Доклад «отношения россии и стран прибалтики: от упущенных возможностей к реальным перспективам»



страница1/6
Дата07.05.2016
Размер1.08 Mb.
  1   2   3   4   5   6



Факультет международных отношений

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА


Аналитический доклад



ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И СТРАН ПРИБАЛТИКИ:

ОТ УПУЩЕННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

К РЕАЛЬНЫМ ПЕРСПЕКТИВАМ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

2013

Аналитический доклад «ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И СТРАН ПРИБАЛТИКИ: ОТ УПУЩЕННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ К РЕАЛЬНЫМ ПЕРСПЕКТИВАМ» подготовлен группой экспертов, преподавателей факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета.



Руководитель экспертного коллектива:

д-р экон. наук, профессор кафедры европейских исследований, руководитель магистерской программы «Исследования Балтийских и Северных стран» Санкт-Петербургского государственного университета Межевич Н.М.

В авторский коллектив входят старшие преподаватели факультета Шадурский А.В. (раздел 3.3.), Грозовский А.М. (Введение, Заключение)

Помощь в подборе и обобщении материалов была оказана Шутовой И., Петровой Н., Толстовой Е., проходящими обучение на магистерской программе «Исследования Балтийских и Северных стран».

Рецензентами работы выступили:

д-р ист. наук, профессор, заведующий кафедрой европейских исследований факультета международных отношений Худолей К.К.;

д-р ист. наук, профессор, декан факультета международных отношений Новикова И.Н.

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………..4


1. ЭКОНОМИКА СТРАН ПРИБАЛТИКИ: УСТОЙЧИВАЯ ЦИКЛИЧНОСТЬ ПРИ НЕУСТОЙЧИВОЙ ДИНАМИКЕ………………………………………..10

1.1. Экономика стран Прибалтики: влияние фактора членства в ЕС………17

1.2. Проблемы миграции и социального развития в государствах Прибалтики как отражение макроэкономических трендов………………………………..22
2. РОССИЙСКИЙ ТРАНЗИТ НА БАЛТИКЕ В СИСТЕМЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ В РЕГИОНЕ

2.1. Транзитно-транспортная политика в регионе: от вынужденного единства к реальной конкуренции………………………………………………………..28

2.2. Rail Baltica: политические амбиции вопреки экономическим реальностям.……………………………………………………………………..37

2.3. Мажейкяйский нефтеперерабатывающий завод между бизнесом и политикой………………………………………………………………………..40


3. ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И ГОСУДАРСТВ ПРИБАЛТИКИ В ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ СФЕРЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

3.1. Между БАЭС и ВАЭС: развилки балтийской дипломатии………….43 3.2. Электроэнергетика в повестке дня отношений России и стран Прибалтики……………………………………………………………………...50

3.3. Терминалы сжиженного природного газа в экономике и политике стран Прибалтики……………………………………………………………...59

3.4. Nord Stream и отношения стран Прибалтики с Россией…….…………66


4. ВЛИЯНИЕ ТУРИЗМА В РЕГИОНЕ БАЛТИЙСКОГО МОРЯ НА ФОРМИРОВАНИЕ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИЙ В РЕГИОНЕ……..70
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ………………………………………………………………...74

ВВЕДЕНИЕ
Рассматривая современное состояние и перспективы экономического и политического развития государств восточной части Балтийского моря в контексте их сотрудничества с Россией, мы отмечаем тот факт, что современные государства региона целиком или частично – (Польская республика) находились в составе Российской империи. В XXI веке Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша и Россия остаются соседями. Однако соседство - категория географическая, более значимым является реальное состояние экономического и политического сотрудничества. За последние 22 года не только качественно изменилась политическая карта региона, но и сформировались определенные модели сотрудничества между государствами восточной части Балтийского моря.

С определенным упрощением можно отметить существование двух моделей отношений между Россией и ее соседями в восточной части Балтики. Одна модель реализуется между Москвой и Хельсинки, а также Москвой и Варшавой. Вторая модель – отношения России и государств Прибалтики. Эти отношения осуществляются в условиях общей внешнеэкономической открытости и развертывающегося партнерства между Россией и Евросоюзом. При формальном единстве экономических, политических и международно-правовых предпосылок как экономические, так и политические отношения России с государствами Прибалтики качественно отличаются от отношений с Польшей и тем более с Финляндией. По мнению коллектива авторов доклада, ответственность за данную ситуацию лежит, прежде всего, на политиках Эстонии, Латвии и Литвы, игнорирующих объективную экономическую и политическую логику взаимовыгодных отношений.

Постоянное акцентирование имевших место исторических проблем выполняет функцию консервирования антироссийских настроений на уровне элит, получающих политический, а частично и экономический капитал на нагнетании русофобской риторики. При этом позиция России сводится к деполитизации экономического сотрудничества, к совместной работе над региональными проблемами, выводу дискуссий по сложным историческим вопросам с политического на экспертный уровень.

Тональность Таллина, Риги, Вильнюса в диалоге с Россией не адекватна как экономическим, так и политическим возможностям этих стран. При этом объединенная Европа не демонстрирует готовности занять предлагаемую прибалтийскими государствами антироссийскую позицию в политике и экономике, трезво оценивая неадекватно завышенные амбиции некоторых новых участников ЕС. Вместо этого представители «старой» Европы с успехом реализуют крупные экономические проекты с Россией (фактически «через голову» прибалтийских стран), пополняя тем самым длинный перечень упущенных возможностей государств Прибалтики.

Пытаясь стать драйверами амбициозных внешнеполитических проектов, Литва, Латвия и Эстония, действуя в целом в пределах своей международно-правовой юрисдикции, игнорируют многочисленные вызовы регионального и локального уровня, пренебрежение которыми чревато дальнейшим снижением уровня жизни населения этих стран.

Прежде всего, следует отметить авторскую позицию. Мы не считаем характер отношений России и государств Прибалтики и имеющиеся тенденции в российско-прибалтийских отношениях жестко детерминированными нашим общим прошлым. Наше общее будущее после 1991 года не могло формироваться по российско-белорусскому сценарию, но определенная версия российско-финской модели отношений могла состояться. В 1990-1992 гг. Россия сделала немало шагов навстречу Литве, Латвии, Эстонии. Это не только позиция авторов доклада, но и мнение лидеров народных фронтов прибалтийских государств, как правило, оттесненных ныне на периферию политической жизни своих стран и имеющих возможность системного осмысления периода 1987-1993 года.1

Отношения стран Прибалтики с Россией предельно политизированы, и это неизбежно сказывается на характере и качестве наших экономических связей, пополняя список упущенных возможностей в экономике и политике. Негативный экономический эффект для России, в силу ее масштаба, не является драматическим. Для экономики стран Прибалтики ежегодные потери оцениваются нами примерно в 9-10% от ВВП. Речь идет об упущенных доходах от российского транзита, «отвергнутых» инвестициях, непроданной сельскохозяйственной и промышленной продукции, росте безработицы, недополученных налогах и вынужденных социальных выплатах, отсутствия льготных режимов приграничной торговли и приграничного перемещения граждан сопредельных стран.

Для Эстонии, исходя из данных Статистического комитета Эстонии о размерах ВВП, эта сумма за 4 последних года составляет примерно 10,1 млрд. долл. Примерно столько стоит атомная электростанция масштаба нереализуемого Висагинского проекта со всей дополнительной инфраструктурой, резервными мощностями и т.д. Примерно такая же цифра может быть названа, исходя из данных о ВВП Латвии за последние 4 года. Для Литвы эта цифра составляет около 15 млрд. долл. Политические потери оценить труднее. Антироссийская риторика политиков Прибалтики оказывает прямое воздействие на властные элиты и общественное мнение Европы. Однако основной эффект достигается через дискредитацию России как экономического партнера и ухудшение конкурентных условий для ее экспорта.

***


В последние годы появилось достаточно много литературы с броскими названиями типа: «Почему Россия не Америка»? Полемический задор этих работ не совсем понятен. Если использовать аналогии из естественных наук, то эти вопросы звучат примерно так: «Почему слон не кит?» или «Почему медведь не рысь?». С нашей точки зрения, существенно интереснее другой вопрос: почему Эстония не Финляндия? Вот здесь действительно есть над чем задуматься. Этнография и география, а также значимая часть истории и, наконец, заявления ряда эстонских политиков говорят о том, что такое сравнение возможно и, более того, актуально как для понимания нашей истории, так и для планирования будущего в восточной части Балтийского моря. Впрочем, если говорить о восточной части региона Балтийского моря, то вопрос можно сформулировать так: почему российско-финские отношения более полувека являются символом экономической эффективности и политической мудрости сторон? Почему российско-польские отношения постепенно становятся примером нового партнерства России и государств Центральной и Восточной Европы? И соответственно, почему отношения соседствующих России и стран Прибалтики отличаются политической и экономической стагнацией?

В исторической и политологической литературе справедливо отмечается роль исторической памяти. Видный польский эксперт Зигмунд Бердыховский подчеркивал: «В настоящее время восточная политика ЕС в значительной степени носит реактивный, эмоциональный характер. В случае Восточной Европы это обусловлено историческим наследием».2 С позицией З. Бердыховского можно согласиться лишь частично. С нашей точки зрения, трактовка политики стран Балтии по отношению к России как исключительно реактивной и эмоциональной ошибочна. Все основные предпосылки современной внешней политики стран Прибалтики заложены именно в период борьбы за выход из СССР и базируются на уверенности в том, что дискриминация русскоязычного населения способна принести большие дивиденды, чем создание полиэтничных обществ.

Возвращаясь к вопросу об исторической памяти, отметим, что нам постоянно говорят о том, что каждый эстонец или литовец помнит 1939 год. С этим трудно спорить, но возникает вопрос о финне и поляке: неужели они забыли о событиях 1939 года? Наша историческая память о 22 июне 1941 года не мешает нам признавать ту огромную роль, которую играет в современной Европе крупнейший торговый и важнейший политический партнер России - Германия. Движение вперед с головой, обращенной назад, опасно не только для человека, но и для государства.

Эксперты часто указывают на российско-финские и российско-польские отношения как пример победы здравого смысла над политическими амбициями.3 Экономические отношения России и государств Прибалтики отличаются от российско-польских и российско-финских не количественно, но качественно.4 Первые - политизированы. Вторые - устойчивы и прагматичны.

Определенная разница существует между финскими и польскими подходами к современной России. Польский - более изменчив и эмоционален, но посажен на мощный экономический якорь. Финский - стабилен и прагматичен, исторически отталкивается от знаменитой политической линии «Паасикиви-Кекконена», а не от замшелых дотов «линии Маннергейма». Российско-польские отношения, как и российско-финские, ориентированы на логику экономического сотрудничества, постепенно побеждающую практику конфронтации. Это происходит не потому, что изменилась психология человека или фундаментальные законы общественного развития. Все проще. Конфронтация обходится дорого, а сотрудничество способно принести значимые дивиденды. В Финляндии, Германии, а теперь и Польше это понимают. В Вильнюсе, Риге, Таллине - нет. Отношения России и стран Прибалтики развиваются в эпоху, когда практика конфронтации медленно уступает логике экономического сотрудничества. Как отмечает М.Кастельс, с одной стороны, растущая независимость экономики, особенно рынков капиталов и валютных рынков, делает все более сложным существование подлинно национальной политики отдельной страны. Практически все страны вынуждены следить за тем, как развиваются их сотрудничество и конкуренция с другими, в то время, как темп развития их общества и политики не всегда синхронизирован с экономическими изменениями.5 Обратим внимание на оговорку автора: «практически все». В Европе подобную асинхронность позволяют себе немногие. Подобная асинхронность характерна для стран Прибалтики, и не удивительно, что она им дорого обходится.

Целью доклада является анализ упущенных не по нашей вине экономических и политических возможностей в отношениях России и стран Прибалтики, а также попытка сформулировать экспертную позицию по вопросу о перспективах отношений России и стран Прибалтики. Важно понять: есть ли еще шанс в наших двусторонних отношениях либо страница перевернута и забыта?

1. ЭКОНОМИКА СТРАН ПРИБАЛТИКИ: УСТОЙЧИВАЯ ЦИКЛИЧНОСТЬ ПРИ НЕУСТОЙЧИВОЙ ДИНАМИКЕ
Можно долго спорить о том, насколько экономически развит был СССР, но, бесспорно, республики Прибалтики были в нем наиболее богаты. В канун перестройки, в 1986 г., на одного жителя страны приходилось 5875 руб. стоимости основных фондов. Разброс по этому показателю между республиками носил характер острейшей диспропорции: с одной стороны, в Эстонии - 8007 руб., в Латвии – 6923 руб., Литве - 6111 руб., с другой, в Белоруссии - 5500 руб., Молдавии - 4500 руб., Азербайджане - 3823 руб., Таджикистане - 2291 руб.

Еще более ощутимы были возраставшие различия между республиками по уровню заработной платы. В 1940 г. "расстояние" в заработной плате рабочих и служащих в межреспубликанском сопоставлении составляло 10 руб., в 1960 г. - 21 руб., в 1970 – 33 руб., а в 1988 г. уже 78 руб. Если учитывать только сельское хозяйство, то в сельской местности контрасты были еще более резкими: в 1970 г. оплата труда колхозников в межреспубликанском сопоставлении различалась между верхними и нижними значениями на 74 руб., а в 1989 г. уже на 159 руб.6 Нетрудно догадаться, что все лидирующие позиции были заняты Литовской, Латвийской и Эстонской ССР.

«Реконструкция и расширение производства проводились в Прибалтийских республиках более высокими, чем в других регионах СССР, темпами, прежде всего потому, что Латвия и Эстония представляют собой резерв квалифицированной рабочей силы для всего Советского Союза. Да и инфраструктура в Прибалтике почти не пострадала во время войны».7 Это написано не в Москве советскими профессорами для советских же студентов экономических вузов, это написано в Лондоне эмигрантами из Прибалтики, не испытывающими каких-либо симпатий к Советскому Союзу.

Получая более высокую отдачу от капиталовложений, Центр старался именно здесь размещать новые производственные мощности, которые осваивались быстрее, чем в других регионах. Доля новых основных фондов в республиках Прибалтики была выше, чем в целом по СССР, а материально-техническая база более современной. Аналогичная картина наблюдалась и в сельском хозяйстве. Колхозы и совхозы пользовались льготами при распределении фондов удобрений, сельхозтехники и кормов, элитных пород скота, закупленных за рубежом, и т.п.8

В начале 1990-х годов ХХ века наши соседи разработали модели экономического развития (регионального хозрасчета), примерно одинаковые в Вильнюсе, Риге и Таллине. В республиках советской еще Прибалтики осмысление предстоящих реформ началось с ностальгических, а потому и не всегда адекватных воспоминаний о «первых республиках». На самом деле многие процессы, определявшие социально-экономическое развитие стран Прибалтики, проявлялись как в двадцатые-тридцатые годы прошлого века, так и в настоящее время. Мифологическое восприятие своего прошлого было важнейшим компонентом отрицания советского настоящего в Прибалтике 1987-1991 годов.

Тезис о значимости советского наследства в экономическом развитии был поставлен нами еще в 1991 году.9 В дальнейшем он неоднократно затрагивался и развивался в ряде работ.10 По мнению коллектива авторов под руководством Л. Григорьева, «в странах Балтии существовали наилучшие стартовые условия (среди республик бывшего СССР) для построения рыночной экономики. Здесь был накоплен обширный инновационный потенциал. В советские времена регион служил своеобразной лабораторией по совершенствованию хозяйственного механизма. Прибалтийские республики всегда были на особом положении в СССР, что выражалось и в объеме средств, направляемых на развитие региона: в 1970–1980-е годы они лидировали по объему инвестиций в основной капитал на душу населения».11

Реформаторы в странах Прибалтики действовали в отношении собственной промышленности как разрушители: «Развал того, что нежизнеспособно, - не аргумент против трансформации, а лишнее подтверждение ее успешности».12

Впрочем, экономическая практика деиндустриализации 90-х была густо замешана на политике. Крупные предприятия были опорой политических сил, ориентированных на Москву (к примеру, в Эстонии «Интердвижение» и Объединенный совет трудовых коллективов), поэтому ликвидация предприятий была «изящным» способом вытеснения политических оппонентов и деморализации «некоренного населения».

***

Критически относясь к промышленной политике стран Прибалтики, нельзя не отметить то, что ключевые экономические реформы (денежная, земельная, собственности) были проведены здесь быстрее и эффективнее, чем в любых других странах постсоветского пространства. Тем не менее, в ходе трансформационного кризиса экономический спад в странах Прибалтики оказался очень глубоким: –35% в Эстонии, – 49% в Литве и –52% в Латвии. Первой последствия кризиса преодолела Эстония, которая в 2001 г. вышла на докризисный уровень 1989 г. В результате, к началу 2008 г. ВВП страны составил 158% от этой базы. Экономические успехи Латвии и Литвы были существенно скромнее: соответственно 115 и 111%.13 Рассмотрим некоторые экономические характеристики экономических трансформаций стран Прибалтики в сопоставлении с Россией и Беларусью.


Таблица 1. Сила и продолжительность экономического спада в государствах Прибалтики, Беларуси, России 1990–1999 гг.14

Страны


ВНП в текущих ценах на душу, долл., в 1990 г.

Индекс ВВП

в 1999 г.,

1989 г. = 100


Год наибольшего падения экономики

Продолжи-тельность трансформацион-ной рецессии, лет

Белоруссия

1686

78,2

1995

6

Эстония

3130

75,7

1994

5

Литва

2840

65,4

1994

5

Латвия

2750

60,1

1995

5

Россия

3480

56,1

1998

7

К концу 1990-х годов казалось, что страны Прибалтики вышли на траекторию устойчивого роста. Темпы роста ВВП доходили до 10% в год. Возник и внедрился в экспертное сообщество термин «балтийские тигры». В Эстонии даже на 2009 год озвучивались темпы роста почти 6%,15 и это несмотря на спад 2008 года. Мировой экономический кризис разрушил эти иллюзии, показав, что платой за быстрый рост служит масштабная рецессия. Тигры оказались бумажными, если использовать терминологию наших восточных соседей.


Таблица 2. Темпы роста\падения ВВП стран Прибалтики в 2000-2009 гг.16




2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

Эстония

9.7%

6.3%

6.6%

7.8%

6.3%

8.9%

10.1%

7.5%

−4.2%

−14.1%

Латвия

6.1%

7.3%

7.2%

7.6%

8.9%

10.1%

11.2%

9.6%

−3.3%

−17.7%

Литва

12.3%

6.7%

6.8%

10.3%

7.4%

7.8%

7.8%

9.8%

2.9%

−14.8%

Масштабный экономический кризис в странах Прибалтики, с точки зрения авторов доклада, имеет две составные части:

1. Мировые тенденции: дефицит платежного баланса; неконтролируемый приток капитала; игнорирование валютных рисков; раздувание «пузырей» на различных рынках, в первую очередь, на рынке недвижимости. При всей их значимости, по нашему мнению, список этим далеко не ограничивается, иначе глубина спада была бы на уровне большинства других стран (а мы наблюдали больший спад).

2. Национальные практики. Односторонняя ориентация стран Прибалтики на партнеров в Европейском союзе и игнорирование экономических возможностей, связанных с восточным вектором политики. Деиндустриализация и деаграризация своих экономик. Передача контроля скандинавским банкам за финансово-кредитной сферой.

Одним из результатов кризиса стало более объективное понимание политическими элитами стран Прибалтики «цены» и «качества» экономического роста. В августе 2010 г. премьер-министр Латвии В. Домбровскис отметил: «…Заметны изменения в структуре экономики, где дешевые кредиты, рост потребления и пузырь на рынке недвижимости сменили промышленное производство и экспорт».17 В прибалтийских странах не столько заметен рост промышленного производства, сколько промышленность и ее проблемы стали виднее на фоне кризиса экономики потребления. Сам факт обращения к проблемам развития реального сектора - знаковое явление для элит Латвии. Новым явлением стало обращение на столь высоком уровне к экономическому показателю, который последние десять-пятнадцать лет в Латвии, Эстонии, Литве не ругал только ленивый. Речь идет об объемах промышленного производства. Данный показатель ранее назывался и устаревшим, и советским, и госплановским, и - в самом мягком варианте - соответствующим духу индустриальной эпохи, которая, по мнению экономистов и политиков, в прибалтийских странах прошла. Предлагалось ориентироваться на такие показатели, как ВВП, объем иностранных инвестиций, инфляция. При этом был упущен вопрос о качестве роста. Лишь в последнее время политики первого эшелона стали уделять внимание вопросам промышленного роста: после десяти лет расцвета, питавшегося бумом строительства, дешевыми кредитами и российским транзитом, Латвии сегодня необходимы новые источники доходов.18,19 То же самое можно сказать и об Эстонии, Литве.

Сегодня речь идет не об изменении темпов роста экономики стран Прибалтики, а о том, что прежняя модель экономического развития оказалась исчерпанной.20 Десяти, а то и одиннадцатипроцентные темпы роста, бесспорно, способствовали появлению амбициозной концепции "балтийских тигров". Но этот рост формировался искусственно, без связи с реальным сектором, на спекулятивной основе.

Рассмотрим несколько ключевых показателей экономического развития государств Прибалтики. На первый взгляд, динамика экономического развития стран Прибалтики в настоящее время положительная. В 2012 году рост ВВП Эстонии составил 3,4%, Литвы — 2,6%, Латвии — 5,3%.21 Однако в четвертом квартале 2012 года ВВП Латвии все еще был на 12% ниже своего докризисного уровня. 22

Рост ВВП Литвы в I квартале 2013 года был самым большим среди 27 стран ЕС, сообщило статистическое агентство ЕС Eurostat. На втором месте находится Латвия. Экономика Литвы, которая за минувший квартал приросла на 1,3%, на 0,1 пункта опередила Латвию с ее квартальным ростом на 1,2%, что показывают все те же данные Eurostat. Экономики стран Балтии, которые в кризис испытали серьезный спад, по темпам роста остаются среди лидеров в течение последних восьми кварталов.23

Уточним генезис этих успехов. Обозреватель Financial Times М. Вульф так пишет о прибалтийских преимуществах: «Во-первых, по данным Евростата, в расчете на час затраты на оплату труда в Латвии в 2012 г. составляли одну четверть от средних по еврозоне. Во-вторых, речь идет об очень небольших и открытых экономиках. Чем более открытой является экономика, тем меньше она зависит от уровня потребления внутри страны, урезанного рецессией. В-третьих, иностранные банки играют ключевую роль в этих экономиках».24 Отметим, что текущие успехи стран Прибалтики в экономической сфере - это индикатор нарастающих проблем. Цена макроэкономических успехов может оказаться очень высокой, как показали недавние события в Болгарии, где правительство было вынуждено уйти в отставку из-за роста протестных настроений в обществе.

Некоторый скепсис авторов доклада подтверждает и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Он понизил прогноз роста ВВП Эстонии в 2013 году с 2,8% до 2,5%. Прогноз роста ВВП Латвии на 2013 год снижен с 2,9% до 2,7%, Литвы - с 2,5% до 2,4%.25 Эти цифры соответствуют прогнозу, сделанному нами еще в 2010 году: «При сохранении текущей модели развития в ближайшие годы экономика прибалтийских стран выйдет на траекторию неустойчивого роста в 2-3% ВВП. Для более быстрых темпов необходимы институциональные преобразования, в том числе активная промышленная политика, налоговая реформа, социальные гарантии населению и изменение внешнеполитического курса».26

С нашей точки зрения, социально-экономические показатели и модель экономики Финляндии выглядит предпочтительнее прибалтийских соседей. Хотя предварительные данные Статистического центра Финляндии свидетельствуют о снижении индекса физического объема ВВП в 2012 г. на 0,2% по сравнению с 2011 г. (ВВП стран ЕС в 2012 г. сократился на 0,3%)27, международные рейтинги вежливо пропускают Финляндию, как и всех ее северных соседей, на более высокие позиции, чем государства Прибалтики.

  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница