Доклад Московского бюро по правам человека Разделы



Скачать 481.52 Kb.
страница1/3
Дата07.05.2016
Размер481.52 Kb.
  1   2   3
Проект

О ситуации с правами русскоязычного населения в странах Прибалтики (на примере Латвии и Эстонии)
(Доклад Московского бюро по правам человека)


Разделы:
Историко–демографическая справка

Гражданство

Политические права

Языковая политика

Фальсификация истории

Общественные движения

Информационная политика, СМИ

Рекомендации

Латвия
Историко-демографическая справка
Территория современной Латвии с момента колонизации немецкими крестоносцами в XIII веке входила во множество государственных образований. Примечательно, что впервые христианство появилось на территории будущего Латвийского государства в своей православной форме, которую добровольно приняла часть населения. Предки современных латышей платили дань Полоцкому и Псковскому княжествам, поставляя бойцов в княжеские дружины. На территории Латвии возникли находящиеся в даннической зависимости от Полоцка Ерсикское и Кукейносское православные княжества1.
После нашествия крестоносцев славяне на латышских землях были представлены в основном торговым сословием. В этот период православие уходит на второй план, в результате экспансии католических рыцарей.
В конце XVII столетия в Латвию начинают переселяться русские старообрядцы2. В 1670 году их поселение Якобштадт (современный Екабпилс – 9-й по численности, 15-й по древности признания из 78 городов Латвии3) получило право города, а населяющие его жители – гражданство. К середине XIX века в Латвии уже насчитывалась 21 тысяча старообрядцев.
В соответствии с переписью населения 1897 г., население нынешней Латвии (тогда Курляндская, Лифляндская, Витебская губернии) насчитывало 1 млн. 929 тыс. чел. Этнические латыши составляли 68 % населения, основными меньшинствами были восточные славяне (большинство из которых – русские, также белорусы и небольшое количество украинцев) – 12 %, евреи – 7,4 %, немцы – 6,4 %, поляки – 3,4 %4.
В 1914 году нелатышское население составляло примерно 40 % жителей на территории Латвии (из 2,6 млн. человек общего населения)5.

В ноябре 1918 г. на территориях Лифляндской, Курляндской и части Витебской губерний Российской империи, отторгнутых от нее в результате вооруженного вторжения ряда европейских государств в ходе Первой мировой войны, была образована I Латвийская Республика. Земли, вошедшие в состав вновь возникшего государства, населяли в это время латыши, русские, латгальцы, немцы, евреи, цыгане и представители ряда других национальных меньшинств.


В процессе становления нового государства права гражданства получили все проживавшие на его территории граждане бывшей Российской империи. Всем населяющим страну народам, за исключением латгальцев, были предоставлены равные политические права и возможность свободно воспроизводить свою этничность.

15 мая 1934 г. в Латвии произошел государственный переворот, в результате которого была ликвидирована парламентская форма правления и к власти пришел Карлис Ульманис. Опираясь на поддержку части латышской элиты, он установил авторитарный режим правления и начал строить этнически чистое государство – «Латвию для латышей».


Националистически настроенная часть латышской элиты получила существенные преимущества в политической и экономической деятельности. Для нелатышей были значительно ограничены возможности повсеместно использовать свой родной язык, получать на нем образование, свободно развивать свою культуру.
Правящий режим выбрал в качестве официальной идеологии радикальный национализм, близкий по своему содержанию к национал-социализму. Этой идеологией удалось увлечь значительную часть латышского населения. Режим начал проводить репрессии против всех политических противников, а также инородцев.
Политика нацистской Германии первоначально способствовала успеху реализации курса на строительство латышской Латвии. Готовившаяся к войне Германия провела в 1939 г. репатриацию этнических немцев. Все занимаемые ранее немцами посты были замещены латышами, им же передали и основное имущество репатриантов.
В результате деятельности политического режима Ульманиса существенно изменился этнический состав населения: так, в 1935 г. этнических меньшинства составляли уже только 24 % из почти 2 млн. жителей Латвии.
В результате проведения 17 июня 1940 г. первых после 15 мая 1934 г. парламентских выборов был сформирован Народный Сейм, который провозгласил создание Латвийской Советской Республики. На этом I Латвийская Республика закончила свое существование.
Сразу после нападения нацистской Германии на СССР 22 июня 1941 г. сохранившиеся в подполье латышские националистические формирования стали нападать на отступающие под ударами немецких войск соединения Красной армии, уничтожать коммунистов и советский актив. Их силами стали проводиться акции физического уничтожения еврейского, цыганского и русского населения Латвии. Массовый характер эти акции приняли уже после установления немецкой оккупации. Основная часть членов латышских националистических формирований добровольно вcтупила в состав подконтрольных немцам полицейских батальонов или в легион войск SS, где продолжила активную деятельность по уничтожению как местных жителей нелатышского происхождения, так и привезенных немцами в лагеря смерти из других стран Европы.

«Всего в период оккупации Латвии в различные немецкие вооруженные формирования вступили добровольно или были мобилизованы более 146 тысяч латвийских граждан, главным образом латышей. В гитлеровской армии и полиции служил, таким образом, каждый второй латыш призывного возраста», – указывают авторы доклада «О дискриминации и сегрегации русских в Латвии и о мерах, необходимых для их прекращения», эксперты Союза русских общин Европы А.Гапоненко и В.Гущин6.


Все совершаемые преступления верхушка латышских коллаборационистов оправдывала целью восстановления хотя бы частичного суверенитета Латвии. Однако отметим, что согласно данным исторических документов, руководство Рейха таких обещаний никогда не давало, а строило планы превращения Латвии в немецкую колонию. Самих латышей нацисты считали "расовым материалом", лишь частично пригодным для онемечивания.
В послевоенной Советской Латвии (Латвийской ССР) власть оказалась в руках интернационалистской коммунистической элиты. Она провела денацификацию общественной жизни и первоначально установила для всех народов, включая латгальцев, равные права на этническое развитие.
Одновременно латыши получили ряд существенных преимуществ при занятии руководящих постов в партии, государственном аппарате, на хозяйственной работе. К 1987 г. латыши занимали уже около 80% постов руководителей партийных органов от уровня райкома партии и выше, руководителей и работников аппарата правительства, около 70% постов министров и руководителей госкомитетов. Для сравнения, доля латышей (без выделения латгальцев) составила в этом же году только 53% от общей численности населения7.
По официальным статистическим данным, на момент проведения последней переписи населения СССР 1989 г, в республике проживало 1387,8 тыс. латышей (52,0 % от всего населения, без выделения латгальцев), 905,5 тыс. русских (34,0 %), 119, 7 тыс. белорусов (4,5%), 92,1 тыс. украинцев (3,5%), а также 161,4 тыс. человек национальных меньшинств (6,0%), главным образом, поляков, литовцев, евреев и цыган8.
4 мая 1990 г. Верховный Совет Латвийской ССР принял Декларацию о независимости Латвии. В условиях кризиса власти, разразившегося в СССР 19-21 августа 1991 г., власти России приняли 24 августа 1991 г. Акт о признании независимости Латвии.
Только за первые пять лет после обретения независимости, из Латвии были вынуждены уехать почти 140 тыс. русских.


Гражданство
На 1 января 2009 г. население Латвии составляло 2 267 886 чел.11. Из них 1 860 618 чел. были гражданами Латвии, 357 811 (15, 8 %) – «негражданами» Латвии (апатриды из числа бывших советских граждан, проживавших в Латвии в 1992 г. и их потомки), остальные – лицами без гражданства (апатриды, не имевшие связи с Латвией) или гражданами иностранных государств. В частности, гражданами России были 30 328 человек (1,3 %), гражданами Литвы – 3704, гражданами Украины – 3448, гражданами Белоруссии – 2088 чел.
Всего из 925 136 «нелатышей» лишь 520 661 (56,3 %) были гражданами Латвии. Среди наиболее многочисленных этнических групп удельный вес «неграждан» составляет, соответственно: украинцы – 59,9 %, белорусы – 58,5 %, русские – 37,4 %, литовцы – 31,7 %, евреи – 30,6 %, поляки - 22,8 %.
Право на гражданство в Латвии регулируется законом «О гражданстве» (в последней редакции 1998 года). Под давлением Европейского Союза и ОБСЕ из нынешней версии закона исключены специальные возрастные квоты натурализации (т.н. окна), однако количество «неграждан» остается по-прежнему высоким.
С 1 февраля 1995 г. по декабрь 2008 г. включительно было подано 127 632 заявления о натурализации, гражданство приняли 130 790 чел. (включая детей натурализованных лиц).
Статус «негражданина» в настоящее время остается практически наследственным, хотя с февраля 1999 г. ребенка, родившегося после обретения Латвией независимости, по заявлению родителей можно регистрировать как гражданина. В силу намеренной усложненности и унизительности процедуры регистрации на 1 марта 2006 г. гражданство ЛР таким образом получили всего лишь 4,7 тыс. детей. По оценкам Управления натурализации, таких детей в 1999 г. было 18,4 тыс. чел. За 6 лет на свет появилось еще около 10 тыс. маленьких апатридов (из оценки рождаемости – 6,6 на тысячу чел. в год и с учетом смешанных браков). Правда, еще 12,0 тыс. чел. (из которых порядка 8 тыс. чел. родились после августа 1991 г.) натурализовались вместе с родителями. Итого, количество малолетних апатридов за 6 лет сократилось с 18 тыс. всего лишь до 15 тыс. человек, даже при наличии возможности принятия их в гражданство путем регистрации.
По расчетам Латвийского комитета по правам человека, число апатридов в Латвии, при неизменности условий натурализации, к 2017 г. будет составлять около 200 тыс., а к 2028 г. – порядка 100 тыс. чел. К 2039 г. их число сократится до 50 тыс., к 2050 г. до 25 тыс., а к 2061 г. до 12, 5 тыс. человек. То есть, проблема негражданства в Латвии не будет решена в ближайшие 60 лет, или на протяжении жизни двух ближайших поколений. Ныне живущие русские и национальные меньшинства, их дети и внуки будут по-прежнему лишены в Латвии всех политических прав.
Главной проблемой натурализации остается действующий механизм, который фактически приравнивает советских граждан Латвии к иностранцам. Отдельно следует отметить пожизненные политические ограничения, установленные с применением обратной силы закона для легально действовавших организаций, включавших десятки тысяч членов (КГБ, Компартия, Советская армия etc.).
Кстати, ряд специалистов указывает на объективно трудную процедуру сдачи экзамена на знание латышского языка. Управление натурализации в 2008 году провело сравнительный анализ сложности языковых проверок для соискателей гражданства в 36 странах13. Исследователи выяснили, что единственная европейская страна, в которой категория сложности выше, чем в Латвии – Дания (языковые требования, аналогичные латвийским, предъявляют в Великобритании, Чехии и Финляндии). В девяти странах (Бельгия, Ирландия, Исландия, Испания, Кипр, Лихтеншейн, Норвегия, Польша, Швеция) языковые требования к соискателям не предъявляются вообще. Помимо этого, в шести странах (Австралия, Канада, Великобритания, Литва, Словения, США) лица пожилого возраста от экзамена освобождаются.
В 2003 году, при решении вопроса о готовности Латвии к вступлению в ЕС, Европарламент дал республике следующую рекомендацию:
«[Европейский парламент] приветствует рост темпа натурализации в 2003 г., произошедшего главным образом благодаря кампании по референдуму о вступлении в ЕС, хотя процесс натурализации и остается слишком медленным; приглашает латвийские власти продвигать этот процесс и считает, что минимум языковых требований для пожилых людей может быть вкладом в это продвижение»14.
Примечательно, что аналогичные рекомендации латвийское руководство неоднократно получало от ООН, ОБСЕ и различных структур Совета Европы.


Политические права «неграждан»
В каком положении остаются почти полмиллиона русскоговорящих людей на территории Латвии? Исследователи насчитывают до 80 различий в правах граждан и «неграждан» Латвии.
По существующему в Латвии законодательству лица без гражданства лишены права занимать следующие государственные должности: высшие должности государственных чиновников, все посты на гражданской службе, быть судьями Конституционного суда, судьями, прокурорами, работниками учреждений государственной безопасности и бюро по предотвращению коррупции, дипломатами и консулами, государственными контролёрами, членами совета государственного контроля, руководителями сектора ревизионного департамента, членами советов регуляторов общественных услуг, присяжными землемерами, полицейскими, охранниками в местах заключения, пожарниками и спасателями, пограничниками, работниками службы госдоходов и государственной трудовой инспекции, работниками отделов актов гражданского состояния. Лица без гражданства также не допускаются к информации, объявленной гостайной.

В результате применения указанных законодательных ограничений и практики кадровых назначений по этническому признаку в Латвийской республике сформировался практически исключительно латышский чиновничий аппарат. По оценке известного латвийского экономиста Эрнеста Буйвида, в госуправлении (в министерствах) процент латышей составляет сегодня 92%, в бюджетных организациях – 80%.
Лица без гражданства лишены также права избираться судебными заседателями, служить в народном ополчении, быть членами Национального совета по радио и телевидению. Неграждане не могут основывать политические партии. Политические партии могут действовать только в том случае, если среди их членов менее половины апатридов.

Апатриды не признаются принадлежащими к национальному меньшинству в латвийском понимании Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств. Это выводит почти полмиллиона русского и русскоязычного населения страны из сферы действия Рамочной конвенции.

Апатридам не гарантируется невыдача их за границу по требованию иностранного государства. Правом на репатриацию обладают только граждане Латвии или лица, у которых один из родителей является латышом. Только гражданам Латвии гарантирована правовая помощь заграницей (для 9 стран).
Безвизовый режим для граждан Латвии установлен с 72 странами и только в 7 из них могут въезжать без визы лица без гражданства.
Гражданин может быть лишен своего статуса лишь решением суда, а апатрид лишается статуса в административном порядке.
Правом на воссоединение с взрослым ребенком обладают только граждане Латвии. Приглашение для получения визы не требуется, если его запрашивает этнический латыш или лицо, у которого хотя бы один из родителей является гражданином Латвии.

Апатрид признается политически репрессированным нацизмом лицом только в случаях, если он пострадал за национальную принадлежность или малолетним находился в тюрьме или концлагере на территории Латвии.


Апатриды лишены права на самооборону: им запрещено хранение и ношение огнестрельного оружия.
Защита от публикации корреспонденции, телефонных разговоров и телеграфных сообщений без согласия адресата и автора или их наследников, невмешательство в личную жизнь также гарантированы только гражданам Латвии.
В.Бузаев отмечает, что «часть различий носит заведомо оскорбительный для неграждан характер»16. То есть ряда прав «неграждане» лишены наравне с алкоголиками, наркоманами, душевнобольными и террористами.
В международных рекомендациях содержатся призывы к Латвии сократить число различий в правах граждан и «неграждан» и, в первую очередь, допустить «неграждан» к местным выборам. Такие предложения вносились в Сейм русскоговорящими депутатами 34 раза (с 16 декабря 1993 г. по 11 декабря 2008 г.) и неизменно отклонялись17. Авторы этих предложений подсчитали, что «неграждане» внесли в казну муниципалитетов, избранных без их участия, только в виде подоходного налога около 1,5 млрд. латов в ценах 2008 г.
В сентябре 2008 г. бюро Омбудсмена по инициативе депутатов от ЗаПЧЕЛ завершило проверку по делу о различиях в правах граждан и «неграждан»18. Уполномоченный по правам человека считает несоразмерными запрет «негражданам» работать в качестве адвокатов, патентных поверенных, получать лицензию первой категории на охранную деятельность, а также получать статус руководителя или члена органа управления детективным агентством. Помимо этого, Омбудсмен счел несоразмерными ограничения на сделки с землей в городах, наложенные на «неграждан». Он также рекомендовал оценить, не следует ли отменять ограничения для «неграждан» в отношении тех прав, которые гарантированы иностранным гражданам Европейского Союза.
Вместе с тем приходится констатировать, что ни по международным рекомендациям, ни по заключению Омбудсмена никаких законодательных действий не предпринято.
Таким образом, латышская правящая элита сформировала обширный корпус законодательных актов, которые юридически ограничивают политические права русского населения и национальных меньшинств Латвии.
Языковая политика

Одним из видов дискриминации русского населения в Латвии является дискриминация по признаку знания языка.


Нынешний закон о государственном языке вступил в силу 1 сентября 2000 г. Закон предусматривает, что все языки, кроме латышского, являются «иностранными», не делая исключений для языков национальных меньшинств. В апреле 2002 г. Конституция Латвии была дополнена несколькими нормами, направленными на укрепление статуса латышского языка19. Например, обязанность защищать латышский язык включена в клятву депутата Сейма, а латышский язык объявлен единственным рабочим языком Сейма и самоуправлений. Закон признает право меньшинств использовать любой язык в частной сфере, однако допускает «пропорциональное» вмешательство государства в вопросы употребления языков в частной сфере, если это оправдано «законными интересами общества».
Административная ответственность за нарушения нормативных актов, касающихся употребления языков, установлена с 1992 года. В июне 2001 г. приняты поправки к Кодексу об административных правонарушениях, устанавливающие штрафы за нарушения нового Закона о государственном языке и правил его применения.
В Кодексе упомянуто 14 различных видов языковых нарушений (например, прием на работу лица, не владеющим государственным языком в необходимом объеме; не использование государственного языка в необходимом объеме; отсутствие перевода на общественных мероприятиях и т.д.). Штраф за них составляет до 500 латов (примерно 714 евро) для физических лиц, до 1000 латов (примерно 1428 евро) для юридических лиц, а также до 10-15 суток административного ареста для лиц, сдающих экзамен на удостоверение о владении государственным языком за настоящего экзаменуемого.
За повторное в течение года схожее нарушение следует уголовное наказание. Помимо прочего, одним из нарушений оказывается «явное неуважение к государственному языку» (Статья 20136 УК, штраф до 250 латов (357 евро)). Последним было введено наказание для работодателей, которые не определили необходимый уровень владения государственным языком для своих работников, если эти работники общаются с потребителями или работают с документами20.
«Закон о государственном языке» требует от всех трудящихся высокого уровня знания латышского языка. Знания эти должны подтверждаться удостоверениями, которые выдаются специальными языковыми комиссиями. Требования, предъявляемые языковыми комиссиями, высокие и служат дополнительным барьером для занятия русскими значительной части рабочих мест.

Языковые инспекторы имеют право проводить проверки наличия удостоверений о знании латышского языка у всех работников на предприятиях и учреждениях, а также проверять на местах уровень знаний работников. Работников, не имеющих удостоверений о знании латышского языка или показавших его плохое знание, при проверке штрафуют или увольняют с работы. Штрафуют и работодателей, не проявивших достаточной этнической строгости при отборе работников. Часть языковых инспекторов-латышей во время проверок вымогает деньги у русских работодателей и работников.


Ответственным за политику в сфере государственного языка является Центр государственного языка (ЦГЯ). Именно из его контингента формируются языковые комиссии.
В сфере образования в латвийском законодательстве предусматривается возможность для обучения на восьми языках национальных меньшинств. Однако в последние годы эти гарантии существенно сокращены – латышский язык является основным языком обучения в государственной системе среднего и высшего образования. По действующему закону не менее 60 % содержания школьного материала должно быть на латышском языке21. При этом с 2007 г. все государственные проверочные работы должны сдаваться на латышском языке.
СМИ
Употребление языков в печатных средствах массовой информации действующим Законом о прессе и других средствах массовой информации законом не ограничивается. Однако если информация касается "законных интересов общества и предназначена для его информирования", то она должна быть доступна также и на государственном языке. Если в информации наряду с государственным языком используется иностранный язык, то текст на государственном языке не должен быть менее заметным, меньшим по размеру или менее полным по содержанию, нежели текст на «иностранном языке».
Латвийский закон о радио и телевидении предусматривает, что: «Латвийское телевидение производят свои программы для первой вещательной сети как национальные программы на государственном языке;

Программы Латвийского радио и Латвийского телевидения во второй вещательной сети должны быть преимущественно на государственном языке. 20% от ежегодного времени вещания может быть отдано передачам на языках этнических меньшинств, включая в это время вещания также фильмы и театральные постановки с субтитрами на государственном языке».


В 2004 г. установлено, что 40 % европейской квоты (20,4 % общего эфирного времени в течение недели) должны получать программы, произведенные на латышском языке. Телевизионные передачи на «иностранных» языках (включая языки меньшинств), должны сопровождаться субтитрами на латышском языке. Это не относится к прямому эфиру, ретрансляции, передачам для иностранных государств и передачам для обучения языку. Демонстрируемые фильмы должны быть дублированы на латышский язык или сопровождаться субтитрами на латышском языке. Фильмы для детей должны быть дублированы или озвучены на латышском языке, что лишает детей, принадлежащих к этническим меньшинствам, возможности смотреть ленты по местному телевидению на родном языке.
Двуязычные передачи без синхронного перевода (в виде дублирования, озвучивания или субтитров), запрещены. Данная норма не относится только к передачам для обучения языку и музыке.
Историческая память латышей и «нелатышей»: 16 марта против 9 мая
В странах Балтии проводится активная политика героизации коллаборационистов. В Риге, начиная с 1994 г., ежегодно в день 16 марта проходит парад бывших легионеров Латышского легиона, служивших Гитлеру. Глава Центра Симона Визенталя Эфраим Зуроф в марте 2008 г., говоря об очередном подобном марше, отметил, что «воздавая почести тем, кто воевал рядом с нацистами, сражаясь за победу Третьего Рейха, латвийские власти передергивают исторические события и наносят вред исторической справедливости. Оказывая почести ветеранам латвийского эсэсовского легиона, многие из которых участвовали в массовых убийствах евреев Латвии и Белоруссии, организаторы марша оскорбляют миллионы нацистских жертв и в очередной раз демонстрируют миру свою фальшивую позицию в вопросе ответственности Латвии перед еврейским народом».
Агентство LETA в сообщении от 16 марта 2008 г. описывает предысторию событий следующим образом: «День памяти легионеров 16 марта начала отмечать организация «Соколы Даугавы» с 1952 г. Именно этот день выбран потому, что в 1944 г. в этот день началось сражение на восточном берегу реки Великая22 у высоты «93,4». Это был первый бой, когда обе дивизии латышского легиона – 15-я и 19-я боролись вместе, кроме того, единственный раз за всю историю под латышским командованием. Летом 1998 г. Сейм установил 16 марта в качестве дня памяти латышских воинов, однако после острых двухлетних дискуссий депутаты признали это ошибкой, и в 2000 г. 16 марта было вычеркнуто из списка официально отмечаемых дней».
Следует отметить, что споры насчет статуса 16 марта продолжаются до сих пор. Так, 24 апреля 2008 г. за восстановление «праздника» проголосовал 21 депутат (23 против, 30 воздержались) из четырех партий, входящих в правящую коалицию, в т.ч. министр финансов Эйнарс Репше.
В 2005 г. 35 человек, одетые в форму узников гитлеровских концлагерей, взявшись за руки, впервые встали на пути санкционированного шествия ветеранов Ваффен СС и их сподвижников из национал-радикальных организаций. Несмотря на то, что участники акции оказывали полиции лишь пассивное сопротивление, все они были задержаны с применением силы и доставлены в полицейский участок.
16 марта 2009 г., несмотря на подтвержденный судом запрет Рижской думы, традиционный марш по центру столицы Латвии в честь латышского легиона Ваффен СС от главной церкви (Домский собор) до главного монумента страны (памятник Свободы) прошел в полном объеме и под охраной полиции.
Рижские власти, опасаясь возможных столкновений и лишнего шума, решили пойти по простейшему пути и запретить проведение любых мероприятий — и фашистских, и антифашистских. Однако в итоге меры были приняты односторонние. Так, например, чинились всяческие препятствия приезду иностранных участников на конференцию „Будущее без нацизма“, было отказано во въездной визе председателю Московского Антифашистского центра Евгению Прошечкину, который сам является уроженцем Риги. По сообщениям антифашистов, силовиками были составлены „черные списки“, в которые вошло более 30 человек. В соответствии с этими списками, некоторых участников конференции не пропустили через границу, других без объяснений выдворили с территории Латвии, а кого-то и арестовали.

Обеспечивая безопасное прохождение нацистов, полиция растаскивала цепи протестующих, выкручивала им руки, арестовывала. Кроме того, полисмены окружили здание Латвийского Антифашистского Комитета и проверяли документы у каждого выходящего, задерживая всех, кто числился в „черных списках“.



В Латвии, а начиная с 2008 г. и в Литве, продолжаются попытки привлечь к суду участников партизанского движения периода Второй мировой войны за будто бы совершенные ими преступления. В Литве объектами подобных преследований стали экс-директор мемориала "Яд Ва-шем" И. Арад и библиотекарь Вильнюсского Института идиша Ф. Бранцовская.
Две исторические даты: 9 мая (День Победы над фашистской Германии) и 16 марта символизируют идеологический раскол в латвийском обществе. Наглядно это демонстрируется в свежих социологических опросах школьников: 47,6 % латышей школьного возраста относятся к празднованию 16 марта «скорее позитивно», в то время как 65,3 % русскоязычных школьников выразили «негативное отношение» к дате. 9 мая признали 12,1 % латышей и 82, 3 % русских.
Примечательно, что взрослые граждане и «неграждане» Латвии в качестве четырех основных причин раскола общества назвали: социальное и материальное расслоение (47 %), языковой барьер (35 %), политические призывы «крайне правых и левых партий» (32 %), историческую память (30 %).
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница