Dreamer cat неопубликованный роман Стивена Кожаного



страница5/13
Дата10.05.2016
Размер1.75 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

От влажной почвы поднимается пар, и воздух насыщен влагой. Мое лицо покрыто каплями пота, но телу прохладно, поскольку об этом заботится скафандр.
Чтобы узнать, насколько хороша мисс Дево, я срываю с дерева, за которым мы спрятались, горсть листьев и прижимают их к носу. Слабый запах тмина. Я кладу один лис в рот и медленно жую. Похоже на жевательную резинку со вкусом мяты. Я впечатлен, очень впечатлен. У Фантазерши удивительное чувство деталей, она записала такие эффекты, которые даже не заметило бы большинство зрителей.
Мы все еще одеты в шлемы, но они открыты, чтобы мы могли дышать. Джилл и Ксавьер не замечают, что я жую синие листья.
"Что теперь?" - спрашивает Ксавьер у Джилл. Даже несмотря на то, что у нас больше нет корабля, она все еще Пилот, который ответственен за нас.
"Нам надо идти," - говорит она без колебаний.
"Но спасатели прибудут в наше последнее местоположение, о котором мы сообщили," - говорит Ксавьер.
"Там же будут и преследователи," - отвечает Джилл. "Куяне, должно быть, передали наше местоположение на их базу, иначе бы они последовали за нами. Нет, мы уходим. Если прибудут наши спасатели, мы их увидим."
Ксавьер страдальчески смотрит на меня. Да, я тоже заметил, что она сказала "если", а не "когда".
Мы идем быстрым шагом, Джилл в середине, Ксавьер с левой стороны, я справа.
По грязи тяжело идти, но скафандры сохраняют кожу сухой. У нас нет карты и никаких идей относительно того, куда мы идем, единственный план Джилл, кажется, состоит в том, чтобы как можно больше увеличить расстояние между нами и все еще дымящимся кратером позади нас.
Через несколько километров мы задыхаемся и непрерывно перебрасываем наше оружие с плеча на плечо. Ксавьер хочет взять напиток из его пакета для выживания, но Джилл говорит ему успокоится.
Желтое небо начинает темнеть, и в стороне мы слышим жуткий вой - это могло оказаться животным или насекомым, мы не можем сказать точно. Горная цепь, к которой мы идем, не становится ближе, и после еще нескольких километров Ксавьер спрашивает Джилл, чем она обеспокоена.
Прежде чем она успевает ответить, что воздух наполняет рев двигателей, идущий сверху. Это черный реактивный самолет размером приблизительно с половину космолета, но с более широкими крыльями и двумя большими вертикальными килями в хвосте. Это не Земная машина. Враг нашел нас.
"К деревьям," - вопит Джилл. "Бежим!"
Мы бежим к самой близкой группе деревьев, пригибаясь и нащупывая оружие. Самолет останавливается в воздухе приблизительно в одном километре от нас, медленно вращаясь.
"Они нас заметили?" - спрашивает Ксавьер, и Джилл пожимает плечами. Он получает ответ на свой вопрос через несколько минут, когда прилетают еще два черных самолета. Троица окружает нас, и затем они одновременно приземляются.
"Возьмите ваше оружие," - шепчет Джилл. "Вы берете тот," - она ведет стволом вправо, "Ксавьер, Вы позаботитесь о том, что позади нас. Я возьму тот, который слева."
Некоторое время ничего не происходит, самолеты стоят в грязи, двигатели выключены. Потом все три испускают трескучий звук, и от самолетов опускаются пандусы.
"Приготовились," - говорит Джилл.
С пандусов спускаются серебристые кубы, высотой с человека. Они соскальзывают в грязь, а потом пандусы поднимаются. Взрёвывают двигатели самолетов, и вся троица поднимается в небо.
"Что, черт возьми, происходит?" - говорит Ксавьер, поднимаясь. Его скафандр измазан оранжевой грязью.
"Сохраняй позицию," - командует Джилл. Она держит нас в боевом положении еще добрых пять минут, но самолеты не возвращаются.
"ОК," - говорит она в конце концов. "Давайте проверим эти кубы."
Мы вместе идем к одной из серебристых коробок. Ксавьер пробует обойти вокруг, но утыкается в невидимую стену. Я пробую пройти вокруг в противоположном направлении, но со мной случается то же самое. Мы идем вдоль силового поля к следующему кубу, и потом к третьему. Мы пойманы в ловушку в равностороннем треугольнике, приблизительно в два километра шириной.
"Однако," - говорит Джилл, "давайте посмотрим, что может сделать бластер."
Мы идем в центр треугольника, она прицеливается в один из кубов и стреляет. Ничего не происходит. Она пробует еще раз. Ничего. Ее бластер не работает. Она проверяет обойму, но та полностью заряжена. Ксавьер пытается выстрелить, но его бластер тоже бесполезен. И мой.
"И что теперь?" - спрашивает Ксавьер.
"Теперь мы ждем," - говорит Джилл.
Нам не приходится долго ждать. Прилетает своего рода вертолет, длинный тонкий цилиндр с тремя винтами, летя низко и почти тихо. Он приземляется вне нашей треугольной тюрьмы. Винты продолжают крутиться, люк открывается, и показываются три фигуры. Они одеты в скафандры и шлемы, которые Командующий показывал нам в комнате брифинга. Куяне.
У всех троих бластеры. Они медленно идут к ближайшему кубу.
"Бросьте ваше оружие и идите к нам," – кричит одна из фигур, его голос усилен динамиком.
"Мы должны сделать, как он говорит," - говорит Джилл. "Все равно наше оружие бесполезно."
Мы бросаем бластеры и поднимаем руки.
"Идите к нам," – говорит Куянин, и мы повинуемся. Одна из фигур подходит к серебряному кубу и словно поглаживает его, и мы все трое проходим через силовое поле. Куянин несет пластмассовую веревку, которой связывает наши руки сзади спины, потом мы бредем к вертолету и заползаем в него через люк. Еще два Куянина охраняют более полудюжины Земных летчиков. Джилл узнает девушку с нашивкой пилота и кивает ей. Мы садимся на пол в конце кабины, наши охранники закрывают люк, и мы стартуем. В кабине нет иллюминаторов, так что мы не имеем понятия, как высоко мы летим и в какую сторону, но через 15 минут слышно изменение шума двигателей, и мы приземляемся.
Три вооруженных Куянина выходят наружу, и вскоре возвращаются с еще двумя пленниками, и пихают их на пол рядом с нами. Один из них навигатор, другой пилот. У пилота разбит лоб над левым глазом, а его рука забинтована.
Мы снова взлетаем. Пять раз мы садились и каждый раз пленников прибывало. Потом мы долгое время летим без остановок. Никто не разговаривает. Один раз Ксавьер открыл рот, но один из Куян вышел вперед и ударил его прикладом в лицо.
В конце концов вертолет приземляется и мы выходим наружу. Мы находимся на крыше высокой башни, похоже что это космопорт, вокруг множество космокатеров Куян, больших крейсеров и грузовых кораблей. Множество башен, все с вертолетными площадками на крышах. Нас препровождают к круглому выступу в центре крыши. Две металлических двери шипят, открываясь, и нас запихивают в стальную комнату. Это лифт, и мы быстро спускаемся. Мы двигаемся слишком долго, чтобы проехать всю башню, поэтому я предполагаю, что мы оказываемся под землей. Мои уши закладывает от изменения высоты.
Двери лифта открываются в длинный белый коридор, и нас препровождают к двери, которую охраняют два Куянина. Их шлемы сняты, и мы впервые можем увидеть лица нашего врага, чешуйчатую кожу и дьявольские желтые глаза. Они зло усмехаются, и черный разветвленный язык выпрыгивает из рта, как у змеи. В ногах одного из охранников есть серебряный куб, и он наклоняется, чтобы коснуться его прежде, чем мы заходим внутрь.
Мы находимся в высокой круглой комнате, в пять человеческих ростов. Вблизи потолка расположено зеркало, обегающее комнату по кругу, в несколько метров высотой. Я вижу только отражение, но уверен, что позади зеркала находятся Куяне, изучающие нас. Я оглядываюсь и вижу, что охрана снова поглаживает куб. Дверной проем - единственный выход.
Стены и пол оранжевого цвета, и, кажется, вырезаны в скале. Потолок над нами желтовато светится, это единственный источник света в комнате.
Нас заставляют встать в одну шеренгу. Джилл отделяют от Ксавьера и меня. Она улыбается, как будто хочет сказать "не волнуйтесь." Нас 18, дюжина мужчин и шесть женщин. Наши пятеро охранников, все еще одетые в скафандры и шлемы, стоят перед нами, держа оружие наготове.
Средний из них - возможно лидер – выходит на полшага вперед. "Снимите ваши скафандры," - говорит он.
Голос звучит громко, как будто через динамик. Никто не двигается. Он поворачивается и делает жест одному из его коллег, который прицелился в голову одной из женщин-навигаторов. Я подумал, что он будет угрожать ей, но он стреляет, и ее голова исчезает в облаке красных брызг, и тело падает на пол. Мы все испуганы и стоим с открытыми ртами. Я сильно испуган.
"Всем немедленно повиноваться," - говорит лидер. "За отказ - смерть. Снимите ваши скафандры. "
Мы делаем как он говорит и кладем их на пол перед нами. Два из Куян собирают их
и бросают в груду в углу комнаты. Один из Куян медленно идет вдоль нас, читая наши имена и звания и произнося их в маленькое записывающее устройство. Когда он заканчивает, он вручает его лидеру.
"Для Вас война закончена," говорит он. "По крайней мере в настоящий момент. Четыре пилота, шесть бомбардиров и восемь навигаторов. Точнее семь навигаторов. Это всё, что осталось от вашего космофлота."
Несколько из нас наклоняют головы, пряча позор, но я смотрю прямо вперед. Я
вижу мое отражение в стекле его шлема.
"Сейчас время, чтобы вы сделали выбор," – говорит он и снимает шлем. Его коллеги снимают шлемы в это же самое время. Земляне издают удивленный ропот, более громкий, чем когда они убили навигатора. Они такие же люди, как и мы.
У лидера глубокие синие глаза и светлые волосы. Его кончик носа вздернут, его волосы слегка завиваются, его черты лица просто ангельские. Его компаньоны все мужчины, всем им около тридцати лет, все с волосами немного более длинными, чем у нас. У одного из мужчин черная бородка, тогда как ни в одном из Земных войск нет никого с растительностью на лице.
Эти мужчины не солдаты Земли, но они держатся как солдаты, и они определенно с нашей планеты. Голос лидера, после того как он снял шлем, кажется нормальным.
"Мы тоже когда-то были побеждены в сражении с силами Куяна," - говорит он. Он улыбается, но это не приятное выражение, а как будто он вспоминает какой-то жестокий случай из его прошлого, возможно выдергивание крыльев у мухи или мучение маленькой птички.
"Мы решили присоединиться к Куянам как наемники. Мы воюем с ними вместе в наших собственных эскадрах, с нашими собственными командирами и Земным Командующим. Мы - лучшие воины, и мы победим." Его улыбка расширяется, но она не в состоянии передать теплоту. Кроме раскрытого рта, показывающего его зубы, его лицо полностью лишено любой человеческой мимики.
"Теперь у вас есть выбор, тот же самый выбор, с которым мы столкнулись несколько лет назад. Вы можете бороться вместе с нами ...... " - он делает паузу для эффекта, ведя его бластером слева направо, поочередно направляя его на каждого из нас. "Или вы можете умереть," - говорит он.
Он впервые повышает голос. "Все те, кто хочет присягнуть Куянской Империи, два шага вперед. "
Я смотрю налево, а затем направо. Никто не двигается, все кажутся смущенными. Я не знаю, что сделать. Ксавьером принимает решение за меня. Он хватает меня за руку и удерживает.
Один из бомбардиров, маленький, коренастый человек, с головой, похожей на грушу, первым выходит из шеренги, его взгляд застыл на стене перед ним. Один или двое мужчин в шеренге проклинают его, но тихо, шепотом, как будто опасаются наказания.
Выходит второй, на сей раз пилот с перевязанной рукой, который был захвачен вскоре после Ксавьера, Джилл и меня. Он тоже смотрит прямо перед собой. Я смотрю на Ксавьера, он хмурит глаза и качает головой. Я очень испуган и задаюсь вопросом, не может ли это быть тем местом, когда умер Фантазер. Я думаю о выходе в реальный мир, но отклоняю эту идею. Макс не станет подводить меня. Я уверен в этом. Я надеюсь на это.
Еще двое мужчин выходят вперед, оба бомбардиры. Я горжусь тем фактом, что ни один навигатор не стал предателем.
"Это все?" - спрашивает воин с ангельским лицом. Больше никто не двигается. Я могу чувствовать уколы в моей груди, мне тяжело дышать, но я не уверен, является ли это моей собственная реакцией, или же это эмоции, записанные мисс Дево на пси-диск. Если это её эмоции, тогда это один из наиболее передовых пси-дисков, которые я когда-либо видел, и она заслуживает Оскара. Мой рот пересох и я не могу сглотнуть.
"Очень хорошо," - говорит ангел. Он кивает его людям, и они прицеливаются из их бластеров. Я закрываю глаза, они начинают стрелять и я слышу падение тел на пол, но нет боли, нет ощущения огня, нет ослепительного света. Я открываю глаза. На полу лежат мертвые тела четырех мужчин, которые вышли из нашей шеренги. Пилот с забинтованной рукой лежит на его спине с удивленным выражением на лице, в его груди тлеет дыра. Коренастый бомбардир лежит на боку, с окровавленной раной под ребрами, он был застрелен, когда поворачивался, чтобы бежать.
Ксавьер смотрит на меня с выражением "я говорил тебе". Я хочу обнять его.
Ангел идет вдоль шеренги, обходя трупы.
"Хорошо," - говорит он. "Только четверо. Двадцать два процента. Меньше четверти. У Куян нет желания принимать воинов, которые готовы перейти на сторону врагов с такой готовностью.
Не делайте ошибок, и по крайней мере половина из Вас будет служить в военной машине Куян, но мы будем решать, кто будет бороться и кто умрет. Вы сейчас пойдете в ваши комнаты и станете принимать пищу. Завтра мы сделаем заключительный выбор."
Он отпускает нас, мы выходим из комнаты и идем назад по коридору. Нас делят на меньшие группы, уводят в различных направлениях через лабиринт коридоров, и помещают в индивидуальные комнаты, размером два на три метра, высотой в два человеческих роста, без окон и двери. Вход охраняется серебристым кубом, меньшим чем те, которые удерживали нас в треугольной тюрьме на поверхности планеты. Я даже не пробую выйти. Я жду.

Комната сделана от того же самого оранжевого материала, с светом, проникающим из желтого потолка. Нет чувства времени, мои часы у меня отобрали. Все, что у меня есть - униформа и ботинки.


В конце концов за мной приходят два охранника, одного из них я узнаю, он был одним из пяти охранников в зале, тем, который читал наши имена и произносил их в записывающее устройство. Он наклоняется и касается куба, а затем машет рукой, чтобы я вышел в коридор. Они становятся по обе стороны от меня и ведут обратно в зал. Группа заключенных уже ждет, я вижу Ксавьера и Джилл, и они оба машут мне. Они стоят и спокойно разговаривают, и я иду к ним, но один из охранников, мужчина средних лет с рыжими волосами и шрамом на шее, кричит нам выстроиться в шеренгу. Я успеваю дойти до Ксавьера, но Джилл оказывается в другом конце шеренги.
Мы стоим по стойке "смирно", пока остальная часть Земных войск становится в конец шеренги. В этот раз гораздо больше охранников с бластерами, как будто они ожидают проблем.
Перед нами снова стоит ангел, его ноги раздвинуты и его подбородок высокомерно вздернут.
"Вчера я сказал вам, что у вас будет выбор, чтобы служить Куянам, что мы хотим принят в наемники лучших из вас. Но я не сказал вам, что в каком-то смысле вы все поможете военной машине Куян. Если вам повезет, то вы будете служить солдатами. Как воины. Теперь я покажу вам, что будет с теми, кто не станет воинами." Холодная улыбка сползает с его лица, и он кладет руку на рукоятку бластера. Стена позади него медленно раздвигается, показывая большой экран. Изображение на экране столь ужасно, что понадобилось несколько секунд, чтобы осознать то, что мы видим.
Это - наш Командующий. То, что осталось от него. Он лежит на пародии на больничную койку, белой кушетке, прикреплен к ней цепями, и его голова зажата в металлический обруч. Он в сознании, мы видим, что его глаза иногда моргают. Рядом с ним большая машина, похожая на коробку с цилиндрами и толстой серой пластмассовой трубой, ведущей от машины к его рту, и с трубами, содержащими красную жидкость (кровь?), ведущими к его шеи, и другой, более толстой трубе, ведущей к его животу. Командующего не покрывает простыня, и мы можем ясно разглядеть, что было сделано с ним. Его правая нога удалена возле паха, а левая нога отрезана в лодыжке. Обе руки отсутствуют, одна отрезана в плече и одна возле локтя. Вместо одного его глаза – яма, заполненная спекшейся кровью.
Ангел не оборачивается. "Те из вас, кто не хочет воевать рядом с нами, будут помогать тем, кто воюет," – говорит он. "Иногда наших людей ранят в сражении, и мы заботимся о них. У нас лучшая медицина в галактике, не существует ран, которые мы не сможем вылечить ......, если мы можем получить запасные части."
Ксавьер стоит, широко открыв рот, и дышит как лунатик.
"Те, кто не воюют, будут использоваться, чтобы дать жизнь тем, кто сражается. После трусливого нападения землян нам требуются разные части тел. Все, кто не использован полностью, сохраняются с помощью системы жизнеобеспечения. Это не самый приятный способ жить. Или, возможно я должен сказать, это не самый приятный способ умирать."
Четыре охранника, стоящие рядом с ним, прицеливаются, и я слышу, что охранники позади нас делают то же самое. Одна из женщин кричит, но я не оборачиваюсь.
Ангел продолжает. "Теперь у вас есть выбор, о котором я вчера сказал вам. Вы можете бороться вместе с нами, или вы можете умереть. Позвольте мне повториться, вы поможете нам в любом случае. Нет позора в том, что вы выберите путь солдата. Те, кто присоединятся к нам, будут обучаться взглядам Куян, философии Куян, и вы станете сражаться, потому что вы захотите этого. Но если вы сейчас не захотите воевать, то у вас не будет другой возможности выбора."
Он смотрит на каждого из нас, на один за другим. Мое сердце леденеет, когда его глаза смотрят на меня.
Ангел жизни и смерти.
"Те, кто хочет сражаться, два шага вперед," - лает он.
Снова решение принимается за меня, когда Ксавьер выходит вперед и тянет меня за ним.
Только один мужчина и две женщины не двигаются. Теперь наше количество уменьшилось до десяти.
Ангел, кажется, рад, и водит его рукой по прикладу бластера.
"Хорошо," - говорит он. "Очень хорошо. Теперь вам нужно пройти еще одну ступень, прежде чем вы начнете боевое обучение. И это будет вашим первым уроком философии Куян. В обществе Куян сильно доминирует мужчина. Женщины не сражаются, и при этом они не поддерживают контактов с мужчинами, кроме случаев, когда они спариваются. Роль женщины - исключительно деторождение и воспитание детей до половой зрелости. При достижении половой зрелости мужчины отделены от женщин. Образование, медицина, бизнес, наука - все это прерогатива мужчин."
Одна из женщин в шеренге вздыхает, и я начинаю думать, что возможно он хочет сказать нам, что собирается освободить женщин.
"Куяне настаивают, чтобы мы следовали их философии, так что плененные женщины не могут сражаться в нашей наемной эскадре. Их вера также запрещает нам пользоваться женскими запасными частями для мужчин."
Становится интересно, что случится с двумя женщинами, которые уже вне шеренги. Я уверен, что у него есть какая-то зловещая идея относительно женщин. Я смотрю на Джилл, и она подносит руку ко рту, как будто она знает, что случится.
"В вашей группе есть три женщины, совершенно бесполезные, кроме как для вашего следующего теста." Теперь он обращается только к мужчинам в шеренге, как будто женщины прекратили существование.
"Теперь вы должны доказать, что вы готовы поставить крест на вашем прошлом и полностью согласиться с вашими новыми владельцами."
Один из охранников идет вдоль шеренги и вручает каждому из нас охотничий нож из отличной стали. Они бесполезны против охранников с бластерами, но невооруженные женщины – совсем другой вопрос.
"Вы должны убить женщин вашего вида," - говорит ангел. "Вы должны сделать это, если хотите присоединиться к нам. Мы все прошли через это. Это - ваш выбор. Ваши новые хозяева наблюдают ... "- он поднимает глаза к зеркалам наверху " ... и чем лучше вы сделаете это, тем лучше будет ваша перспектива. "
За зеркалами я могу почувствовать глаза Куян, смотрящих на нас.
"Кроме того, примите во внимание, что, если вы не сможете сделать этого, то вас убьют. Это путь Куянина. Путь воина. "
Он медленно отодвигается назад, ближе к оранжевой стене. Другие охранники делают то же самое и встают кольцом возле стен комнаты, держа бластеры наготове.
Ангел достает из кармана баллончик с аэрозолем, похожий на том, который мы используем для освежения дыхания. "Чтобы облегчить вашу задачу, снять ваши моральные запреты, наши владельцы разработали этот препарат. Он действует как стимулянт и возбуждающее средство." Он подходит к шеренге и прыскает из балончика в каждого из нас, а затем отходит подальше и кладет аэрозоль в карман.
"Начинайте," - говорит он.
Нож отлично лежит в моей руке, тяжелый, но хорошо сбалансированный. Несколько бамбардиров делают стремительные взмахи ножами, мужчины, которые привыкли работать с компьютерами, наконец добрались до холодной, прочной стали. Женщины не знают что делать, они жмутся друг к другу как испуганные овцы. Джилл держит руку на плече женщины, которую она узнала в вертолете.
Ксавьер стоит рядом со мной и кажется, загипнотизирован блестящим лезвием, в его глазах отсутствующий взгляд и капли пота на лбу. Один из мужчин бросает нож на пол и пытается проскользнуть мимо охранников у выхода, натыкается на силовое поле и падает обратно в комнату, прижав руки к носу. Кровь капает на пол, красная на оранжевом. Охранник слева от двери шагает вперед и стреляет ему в голову. Кровь разбрызгивается по полу, тело падает на пол, а его голова отлетает к стене и бьется об неё с вызывающим отвращение глухим стуком.
"Мы должны сделать это," - говорит Ксавьер, размахивая ножом на уровне живота. "Я не хочу закончить жизнь в банке со спиртом. Мы должны сделать это, если собираемся выжить. "
Я ничего не могу сказать, я знаю, что, если честно, есть напряжение между моих ног, и ожидание эрекции. Я только наблюдаю со стороны, но я не могу подавить мое возбуждение. Я не знаю, моя ли это собственная реакция на пси-диск, или же мисс Дево ввела подсознательные вкрапления, как добавление музыки в кинофильм усиливает эффект. Брызги аэрозоля были хорошей идеей, это поощряет зрителя вовлечься в процесс, лучше чувствовать, что он делает, и можно возложить ответственность на гормональный туман.
Теперь мы раскололись на две группы, столпившиеся женщины и стоящие полукругом мужчины. Двое из бомбардиров выдвигаются, приближаясь к женщинам очень медленно, как будто не зная, чего следует ожидать. Сверху на нас через зеркальные стекла смотрят Куяне. И ждут.
Женщины стоят вплотную, впившись пальцами друг в друга, и готовые напасть мужчины приближаются, как волки, пытающиеся отколоть слабую зебру от ее стада. Джилл пробует пнуть одного из них, но промахивается. Более высокий из этих двух мужчин хватает ее за ногу и тянет, отчаянно размахивая оружием. Она кричит, мужчина отскакивает и дергает её, она падает на спину. Другие две женщины пытаются помочь ей встать, взяв за руки. Теперь все мужчины начинают двигаться, мы растаскиваем женщин из группы, игнорируя их крики о помощи. Я как будто вижу это все через красный туман, я дышу как животное, сексуально возбуждаясь. Мисс Дево или моя собственная реакция? Я не знаю, и сейчас меня это не волнует.
Джилл лежит на полу, один мужчина держит нож возле ее горла, другой уселся на ее ноги.
Она зовет Ксавьера, но тот поворачивается к ней спиной. Так же поступаю и я. Она продолжает кричать, а затем я слышу звук разрываемой униформы, ее крики заглушены, как будто что-то зажало ей рот.
Ксавьер и я объединяемся с пилотом, тонким парнем с черными вьющимися волосами и острыми чертами лица, со смуглой щетиной на подбородке. Настоящая команда, пилот, бомбардир и навигатор, но на сей раз без мыслей о полете. У нас есть только одна мысль - девушка перед нами.
Ее грудь вздымается, и она уставилась на нас в ожидании, кто из нас сделает первое движение. Она симпатична, и униформа не скрывает ее стройных форм. Она тот пилот, которую знает Джилл. Мысль о Джилл заставляет меня обернуться и посмотреть на нее. Они оторвали полосу ткани от ее униформы и завязали ей рот. Мужчина, сидящий на ее ногах, покромсал ножом ее униформу, и сейчас режет лезвием ее лифчик. Он сдергивает лифчик и бросает его назад, кладет руки на ее груди, затем сильно сжимает, и она закусывает ткань во рту.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница