Долгосрочные вызовы на рынке труда в свете демографического кризиса1



Скачать 149.42 Kb.
Дата09.05.2016
Размер149.42 Kb.
М.Э. Дмитриев

Президент Центра стратегических разработок,

доктор экономических наук

Долгосрочные вызовы на рынке труда в свете демографического кризиса1
Быстрый экономический рост последних десяти лет впервые позволил сформулировать для России долгосрочную цель развития, которая ранее не выглядела реалистично. Речь идет о реальной перспективе вхождения России в группу развитых постиндустриальных стран. В случае, если после кризиса российская экономика сможет вновь выйти на ежегодные темпы роста, близкие к 7 %, то не позднее 2025 года ВВП на душу населения по паритету покупательной способности достигнет примерно 30 тысяч долларов США (в ценах 2007 года). Сам по себе текущий экономический кризис, хотя и способен на несколько лет отложить достижение этого уровня подушевого ВВП, но не исключает возможности восстановления темпов экономического роста до их докризисного уровня.

Если в период после кризиса не произойдет значительного замедления роста мировой экономики в целом, то поддержание устойчивых ежегодных темпов роста на уровне 7% для страны с ВВП по ППС в пределах 10-15 тыс. долл. на душу населения - вполне достижимая задача. С 1950 года такие темпы роста на протяжении не менее чем 25 лет продемонстрировали 13 стран мира, включая Бразилию, Гонконг, Малайзию, Тайвань, Тайланд, Сингапур, Южную Корею и Японию2. Но в мировой истории нет ни одного примера страны, которая на протяжении 15 лет подряд имела бы темпы роста ВВП на уровне 7% диапазоне при среднем снижении трудоспособного населения на 1% в год, как это будет, согласно имеющимся прогнозным оценкам, происходить в России до 2020 года (рис.1).




Рисунок 1. Снижение численности трудоспособного населения

Источник: Росстат.


Можно указать несколько возможных причин, по которым снижение численности трудоспособного населения в сочетании с его старением может привести к замедлению темпов роста душевого ВВП:

  1. Снижение численности трудоспособного населения при тех же темпах роста производительности труда и при том же уровне экономической активности обеспечивает более медленные темпы роста совокупного ВВП, а так как при этом снижается и доля трудоспособного населения во всем населении, то и роста ВВП на душу населения. Последние могут снизиться по этой причине примерно на 0,8 процентного пункта в год даже без учета возможного повышения рождаемости в ближайшие годы, которое влечет дополнительное снижение доли трудоспособного населения в общей численности населения в период до 2025-2030 года. При прочих равных условиях, это эквивалентно уменьшению в 2020 году душевого ВВП на 10% (т.е. на 3 тысячи долларов в ценах 2007 года) по сравнению со сценарием стабильной доли трудоспособного населения. Если же использовать оптимистический прогноз Института демографии ГУ ВШЭ, предполагающий повышение рождаемости и ускоренный рост продолжительности жизни, то среднегодовые темпы роста душевого ВВП могут понизиться на 1 процентный пункт. В этом случае абсолютная величина душевого ВВП в 2020 году сократится на 13% или почти на 4 тысячи долларов по сравнению со сценарием стабильной доли трудоспособного населения.

  2. Уменьшение доли населения трудоспособных возрастов может привести и к существенному росту социальных расходов в процентах к ВВП вследствие роста демографической нагрузки на одного трудоспособного. Особенно остро эта проблема может встать, если реализуется оптимистический демографический прогноз (подробнее об этом см.гл. 3). Рост демографической нагрузки может обернуться ростом налоговой нагрузки и стать фактором бюджетно-финансовой дестабилизации, что может привести к замедлению темпов экономического роста.

  3. Отсутствие притока рабочей силы затрудняет инвестиции в новые производства и технологические инновации как минимум по трем направлениям:

    1. Во-первых, создание новых рабочих мест оказывается в зависимости от ликвидация существующих рабочих мест; если процесс ликвидации рабочих мест почему-либо не происходит, это препятствует и созданию новых рабочих мест;

    2. Во-вторых, освоение новых компетенций в меньшей степени происходит за счет притока молодых кадров с современным образованием и в большей мере за счет переподготовки кадров в зрелых возрастах, обладающих устаревшими компетенциями; такая переподготовка не всегда может приводить к желаемому результату;

    3. В-третьих, по мере приближения экономики к мировой границе производительности все возрастающую роль в поддержании темпов роста душевого ВВП начинают играть инновации. Теоретические результаты, полученные с использованием ряда моделей эндогенного экономического роста, свидетельствуют о том, что интенсивность инноваций тесно связана с ростом численности экономически активного населения и повышением его образовательного уровня3. Вступление российской экономики в инновационную стадию роста и ее приближение к мировой технологической границе со временем тоже приведет к повышению роли инноваций в поддержании экономического роста. В этом контексте снижение численности трудоспособного населения России при относительно высоком стартовом уровне его образования может замедлять темпы роста инновационной активности и общие темпы экономического роста.

  4. Повышение доли пожилого населения может повлечь за собой уменьшение сбережений. Чистый вклад пожилых людей в прирост сбережений населения, как правило, является отрицательным. Иными словами, обычно пенсионеры в большей степени расходуют уже сформированные накопления и в меньшей степени формируют новые сбережения4.

Однако в России действие перечисленных ограничений может быть нейтрализовано благодаря наличию без преувеличения уникальных возможностей для повышения вклада человеческого капитала в создание общественного богатства. В докладе Всемирного банка 2006 года содержатся оценки вклада различных активов в прирост общественного богатства значительной части стран мира 5. Один из основных выводов этого доклада состоит в том, что по мере роста уровня экономического развития снижается вклад природных ресурсов в создание общественного богатства. В бедных странах вклад природных ресурсов, в среднем, достигает 26%, в среднеразвитых - порядка 13%, а в развитых странах - около 2% (см. рис. 2). Одновременно происходит увеличение вклада нематериальных активов, к которым в основном относятся различные составляющие человеческого капитала.

Россия на этом фоне выглядит крайне неблагополучно. По вкладу природно-сырьевых ресурсов она намного превосходит не только развитые страны, но и большинство самых бедных стран мира. По вкладу же нематериальных активов Россия примерно в четыре раза уступает среднему показателю бедных стран мира, не говоря уже о развитых странах. Ближайшими соседями России по этим показателям являются Гайана, Молдавия, Венесуэла, Габон, Сирия, Алжир, Нигерия, Конго (см. рис. 3).

Входя по образовательной компоненте индекса развития человеческого потенциала ПРООН в 15% наиболее развитых стран мира6, по показателю вклада человеческого потенциала в создание общественного богатства Россия относится к 15% наименее успешных по этому показателю стран.


Рисунок 2. Источники общественного богатства в зависимости от уровня экономического развития

Источник: Where is the Wealth of Nations: Measuring Capital for the 21st Century. The World Bank. Washington DC, 2006



Рисунок 3. Распределение источников общественного богатства в странах, близких к России по вкладу человеческого потенциала в экономическое развитие

Источник: Where is the Wealth of Nations: Measuring Capital for the 21st Century. The World Bank. Washington DC, 2006.


Можно предположить, что низкий вклад нематериальных активов обусловлен повышенной ролью сырьевой ренты в российской экономике. Но среди развитых тоже есть страны, экономика которых вовлечена в масштабную эксплуатацию сырьевых ресурсов. Например, в Норвегии вклад природных ресурсов в создание общественного богатства составляет 12%, что в 6 раз превышает среднее значение для развитых стран. Тем не менее, в Норвегии вклад нематериальных активов в создание общественного богатства в 4 раза выше, чем в Российской Федерации (см. рис. 4).


Рисунок 4. Источники общественного богатства в России и Норвегии
Источник: Where is the Wealth of Nations: Measuring Capital for the 21st Century. The World Bank. Washington DC, 2006.
Повышение вклада человеческого потенциала России в создание общественного богатства до уровня хотя бы среднеразвитых стран в период до 2020 года, при прочих равных условиях, было бы эквивалентно примерно 3 процентным пунктам экономического роста ежегодно. Это соответствует разнице между темпами роста в инновационном (наилучшем) и инерционном (наихудшем) сценариях в Концепции долгосрочного социально-экономического развития, одобренной Правительством Российской Федерации в 2008 году.

Нами были проанализированы следующие пути снижения напряженности на рынке труда в период до 2020 года:



  • улучшение здоровья и снижение смертности;

  • повышение экономической активности;

  • увеличение занятости среди инвалидов;

  • увеличение продолжительности рабочего времени;

  • межрегиональное перераспределение трудовых ресурсов;

  • международная трудовая миграция.

Как показал наш анализ, перечисленные факторы позволяют компенсировать потенциальные потери в связи, связанные с ожидаемым снижением численности населения трудоспособных возрастов по инерционному демографическому сценарию.

1. Повышение территориальной мобильности.­ Согласно расчетам Центра экономических и финансовых исследований (ЦЭФИР)7, в период после 2010 года вероятен быстрый рост коэффициента внутренней миграции - с 0,7 до 3,1%. Увеличение платежеспособного спроса на жилье в условиях быстрого роста доходов населения будет способствовать устранению барьеров на рынке жилья, что, в свою очередь, приведет к снижению уровня безработицы в трудоизбыточных регионах и к увеличению занятости в целом по стране примерно на 2 млн. чел.

2. Увеличение занятости среди инвалидов. Общий уровень инвалидизации в России примерно соответствует показателям развитых стран. Но доля занятых среди инвалидов в России в 3 раза ниже среднего уровня развитых стран. Если в прогнозном периоде Россия сумеет довести уровень занятости среди инвалидов до современного среднего уровня стран ОЭСР, то это позволит увеличить занятость примерно на 3,6 млн. чел. Современные информационно-коммуникационные технологии облегчают создание рабочих мест для инвалидов.



3. Повышение эффективности использования трудовых ресурсов в бюджетной сфере. По удельному весу работников бюджетной сферы в общей численности занятых Россия уступает лишь трем странам, из числа стран, по которым ведется статистика Международной организации труда. Все три страны - Норвегия, Бельгия и Нидерланды - относятся к числу наиболее развитых стран Западной Европы. При существующем и ожидаемом уровне экономического развития России столь высокая занятость в бюджетной сфере может быть обеспечена лишь ценой сохранения большого числа рабочих мест низкого качества, с низкой заработной платой и низкой производительностью. Реформы бюджетной сферы могут значительно повысить качество рабочих мест, увеличить заработную плату и производительность труда. Снижение доли занятых в бюджетной сфере до уровня Великобритании, то есть ближайшей к России развитой страны по этому показателю, позволило бы высвободить для других секторов экономики около 3 млн. чел.

Совокупный потенциал увеличения предложения на рынке труда по трем перечисленным направлениям может составить 8 млн. человек. С учетом миграционного потенциала и потенциала снижения смертности это позволяет возместить ожидаемое при инерционном прогнозе сокращение трудоспособного населения (см. рис. 5).


Рис. 5. Возможные факторы стабилизации предложения на рынке труда.



Источник: расчеты ЦСР.
Но приведенные примеры далеко не исчерпывают весь перечень существующих источников повышения эффективности использования человеческого потенциала. Например, согласно обследованию конкурентоспособности российской экономики, проведенному в 2006 году Всемирным банком и Высшей школой экономики, 35-40% российских предприятий обрабатывающей промышленности выпускают неконкурентоспособную продукцию и имеют низкую производительность.8 Их реструктуризация приведет к высвобождению значительной части работников, большинство из которых смогут занять рабочие места более высокого качества, на других предприятиях. Например, согласно оценкам McKinsey Global Institute, повышение производительности труда в сталелитейной промышленности России до уровня США к 2020 году может привести к высвобождению порядка 140 тыс. рабочих. Еще более значительные резервы высвобождения рабочей силы за счет повышения производительности существуют в электроэнергетике, строительстве и банковском секторе.9

Еще одним важным направлением улучшения предложения на рынке труда является устранение долгосрочных диспропорций в профессионально-квалификационной структуре рабочей силы. Исследование по оценке долгосрочных перспектив регионального развития, проведенное в 2008 году по заказу Минрегиона России консорциумом организаций во главе с Центром стратегических разработок, показало, что наряду с общим недостатком предложения на рынке труда, развитию экономики будут препятствовать и диспропорции в структуре подготовки кадров. В частности для всех федеральных округов на период до 2025 года ожидается значительный избыток предложения в сегменте неквалифицированных работников и сопоставимый по объему дефицит персонала со средним специальным образованием. На рис. 6 представлены результаты анализа на примере Южного федерального округа. Диспропорции дают о себе знать уже сегодня, но в перспективе при сохранении сложившейся структуры подготовки кадров ситуация еще более обострится. Устранение этих диспропорций потребует радикальной модернизации системы среднего профессионального образования. В том числе, необходимо уделить дополнительное внимание вопросам профессиональной подготовки мигрантов из-за рубежа, поскольку их низкая квалификация является одним из ключевых факторов, сдерживающих повышение производительности таких сферах, как строительство, общественный транспорт и жилищно-коммунальное хозяйство.





469

-397

-345

273

2 071

2 468

2 563

2 908

3 506

3 233





  • При сохранении текущей структуры выпуска на рынке труда будет дефицит специалистов со средним и начальным профессиональным образованием на уровне около 0,7 млн. чел.

  • При этом будет перепроизводство специалистов с высшим образованием и лиц без профессионального образования составит примерно столько же - около 0,7 млн. чел.

Высшее

Среднее профессиональное

Начальное

профессиональное



Без квалификации


Рис. 6. Прогнозная оценка структурных диспропорций на рынке труда по уровню образования в Южном федеральном округе в 2025 году.
Источник: Росстат; Минобразования; US Census; http://www.euklems.net/; аналитика ООО «Strategy Partners»; *разница между спросом и предложением

Среди трудовых мигрантов из стран СНГ преобладают лица с невысоким уровнем профессиональной подготовки. Между тем наибольший неудовлетворенный спрос возникает в сегменте квалифицированных рабочих и среднего технического персонала. Решение этой проблемы потребует развития специализированных форматов обучения иностранных мигрантов. Некоторые из них эффективнее будет развивать не в самой России, а в странах происхождения трудовых мигрантов при содействии со стороны России. Задача проведения такого обучения может решаться более успешно в случае распространения практики организованного набора российскими компаниями трудовых мигрантов на основе многолетних контрактов с проведением необходимой профессиональной подготовки при содействии работодателя.

Однако развитию институтов повышения уровня квалификации трудовых мигрантов могут препятствовать краткосрочные миграционные предпочтения подавляющего большинства трудовых мигрантов из стран СНГ. Согласно данным Всемирного банка (рис. 7), Таджикистан и Киргизия относятся к числу стран с наивысшим уровнем предпочтений краткосрочной миграции. Свыше 70% трудовых мигрантов из этих стран «уезжают временно и скоро возвращаются». Судя по опросам, большинство из них не имеет намерений оставаться в России на постоянное жительство. Вкладывать средства в профессиональное обучение таких мигрантов работодателям и стране-реципиенту в целом может быть экономически невыгодно.



Рисунок 7. Миграционные предпочтения краткосрочной миграции в сравнении с долгосрочной

Источник: Migration and Remittances: Eastern Europe and the former Soviet Union / Ed. by Ali Mansoor and Bryce Quillin. – The World Bank, Washington DC, 2006, стр. 86-90.
В целом, проведенный анализ позволяет заключить, что демографический кризис является преодолимым препятствием для реализации оптимистического долгосрочного сценария развития российской экономики. Но основные возможности для снижения демографических рисков открывает не демографическая политика, а эффективное использование человеческого потенциала.

В условиях сокращения численности трудоспособного населения рост производительности труда становится ключевым условием поддержания высоких темпов роста российской экономики. Одним из важнейших резервов повышения производительности труда является планомерное перераспределение занятости из бюджетного сектора российской экономики, который в настоящее время отличается низкой производительностью, в высокопроизводительные и динамично растущие сектора бизнес-услуг и обрабатывающей промышленности. Реформы, направленные на повышение эффективности секторов бюджетной сферы, а также улучшение их финансирования в условиях быстрого экономического роста позволят значительно повысить качество рабочих мест, увеличить заработную плату и производительность труда. Это высвободит значительные трудовые ресурсы для других секторов экономики без ущерба для объемов и качества предоставляемых социальных услуг.

Развитие занятости лиц с ограничениями в здоровье и трудоспособности в секторе профессиональных социальных услуг позволяет добиться снижения затрат рабочего времени наиболее производительных работников молодых возрастов на уход за детьми, стариками и больными. Тем самым, создаются дополнительные возможности для общего роста производительности в российской экономике.

Другой важный источник роста производительности труда связан с постепенной реструктуризацией неконкурентоспособных предприятий промышленности, а также с модернизацией строительной отрасли, энергетики, транспорта и жилищно-коммунального хозяйства в сочетании с перераспределением занятых в быстрорастущие и высокопроизводительные сегменты российской экономики.



Но успех перечисленных структурных мер во многом зависит от повышения эффективности существующей системы профессионального образования, включая внедрение программ непрерывного образования и создание условий для массовой переподготовке высвобождаемых работников по наиболее востребованным специальностям.
Список литературы.

  1. Доклад ГУ-ВШЭ о конкурентоспособности обрабатывающей промышленности в России.- М., 2006;




  1. Гуриев С.М., Андриенко Ю.В., Савицкий С.Ю., Данилов П.В. Прогноз миграционных потоков между регионами России и с зарубежными странами и численности населения по регионам России до 2026 года. Предварительный доклад. М., ЦЭФИР -2007;




  1. Материалы автора, подготовленные им в рамках работы над докладом ПРООН о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации (Россия перед лицом демографических вызовов. – Москва, 2009);




  1. Эффективная Россия: Производительность как фундамент роста. McKinsey Global Institute, апрель 2009;




  1. Chalres I.Jones. Population and ideas: a theory of endogenous growth. Department of Economics, U.C. Berkeley and NBER. September 2006;




  1. Chalres I.Jones. R&D based models of economic growth. The Journal of Political Economy, Vol. 103, Issue 4, Aug. 1995, pp. 759-784;




  1. Chalwa M., Betcherman G., Banerji A. From red to grey: the third transition of aging populations in Eastern Europe and the former Soviet Union/ The World Bank, Washington DC, 2007, pp. 117-149;




  1. The Growth Report: Strategies for Sustained Growth and Inclusive Development. Commission on Growth and Development. The World Bank. Washington DC, 2008, p. 19;




  1. Where is the Wealth of Nations: Measuring Capital for the 21st Century. The World Bank. Washington DC, 2006.



1 При подготовке данной статьи использованы материалы автора, подготовленные им в рамках работы над докладом ПРООН о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации (Россия перед лицом демографических вызовов. – Москва, 2009).

2 The Growth Report: Strategies for Sustained Growth and Inclusive Development. Commission on Growth and Development. The World Bank. Washington DC, 2008, p. 19.

3 См. например: Chalres I.Jones. R&D based models of economic growth. The Journal of Political Economy, Vol. 103, Issue 4, Aug. 1995, pp. 759-784; Chalres I.Jones. Population and ideas: a theoty of endogenous growth. Department of Economics, U.C. Berkeley and NBER. September 2006.

4 Chalwa M., Betcherman G., Banerji A. From red to grey: the third transition of aging populations in Eastern Europe and the former Soviet Union/ The World Bank, Washington DC, 2007, pp. 117-149.

5 Where is the Wealth of Nations: Measuring Capital for the 21st Century. The World Bank. Washington DC, 2006.

6 Образовательная компонента индекса развития человеческого потенциала ПРООН (индекс достигнутого уровня образования) определяется на основе показателей грамотности взрослого населения и совокупной доли учащихся.


7 Гуриев С.М., Андриенко Ю.В., Савицкий С.Ю., Данилов П.В. Прогноз миграционных потоков между регионами России и с зарубежными странами и численности населения по регионам России до 2026 года. Предварительный доклад. М., ЦЭФИР -2007.



8 Доклад ГУ-ВШЭ о конкурентоспособности обрабатывающей промышленности в России.- М., 2006.

9 Эффективная Россия: Производительность как фундамент роста. McKinsey Global Institute, апрель 2009.





База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница