Додонов Борис Игнатьевич Эмоция как ценность



страница11/14
Дата22.04.2016
Размер2.39 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Глава III. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ТИПЫ ЛИЧНОСТИ

1. Общий подход к психологической классификации индивидов


С типами общей эмоциональной направ­ленности читатель уже познакомился в предшествующей части книги. Но до сих пор мы говорили о типах лишь вскользь. Теперь они станут главным предметом на­шего внимания.

Начнем с вопроса о том, как вообще вы­деляют те или иные типы личности. Если рассматривать разные существующие типо­логии, то первым впечатлением будет, что различным подходам к выделению типов нет числа. Однако при более тщательном анализе материалов можно обнаружить два основных подхода. Первый из них мы бы назвали комбинаторным. Суть его в том, что берутся все известные параметры личности, рассматриваемой в том или ином плане, и определяются их возможные комбинации, каждая из которых и квалифицируется как отдельный тип.

Этот путь создания типологий неудов­летворителен по многим причинам и, в част­ности, потому, что, как правило, он дает бесконечное множество типов. Чтобы пре­одолеть это затруднение, часто описывают в качестве основных типов лишь часть комби­наций, но тогда приходится делать оговор­ку, что большинство людей относится к “смешанным типам”. Такое заявление, од­нако, равносильно признанию, что данная типология по сути дела практического зна­чения не имеет.

Другой подход состоит в выделении ти­пов в соответствии с взаимосвязанными осо­бенностями поведения людей. Эти особенно­сти производны от того или иного домини­рующего причинного фактора — социаль­ного, психологического или физиологиче­ского.

Подобный подход осуществляется в двух вариантах — эмпирическом и теоретиче­ском.

В первом случае путь лежит от эмпири­чески выявленных симптомокомплексов ка­ких-либо человеческих черт к попыткам “угадать” за этими комплексами их общие основания. Нередко для этой цели использу­ется специальный метод математической статистики, называемый факторным анали­зом. Однако “факторы”, выявляемые с по­мощью такого анализа, “это только выраже­ние корреляций между измерениями пове­дения. Это не сущности, лежащие за этими корреляциями, не причинные факторы, а только описательные понятия”1. Реальный причинный фактор, определяющий особен­ности типа, в этом случае часто так и оста­ется неразгаданным. Поэтому эмпирический путь создания типологий личности есть путь нащупывания истины вслепую из-за того, что исследование начинается, если так мож­но выразиться, “не с того конца”. Тем не ме­нее именно по этому пути пока идут в своих исследованиях многие психологи, особенно за рубежом.

Противоположный, теоретический спо­соб определения типов и их характеристик демонстрируют нам классики марксизма-ле­нинизма. Выделяя разные социальные типы личности, К. Маркс и В. И. Ленин всегда начинают с доминирующего причинного фак­тора (в данном случае — с положения чело­века в системе общественного производства) и только затем обращаются к симптомокомплексу тех наблюдаемых социальных и психологических характеристик, которые этот фактор обусловливает. Так, К. Маркс, выделяя тип буржуа, показывает, что обще­ственное положение побуждает его быть мошенником, корыстолюбцем, бессердеч­ным и бездушным эгоистом, лицемером и т. п.2

1 См. А. Анастази. Дифференциальная психо­логия. Конспекты и комментарии к книге, выпол­ненные Б. М. Тепловым.— В сб.: “Проблемы диф­ференциальной психофизиологии”, т. VI. М., 1969, стр. 314.

2 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 42, стр. 104.

Для советских социологов и психологов подход к выделению типов, намеченный классиками марксизма, открыл пути к со­зданию действительно научных классифи­каций людей, рассмотренных с той или иной точки зрения.

Этот же подход, кстати говоря, решает и еще одну запутанную проблему — различе­ние социальных и психологических типов. Неясность здесь создается вследствие того, что одни и те же особенности поведения че­ловека могут входить и в социальную, и в психологическую его характеристики. По­этому по выделяемым чертам часто невоз­можно сказать, идет ли речь о социальном или о психологическом типе. Однако это становится ясным, если мы знаем, какой причинный фактор связал данные особенно­сти поведения человека “в один узел” (симптомокомплекс). В том случае, когда их целиком можно адресовать к фактору об­щественного положения людей, — перед на­ми социальный тип. Если же мы описываем черты человека, связь которых непосредст­венно обусловлена их производностью от одного и того же психологического образо­вания, то речь идет о психологическом типе. Поскольку же сами факторные психологиче­ские образования нередко в большой мере детерминированы социальным положением субъекта, в составе черт психологического типа вполне могут оказаться и социально типичные черты.

Таковы некоторые общие представления относительно типологии личности вообще.

На других важных аспектах проблемы типа останавливаться пока рано. К их анализу мы вернемся после того, как будет изложен необходимый для этого фактический мате­риал. Сейчас же перейдем к рассмотрению непосредственно интересующих нас типов общей эмоциональной направленности людей (типов ОЭН).

Прежде всего обратим внимание на то, что в своем выделении таких типов мы по­шли именно тем путем, который выше при­знали лучшим. Мы исходили из гипотезы, что фиксация в сознании индивида пред­ставления o тех или иных переживаниях, как наиболее желанных и ценных, является сущностной особенностью личности — при­чинным фактором, который должен сказать­ся на очень многих ее проявлениях. А это уже надлежало доказать опытным путем, способным не только подтвердить правиль­ность типологии, но и как бы количественно измерить ее значимость. Ведь формально безупречные классификации личности мож­но фабриковать без конца. Но право на су­ществование в качестве научных они имеют лишь при условии, что охватывают и объяс­няют достаточно широкий диапазон лично­стных проявлений.

Определить, насколько психологически весомы выделенные нами типы, — таково было основное назначение наших эмпири­ческих изысканий. Оно обусловило и их стратегию — меньше всего мы стремились исследовать все черты каждого типа ОЭН или все подробности проявления хотя бы одного из них. Наша задача была сходна с задачей геологической разведки новых тер­риторий, которая не разрабатывает недра, а лишь стремится установить, насколько они богаты полезными ископаемыми; как и для нее, нам достаточно было одних лишь на­дежных “пробных образцов”, из этих недр извлеченных.

Здесь не место подробно обосновывать примененные нами исследовательские мето­дики. Скажем только, что точкой отсчета в этих исследованиях служило убеждение в неправомерности того разделения методов психологии на субъективный и объектив­ный, которое первоначально было выдвину­то интроспекционистами, а затем некрити­чески воспринято и их идейными противни­ками.

Объективный метод исследования психи­ки обеспечивается отнюдь не тем, что иссле­дователь отказывается судить о пережива­ниях человека на основе его высказываний. Действительно объективный метод — это путь движения к истине через установление устойчивого соответствия нескольких разно­порядковых рядов фактов. Не способ полу­чения первоначальных данных, но “ход по­знания приводит его к объективной ис­тине”1.

Всего в исследованиях, на которые мы далее станем ссылаться, участвовало свыше тысячи молодых людей — студентов, стар­ших школьников и учащихся ПТУ.



1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 29, стр. 189.

Репрезентативные типовые группы со­здавались во всех случаях на основе извест­ной читателю тест-анкеты, с помощью кото­рой можно было получить легко трактуе­мые результаты на первоначальном этапе познания выделенного в нашем исследова­нии аспекта личности.

Десять типов ОЭН, зафиксированные тест-анкетой, встречались среди наших ис­следуемых с разной частотой. Самым рас­пространенным оказался коммуникативный тип. К нему принадлежала почти половина исследованных девушек и немного менее 25% юношей. Другими нередко встречавши­мися типами у юношей были праксиче­ский, пугнический, альтруистический, гнос­тический; у девушек — альтруистический” праксический, эстетический и гностичес­кий.

Однако их частота значительно (и явно не случайно) варьировала в разных группах молодежи и на разных факультетах у сту­дентов. Некоторое представление об этом могут дать хотя бы такие цифры. Среди сту­денток филфака процент с близкими комму­никативной и альтруистической направленностями равнялся 81, в то время как к праксическому и гностическому типам отно­силось только 5% девушек. На физическом и математическом факультетах соответству­ющие показатели выражались у девушек цифрами 53% и 28%, а у юношей — 28% и 44%.

Прежде чем перейти к обзору эмпириче­ских исследований типов ОЭН, обратим внимание на следующее обстоятельство. Хотя в соответствующем контексте и допустимо го­ворить об определенной направленности че­ловека, подразумевая под этим определен­ный ее тип, тем не менее указанием на по­следний содержание направленности лично­сти еще далеко не исчерпывается. Тип ОЭН — это только ведущая характеристика направленности, репрезентант ее как цело­стности. Но для того чтобы охарактеризо­вать эмоциональную направленность лично­сти достаточно исчерпывающе, необходимо, во-первых, учесть всю иерархию “ценных” переживаний субъекта, а не одно только до­минирующее по своей привлекательности пе­реживание; во-вторых, определить те деятель­ности, в склонностях к которым потребность в данных переживаниях фиксируется и реа­лизуется; в-третьих, установить (главным образом с помощью компонентного анали­за), как все эти склонности предметно и эмоционально соотносятся друг с другом и с типом ОЭН.

Кроме того, нельзя упускать из виду, что сама эмоциональная направленность есть лишь абстрагированная сторона кон­кретно направленного индивида, проявление которой в большой мере определено тем, с какими его морально-мировоззренческими программами она взаимодействует, как она “сцеплена” с ними в его процессуально-целевых интересах, в его мечтах и воспомина­ниях.


1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница