Доклад Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви



страница1/6
Дата05.05.2016
Размер1.05 Mb.
  1   2   3   4   5   6
Доклад

Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви

2 февраля 2013 года
Ваше Блаженство! Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства!
Пастыреначальник Господь Иисус Христос вновь собрал нас под сводами величественного Храма Христа Спасителя для того, чтобы в единстве мы могли обсудить насущные вопросы жизни нашей Церкви и соборно обратить к духовенству, монашествующим и мирянам слова назидания.

Священное Писание именует Церковь Телом Христовым (см. Кол. 1, 24), домом Божиим (см. 1 Тим. 3, 15) и храмом святым о Господе (см. Еф. 2, 21). Для верующего человека это непреложная истина. Но для неверующих Церковь видится лишь как человеческое общество, и они судят о ней по ее внешним проявлениям, по влиянию на жизнь народов, их нравственное и культурное воспитание. Церковь — не от мира сего (см. Ин. 18, 36), но она пребывает в мире и заботится о спасении мира. В ней соединяется Божественное и человеческое, вечное и временное, совершенное и стремящееся к совершенству. В своей человеческой стороне Церковь может не только возрастать, но и умаляться, быть гонимой и истребляемой. Внутри Церкви люди, пламенеющие верой и любовью, могут соседствовать с теплохладными и нерадящими о своем спасении. И Господь попускает Церкви различные испытания, чтобы помочь ее чадам избавиться от несовершенства и приблизиться к святости.

Истекший межсоборный период стал временем таких испытаний. «Не дивитесь, братия мои, если мир ненавидит вас» (1 Ин. 3, 13) — эти слова святого апостола Иоанна приходят на память в связи с событиями последних месяцев, когда Церкви пришлось выдержать неоднократные нападки извне, выразившимися в виде целого ряда тенденциозных и клеветнических кампаний, кощунственных выходок и даже уничтожения православных святынь.

Все мы хорошо помним возникшие на рубеже 2011-2012 годов нестроения и брожения, которые грозили хрупкому миру в обществе. Особенно это проявилось в России и на Украине. В первом случае противостояние между частью общества и государственной властью вполне могло перерасти в новую опасную смуту, подобную тем, что не раз приносили беду Отечеству и православному народу. У определенных сил, желавших поколебать основы государственной и общественной жизни, вызвала крайнее раздражение позиция Русской Православной Церкви, которая неизменно призывает к мирному, поступательному развитию народной жизни, к конструктивному диалогу народа и власти, основанному на взаимоуважении его участников. Мы не ищем вражды ни с кем и стремимся жить по слову апостола: «Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми» (Евр. 12, 14). Церковь не служит и никогда не будет служить чьим-либо политическим интересам. Христиане могут принадлежать к разным политическим течениям, выражать различные взгляды на ситуацию в стране и обществе, если только эти течения и взгляды не противоречат основам церковного учения. Однако, находясь вне политической борьбы, Церковь всегда будет давать общественным процессам нравственную оценку, призывать участников любых противостояний к взаимоуважению и мирному диалогу на благо всего общества. При этом она объединяет православных христиан в своем лоне, не различая их по политическому признаку, и неустанно совершает, по призыву святого апостола Павла, «молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков… и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте» (1 Тим. 2, 1-2). Этого не понимали и не понимают те, кто хотел использовать Церковь как инструмент в своей политической борьбе, пытались ее запугать и соблазнить.

Когда стало ясно, что Русская Православная Церковь никогда не откажется от поддержки народного единства, на котором зиждется существование каждой страны, давление начало принимать радикальные формы. Началась волна богохульств и кощунств, актов вандализма и осквернения православных святынь. Эта волна прокатилась не только по России, но и по некоторым другим странам исторической Руси. Безумные по замыслу акции выражали презрение к Церкви, были рассчитаны на то, чтобы унизить ее. Кощунственные действия сопровождались организованной в некоторых СМИ травлей Священноначалия и всей Русской Православной Церкви. Эта кампания была явно направлена на то, чтобы дискредитировать Церковь как носительницу ценностных основ и тысячелетнего нравственного идеала нашего общества, а в конце концов — заставить нас замолчать, прекратить свидетельствовать правду Божию. Ведь из-за своей приверженности правде Христовой Церковь не по нраву всем тем, кто стремится, отдалить людей от евангельских ценностей, насадить в качестве нормы то, что Слово Божие называет грехом и чему противится человеческая совесть.

Для нас, христиан, такие события не новы. В истории нашего народа все это было не раз. Приведу две цитаты:



  • «За последние месяцы имеют место многие факты оскорбления религиозных чувств, а также отдельных ничем не опороченных священнослужителей и печатания в прессе заведомой неправды о некоторых явлениях нашей церковной жизни»;

  • «В газете имярек приводится утверждение, что автор не знает ни одного духовного лица, который верил бы в Бога».

Казалось бы, речь идет о совсем недавних событиях. Однако эти цитаты, которые можно было бы долго продолжать, взяты из письма Святейшего Патриарха Алексия I Никите Сергеевичу Хрущеву от 31 мая 1959 года1. Конечно, сегодня, слава Богу, священников не сажают в тюрьмы, а храмы не закрывают. Однако не поразительно ли, что те, кто сегодня вновь нападает на Церковь, пользуются такими же пропагандистскими методами, которые в свое время применяло богоборческое государство?

Впрочем, сегодня, благодарение Богу, времена изменились. Многие понимают, что кощунства не могут приниматься цивилизованным обществом и должны пресекаться. Равнодушие, попустительство, ложно понимаемое всепрощение и снисходительное отношение к осквернению религиозных и национальных святынь неминуемо ведет к духовному одичанию, к уничтожению всяких нравственных барьеров и, как следствие, к ожесточению людей, к росту межнациональных конфликтов, утрате способности строить солидарное общество. Как свидетельствует церковная история, в периоды гонений, связанных с осквернением храмов, икон, мощей многие православные христиане, решительно — и молитвой, и действиями — противостояли кощунникам и охраняли свои святыни, воспринимая это как религиозный долг. Тут можно вспомнить примеры и из эпохи иконоборчества, и из новейшей церковной истории, когда по благословению Всероссийского Патриарха святителя Тихона при храмах создавались союзы по защите святынь и церковного достояния от посягательства, а пастырям вменялось в обязанность «идти навстречу добрым начинаниям верующих, направленным к защите Церкви».

Сегодня власть декларирует стремление построить правовое государство. И в таком государстве закон должен защищать не только символы, важные для секулярного сознания, но и предметы, имеющие священное значение для верующих, охраняя их религиозные чувства от посягательств и оскорблений. В «Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека» говорится: «Никакими ссылками на свободу слова и творчества нельзя оправдать надругательство в публичной сфере над предметами, символами или понятиями, которые почитаются верующими людьми. <…> Надругательство над святынями не может быть оправдано ссылками на права художника, писателя, журналиста. Современное законодательство обычно защищает не только жизнь и имущество людей, но и символические ценности, такие как память умерших, места захоронения, памятники истории и культуры, государственные символы. Такая защита должна распространяться на веру и святыни, которые дороги для религиозных людей» (III.2, IV.5). В правовом государстве, где действуют закон, православный христианин, как правило, имеет возможность перепоручить государственной власти защиту святынь от глумления и кощунства. Это проистекает из прямой обязанности государства, о которой писал еще святой апостол Павел: «Начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим. 13, 4).

Судебные органы дали правовую оценку печально известной богохульной акции в Храме Христа Спасителя, охарактеризовав ее как преступление. Высший Церковный Совет в своем заявлении от 17 августа 2012 года подчеркнул важность того, что приговором в отношении кощунниц создан судебный прецедент, направленный на предотвращение в будущем оскорбления религиозных чувств верующих, на защиту святынь и культурных памятников от актов кощунства и глумления. Выражая положительное отношение к данной правовой оценке, вместе с тем, Церковь, сострадая каждому грешнику, обратилась к государству с просьбой проявить милосердие к осужденным. Однако необходимо помнить, что снисхождение и прощение наиболее действенно в соединении с раскаянием и решимостью не повторять преступные действия в будущем. Иначе вместо исправления оно может породить чувство вседозволенности, которое станет причиной новых преступлений.

Мы знаем, что к некоторым из тех, кто оказался жертвой манипуляционных технологий, со временем пришло отрезвление, и они ужаснулись содеянному. Молодые люди, которые разрисовали стены и подожгли Морской собор в Балтийске Калининградской епархии 20 августа, а также подростки, спилившие поклонный крест в Архангельске 25 августа, не только извинились перед верующими, но и принесли искреннее покаяние. Это особенно отрадно, ведь Господь сказал: «Нет воли Отца вашего небесного, чтобы погиб один из малых сих» (Мф. 18, 14).

И неужели организаторы антицерковной кампании думают, что общество поддерживает их безумие? В Патриархию в эти месяцы поступило огромное количество обращений от частных лиц и общественных организаций с поддержкой Русской Православной Церкви. В этих письмах люди возмущались явной организованностью, откровенной разнузданностью, клеветнической направленностью и воинственностью антицерковной кампании. Слова благодарности за поддержку мы адресуем и нашим собратьям по вере — Предстоятелям и представителям Поместных Православных Церквей, а также главам других христианских конфессий и религиозных объединений, Межрелигиозному совету России.

Происшедшее за эти полтора года было попущено Господом как проверка всех нас. К сожалению, для отдельных священнослужителей и мирян она оказалась непосильной. По недомыслию, а может, и по злой воле они в своих выступлениях соглашались с несправедливыми обвинениями в адрес Церкви. Таковым хотелось бы напомнить, что хуже самого греха может быть только оправдание греха. Ведь после греха возможно покаяние и прекращение беззакония. Но оправдание греха закрывает двери покаяния, и порок, воспринимаемый как норма, начинает беспрепятственно распространяться и укореняться в людях.

Вспомним слова священномученика Онуфрия, архиепископа Курского: «Когда в многолюдном собрании, на котором мы присутствуем, поносят имя нашего Бога, или когда в беседе высмеивается святая вера наша, почему мы малодушно молчим? Почему не скажем, что мы исповедуем своего Господа и Бога? Разве это все и многое другое не есть отречение?»2. В свою очередь священномученик Мефодий, епископ Петропавловский, писал: «Мирясь с окружающим нас злом, мы воображаем, что исполняем закон Христа; не вступая в борьбу со злом, в силу неправильно понимаемой нами свободы совести, мы так свыкаемся с ним, что начинаем считать его нормальным явлением и становимся равнодушными к доброму»3. Во избежание тех опасностей, о которых предупреждали новомученики, призываю священство, монашество и всех верных чад Русской Православной Церкви неотступно свидетельствовать о правде Божией, о евангельских ценностях и о смертельных для души последствиях греха.

Прошедшие антицерковные кампании, многократно усилившие внимание к жизни Церкви и священнослужителей, понуждают всех нас, дорогие собратья, еще раз вспомнить и о том, каким предстает перед нашими современниками образ архиерея, священника и вообще верующего человека. Нужно признать, что порой публичная дискредитация Церкви связана не только с клеветой, но и со случаями недостойного поведения священнослужителей и мирян.

Наша паства в подавляющем своем большинстве не была соблазнена антицерковной пропагандой и демагогией, хотя главная цель организаторов кампании состояла именно в том, чтобы поколебать церковное единство. Незадолго до кощунственной выходки в этом храме Господь явил пред лицом всего мира силу веры православного народа. Для поклонения верующих в Россию со Святой горы Афон прибыла одна из величайших святынь христианства — Пояс Пресвятой Богородицы. Три миллиона человек днем и ночью стояли в очереди, перенося холод и серьезные неудобства, чтобы прикоснуться к Поясу Пречистой Девы, помолиться пред ним Божией Матери. Это событие, уникальное в современной истории нашей Церкви, не случайно совершилось накануне постигших нас испытаний. Оно явилось и благодатным укреплением от Господа, и свидетельством неистребимости православной веры в нашем народе. Уже после того, как совершились многие акты кощунства и антицерковного вандализма, целью которых в ряде случаев было подавить волю православных верующих, десятки тысяч людей, представлявших самые разные социальные слои, 22 апреля 2012 года собрались у стен Храма Христа Спасителя, чтобы вместе с епископатом и клиром принять участие в молитвенном стоянии в защиту веры, поруганных святынь, Церкви и ее доброго имени. Православный народ недвусмысленно продемонстрировал свою волю.

Хочу выразить свою признательность вам, дорогие Владыки, за правильную реакцию на нападки, и через вас особо поблагодарить священнослужителей и мирян, мужественно засвидетельствовавших свою веру и верность Церкви Христовой. Ответ православного народа на печальные события последнего времени явился новым подтверждением слов Божественного Основателя и Главы Церкви — Господа нашего Иисуса Христа: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф 16, 18).
* * *
Кратко сообщу о деятельности Патриарха в межсоборный период. Я совершил 45 поездок в епархии Русской Православной Церкви, посетив 39 епархий4. Всего со времени Поместного Собора 2009 года состоялось 102 моих пребывания в 66 епархиях, многие из которых я посетил неоднократно. В 2011-2012 годах состоялись мои визиты в 5 Поместных Православных Церквей5, а нашу Церковь посетил ряд Первоиерархов Автокефальных Церквей6. Как Предстоятель Русской Православной Церкви я встречался с руководителями государств, входящих в территорию канонической ответственности Московского Патриархата7, а также с руководителями и видными государственными деятелями других стран8, принимал участие в крупных международных форумах9.

Многократно за эти два года я посещал пределы наших Самоуправляемых Церквей, особенно часто — Украинской Православной Церкви. Рад, что прочно установился обычай ежегодно проводить в Киеве заседание Священного Синода Московского Патриархата и совместно праздновать на берегах Днепра День Крещения Руси. Особенное значение будет иметь в нынешнем году празднование 1025-летия этого события, которое должно приобрести всецерковный и широкий общественный характер и развернуться на всем пространстве исторической Руси.

Визитом Патриарха в Японию было отмечено в минувшем году 100-летие преставления равноапостольного Николая Японского.

Еще одна важная для нас дата — пятилетие подписания на амвоне этого святого храма Акта о каноническом общении между Московским Патриархатом и Русской Православной Церковью Заграницей — была ознаменована не только праздничными мероприятиями в Москве при моем участии, но и торжествами в США и других странах русского рассеяния, проведением в Лондоне конференции практически всех архиереев Русской Православной Церкви, несущих свое служение за пределами ее канонической территории.


* * *
Перейдем теперь к основной части доклада.

Главные задачи, стоящие сегодня перед Церковью, были определены Поместным Собором 2009 года. Состоявшийся в 2011 году Архиерейский Собор одобрил первые шаги Священного Синода по их реализации и обозначил практические меры по дальнейшему осуществлению миссии Церкви в современном мире. Архиерейский Собор дал ряд поручений Патриарху и Священному Синоду, синодальным учреждениям, епархиальным архиереям. Часть моего выступления будет посвящена обзору исполнения этих поручений.

Органом управления Русской Православной Церкви в период между Архиерейскими Соборами является по Уставу Священный Синод, который за истекшие два года собирался 1110 раз. В 2011 году в его состав вошли два новых постоянных члена — главы Митрополичьего округа в Казахстане и Среднеазиатского митрополичьего округа. В течение межсоборного периода основную ответственность за исполнение решений Собора 2011 года нес Синод, а вместе с ним — и подотчетные ему учреждения. Важным событием в связи с этим стало образование в марте 2011 года Высшего Церковного Совета. Этот орган объединил под моим председательством глав синодальных учреждений, а также некоторых других руководящих лиц центрального церковного аппарата. За истекшие два года Высший Церковный Совет собирался 1011 раз. Основным направлением его деятельности стала реализация поручений Собора, постановка с этой целью задач перед синодальными учреждениями и контроль за их осуществлением. Сегодня можно уверенно сказать, что Высший Церковный Совет зарекомендовал себя как действенный исполнительный орган высшей церковной власти.

Вместе с тем оценка эффективности соборных решений для жизни Церкви определяется в первую очередь степенью их осуществления в епархиях и на приходах. Вскоре после Собора стало очевидно, что преобразований в центральном аппарате Церкви недостаточно. Назрели изменения на уровне епархий.


Образование новых епархий и создание митрополий

Среди прочих решений Освященный Собор 2011 года постановил: «Необходимо стремиться к тому, чтобы в каждом населенном пункте стран, входящих в каноническую территорию Русской Православной Церкви, при наличии православных жителей, было открыто не менее одного храма, часовни или молитвенного помещения. Управлению делами Московской Патриархии и аналогичным учреждениям самоуправляемых Церквей поручается во взаимодействии с епархиями разработать и представить на рассмотрение Священного Синода общецерковный план увеличения численности храмов»12.

После Собора почти от всех епархий были получены предложения по планомерному увеличению числа приходов. Эти предложения не остались только декларацией о намерениях. Приведу статистику на конец 2012 года. Замечу, что в ней использован новый статистический критерий, а именно частота совершения Божественной литургии в храме или молитвенном доме. Согласно предоставленной епархиями информации:


  • чаще одного раза в неделю литургия совершается в 11 731 храме,

  • один раз в неделю — в 12 644 храмах,

  • реже одного раза в неделю, но не реже одного раза в месяц — в 9114 храмах,

  • реже одного раза в месяц — в 2530 храмах.

Таким образом, если под храмом иметь в виду помещение любого вида, у нас сегодня 33 489 храмов, где хотя бы раз в месяц совершается Божественная литургия. На начало 2011 года общецерковная статистика по критерию частоты совершения Божественной литургии не велась. Однако, для сравнения, по той статистике, которой мы обладали, в Русской Православной Церкви было 30 675 приходов.

Как видите, сделано немало. Однако исполнить поручение Собора и создать план открытия новых приходов не удалось. И вот почему. Когда в центральный аппарат начали приходить ответы с мест, стало ясно, что в тогдашних границах епархий правящие архиереи физически не могли в достаточной мере посвящать себя как процессу открытия новых приходов, так и самим новым приходам. Исполнение поручения Собора требовало изменений в структуре епархий.

Такой же вывод можно было сделать и на основании епархиальных откликов на другое соборное поручение: «Собор указывает на необходимость активизации работы по введению на приходах Русской Православной Церкви штатных оплачиваемых должностей педагога, социального работника и ответственного за работу с молодежью»13. Активизация религиозно-образовательной, катехизической, молодежной и благотворительной работы требует особого внимания со стороны епископа. Архиерей — это не просто администратор, которому нужно приобрести дополнительные навыки управления бóльшим количеством приходов. Епископ — в первую очередь пастырь, который должен звать овец своих по имени (см. Ин. 10, 3), полагать душу свою за каждого клирика и мирянина каждого прихода вверенной ему епархии. Светский человек, получивший для этого специальное образование, может организовать, к примеру, социальную или молодежную деятельность. Но архипастырь, а вслед за ним и пастыри должны вдохновлять и направлять эту деятельность ко спасению паствы, придавать ей силу как свидетельству о Христе.

На приведенных двух примерах мы видим, что при огромных пространствах и значительном числе приходов во многих из существовавших на начало 2011 года епархий архиереям попросту не хватило бы времени и сил, чтобы лично заняться всем объемом поставленных Собором задач. В связи с этим в мае 2011 года Священный Синод инициировал исторический процесс образования в пределах республик и областей Российской Федерации нескольких епархий. Ранее подобное имело место в Украинской Православной Церкви и в Белорусском Экзархате. Однако в России речь шла о более масштабных преобразованиях, и за истекшие два года было учреждено 64 новых епархий на территории одних и тех же субъектов Российской Федерации. Уточню, что всего за это время было образовано 82 епархии14. Со времени Поместного Собора 2009 года образовано 88 новых епархий. Всего в настоящее время 247 епархий. Также напомню, что решением Священного Синода от 27 июля 2011 года (журнал №67) был образован новый Митрополичий округ — Среднеазиатский.

В октябре 2011 года Священный Синод внес важную корректировку в процесс разукрупнения епархий. Епархии, расположенные в пределах одного субъекта Российской Федерации, стали объединяться в митрополии, которых за межсоборный период было создано 3315.

Напомню, что митрополия, объединяющая несколько епархий вокруг регионального административного центра и, в свою очередь, входящая в состав патриархата — это древняя и традиционная форма церковного устройства, о необходимости возрождения которой в Русской Православной Церкви заявил еще Всероссийский церковный собор 1917-1918 годов, принявший в последний день своей работы определение «О церковных округах». В этом определении имелись в виду именно округа, состоящие из нескольких епархий. Ныне действующее Положение о митрополиях, утвержденное Священным Синодом 6 октября 2011 года (журнал №131), было разработано в Межсоборном присутствии с учетом исторического опыта. При составлении нынешнего документа учитывались, конечно, и реалии современной церковной жизни.

Зачем нужны митрополии сегодня? Ответ становится понятным при разъяснении роли главы митрополии. Митрополит — старший собрат. Он призван добрым советом помогать более молодым архипастырям управлять епархиями, заботиться о пастве. Кроме того, региональным властям было бы сложно взаимодействовать с каждой епархией по отдельности. Поэтому митрополитам поручено координировать диалог руководства епархий с властями субъектов федерации. При этом важно, чтобы все епископы равным образом могли общаться с главой субъекта и главами региональных ведомств. Конечно, как правило, у митрополитов сложились давние отношения с главами регионов. Но давайте подумаем о том, что, если новые архиереи будут исключены из этих отношений, в итоге пострадает церковное дело в новообразованных епархиях: реставрация и строительство храмов, взаимодействие с районными управлениями образования или социального обеспечения и все, что связанно с позицией региональных властей. Что же касается внутренней жизни каждой епархии, то за нее полностью несет ответственность епархиальный архиерей, который отчитывается в своей деятельности непосредственно перед Священным Синодом и Патриархом. В эту внутреннюю жизнь не вмешиваются ни митрополит, ни архиерейский совет митрополии, который является не управляющим, а совещательным органом.

В каждой епархии должны быть собственные епархиальные отделы, а где это невозможно — лица, ответственные за каждое направление церковной деятельности. Отделы, действующие в епархии митрополита, призваны делиться своим опытом с епархиальными отделами или ответственными лицами других епархий и координировать их деятельность в вопросах, касающихся всей митрополии. Но эта помощь не означает подчинение одних другим. Впрочем, есть несколько вопросов на первый взгляд внутриепархиального характера, которые состоявшийся в октябре прошлого года Высший Церковный Совет отнес к сфере ответственности митрополита. Во-первых, это назначение военного духовенства и духовенства для окормления заключенных. Здесь необходимо взаимодействие с властями субъекта федерации или с федеральными властями, и особую роль при этом должен играть митрополит. Возникающие сложные вопросы следует решать коллегиально, на архиерейском совете. Во-вторых, особое значение приобретает сегодня взаимодействие со средствами массовой информации, о чем мы подробно поговорим позже. Не всегда новообразованные епархии могут в краткие сроки назначить квалифицированных пресс-секретарей. В таких случаях пресс-секретарь епархии митрополита обязан в полной мере оказывать поддержку другим архиереям митрополии, которым, впрочем, следует помнить, что такое положение дел должно быть временным.

Наконец, все епархии митрополии несут общую ответственность за деятельность расположенных на ее территории духовных школ. Речь идет и об их финансировании, и о надзоре за учебно-воспитательным процессом. Основную иерархическую ответственность несет тот архиерей, в чьем каноническом ведении находится духовное учебное заведение. Однако главные вопросы, касающиеся духовных школ, целесообразно решать на заседаниях архиерейского совета. При этом важно учитывать интересы всех епархий. По понятным причинам выпускники будут стремиться остаться в главном городе региона или в центральной епархии. Считаю, что здесь следует твердо придерживаться следующего правила: выпускник направляется в ту епархию, из которой поступал. В противном случае мы столкнемся с серьезными кадровыми сложностями в недавно образованных епархиях.

Завершая обзор деятельности митрополий, отвечу на частный вопрос, поступивший ко мне от некоторых Преосвященных в преддверии Собора. Вы помните, что еще в 2009 году Священный Синод определил всем епархиям учреждать собственные медали. Не все новые епархии могут себе это позволить. Поэтому вполне уместно, чтобы епархиальные медали учреждались архиерейским советом митрополии для всех входящих в ее состав епархий, либо чтобы ранее учрежденные медали использовались всеми этими епархиями. При этом каждый архиерей будет подписывать наградные документы для своей епархии.

Не везде, где требуется более активное участие архиерея в жизни приходов, можно создать митрополии. В первую очередь это касается города Москвы, в котором по каноническим причинам невозможно образовать несколько епархий, так как в одном граде подобает быть одному епископу (см., к примеру, правило 8-ое I-го Вселенского Собора). В связи с этим Священный Синод в декабре 2011 года утвердил Положение о епархиальных викариатствах Русской Православной Церкви (журнал №154 от 27-28.12.2011). Этот документ предполагает создание территориальных викариатств, управляемых викариями, которым епархиальный архиерей делегирует ряд своих полномочий. Такие викариатства были созданы в Москве. Кроме того, одно такое викариатство — Николаевское — было создано в Хабаровской епархии, в связи с тем, что по малочисленности населения северные территории Хабаровского края не могли быть выделены в самостоятельную епархию, а по своей протяженности и отдаленности от Хабаровска — нуждались в попечении архиерея.

Вернемся теперь к поручению Собора 2011 года об открытии новых приходов. Высший Церковный Совет, обсуждая этот соборный наказ, сформулировал следующую «дорожную карту», которой могли бы следовать епархии. Во-первых, необходимо, чтобы в каждом населенном пункте, даже самом небольшом, было какое-то помещение, где священник мог бы проводить богослужения. Во-вторых, речь при этом не идет об обязательном открытии во всех населенных пунктах религиозных организаций, то есть приходов в юридическом смысле. В-третьих, необходимо, чтобы каждый населенный пункт посещался священником хотя бы раз в два месяца, а если в населенном пункте более 100 жителей, то и раз в месяц.

Что это означает на практике? Применительно к сельской местности необходимо особенно помнить о территориальном принципе организации приходов. Приход — это не храм, а православный народ, проживающий на определенной территории. Центром территории прихода является населенный пункт, в котором стоит храм и где проживает священник, может быть, и не один. Здесь образуется приход, юридически зарегистрированная религиозная организация, деятельность которой осуществляется на упомянутой территории со всеми расположенными на ней населенными пунктами. В каждом таком населенном пункте должно быть молитвенное помещение: часовня, молитвенный дом или молитвенная комната, куда священник может приехать, привезя с собой антиминс и сосуды, чтобы отслужить Божественную литургию. В крайнем случае богослужение может совершаться на дому у одного из верующих жителей. Конечно, из этой системы могут быть исключения. Например, в отдаленные края Чукотской, Ямало-Ненецкой или Енисейской епархии бывает проще добираться из кафедрального города, чем из ближайшего места проживания священника. Но в большинстве случаев важно сохранять территориальный принцип организации приходов, когда каждый населенный пункт приписывается к конкретному храму и священнику, в нем обустраивается молитвенное помещение, и священник посещает его с определенной периодичностью. Возможно, для этого в каких-то случаях епархии должны будут помочь сельским клирикам в приобретении транспорта.

Заботясь об устроении церковной жизни на селе, мы не можем игнорировать данные статистики. Жизнь все больше сосредотачивается в городах и крупных поселках. Речь идет, как минимум, о районных центрах, а чаще — о более крупных городских образованиях, где едва ли может быть реализован в полной мере территориальный принцип, хотя, конечно, нельзя о нем забывать. Этот принцип, к примеру, должен сохраняться в вопросах окормления расположенных рядом с храмами больниц, учебных заведений и иных учреждений. Важно и в городах исключить «белые пятна» — территории, не покрытые пастырским окормлением. Мыслимо ли, чтобы в громадном микрорайоне не было ни одного храма? Расположение храмов должно быть таково, чтобы длинная дорога к ним не становилась препятствием на пути к Богу.

Для упрощения и удешевления процесса строительства новых храмов Собор поручил Финансово-хозяйственному управлению разработать проекты быстровозводимых и недорогостоящих храмов16. В настоящее время разработано 7 типовых проектов храмов вместимостью от 200 до 500 прихожан. После приобретения прав собственности на разработанную проектно-сметную документацию она сможет быть использована во всех епархиях с доработкой, где это нужно, в соответствии с региональными особенностями, к примеру, при сейсмичности более 6 баллов. Финансово-хозяйственное управление должно в кратчайшие сроки выкупить и предоставить в пользование епархий эти проекты. Призываю епархиальные управления, в свою очередь, передавать в Финансово-хозяйственное управление имеющуюся проектно-сметную документацию по построенным храмам для ее сведения в единую общую базу проектов, доступную для всех епархий. Формирование такой базы позволит сэкономить значительные церковные средства. Делиться друг с другом имеющимися наработками — наша общая обязанность.

Преосвященные владыки! Образуя новые епархии, Священный Синод действовал в духе присяги, произносимой каждым епископом и священником перед хиротонией. Каждое чадо Церкви должно иметь возможность постоянного пастырского окормления, каждому человеку необходимо возвестить Евангельские истины, каждый христианин призван участвовать в Святейшем Таинстве Евхаристии. Мы обещались верно пасти словесное стадо Господне. Да поможет нам в этом Пастыреначальник Христос.

  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница