня нормальным. Через нее я могу определить, что реально, а что нет. То, что реагирует на нее, никогда не существует в реальности. И она всегда на 100 процентов честна со мной. Если я спрашиваю ее, является ли что-то продуктом моего воображения, она скажет мне, и она всегда скажет правду. Рат появилась в моей жизни прежде, чем я дошел до стадии, где я бы видел миражи. Я уже терял власть над ощущениями вкуса и запаха, и иногда путались цвета, но я не видел нереальных людей. И даже теперь, после девяти пси-дисков, я сохраняю мой подсознательный творческий потенциал под контролем, только со случайными промахами. Но я не могу рассказать Элен Гвайн об этом, таким образом я машу стаканом с японским виски и говорю ей, что этот напиток удерживает меня от сумасшествия. Она отворачивается от окна и возвращается к дивану, чтобы зажечь третью сигарету.
"Вы не понимаете, Лейф, что если psi-диски дают столько эффекта на профессионалов, Фантазеров, то они должны быть очень опасными для обычных зрителей, особенно для детей? "
"Я не согласен. Я думаю, что дело в той же самой генетической способности создания пси-дисков делает Фантазеров восприимчивыми к галлюцинациям. Средний зритель не достаточно чувствителен, чтобы его это затронуло."
"Но это - только ваша теория," говорит она, и я вынужден согласиться.
"Так Вы поможете нам?" – спрашивает она.
"Да," – говорю я. "Но только после того, как я закончу мой контракт."
"Когда?"
"Через три недели, возможно раньше. Я позвоню Вам."
Она встает на ноги, снова шелестя шелком.
"Обещайте мне одну вещь," - говорит она.
"Что именно?"
Она берет ее сигарету, и вдыхает дым, долго удерживает его в легких, и выдыхает медленно и чувственно, наблюдая за мной из-под прикрытых ресниц. "Если у Вас произойдет что-нибудь, что, Вы думаете, может помочь «Крестовому походу», что-то, настолько важное, что не будет времени ждать, немедленно звоните мне. Вы обещаете мне это? "
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница