Драма в одном действии Действующие лица



Скачать 139.02 Kb.
Дата16.11.2016
Размер139.02 Kb.
БЭЛЛА ЧАО
Чечина Ирина Михайловна
е-mail: ichechina@yandex.ru

Драма в одном действии
Действующие лица

Вика -13 лет.


Виктория – 36 лет (Вика спустя 23 года).
Лена – 13 лет.
Элен – 36 лет (Лена спустя 23 года).

Гера – 13 лет.


Миша – 10 лет.
Геру в детстве и Мишу играет один актер.
Герман – 36 лет (Гера спустя 23 года).

Киоскер.
СЦЕНА 1



Наши дни. Здание московского аэропорта. День. Входит стильно и дорого одетая женщина в темных очках. Это - Виктория. Ей 35 лет. Она отлично выглядит. Она подходит к газетному киоску. Прямо перед ней стоит женщина примерно того же возраста.
ВИКТОРИЯ. Дайте Спорткурьер за вчерашний день.
КИОСКЕР. Только что закончился. Вот, женщина перед вами взяла последний номер.
ВИКТОРИЯ. Как жаль…
КИСКЕР. А вы в городе купите, там на каждом шагу.
ВИКТОРИЯ. Не получиться. Я улетаю… (Женщине, которая нетерпеливо листает Спорткурьер.) Извините пожалуйста, не могли бы вы мне дать на секунду вашу газету?

ЭЛЕН (растерянно). На секунду? (Протягивает газету Виктории.) Пожалуйста.

ВИКТОРИЯ. Грация.
Виктория снимает темные очки и нетерпеливо перелистывает газету. Открывает большой цветной разворот, где размещена фотография пьедестала почета. Быстро пробегает глазами. Элен пристально за ней наблюдает.

ВИКТОРИЯ (возвращая газету Элен). Спасибо. Мне не терпелось посмотреть результаты завершившегося вчера чемпионата мира.


ЭЛЕН. Вика?!

Виктория внимательно смотрит на Элен.

ВИКТОРИЯ. Ленка?! Не может быть!



Женщины сдержанно обнимаются. Затем отстраняются, рассматривая друг друга.

ЭЛЕН. Господи! Сколько лет прошло… Что ты? Где ты?

ВИКТОРИЯ. Да, у меня самолет скоро…
ЭЛЕН. Ты разве не слышала, все рейсы задерживаются. Посмотри, что за окном! Да, вон, табло. У тебя куда рейс?

Виктория и Элен подходят к табло. Смотрят расписание.

ВИКТОРИЯ. В Ванкувер.


Виктория смотрит на табло. Вздыхает.

ЭЛЕН. Вот видишь! Пойдем посидим, кофе выпьем. Вспомним юность! Помнишь, как все начиналось?

ВИКТОРИЯ. Хорошо помню…

Элен обнимает Викторию, увлекает её за собой. Виктория реагирует более сдержанно.
Затемнение.

СЦЕНА 2.

1988 год. Вике и Лене по 13 лет. Они сбегают с уроков. Вылезают из окна школы на первом этаже. Идут к дому культуры, где они занимаются в танцевальной студии.

ВИКА. Терпеть не могу эти политинформации.

ЭЛЕН. Ага, и я! Подумаешь, оговорилась.

ВИКА (смеётся). Столица Кампучии – Пень-Пнем. Ха-ха!

ЛЕНА. Пномпень, разве выговоришь! И не все ли равно, если мы там никогда не окажемся.

ВИКА. Ерунда. Сейчас перестройка. Мои родители уже три раза мотались в загранку.

ЛЕНА. Здорово. Это потому что твой папа на такой работе, его выпускают.

ВИКА. И тебя выпустят. Я недавно передачу видела про ДиснейЛэнд в Париже...

ЛЕНА. Какой в баню Дисней Лэнд! У меня галстук порвался, а мама не хочет новый покупать. Ей не денег жалко, а из принципа. Приучает к экономии. Он и стоит то всего 75 копеек. И вообще считает, что на Западе одна пропаганда. Даже Modern Talking слушать запрещает.

ВИКА. Да, засада. Вот тебе рубль на галстук. (Достает рубль и дает Лене.) И не дрейфь! А вообще тебе по жизни придется самой пробиваться, твоя маман с её принципиальностью и в институт, чего доброго, тебя не устроит.

ЛЕНА. Да, она у меня хорошая. Просто партийная. Пашет побольше, чем рабыня Изаура.
ВИКА. А чего она себе мужа, а тебе нового отца не найдет?
ЛЕНА. Легко сказать. Кому нужна женщина не первой свежести с двумя детьми? Это она сама так о себе говорит…
ВИКА. Тем более, а у тебя трояк по физике! С такими установками ничего в жизни не добъёшься, так папа говорит.
ЛЕНА. А вот и добьюсь. У меня есть мечта. И тройка по физике к ней никакого отношения не имеет…

ВИКА. Твоя мечта за Синицыной бегает!

ЛЕНА. С чего ты взяла?
ВИКА. Сама видела.
ЛЕНА. Странно… Ему не бегать, а репетировать с тобой надо, если хочет поехать в Италию.

ВИКА. Куда?!


ЛЕНА. А ты разве не знаешь. Геродот мне сам на первой перемене сказал.
ВИКА. Что?

ЛЕНА. Он слышал, как Виталий Палыч разговаривал с директором! Одна пара от нашей студии поедет в Италию на международный фестиваль!


ВИКА. Не может быть!!!
ЛЕНА. Еще как может.
ВИКА. Как ты думаешь, кто это будет?

ЛЕНА. Не знаю. Может, Синицына с Витькой или ты с Геркой.


ВИКА. А ты?

ЛЕНА. А что я? Стасик, муравьев ему в штаны, свой перелом еще месяц лечить будет. Так что я без пары, в пролете.


ВИКА. Жаль…

ЛЕНА. Да не жалеть надо, а репетировать. Пошли. Мне Виталий Палыч сказал, чтобы я пока без пары танцевала, чтоб форму не терять.


Девочки приходят в дом культуры. Из танцзала слышны звуки музыки. Звучит «Бэлла Чао». Они подходят ближе. Гера танцует один. Девочки восхищенно смотрят на него.
СЦЕНА 3

Аэропорт. Виктория и Элен сидят за столиком в кафе, пьют кофе.
ЭЛЕН. Помнишь, как мы мечтали вместе?

ВИКТОРИЯ. Помню.

ЭЛЕН. Твоя мечта сбылась?
ВИКТОРИЯ. Нет… А твоя.

ЭЛЕН. Вроде, да.


ВИКТОРИЯ. Вроде?

ЭЛЕН. Ну, знаешь иногда лучшее, что для нас может сделать Бог, это не воплотить наши желания.


ВИКТОРИЯ. Говоришь загадками.

ЭЛЕН. Вобщем, добилась всего, чего хотела.


ВИКТОРИЯ. Дети есть?

ЭЛЕН. Нет. А у тебя?


ВИКТОРИЯ. Сын. Ему скоро десять.

ЭЛЕН. А муж?


ВИКТОРИЯ. Упаси меня Б-г. Зачем женщине во цвете лет муж?

ЭЛЕН. Как зачем?


ВИКТОРИЯ. Ну в 19 веке понятно: вопрос выживания. А сейчас зачем материально независимой свободной женщине этот флюс на её карму?

ЭЛЕН. Ну, как же, семья?


ВИКТОРИЯ. Еще скажи, чтобы заботился.
ЭЛЕН. Скажу, что такого.
ВИКТОРИЯ. Для меня штампик в паспорте, что печать на крепостной грамоте. Проходила, знаю. Стоит, только расписаться, и ты сразу поступаешь в безраздельное подчинение не самого лучшего представителя homo erectus.

ЭЛЕН. Может, ты так говоришь, потому, что у вас с Герой не сложилось?


ВИКТОРИЯ. А то у нас должно было сложиться? Мы же дети были.

ЭЛЕН. Как что… Он был влюблен в тебя.


ВИКТОРИЯ. Да? Не замечала.
СЦЕНА 4
1988 год. Танцзал. Гера и Вика танцуют под ритмы Белла Чао. Музыка заканчивается. Ребята переодеваются. Периодически Гера убирает волосы со лба характерным жестом.
ГЕРА. Хм, кого все-таки выберут нас или Синицыну с Витьком? Интересно.
ВИКА. Тебе интересно, а я сегодня всю ночь не спала, переживала.
ГЕРА. Ну, ты даешь! Сейчас такие времена! Границы открыты. Везде успеем, все увидим!
ВИКА. Мне не надо все! Мне надо в Италию! И не когда-нибудь, а сейчас.

ГЕРА. И чего это тебе так приспичило? Хочешь живого Тото Кутоньо увидеть?


ВИКА. Вот еще. Это тайна. Даже не моя, а всей нашей семьи. Но пойми, Геродотик, мне очень-очень нужно!

ГЕРА. А по-моему, обычные девчачьи капризы.


ВИКА. Да нет, же говорю тебе! Это очень важно! От этого, может, жизнь человека зависит.

ГЕРА. Твоя, что ль?


ВИКА. Нет, моей бабушки.

ГЕРА. Так это бабуля втрескалась в Тото Кутуньо?


ВИКА (несильно бьет его кулачком в бок). Моя бабушка лежит с инсультом, дурак!

Вика плачет. Гера смущен.

ГЕРА. Извини, Вик, я, правда, не хотел. Ну, что мне сделать, чтобы ты перестала реветь?


ВИКА (постепенно успокаиваясь и утирая слезы). Что, что - репетировать лучше! Не поедем в Италию, вообще брошу эти танцы. Больно надо! Это все мама! (Передразнивая мать.) Ходи на танцы, ходи на танцы. Девочка должна быть женственной и гармонично развитой!

ГЕРА. Ну ладно, ладно. Не знаю, зачем тебе это нужно, но раз нужно, будем стараться. Я ж тебе друг.


ВИКА. Друг.
Входит Лена

ЛЕНА. Привет!


ВИКА. Привет!
ГЕРА. Бонжорно!
ЛЕНА. А вы слышали, что у меня теперь новый партнер!
ГЕРА. Да, ну!

ЛЕНА. Да еще какой! Призер чемпионата Литвы. Он с родителями только, что переехал из Вильнюса.


ВИКА. А как же Стасик?
ЛЕНА. Ну, Стасик пока в гипсе, а потом он без пары не останется. Мальчиков всегда дефицит.
ВИКА. Поздравляю!
ГЕРА. А мы вот готовимся к Италии.
ЛЕНА. Мы – тоже.

ВИКА. Как?!


ЛЕНА. Виталий Палыч сказал, что и у нас есть шанс. Еще какой! Ну что посоревнуемся, кто кого!
ГЕРА. Мы принимаем вызов.

Вика закусывает губу.
СЦЕНА 5

Аэропорт. Элен показывает Виктории фотографии. Виктория их просматривает, но без особого интереса.
ЭЛЕН. А это его ученики на чемпионате Европы. Вот эта девочка страшно талантливая.
ВИКТОРИЯ (откладывая фотографии в сторону). Значит, жизнь вышла яркая и насыщенная.

ЭЛЕН. Рано подводить итоги… Странно, что мы потерялись на столько лет…

ВИКТОРИЯ. Ничего странного. Я сознательно потерялась.
ЭЛЕН. Как это?
ВИКТОРИЯ. Ведь это я тогда из-за тебя не поехала.
ЭЛЕН. Как?! Что ты говоришь такое?!
ВИКТОРИЯ. Ну, хоть теперь не делай вид, что соперничество было честным.

ЭЛЕН. А разве нет?

ВИКТОРИЯ. Ты у меня спрашиваешь?
ЭЛЕН. А у кого мне спрашивать?
СЦЕНА 6
Танцзал. Тренировка закончилась. Гера и Вика в изнеможении опускаются на стул.

ГЕРА. Ну ты даешь! На рекорд идешь, не иначе!


ВИКА. Ага.
ГЕРА. Эх, видела, как этот Роберт с Ленкой отплясывают? Обойдут они нас!
ВИКА. Не обойдут!

ГЕРА. Ну, ты и упертая!


ВИКА. Не должны обойти, понимаешь?

ГЕРА. Почему?


ВИКА. Эх, ты… Поклянись своим будущим, что никому не скажешь.

ГЕРА. Клянусь своим будущим. А что я никому не скажу?


ВИКА. В Италии, причем в самом Милане, куда мы едем, у меня есть дедушка. Должен быть.

ГЕРА. Ничего себе! Он же на войне погиб.


ВИКА. Нет. Он был итальянский партизан. И когда его ранили, его принесли в медсанбат к бабушке. Она сделала ему операцию, достала осколок и спасла от смерти.

ГЕРА (восхищенно). Вот это да! Так он герой Сопротивления?!

ВИКА. Да. Но мы долгие годы ничего не знали о нем. И вот недавно, на Новый Год, нас разыскал его друг.
ГЕРА. То есть больше сорока лет вы о нем ничего не знали?
ВИКА. Да, представляешь! Бабушка ничего не говорила, даже папе, боялась. Иностранец ведь. Тогда с этим знаешь, как строго было.
ГЕРА. Знаю, у меня дед в СМЕРШе работал. Я у него в архиве таких историй начитался.

ВИКА. Историк ты наш. Поэтому тебя и зовут Геродотом.


ГЕРА. Ага. Это у вас девчонок одни танцы на уме, а я на исторический пойду, или еще лучше, археологом стану.
ВИКА. Станешь, станешь. Только давай сначала в Милан съездим.

ГЕРА. А это точно он?


ВИКА. Точнее не бывает! Матео Бонмарито.
ГЕРА. Так получается ты Виктория Бонмарито.
ВИКА (подносит палец к губам). Ты обещал!

ГЕРА. Могила.

ВИКА. А давай в пятницу в кино сходим! Вместо третьего и четвертого уроков. Там как раз про итальянских партизан. Я теперь все-все смотрю про Италию.
ГЕРА. Исторический? Это я люблю. А как же контрольная по алгебре?
ВИКА. Успеем. Кино – последний день идет. А контрольных ещё море будет.

ГЕРА. Не узнаю тебя, зубрилкина!


СЦЕНА 7
Школьный коридор. Лена идет с двумя тяжелыми сумками. Навстречу ей Вика со школьным портфелем, в руке мешок со сменкой..

ВИКА, Привет! Ты куда это? Опять макулатуру тащишь?


ЛЕНА. Нет. В Красном уголке сбор вещей для пострадавших от землетрясения в Армении. Мне вот мама насобирала… Одеяла, вещи теплые, из которых мы выросли. Декабрь, а они там нам улице. Говорят, в Спитаке ни одного дома не осталось, все разрушено…
ВИКА. Понятно… А я хочу книжки собрать свои, кукол, в которые не играю, а папа говорит, что он лучше деньги переведет.
ЛЕНА. Ну, я пойду, а то на тренировку опоздаю.
ВИКА. В ту темную рекреацию не ходи.Лучше в обход, через второй этаж. Там – Козырь с дружком.
ЛЕНА. Подумаешь!
ВИКА. Смелая, да? Забыла как он к тебе приставал?
ЛЕНА. Пусть только попробует!

ВИКА. А ты знаешь, что он Анисимовой из «В» класса сделал?


ЛЕНА. Что?

Вика близко подходит к Лене и что-то тихо шепчет ей на ухо.
ВИКА. Поняла теперь?
ЛЕНА. Так в детскую комнату милиции надо!

ВИКА. Ну, ты неугомонная. По-моему, просто лучше не связываться.


ЛЕНА. Это называется малодушие.
ВИКА. Мы же – девочки, что нам с ними драться?
ЛЕНА. Если понадобиться, придется драться.
ВИКА. Ну и иди. Реветь потом будешь.

Лена уходит. Вика смотрит ей вслед. Перед Леной мелькают какие-то тени и слышны улюлюканье и крики. Это шайка Козыря. Слышен крик Лены.
Вика в замешательстве. Она ищет, кого бы позвать на помощь, но в школе никого нет. Уроки давно закончились. Зажмурившись от страха и издав многодецибельный визг, Вика несется на помощь подруге, размахивая мешком со сменкой. Слышны звуки потасовки. Вскоре появляются девочки изрядно потрепанные. Опускаются на скамейку, постепенно приходят в себя.

ЛЕНА. А клево ты ему своим мешком по башке! Он прям сел! У тебя там кирпич?


ВИКА. Нет, там видеокассеты с комиссаром Катани. В портфель не поместились, я Синициной обещала.
ЛЕНА. Так вот кто нас спас! Комиссар Катани – это круто!
ВИКА. Да… Ленк, что теперь будет? Они же нас найдут…
ЛЕНА. Ха, подумаешь. Замочим любую мафию. Да, мы теперь с тобой как два мушкетера. Ты – за меня, я – за тебя!

ВИКА. Мушкетеров три было.


ЛЕНА. Третьим возьмем Герку.

Девочки смеются.
СЦЕНА 8

Вика и Гера в кинотеатре. Смотрят фильм Most (1969) Фильм заканчивается. Ребята немного подавленные трагическим финалом выходят из кино. Навстречу им бежит Лена.
ЛЕНА. Вот вы где! Бегом на занятия. Сегодня будет отборочная комиссия.
ВИКА. Ой, у меня костюм дома.
ГЕРА. И у меня.
ВИКА. Они же на следующей неделе собирались.
ЛЕНА. Ну, не знаю. Только они уже в зале.

ВИКА. Но как же так… Ты со своим Робертом тоже без костюма?


ЛЕНА. Нет. Мы успели домой сбегать.
ГЕРА. Вот тебе и партиджано порто ме вио.
СЦЕНА 9

Аэропорт. Виктория и Элен стоят у окна. Всматриваются в небо.
ЭЛЕН. Когда наконец этот туман рассеится? Я в общей сложности в залах ожидания наверное год провела.
ВИКТОРИЯ. Тяжело ждать все время?
ЭЛЕН. Если любишь – не тяжело.
ВИКТОРИЯ. Столько лет и до сих пор…
ЭЛЕН. Представь себе.
ВИКТОРИЯ. А он?
ЭЛЕН. Ну любит, наверное, коль живет. Детей хотел.
ВИКТОРИЯ. Раз хотел, значит, будут.
ЭЛЕН. Ну это – вряд ли… Да что там… (Резко меняет тему.) О себе расскажи. Почему ты все-таки исчезла?

ВИКТОРИЯ. Перевелась в другую школу. Танцы бросила... Мы с Геркой не прошли отбор… Конечно, вы были в костюмах, а мы в школьной форме.


ЭЛЕН. Стоп, стоп. Как это вы не прошли… Я своими ушами слышала как та тетка, ну самая главная из Федерации, сказала, что без сомнения ваша пара лучшая.
ВИКТОРИЯ. Да, какое это имеет значение. На следующий день Виктор Палыч отозвал меня в сторонку и заявил, что едете вы с Робертом. Еще посмотрел так странно на меня и сказал: так надо, девочка. Не расстраивайся, у тебя еще все впереди.
ЭЛЕН. Я тогда страшно удивилась.
ВИКТОРИЯ. С такой мамой, как у тебя я бы не удивлялась. Её привычка размахивать партбилетом…
ЭЛЕН. Ну, как ты можешь! Она вообще была не в курсе! Думаешь, приятно, когда на тебя смотрят на придаток к матушке! Я тогда решила ей вообще не говорить. Пусть поедет сильнейший.
ВИКТОРИЯ. Ну да, ну да… Только у меня потом на несколько лет жизнь пошла наперекосяк…

ЭЛЕН. И ты…Ты решила, что это я?!


ВИКТОРИЯ. Ну, а кому еще это было выгодно?
ЭЛЕН. И ты что из-за этого в другую школу перевелась?

Виктория встает из-за столика. Нервно прохаживается. Затем садится. Потирает виски.
ВИКТОРИЯ. Бабушка умерла, про своего итальянского деда я так ничего и не узнала. А потом папа полетел в Италию. Сделал, как-то себе командировку… Автокатастрофа… Так в 13 лет я осталась с мамой…

ЭЛЕН. Господи…


ВИКТОРИЯ. Жалеть меня только не надо. У меня всё отлично. Работа, что надо. Денег, хоть печку топи. Сын радует. Вобщем, все супер.
ЭЛЕН (как будто не слышит). Из-за этой поездки вся жизнь… Я не знала про твоего отца… Но кто же тогда?

СЦЕНА 10

1988 год. Улица. Гера звонит из телефона автомата.
ГЕРА. Дед, привет! Можно я к тебе в архив загляну?... Да, нам по истории задали... Деда, мне очень-очень нужно. Про итальянских партизан. Понимаешь, если я найду то, что ищу, то поеду на всероссийскую Олимпиаду по истории… Деда, а ты запрос сможешь делать?
СЦЕНА 11

Мизанцена та же, что и в 9-ой сцене.

ВИКТОРИЯ. Да, что теперь... Есть вещи, которые никогда не узнать. Думай, не думай…


ЭЛЕН. Странно, что за все эти годы мы так ни разу и не встретились.

ВИКТОРИЯ. 10 лет назад, я Герку встретила случайно.


ЭЛЕН. Да? А он мне не говорил.
ВИКТОРИЯ. Не придал, наверное, значения. Да и кто мы друг другу? Подумаешь, танцами занимались…
ЭЛЕН. Мы дружили. Взрослели вместе. Мы жили в другое время, в другой стране, при другом строе. И ты меня спасла от шайки Козыря.
ВИКТОРИЯ. Помню…
ЭЛЕН. Наверное, только в детстве все по-настоящему. Живешь без черновиков…
ВИКТОРИЯ. Ностальгия?
ЭЛЕН. Сама не пойму. Все есть, а радость ушла куда-то…
ВИКТОРИЯ. Это – депрессия. Нормальное такое явление после тридцати. Как целлюлит.

(Виктория достает таблетку и запивает её минералкой). Сходи к врачу. Назначит антидепрессант. Ничего страшного. Мне вот помогает.
ЭЛЕН. Да ну, химию глотать.
ВИКТОРИЯ. Вся Европа глотает и ничего.
ЭЛЕН. Вот поэтому вся Европа и вымирает.
ВИКТОРИЯ. Я там часто бываю. Что-то не заметила признаков вымирания.
ЭЛЕН. Я тоже часто бываю. В Брюсселе как-то заблудилась. И представляешь, не могла дорогу найти! Спрашиваю, у меня хороший английский, ни бельмеса в ответ. Просто мусульмане одни вокруг. Пока Европа сидит на антидепрессантах , они размножаются и правильно делают
ВИКТОРИЯ. И ты размножайся, кто мешает… (Поняв, что сказала лишнее.) Извини. Что мы о политике. Грязь, да и только. Я в новостях слежу только за спортом и за погодой.
ЭЛЕН. И за Герой.
Элен кивает на газету, лежащую на столе, которую в начале пьесы просматривала Виктория.
ВИКТОРИЯ. А что такого? У меня сын занимается… Может Гера его бы посмотрел. Сказал, есть у парня талант или нет.
ЭЛЕН. Не знаю… Гера – он же… Странно, что он не ушел с тренерской.
ВИКТОРИЯ. Почему он должен был уйти? Такой успех, Чемпионов мира подготовил. (Виктория открывает газету с фотографией Геры. Кивает на фото.) Вот и здесь, смотри, другие со своими воспитанниками к пъедесталу вышли. А он на трибуне прячется. Он никогда не был выскочкой, но не до такой же патологической скромности.
ЭЛЕН. Как, ты ничего не знаешь?!
ВИКТОРИЯ. А что я должна знать?
СЦЕНА 12

1988 год. Гера выходит из дверей своей квартиры.
ГЕРА (оборачиваясь на ходу, говорит тому, кто остался в квартире). Спасибо, дед! Я в школу опаздываю. Прочту потом. (Сбегает по лестнице. Останавливается. Вскрывает с нетерпением конверт. Читает вслух.) Центральный архив КГБ СССР. В ответ на ваш запрос сообщаем, что Матео Бонмарито, уроженец города Асти итальянской провинции Пьемонт, командир 4-ой огнеметной роты дивизии «Торино», в составе Итальянского подвижного корпуса, пленен 21 ноября 1941 года в районе станции Никитовка. Репатриирован на родину 20 мая 1947 года.
Гера ошалело смотрит перед собой. Тихо звучит Белла Чао.

СЦЕНА 13
Виктория и Элен стоят в терминале для встречающих.
ЭЛЕН. Спасибо, что пошла со мной. Вот увидишь, он будет рад тебя видеть.
Появляется Гера в инвалидной коляске.
ГЕРМАН. Вика…
Затемнение.

СЦЕНА 14
1988 год. Гера ошалело смотрит перед собой. Обрываются звуки Белла Чао.

ГЕРА. Так он - фашист?! (Гера звонит из телефона-автомата.) Алло, Виктор Павлович, это - Герман. Мне нужно срочно с вами встретиться. Я знаю, что уже поздно. Но это очень срочно… Да, я понимаю… Но дело в то, что Вике нельзя ехать в Италию. Снимите нашу пару с соревнований.



Затемнение.

СЦЕНА 15
Аэропорт. Виктория смотрит на табло. Она явно нервничает. Элен и Герман рядом.
ВИКТОРИЯ. Мама должна Мишку привезти. Уже и регистрацию на рейс объявили. У него сегодня прощальная встреча в студии, где занимается.
ЭЛЕН. Сын Вики тоже занимается танцами, представляешь?
ГЕРМАН (Вике). А почему прощальная?
ВИКТОРИЯ. Так, мы же насовсем уезжаем.
ЭЛЕН. Что ж, давайте присядем на дорожку.
У Виктории звонит телефон.
ВИКТОРИЯ (берет трубку). Алло. Да, да. Давайте быстрее. Жду возле терминала D, в кафе. (Убирает трубку.) У меня буквально пять минут. Они уже на подъезде.
ЭЛЕН. Знаешь, Гер, мы тут детство вспоминали. А одна загадка так и осталась.

Затемнение.

СЦЕНА 16
Виктория, Элен и Герман сидят за столиком в кафе. Виктория посматривает на часы.

ГЕРМАН. Я был идейный парень. Дед, бывший смершевец, постарался. Мне казалось, что для тебя это будет сильнейший удар. Узнать, что дедушка - фашист. Вот я и…


ВИКТОРИЯ. Да ну, какой удар... Парень, который оказался на той войне не по своей воле и при первой же возможности сдался в плен. Итальянцы вообще не хотели воевать против нас… Бабушка лечила его в госпитале. Я узнала это потом…
ГЕРМАН. Сейчас многое видится по-другому. Но тогда…
ВИКТОРИЯ. Тогда твой дед казался героем. А теперь я понимаю – вертухай и палач!
Герман сжимает подлокотники инвалидного кресла.
ГЕРМАН. Я думал, правда тебя разрушит.
ВИКТОРИЯ. Разрушает враньё!
ГЕРМАН. Мне казалось…
ВИКТОРИЯ (кивает на инвалидное кресло). Что с тобой произошло?
ГЕРМАН. Авария. 5 лет уже. Детей нет. Есть любимая работа и любимая жена.
Входит Миша.
МИША. Привет, мам. Мы в пробке час простояли. (Герману и Элен.) Здравствуйте.
ВИКТОРИЯ (поворачиваясь к сыну). Ну наконец-то. Регистрацию уже объявили.
Герман и Элен смотря на Мишу во все глаза. Миша характерным жестом, как когда-то Герман убирает волосы со лба.
МИША. Мам, мне срочно в Интернет надо. Позарез.
ВИКТОРИЯ. Что случилось?
МИША. Ну ты ж знаешь, я Интернет-зависимый!
ВИКТОРИЯ. Тем более.
МИША. Тебе что школьный психолог сказала? Радуйтесь, что компьютер, а не наркотики.
ВИКТОРИЯ. Поговори мне.
МИША. Только почту проверю. Две минутки, а?!
ВИКТОРИЯ. Ну иди. Только бегом. (Смотрит на часы.) Время пошло.
Миша убегает.
ЭЛЕН. Так сколько ему лет, ты говоришь?
ВИКТОРИЯ. Будет десять.
ЭЛЕН. Я, как будто снова Герку в детстве увидела…

Элен плачет.
ВИКТОРИЯ. Ну не реви. Тому уж 10 лет…
ЭЛЕН. Глупая! Я от радости.
ВИКТОРИЯ. Ну и денёк…
ЭЛЕН. Геродотик, вот видишь, у тебя сын есть, копия – ты. (Обращаясь к Виктории.) Я ведь вначале не хотела, а потом авария. И всё… Господи, какое счастье. Ты ведь дашь им возможность общаться?
ВИКТОРИЯ. Зачем?
ЭЛЕН. Как?! Он же – отец!
ВИКТОРИЯ. Биологический - да. Но мы ведь на ПМЖ в Канаду. Я выхожу замуж.
ЭЛЕН (растерянно). Ты же говорила, что муж не нужен.
ВИКТОРИЯ. Фиктивный брак. Это мой старый друг. Просто хочет помочь эмигрировать… Там первые три года нельзя выезжать из страны, чтобы гражданство получить…
ЭЛЕН (чтобы оставить Германа и Викторию наедине). Ой, я же машину не заперла. Побегу.
Элен быстро уходит. Герман удивленно смотрит ей вслед.
ГЕРМАН. Хороший у тебя парень.
ВИКТОРИЯ. И у тебя.
ГЕРМАН. Когда-то я сделал тебе подлость, потому что желал добра.
Виктория подходит к Герману. Кладет свою руку на его ладонь.
ВИКТОРИЯ. Ничего.
ГЕРМАН. Тогда, десять лет назад наша встреча не была случайной. Я знал, где тебя искать. Интернет помог.
ВИКТОРИЯ. День сюрпризов... Любовь имеет все права, да?
ГЕРМАН. Теперь понимаю, что не все.
Вбегает Миша.
МИША. Ну вот, быстро я уложился?
ВИКТОРИЯ. Да. Сынок. А дядя Гера самый лучший тренер в мире. Правда-правда. Мы когда то с ним танцевали вместе.
МИША. Ух ты! Мама про вас рассказывала! Так это я ваше фото видел! У мамы в шкатулке.
ВИКТОРИЯ (смутившись). Не болтай глупостей.
МИША. Я не болтаю. У меня память суперская! Мама всегда выступления ваших учеников смотрит.
ГЕРМАН. Что ж, рад это слышать.
МИША. Мам, так чего ж мы уезжаем, если самый лучший тренер здесь?
ВИКТОРИЯ. Видишь ли, жизнь - это не только танцы.
МИША. Для меня - только! (Герману.) А хотите, я вам сейчас что-нибудь сбацаю?!
ГЕРМАН. А давай!
ВИКТОРИЯ. Михаил, без глупостей. Тут - люди.
Миша не обращает внимания на слова матери и включает музыку. Тихо входит Элен. Звучит музыка. Миша танцует. Герман, Виктория и Элен заворожено наблюдают. Видеоряд: прошлое и настоящее.

Занавес.



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница