Доминанты национальной идентичности итальянцев



страница1/5
Дата04.11.2016
Размер0.88 Mb.
  1   2   3   4   5


на правах рукописи

Шевлякова Дарья Александровна


ДОМИНАНТЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ИТАЛЬЯНЦЕВ

специальность 24.00.01 – теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора культурологии

Москва 2011

Работа выполнена на кафедре итальянского языка факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.

Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор Александр Владимирович Ващенко

доктор исторических наук,

профессор Сергей Владимирович Литвинов

доктор исторических наук,

ведущий научный сотрудник Валерий Петрович Любин

Ведущая организация: Российский университет дружбы народов

Защита состоится 6 декабря 2011 г. в 15.30 на заседании диссертационного совета Д 501.001.28 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119192 г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 31, корпус 1, факультет иностранных языков и регионоведения, ауд. 107-108.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан «____» _____________ 2011 г.

Учёный секретарь диссертационного совета Е.В. Жбанкова


  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ


Рубеж ХХ-ХХI вв. характеризуется нарастанием процессов глобализации и, как следствие, культурной стандартизации, с одной стороны, и дезинтеграции, сепаратистских устремлений и дробления внутри наций – с другой. Формированию наднациональных сообществ противостоят процессы осознания национальной идентичности, хранящей в глубинных структурах коллективного бессознательного сложный комплекс устойчивых представлений национальной общности о себе самой.

В эпоху глобальных перемен деление по национальному признаку становится атрибутом социального самоопределения, национальная идентичность – одним из немногих устойчивых ориентиров в меняющемся мире. Понятие нации становится определяющим в международных отношениях, современная политическая практика основана на понятиях национального суверенитета и права нации на самоопределение: именно нация является основополагающим понятием в принципах работы ООН.



Теоретической основой исследования являются работы по теории нации и национальной идентичности. К определению нации исторически сложились два подхода: «естественный» / «примордиалистский» и модернистский (инструменталистский или конструктивистский). Представители примордиализма, И.Г. Гердер, К. Гирц, Э. Смит, К. Каутский, современные российские ученые В.И. Козлов, В.Г. Бабаков, М.Н. Руткевич, С.А. Кравченко, Э.А. Поздняков и др., понимают под «нацией» естественно сложившуюся общность людей, обладающую родословной и местом рождения, высшую форму этноса, утвердившуюся в эпоху преодоления феодальной раздробленности и формирования буржуазного государства. Впоследствии эта концепция была принята – за некоторыми оговорками – в марксистскую историко-философскую систему: труды В.И. Ленина, И.В. Сталина, Ю.В. Бромлея. Согласно примордиалистской теории, нация обладает волей и миссией, а также «национальным духом» или «национальным характером». Последние два понятия смежны с понятием «идентичности», они впервые появляются в трудах немецких романтиков и получают развитие в идее внутреннего единства отдельных культур О. Шпенглера и культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского, в трудах русских философов Н. Бердяева, П. Струве, С. Трубецкого.

Представители «модернистского» (инструменталистского или конструктивистского) подхода (Э. Геллнер, М. Хрох, В. Дойтч, Э. Смит, Э. Хобсбаум, А. Коэн, Б. Андерсон, российские ученые В.А. Тишков, А.И. Миллер) делают акцент на функциональном значении нации: она необходима для «конструирования» национального государства, идеологического оправдания и легитимизации определенных представлений о территориальном, политическом и культурном единстве. Самым радикальным теоретиком конструктивизма является английский исследователь Б. Андерсон, который определил нацию как «воображаемое сообщество»: «Нация — это воображаемая политическая общность, причем, воображаемая как необходимо ограниченная и суверенная»1. Ученый подразумевал под этим, что любая общность, не основанная на непосредственном контакте между индивидуумами, есть общность воображаемая, и человек, в некотором смысле, живет в воображаемом мире, создавая свою, человеческую реальность. Концепция идентичности становится ключевой для понимания сущности «воображаемого сообщества», так как именно идентичность является цементирующим составом, который скрепляет коллективные представления нации в единое целое. В настоящем исследовании конструктивистская парадигма изучения нации представляется наиболее продуктивной для комплексного исследования итальянской национальной идентичности. Согласно этой концепции, нация мыслится как общность, целенаправленно созданная политической элитой.

В современной российской науке национальная идентичность трактуют как один из базовых компонентов социальной идентичности отдельной личности такие ученые, как А.А. Велик, С.В. Лурье, Г.У. Солдатова, А.В. Сухарев, Н.М. Лебедева, Т.Г. Стефаненко, В.С. Собкин, Е.Н. Данилова, В.А. Ядов, Л.М., Дробижева, А.В. Лукина, В.А. Тишков. В зарубежной науке социологическая интерпретация понятия национальной идентичности дается в трудах социологов и антропологов Э. Дюркгейма, Ч. Коули, Дж.Г. Мида, П. Бергера, Т. Лукмана, С.Московичи, Н. Элиаса, Г. Тэджфела, Э. Эриксона, Б. Андерсона, А. Смита, Э. Геллнера.

В настоящей работе под термином «идентичность» понимаются сложившиеся представления людей о своей нации, результат процесса отождествления с ней. Идентичность нации – это осознание нацией себя как коллектива, отдельного и отличного, с одной стороны, от других наций, а с другой стороны, от других организаций – властных структур, церкви, добровольческих организаций.

В национальной идентичности выделяются три структурных компонента: 1) когнитивный; 2) аффективный (эмоционально-ценностный); 3) поведенческий2. Когнитивный компонент представляет собой содержательное наполнение национальной идентичности, знания и представления о своей нации, а также критерии этнической дифференциации и идентификации. Критерии варьируются в разные исторические периоды, но традиционно среди них выделяют: общность происхождения и общность территории, общность языка и культуры, традиции и обычаи, религию, общее историческое прошлое3. Эмоционально-ценностный компонент содержит в себе комплекс чувств, вызванных фактом принадлежности к данной нации: гордость, достоинство, самоуважение, радость, любовь, преданность, обиду, стыд, ущемленность, вину, униженность. Это позволяет говорить о положительной или отрицательной валентности идентичности (параметры идентичности), или о трансформации по типу гиперидентичности (национального фанатизма) или гипоидентичности (осознании неполноценности собственной нации)4.

В зарубежной научной литературе саморефлексия итальянской нации, в большей мере, анализировалась на основании исторического становления национальной идентичности: в качестве примера можно привести работы Дж. Боллати, Э. Джентиле, Дж. Алиберти, А. Дель Бока, К. Дуггана5, либо в политической парадигме – исследования Э.Дж. Рускони, Э. Галли Делла Лоджа, У. Черрони, А. Скьявоне6. Другим направлением исследования национальной идентичности были работы по изучению национального характера Л. Бардзини, Дж. Бокка, Э. Галли делла Лоджа, А. Гамбино, Дж. Алберти, С. Патриарки7.



В российской науке исследования по национальному вопросу в Италии рубежа XX и XXI вв. можно условно разделить на три блока: политологические, работы по международным отношениям и экономические. Среди политологических исследований стоит упомянуть диссертации И.П. Стояновской, Ю.А. Вялкова, И. Левина8, монографию В.П. Любина «Социалисты в истории Италии», в которой автор интерпретирует феномен «итальянского социализма» и показывает национальное своеобразие партийно-политической системы страны9. Более широко представлены исследования, посвященные внешней политике Италии конца XIX – начала XX вв., что лишний раз демонстрирует включенность Италии в процессы европейской и региональной интеграции, в свете которых актуализируется вопрос о границах и устойчивости национальной идентичности10. Среди работ по современной экономике Итальянской республики следует отметить исследования А.В. Паутовой, В.В. Скляра, П.А. Черемисина, Н.В. Ушакова, И.С. Иванова11. Отдельного упоминания заслуживает монография «Италия и итальянцы» А.В. Павловской. В ней рассматривается определенная дихотомия культурной идентичности итальянцев, доминантами которой являются, с одной стороны, идея национального единства, а с другой, – региональное разнообразие. Италия рассматривается через национальную призму структур повседневности, традиций, социальных институтов и отношения к ним итальянцев. В монографии профессора А.В. Павловской региональная характеристика Италии позиционируется в качестве одной из историко-культурных констант страны, в то время как силой, объединяющей региональную мозаику в единое целое, согласно автору, является национальный характер, представленный как совокупность моделей поведения, стереотипов, традиций и обычаев12.

Методологическую основу диссертационного исследования определил принцип интеграции научных знаний. В работе применены методы исторического описания, диахронного и синхронного исследования культурологического материала, обобщения данных, сопоставительный анализ некоторых констант итальянской культуры, вторичный анализ данных, анализ документов. В качестве базисных были выбраны системный анализ материала и структурно-функциональный анализ, позволяющие выделить системные связи между компонентами национальной идентичности и сгруппировать их по принципу доминант.

Актуальность исследования. Для анализа этоса итальянской культуры национальная идентичность является ключевой проблемой вследствие своей двойственности и представляющейся незавершенности генезиса: древняя европейская культура и позднее формирование единого государства (1861 г.), географическая, климатическая, этническая, социально-экономическая, культурно-историческая, лингвистическая разница между жителями разных регионов Италии. Вместе с тем, со Средних веков и до объединения страны, при множественности итальянских государств, представление о культурной общности итальянцев было чрезвычайно устойчивым.

В конце второго тысячелетия итальянцы вновь задались вопросом о реализованности эксперимента по созданию единой нации, вопросом о состоявшейся национальной идентичности. На фоне локальной конкретики обобщенный образ итальянца выглядит абстрактно и не вызывает доверия у палермитанца или венецианца, живущего в конкретном мире культурно-исторической традиции своего региона. О мультиэтническом характере нации свидетельствует и лингвистическая карта Италии. В современной Италии помимо государственного (итальянского языка) существуют также сардинский, фриульский, ретороманский и ладинский, имеющие официальный статус языка. Существуют также «пограничные» области с ярко выраженным двуязычием, официально признанным Итальянской республикой: регион Альто-Адиджи (итальянский/немецкий), регион Валле д’Аоста (итальянский/французский), область г. Триеста (итальянский/словенский), а также области, где второй язык функционирует de facto: некоторые населенные пункты Вале д’Аоста (франко-провансальский), области под г. Турином и г. Кунео (окситанский), регион Базиликата (албанский), область г. Саленто (греческий), область г. Алгеро на Сардинии (каталанский)13.

Однако в восприятии итальянцев страна не населена представителями разных этносов, так как нация является результат доримского, римского и средневекового синтеза самых разных народов. Поэтому речь идет, скорее, о разном этническом субстрате каждой конкретной области, воспринимаемом очень отчетливо.

Размытый характер национальной идентичности проявился и в политической практике: очевидная разница потенциалов богатых северных и отсталых южных регионов стала движущей силой созданной в 1980 г. сепаратистской партии «Лига Севера», поставившей вопрос о выделении Севера Италии в особую национально-государственную единицу. В практике политическо-административного устройства наблюдается тенденция растущей автономии регионов с передачей им административных полномочий из центра. Помимо разнонаправленных политических сил и ярко выраженной регионализации территории в конце XX в. Италия оказалась перед новым вызовом – массовым иммиграционным потоком, без которого страна обойтись не может и из-за которого в Италии размываются этнические и культурно-исторические границы национальной идентичности. К этому прибавились экономические процессы глобалистической направленности: благодаря продаже лицензий продукция знаменитого национального мультибренда «Made in Italy» стала производиться в Китае, Польше, России, Пакистане. Это, естественно, размывает контуры экономического компонента национальной идентичности.

Во всех вышеперечисленных проблемах, с которыми столкнулась итальянская нация, центральной является концепция национальной идентичности, которая каждый раз проявляется в одном из своих аспектов: этническом, религиозном, культурном, экономическом и политическом.

Подлинной неожиданностью для исследователя национальной идентичности является ясно выраженный негативный характер аффективного компонента идентичности итальянцев, что свидетельствует о гипоидентичности. Гетеростереотипический образ итальянского народа, сложившийся в Европе со времен путешествий И.В. Гете, Стендаля, Дж. Байрона, И. Тэна, У. Патера, Н.В. Гоголя, И.С. Тургенева, П.П. Муратова представляет нам «страну искусства» и «подлинных страстей». Однако сами итальянцы как нация испытывают настоящий комплекс неполноценности, который проявляется всякий раз либо при сравнении себя с другими европейскими нациями, либо при анализе политической и социально-экономической ситуации внутри страны. Отрицательная валентность самооценки нации еще раз ставит вопрос о состоятельности национальной идентичности.



Научная новизна работы заключается, прежде всего, в методологии исследования. Традиционно в российской и зарубежной науке при изучении идентичности превалирует либо психологический, либо социологический подход. Однако основным посылом идентичности является ориентация на «готовые» образцы, утвердившиеся как исторически или социально значимые. Это позволяет говорить о традиционалистском векторе становления идентичности, который направлен на устойчивые образцы: традиции, обычаи, обряды, ритуалы, стили поведения и т.д. В основе этого процесса - положительное восприятие традиции и обычая, которое можно назвать «позитивным традиционализмом»14. Другими словам, исследование национальной идентичности должно быть культурологическим исследованием конкретной нации с элементами исторической реконструкции.

При значительном количестве теоретических работ, посвященных структуре, параметрам и характеристикам национальной идентичности, ощущается нехватка применения ценных теоретических знаний на практике – описания культуры определенной нации через призму идентичности. Среди культурологических работ крайне мало фундаментальных, полных, четко структурированных исследований идентичности определенной нации, комплексные исследования национальной идентичности итальянцев отсутствуют.

Между тем, именно через понятие идентичности с присущей ему смысловой многомерностью идеально концептуализируются характеристики национальной самопрезентации как в плане синхронии, так и диахронии. Поэтому в данной работе предпринята попытка подробно представить содержательный компонент национальной идентичности в качестве иерархической системы доминант.

Так как понятие национальной идентичности пронизывает все сферы жизнедеятельности национального сообщества, в работе анализируются лишь те концепции и представления, которые являются когнитивными и эмотивными ориентирами для итальянской нации. В связи с этим возникает сложный вопрос о соотношении аспектов синхронии и диахронии, так как, с одной стороны, описывается национальная идентичность итальянцев на рубеже XX-XXI вв., с другой стороны, каждая доминанта, чтобы быть таковой, должна быть константой культуры, укорененной в итальянской истории.

Непосредственным объектом исследования является национальная идентичность итальянцев второй половины XX – начала XXI вв. Изучение самого процесса исторического становления нации будет дано в качестве краткого экскурса с акцентом на эволюцию концепции нации.

В качестве предмета исследования выбран символический фонд нации: наличие общей символики свидетельствует об универсальности средств коммуникации внутри национального сообщества. Символическое пространство нации складывается из официальной государственной символики, исторических героев (национально-прецедентных имен), наиболее знаменательных исторических и современных событий, фиксирующих этапы развития общности, а также из бытовых и природных символов, отражающих особенности жизнедеятельности общности. Предметом исследования являются также разные имиджевые конструкты: образ политического лидера, положительный имидж Италии, создаваемый на страницах учебников итальянского языка для иностранцев, имидж торгового национального мультибренда «Made in Italy».

К предметной сфере исследования относится также такая трудная для определения и изучения область, как коллективная память нации15: места памяти, привычные ритуализированные действия, этноним и макротопоним нации. Отдельным предметом исследования являются константы итальянской культуры16.

Материалом для исследования является, в первую очередь, политическая символика национального государства: флаг, герб, гимн, конституция, гражданство. В диссертации впервые предлагается вполне оригинальный материал для выявления и иных символов итальянской идентичности, продвигаемых государством: это денежные знаки (как лиры, так и евро), филателистическая продукция, посредством которых государство не только формирует символический ряд национальной идентичности, но и ретранслирует его по территории как национальной, так и зарубежной.

С целью изучения мест памяти в работе исследуются не только материально локализованные места, но и национально-прецедентные имена, материалом для их выявления послужат монументальные и архитектурные комплексы, банкноты итальянского казначейства, марки, учебники итальянского языка и культуры для иностранцев. В рамках изучения коллективной памяти анализируются генезис и функционирование этнонима, макротопонима, концепций «нация», «родина», «страна», которые долгое время были в обращении исключительно в качестве литературных топосов, следовательно, для анализа привлекается обширный литературный материал. Во второй XX в. наряду с литературой набирают популярность другие виды искусства медийного характера – киноискусство, эстрадное искусство и шоу-бизнес. Поэтому в исследовании рассматривается авторская эстрадная песня, впервые - как материал репрезентативный с точки зрения национальной идентичности.

Материалом для изучения феномена гипоидентичности послужили популярные в Италии в последнее десятилетие XX в. монографии, посвященные национальному характеру и проблемной ситуации в стране17. Ценные сведения о феномене отрицательной валентности национальной идентичности были также найдены в постоянной рубрике Дж. Бокка «Антиитальянец» в газете «Espresso», а также в газетах «La Repubblica», «La Stampa».

В диссертационном сочинении впервые предлагается достаточно необычный материал для изучения национальной идентичности, а именно учебники итальянского языка для иностранцев, написанные итальянскими авторами. В них синтетически представлен компактный образ итальянской истории, а также многие элементы коллективной памяти; являются показательными и некоторые закономерности в подаче страноведческого материала. В подобных учебниках обязательно дается обобщенный и в разной степени стереотипизированный образ страны изучаемого языка - «на экспорт».

Выявление констант культур предпринято в трех сферах национальной культуры, в которых удобно вычленять устойчивые во времени «структуры повседневности»: гастрономической системе Италии, региональной культуре Италии, итальянской моде18. В итальянской гастрономической системе с наибольшей силой проявлены этнодифференцирующие и этноунифицирующие тенденции. О релевантности данного материала для изучения национальной идентичности могут свидетельствовать популярные в 1990-2010 гг. культурологические, антропологические, исторические статьи и монографии, посвященные итальянской гастрономической системе; а также целый поток гастрономических путеводителей, главной идеей которых является постижение истинной сущности Италии или отдельного ее региона через кухню. Второй сферой национальной культуры для нахождения констант идентичности в работе выбран феномен регионализма. Для данного тематического поля центральной выступает культурная оппозиция «универсального-индивидуального», релевантная на протяжении всей истории Италии. Сектор моды и дизайна выбран потому, что именно через него идет ретрансляция положительного образа Италии для международного массового потребителя.

Так как в диссертации должны быть определены доминанты самоотождествления итальянцев, то практически все источники будут итальянскими, будут изучаться автостереотипы, коллективные представления и массовая память итальянцев.

Основной целью диссертационной работы является выявление и систематизация доминант национальной идентичности итальянцев конца XX - начала XXI вв. Достижение поставленной цели предполагает решение нескольких стратегических задач:

- выявление доминант национальной идентичности, целенаправленно конструируемых государством в национальной символике, денежных знаках, филателистической продукции, официальных праздниках, в имидже политических лидеров, в языковой политике государства;

- выявление доминант национальной идентичности, исторически сложившихся в коллективных представлениях нации на рубеже веков: макротопоним и этноним, образ родины в литературе и авторской песни, положительный образ нации и страны в учебниках итальянского языка для иностранцев;

- выявление констант итальянской культуры в областях, исторически релевантных для итальянской нации: в гастрономической системе Италии, в культуре регионализма, в сфере итальянской моды;

- анализ политических, экономических и социальных факторов, приведших к отрицательной саморепрезентации итальянцев во второй половине XX в;

- определение завершенности/незавершенности генезиса национальной идентичности итальянцев.



Гипотезой исследования является предположение о национально-обусловленном определении термина «нация» (а не универсальном, как принято считать). Содержательные характеристики национальной идентичности итальянцев позволят вывести принципы причисления к нации, и, следовательно, определить понятийные границы нации для итальянцев. Методологической гипотезой является приоритет в исследовании государственной политики по производству и ретрансляции символически представленных национальных ценностей, так как итальянская нация была сконструирована в свое время политической и интеллектуальной элитой. Другими словами, наиболее результативной для изучения итальянской идентичности предполагается конструктивистская парадигма изучения нации.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Результаты исследования позволяют выдвинуть теорию о национально-специфической обусловленности понятия «нация». Представление итальянцев о нации тождественны расширенному родственному коллективу, проживающему на единой территории, имеющему общую историю, мыслимую как культура. Нация не является предметом свободного выбора, она представляет собой набор имманентных признаков, данных при рождении и закрепленных в воспитании общностью родного города: этнический фактор является определяющим.

  2. Итальянцы являются носителями многоуровневой национальной идентичности, включающей в себя локальный, региональный, национальный компоненты, актуализирующиеся в зависимости от коммуникативных намерений итальянца. Континуальный характер идентичностей разного уровня обеспечивают три основополагающих фактора национальной идентичности: этнический («принцип крови» - ведущий в получении гражданства), исторический (история общей культуры) и географический (изолированность Полуострова, его характерный ландшафт). Таким образом, снимается постановка вопроса о незавершенности генезиса итальянской идентичности: несколько размытый характер именно национальной идентичности объясняется ее функционированием лишь в ситуациях интернациональной или межрегиональной коммуникации.

  3. Многоуровневый характер идентичности обуславливает ее «мозаичный» характер – совокупность обычаев, коллективных представлений, веры, ритуалов и структур повседневности, составлявших при историческом отсутствии единого государства основу для протонациональной общности. В XX в. эта «мозаика» объективируется, включает в себя товары, торговые бренды, рекламу, телепередачи, киногероев, цветовые оттенки, музыкальные и песенные композиции, устойчивые модели поведения – все это становится бытовыми символами нации, актуализированными в коллективном сознании.

  4. Многоуровневый характер нации связан с национальной концепцией истории - ее многослойным характером. История Итальянского государства (с 1861 г. по наст. время) воспринимается как противоречивая и трагичная, а история общей культуры, берущая начало в эпоху Древнего Рима, наоборот, воображается как ресурсная и объединяющая нацию, следовательно, оценивается позитивно. Третья история – почти природный, внеисторический цикл жизни родного городка, истинной «малой родины» итальянца. Подобная концепция истории позволяет сделать важный теоретический вывод о том, что национальная идентичность итальянцев обладает большей устойчивостью во времени, чем нация, оформившаяся в национальное государство. Возможно также предположить, что при выходе на наднациональный (общеевропейский) уровень, национальная идентичность будет еще долго жить в коллективных представлениях и представлять собой «виртуальное сообщество» с реальными социальными, экономическими и культурными проявлениями.

  5. В национальной идентичности итальянцев выделяются следующие доминанты, которые могут быть сгруппированы по иерархическому принципу:

  • органичное приятие нацией философских и экзистенциальных бинарных оппозиций. Доминанта является ведущей, так как раскрывает причину снятия антиномичности со следующих противопоставлений: «региональная – национальная идентичность», «родной город – национальный характер его структуры», «национальный язык – диалекты», «консервативный характер общества - способность итальянцев к инновациям», «индивидуализм творцов - универсализм их творений», «отрицательная валентность национальной идентичности – уверенность итальянцев в цивилизационном превосходстве своей нации», «относительно непродолжительная история национального государства – длительная история итальянской культуры», «внутренне присущее нации чувство искусства – утрата ведущих позиций в области изящных искусств в XX в.», «потеря темпов экономического роста в конце XX в. – мировой успех национального мультибренда «Made in Italy» в это же время»;

  • сложная, но продуктивная дихотомия индивидуального-универсального. На макроуровне она проявляется как региональные истоки общеевропейского послания итальянской культуры. На микроуровне – как индивидуалистическое мировоззрение и индивидуальная творческая деятельность отдельных гениев-итальянцев, создавших произведения и научные открытия, значимые для всего человечества. Данная доминанта является генерирующей для следующих четырех:

  • универсализм итальянской культуры, которая на протяжении трех тысячелетий воспроизводит концепции и социальные институты мирового значения: это идея об эффективности западноевропейской империи (Древний Рим), идея вселенской церкви, идеи гуманизма, эстетические идеи Возрождения, идея экспериментальной науки (Г. Галилей), идея объективной реальности государства и науки о нем (Н. Макиавелли), идея об особом характере и особой методологии гуманитарных наук (Дж.Б. Вико), идея о создании университетов, идея синтетического жанра оперы;

  • культ формы или признание универсализма формы, благодаря которому итальянцы смогли достичь небывалых высот в изобразительных искусствах и музыке, а на рубеже XX-XXI вв. смогли преобразовать искусство в массовую индустрию моды и туризма, превратив образ Италии в коммерчески успешный и востребованный продукт;

  • преобладание визуального восприятия действительности, которое было обусловлено культом формы, являющимся благоприятным фактором для развития художественного вкуса и склонности к искусству, но повлекший за собой равнодушие к содержанию и тягу к внешней эффектности;

  • эскапизм через культ формы (прекрасного). Данная доминанта содержит в себе важную защитную функцию национальной идентичности итальянцев: уход от трагичной и противоречивой исторической действительности, обусловленной политической раздробленностью Италии и гнетом завоевателей, в сферу чистого искусства;

  • довлеющая эталонность истории, для национального сознания характерно постоянное соизмерение с прошлым (Средние века и эпоха Возрождения – Древний Рим, объединение Италии – история итальянских государств и Древний Рим, XX-XXI вв. – эпоха Возрождения и Древний Рим). Доминанта является определяющей для следующих трех:

  • ориентация на образцы, и как следствие, осознаваемая разница потенциалов между «славным» прошлым и «недостойным» настоящим, а также между Италией и европейскими странами, превосходящими ее в политическом, экономическом и социальном плане;

  • извечная мечта Италии о воссоздании империи - политической, католической или культурной - в мировом масштабе. На рубеже XX-XXI вв. это стремление реализовалось во всемирном распространении виртуального образа Италии как империи красоты, законодательницы мод в сфере дизайна одежда и помещений, гастрономии, туризма, утонченного, но естественного стиля жизни;

  • осознание цивилизационной миссии Италии. Начиная со Средних веков итальянцы видят свою миссию в передаче основ культуры, законодательства и христианской веры другим народам Европы, с XIX в. – в заложении основ новой морали и духовности. На рубеже XX-XXI вв. декларируемая миссия Италии – формировать концепцию красоты через объекты материальной культуры и каждодневные ритуалы;

  • разнообразие («varietà»), константа итальянской культуры, актуализировавшаяся в эпоху Ренессанса и служившая философским обоснованием категории «множественности», трактуемой в позитивном ключе. Феноменологически проявилась как разнообразие идейных, эстетических, художественных направлений на Полуострове, но также как ценность предметного изобилия «земного» мира, утверждаемую гуманистами. В исследовании доминанта была рассмотрена на примере разнообразия продуктов питания и рецептов (от Древнего Рима до рубежа XX-XXI вв.), которое задавало контекст как для обмена между сословиями, так и для географического обмена товарами внутри Полуострова по оси север-юг и по оси восток-запад. В последнем случае Италия выступала как «перекресток культур» между арабским миром и континентальной Европой;

  • торгово-предпринимательские приоритеты нации, которые служат стимулом для обмена не только товарами, но и идеями. На рубеже XX-XXI вв. именно коммерциализация мечты об Италии – средиземноморской стране искусства, моды и «сладкой жизни» – способствовало формированию привлекательного образа страны, получившего мировое признание. Две последние доминанты дают возможность определить итальянскую культуру как культуру взаимообмена, когда не однородность, а, наоборот, разнородность культур, взаимодействующих между собой, создает общий национальный контекст. В целом, итальянскую культуру можно представить как открытую, то есть восприимчивую к влияниям других культур и, в свою очередь, влияющую на них.




  1. Во второй половине ХХ в. среди параметров этнической идентичности актуализируется отрицательная валентность, что было вызвано тремя факторами: неэффективностью административно-правовой системы, определенными недостатками экономической системы, незрелостью гражданского общества. Этнонигилизм проявляется эксплицитно в публицистике и научно-популярной литературе, имплицитным противовесом ему служит представление о цивилизационном первенстве Италии и итальянцев среди других европейских народов, которое сложилось в коллективных представлениях нации.

  2. Ведущим фактором отрицательного представления нации о себе был политический, что привело к разграничению понятий «нация» и «национальное» государство. Данная реакция не является национально обусловленной: в конце XX в. идентичность любой нации характеризуется равнодушным или критическим отношением к политической составляющей, актуализируется экономический фактор; в пору относительно стабильных периодов жизни общества (при отсутствии войн с другими государствами, при сформировавшемся национальном государстве) национальная идентификация как бы отступает вглубь коллективного бессознательного и замещается социальной.

  3. На рубеже ХIХ – ХХ вв. можно выделить определенные функции национальной идентичности итальянцев, применимые к прогностическому моделированию реакций любой европейской нации на вызовы глобализации: регулятивно-трансформационная функция, реконструирующая и традиционалистская функция, нео-ирредентистская или этнически-мобилизационная функция, блокирующая или защитная функция.

  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница