Дмитрий Аркадьевич Митяев впервые прославился в декабре 1997 года, когда опубликовал доклад



страница9/17
Дата24.04.2016
Размер4.4 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17

* * *

Рисуя Российскую Федерацию как страну с трагическим прошлым и непонятным грядущим, авторы JOE отмечают демографическую катастрофу, криминализацию экономики и прочие «прелести». Приводя слова Владимира Путина о крушении СССР как величайшей геополитической катастро­фе XX века, американские прогнозисты отмечают значитель-

159

ные успехи в подъеме РФ «нулевых годов». Однако отмечают они и то, что будущее Российской Федерации прямо зависит от того, насколько эффективно ее власть потратит «прине­сенные ветром» нефтедолларовые резервы. Янки также не­довольны характером власти выходцев из системы КГБ: их закрытостью и безжалостностью при отсутствии прежнего идеологического пыла, как у советских предшественников.



С точки зрения наших «вероятных друзей», главная сла­бость РФ в том, что ее лидеры пытаются максимально увели­чить доходы от нефтебизнеса, не делая при этом долгосроч­ных вложений в нефтедобывающие мощности, что могло бы обеспечить наращивание добычи «черного золота» и природ­ного газа в перспективе. Они отмечают: хотя высокие цены на энергоносители позволяли РФ модернизировать и отре­монтировать ее устаревшую и обветшалую инфраструктуру (ancient and dilapidated infrastructure), а также улучшить со­циальное обеспечение исстрадавшегося народа, однако руко­водство страны выказало малый интерес к осуществлению подобного курса. Средства ушли на поддержание внешне­го лоска РФ как великой державы и как военной силы. В то же время средняя продолжительность жизни мужчин в РФ (59 лет) остается на 148-м месте в мире, где-то между Вос­точным Тимором и Гаити.

Отметив, что сама история заставляет русских опасаться внешних вторжений, эксперты Объединенных сил рисуют внешние проблемы РФ: напряженность на Кавказе, натиск исламского терроризма, нестабильность в Средней Азии и нависающий на Востоке огромный молчаливый Китай. Осо­бенно опасно китайское демографическое давление. В то время как в 2000—2010 годах русское население Восточной Сибири и Дальнего Востока (по прогнозу) уменьшится на 6%, китайские мигранты составят здесь от 6 до 12% населе­ния (от 480 тысяч до примерно 1 миллиона душ). И если РФ не сможет осторожно управлять этим демографическим пе­реходом, то данная ситуация способна привести к конфлик­ту собственно с Китаем.

В Кавказско-Черноморском и Каспийском регионах аме­риканцы пеняют нам за менее конструктивную роль. Дес­кать, вмешиваются в дела малых государств, поддержали се-

160


паратизм Абхазии и Южной Осетии, косвенно поддержива­ют Приднестровье и участвуют в армяно-азербайджанском конфликте. При этом, сетуют американцы, Москва разжига­ет конфликты вдоль оптимальных маршрутов для прокладки трубопроводов из Каспийского региона в Европу. Русские поддерживают коррупцию и организованную преступность, вопиют американцы, они не уважают законные власти дру­гих стран. Н-да, чья бы корова мычала...

Все это ведет, по мнению авторов JOE, к созданию «ру­бежа нестабильности» вокруг РФ. Они бьют тревогу: русские перевооружаются в то время, как Европа разоружается. И хотя РФ никогда не удастся воссоздать военную машину СССР, она может компенсировать свою неполноценность (inferiority) в демографии (живой силе) и в обычных воору­жениях ускоренной модернизацией своих ядерных сил. Сю­да входят новые боеголовки и средства доставки, новые док­трины применения ядерного оружия, а также оружие на новых физических принципах — включая технологии радио­невидимости и аэродинамические системы с гиперзвуковой скоростью полета. «Имея большой и все более дееспособный ядерный арсенал, русские остаются ядерной сверхдержавой, несмотря на демографические и политические трудности...» — заключают американские стратегические эксперты. (With their vast and increasingly capable nuclear arsenal, the Rus­sians remain a superpower in nuclear terms, despite their demographic and political difficulties.)

Но уже весной 2009 года мы можем сказать, что они зря боялись. Москва идет на радикальное сокращение ядер­ного арсенала по призыву президента Обамы. Кроме того, нарастают трудности РФ в производстве ядерных боеприпа­сов, мощностей серийного Боткинского завода не хватает на производство более чем шести-семи комплексов «Тополь-М». Прекращение ядерных испытаний в 1990-м создало ог­ромные трудности в конструировании новых ядерных заря­дов. ВПК РФ сейчас испытывает кризис, утрачены кадровые и производственные возможности для серийного выпуска многих видов вооружений. То же самое касается и экспери­ментов с гиперзвуковыми двигателями. Немудрено, что Кремль сейчас соглашается на американские мирно-разоруженче­ские инициативы.

6 Россия на дне 161

Однако осенью 2008-го авторы JOE изображали РФ как возрождающегося военного колосса и предрекали вероятное усиление к 2030-м годам политики присоединения бывших провинций СССР под предлогом, как они пишут, «освобож­дения» русских меньшинств в соседних республиках. США и НАТО должны сдержать РФ в таких попытках. Как пишут планировщики Объединенных сил, в настоящее время в по­литике Москвы наблюдается опасная комбинация из пара­нойи, русского исторического национализма, горечи от поте­ри справедливого, как считают многие русские, места вели­кой державы. (At present there is a dangerous combination of paranoia-some of it justified considering Russia's history-natio­nalism, and bitterness at the loss of what many Russians re­gard as their rightful place as a great power.) Дескать, это очень похоже на то, что происходило в нацистской Германии.

Что ж, оставим на совести американцев эти сравнения. У нас есть свои национальные интересы, в том числе — и воссоединения разделенной русской нации. Эти интересы всегда будут неприемлемы для США и НАТО. И для Евро­союза — давайте уж откровенно. И чтобы эти интересы со­блюсти, русским необходимо совершить инновационный прорыв в развитии страны, совмещая его с новаторским пе­ревооружением армии, с поиском эффективных «асиммет­ричных ответов». Новая горбачевщина в виде очередной «гон­ки разоружений» для РФ — смертельная опасность. А что там скажет американская «княгиня Марья Алексевна», нас должно волновать меньше всего. США впадают в тяжелый кризис, их способность мешать нашей реинтеграции падает. Исторический момент нужно использовать.

Так должно быть в идеале. При нормальной русской вла­сти.

Но у нас власть — воровская, некомпетентная и анти­русская!

Проворовавшийся, заваливший промышленность и фи­нансы страны режим серых кагебешников Российскую Фе­дерацию ведет прямиком к катастрофе. Аналитики Объеди­ненных сил ему весьма польстили. Сейчас Медведев в уско­ренном темпе разыгрывает из себя Горбачева. Москва идет на форсированное разоружение, ибо полностью уничтожила оборонно-промышленный комплекс. Сердюковская «рефор-

162


ма» режет армию. Не за горами — промышленный и долго­вой коллапсы Росфедерации. Сегодня всем нам надо присое­диняться к группам борьбы. Впереди — грозные события. Надо быть в команде.

Павшая и расколовшаяся РФ станет легкой добычей и США, и Китая.



* * *

Еще одна неспокойная часть планеты — это Азия. Сего­дня, как утверждают американцы, в ней существуют пять ядер­ных держав: Китай, Индия, Пакистан, Северная Корея и РФ. «Пороговыми» странами (которые могут быстро обзавестись ЯО) авторы JOE считают Южную Корею, Тайвань и Японию. Как видите, Иран здесь не значится, а об Израиле американ­цы, видимо, «политкорректно» забыли. Хотя Израиль как ядерная сила намного серьезнее Пакистана и даже Индии.

Ну да ладно. Факт «нуклеаризации» Азии налицо. В то же время сей материк покрыт сетью политических «разло­мов». Китайцы и корейцы, памятуя эру 1894—1945 годов, не любят японцев. Ни Китай, ни Япония не забывают о своих территориальных притязаниях на часть русских земель (Ку­рилы, Приморье). Индия и Пакистан имеют за душой три жестокие войны друг с другом. Есть долгая история китай­ско-вьетнамской антипатии, вылившейся даже в войну 1979 года. О тайваньской проблеме знает сегодня каждый.

Среди территориальных споров самым опасным амери­канцы считают индо-пакистанский (за Кашмир). Это — спор двух ядерных стран. Следующими по напряженности идут споры за острова Спратли (КНР, Вьетнам, Филиппины). Затем — стремление Японии заполучить Курилы. Причем авторы американского документа явно на стороне японцев, называя острова «оккупированными Советами в конце Вто­рой мировой». Вполне возможно, что необитаемые острова к югу от Окинавы станут яблоком раздора между Токио, обеи­ми Кореями и Пекином: там, видимо, есть нефть. Для пол­ноты картины отмечен Малаккский пролив, через который идут важнейшие торговые пути. Его закрытие в случае вой­ны грозит опустошительными последствиями для мировой экономики.

В Азии идет стабильно ускоряющаяся гонка вооруже-

6* 163


ний, в том числе — и морских. Причем рост военных расхо­дов наблюдается на фоне усиливающегося межклассового напряжения. Например, в той же Индии. Хотя она к 2030-м и учетверит свое богатство, большинство ее граждан один черт, останутся нищими, ненавидящими богатых. Что, впро­чем, будет характерно и для КНР. Классовая вражда допол­няется религиозной и национальной. А это — взрывоопас­ная смесь. Район становится «военно-опасным». Индию экс­перты Объединенных сил США видят как главного игрока в бассейне Индийского океана, в Южной Азии и на Среднем Востоке. Впрочем, Китай и Япония также вкладывают много средств в обновление военных сил, особенно — ВМС. Имен­но морская гонка вооружений в Азии определяет американ­скую стратегию и размещение военно-морского флота США.

* * *

Как видите, американцы не берутся прогнозировать бу­дущие конфликты в Азии в деталях и совсем «забывают» о своей роли в зажигании «очага Афпака», способного поро­дить мегавойну с участием Индии и Китая. Об этом нужно помнить нам, русским. И еще учесть; в JOE (в «азиатской части» документа) влияние РФ практически не учитывается. Его как бы нет. Не принимается в расчет и наш Тихоокеан­ский флот. Видимо, США ожидают его полной деградации к 2030-м годам. Нужно сломать эти расчеты. Иначе потеря Дальнего Востока нам обеспечена.

Положение серьезно. В то время как у наших восточных рубежей, например, нарастает гонка морских вооружений, ТОФ слабеет. В преддверии конфликтов за «нефтеносные острова» (к каковым относятся Курилы, Сахалин и полуост­ров Камчатка) наши силы здесь тают. Давайте посмотрим на нынешнее состояние бывшего Тихоокеанского флота СССР.

На сегодняшний момент ТОФ разделен на две группиров­ки (Камчатка и Приморье). Эти две «флотилии» рассогласова­ны, оперативной связи друг с другом лишены. На Камчатке остались почти одни подлодки. Нет надводных кораблей — нет и возможности обеспечить прикрытие боевого дежурства лодок-«стратегов». На них в случае военного конфликта будут охотиться с воздуха, с поверхности моря и под водой.

164

Оставшаяся в Приморье часть ТОФ, по сути, преврати­лась в маленький отряд (Приморскую флотилию разнород­ных сил) во главе с оставшимся на ходу крейсером УРО «Ва­ряг». Ремонтная база здесь практически развалена. Что тут имеется (по состоянию на конец 2008 года)?



Так называемая 36-я дивизия надводных кораблей (Фокино)

Это «Варяг» — гвардейский ракетный крейсер проекта 11641. В составе флота с 1989 года

Второй крейсер УРО, «Адмирал Лазарев», — тяжелый атомный ракетный крейсер проекта 11442. В составе флота с 1984 года. Пребывает в консервации. Скорее всего, будет утрачен.

«Безбоязненный» — эсминец проекта 956. В строю с 1990 года. В ремонте. Перспектива — выход из строя.

«Боевой» — эсминец проекта 956 (1986 г.). В консерва­ции. Кандидат на уход в «мир иной».

«Бурный» — эсминец проекта 956. Ходит с 1988 года. В ремонте.

«Быстрый» — эсминец проекта 956 (1989 г.).

Вот 44-я бригада противолодочных кораблей (Вла­дивосток)

«Адмирал Виноградов» — большой противолодочный ко­рабль проекта 1155 (1988 г.).



«Адмирал Пантелеев» — ВПК проекта 1155 (1991 г.). «Адмирал Трибуц» — проекта 1155 (1986 г.). «Маршал Шапошников» ВПК проекта 1155 (1985 г.).

Авианосцев в ТОФ нет, а это сразу же снижает его бое­вую устойчивость. Немногим оставшимся в строю русским кораблям в случае конфликта придется драться с крупными силами противника. Например, США. При этом крупные корабли агрессора окажутся прикрытыми самолетами бере­гового базирования, действующими с баз на Японских ост­ровах, с Алеутов и с Аляски. Надводные силы вторжения бу­дут поддержаны ударной группой атомных лодок-носителей крылатых ракет, В том случае враг может нанести удар по восточной части РФ почти тысячей «томагавков» увеличен-

165

ной дальности полета. А дальше — навязать остаткам совет­ского ТОФа бой на полное уничтожение.



В этом бою единственный русский крейсер УРО плюс эсминцы не имеют практически ни единого шанса уцелеть. Он попросту не сможет приблизиться к авианосцам США на дальность пуска своих противокорабельных ракет «Ба­зальт» (550 км). Крейсер и эсминцы (дальность действия их ПКР «Москит» — 120 км), даже если и собьют пять-шесть американских самолетов, пойдут ко дну: прикрытия с возду­ха у русских тихоокеанцев-надводников нет. Нет на ТОФе и морской ракетоносной авиации дальнего действия. С возду­ха будут уничтожены и большие противолодочные корабли русских. Благо их теперь — кот наплакал. Аодки США их могут не бояться. А в бою с надводными силами агрессора БПК почти бесполезны.

В районе Владивостока сегодня базируются 11 ракетных катеров проекта 12411 (бухта Улисс, 165-я бригада надвод­ных кораблей). Но они в сражении с вражескими АУГ бес­полезны. Сами посмотрите на карту: сколько им идти от бе­регов Приморья до районов действия авианосцев противни­ка. Они и не пойдут. От атак палубной авиации США им защититься трудно: бортовая ПВО у них — ближнего радиу­са боя. Значит, американские самолеты с авианосцев и с баз в Японии смогут попрактиковаться в пусках противокора­бельных ракет по движущимся мишеням.

Русской авиации здесь можно не бояться. Ее до боли ма­ло, она не имеет самолетов-дозаправщиков и самолетов ДЛРО, без коих воздушные бои превращаются в массовую гибель русских истребителей. На Сахалине истребителей не осталось (в СССР — были!). Есть два истребительных полка в непосредственной близости от театра боевых действий: 865-й ИАП на МиГ-31 в Елизово (Камчатка) и 530-й ИАП на тех же самолетах в Соколовке (Приморье). Еще один полк тео­ретически можно перебросить из Хабаровского края. Одна­ко камчатские истребители погибнут в тяжелом бою с па­лубной авиацией США, а остальные окажутся скованными боем с базовой авиацией врага, действующей с японских баз. Да и вряд ли нашим самолетам будет куда возвращаться: взлетно-посадочные полосы аэродромов окажутся уже раз­битыми.

166


Сами ракетные катера годны для боя с японскими и ки­тайскими ВМС Но тут-то придется иметь дело с океанским противником.

Напомним, что КНР сегодня разворачивает программу строительства авианосцев. У РФ они (даже при самых сме­лых расчетах) появятся не ранее 2040-х годов. Если удастся сохранить отечественное кораблестроение™

В Приморье есть 19-я бригада хороших дизель-электри­ческих подлодок проекта 877 («Варшавянка»), Их всего четы­ре. Даже если допустить, что они все в 2030-е годы окажутся на ходу, шансы у них есть в одном случае: если их заранее вы­ведут из базы и развернут «завесой» далеко на северо-востоке.

Основная тяжесть сражения с океанскими АУГ, ракет­ными крейсерами, эсминцами и лодочными ударными груп­пами возможных агрессоров на Тихом океане ляжет на пле­чи наших подводников, базирующихся на Камчатке (Вилю-чинск). На сегодня это — 16-я эскадра субмарин. То есть — шесть однотипных «Курску» подводных крейсеров проекта 949А «Антей», шесть атомных торпедных лодок «Щука-Б» (проект 971), четыре дизель-электрических «варшавянки» и четыре стратегических лодки 667БДР. Скорее всего, в 2010-е годы их заменят на многоцелевые лодки типа «Борей» (про­ект 955). Если, конечно, баллистическая «Булава» для них бу­дет принята на вооружение.

Что их ждет? Чтобы избежать гибели в базах, эти кораб­ли нужно до начала агрессии вывести в море. Учитывая низ­кую готовность ВМФ РФ, это достаточно проблематично. Скорее всего, в жизни половина лодок погибнет в базе от атаки крылатых ракет противника. В море «стратеги» будут «пастись» иностранными лодками, которые воспользуются преимуществом в гидроакустической аппаратуре.

В атаку на авианосцы, крейсера и эсминцы противника пойдут торпедные и крылато-ракетные лодки — «варшавян­ки», «антеи», «щуки-б». Но много ли они навоюют, если их действия не прикрыты с неба и с поверхности моря? Боль­ше всего шансов потопить корабли противника — у «анте-ев». Дальность боя их ПКР «Гранит» — 550 км. И то, если им дадут точное целеуказание: если ты знаешь, куда стре­лять. А противолодочные силы противника встретят наши лодки чуть ли не при выходе из базы.

167

С целеуказанием у нашего ВМФ крайне плохо. Не хватает авиационных разведчиков. А спутниковая система «Легенда» зачахла после гибели СССР. Был на советском ТОФе атом­ный корабль электронной разведки «Урал». Но он с 1992 года стоит в безнадежном ремонте. То есть «антеи» будут вынуж­дены искать цели сами, акустически. А это значит, что они рискуют погибнуть от ПЛО врага раньше, чем успеют на­нести удар. Одни противолодочные самолеты типа «Орион» у янки чего стоят!



Чтобы выпустить торпеды по врагам, нашим лодкам на­до подкрасться хотя бы километров на тридцать к ним. Эх, черт, трудно! От силы наши подводники пустят ко дну два эсминца и крейсер УРО противника. Одну-две лодки агрес­соров. В лучшем случае — один авианосец. Ценой своей пол­ной гибели.

Необходимо уже сегодня менять положение дел! Иначе будет поздно.



* * *

Европу 2030-х аналитики Объединенного командования США видят своеобразно. ЕС превзойдет Америку по эконо­мической мощи и в принципе мог бы завести вооруженные силы глобального масштаба действия, однако этого не слу­чится. Дело — в разоруженческой политике европейцев, в их пацифизме и в «постконфликтной психологии» («post-con­flict» mindset).

Хотя есть шанс на изменение настроений. Американцы считают, что ремилитаризация мозгов европейцев может произойти благодаря усилению РФ и натиску исламского экстремизма. Они даже надеются, что строительство «Се­верного потока» (газопровода по дну Балтики) реанимиру­ет «русскую угрозу», ибо тем самым восточноевропейские, некогда социалистические государства НАТО как бы отсе­каются от «старой Европы». Это (вкупе с террором мусуль­ман) может завставить европейцев вспомнить о военной силе.

Южную и Центральную Америку 2030-х авторы JOE считают в целом спокойным регионом. Здесь продолжится экономический рост, а Бразилия войдет в число мировых

168

держав. Она поднимется на разработке нефти у своих бере­гов и на поставках биотоплива.



Конечно, коррупция, наркобизнес и засилье преступных синдикатов сильно затруднят подъем Латинской Америки. Наркобароны продолжат посылать в США мини-подлодки с кокаином, и они же (через коррупцию) могут сделать Мек­сику нестабильной. А значит — представляющей проблему для внутренней безопасности Соединенных Штатов.

Но не такую уж и большую...



* * *

Все, что южнее Сахары, представляется американцам краем регресса. Сочетанием плохого управления, коррупции, нищеты и внешних вмешательств. И вообще — здесь воз­можна реинкарнация политики конца XIX века, но в испол­нении могущественных транснациональных корпораций, ис­пользующих слабость государств, раздираемых коррупцией и трайбализмом.



* * *

Главной головной болью США останется пояс стран от Марокко до Пакистана. Здесь смешаются религиозные, меж­национальные и «водные» конфликты. Исламский экстре­мизм и террор. Именно террором и смертниками здешние игроки будут компенсировать свою технологическую и орга­низационную отсталость, учиняя атаки на Западе. Они про­должат попытки уничтожить западное присутствие на Сред­нем Востоке, борясь за создание огромного Халифата. По мнению американцев, это — патологическая попытка ответа на развитость, причем не только Запада, но и неисламской Азии — как южной, так и восточной. Сами арабы (ислам­ские народы) не смогут выбраться из нищеты, коррупции и деспотизма, не сумеют построить нормального образования.

Военным США придется участвовать во множестве мис­сий здесь, сталкиваясь с регулярными и нерегулярными про­тивниками. Здесь придется вести гуманитарные операции и операцию по восстановлению нормальной жизни. Регион и его нефтяные богатства останутся слишком важными для США и Китая, для прочих импортеров «черного золота» —

169


и потому они не позволят мусульманам-радикалам завладеть какой-либо значительной частью этого пояса нестабильности. Иметь дело придется с сетевым противником, исполь­зующим возможности Интернета, глобальной финансовой системы, прозрачность границ. Высокие технологии мусуль­мане используют для нанесения максимального ущерба при терактах. Победить все это чисто военным путем, считают авторы JOE, невозможно. Необходим комплекс экономиче­ских, социальных и политических «исцеляющих» мер. А глав­ное — нужно выиграть у магометанского радикализма «вой­ну идей». При этом большинство таких идей должно исхо­дить именно из мусульманской среды.

* * *

Слабые и несостоятельные (конченые) страны (weak and failing states) останутся одним из факторов мировой полити­ки 2030-х. Они представят из себя вызов для стратегических и оперативных планировщиков. Здесь американцы готовы увидеть катастрофические последствия некомпетентных прав­лений — и межплеменные войны. Взрывы государств на ра­совой почве — и ожесточенные конфликты за перенесение искусственно проведенных границ. Большинство «конченых стран» пребудет в Африке южнее Сахары, в Центральной Азии, на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Словом, все то же, что и сегодня. Но возможно и явление «быстрых кол­лапсов» по образцу Югославии. Страны, которая еще в 1984-м принимала Олимпийские игры в Сараево, а затем стала очагом ожесточенной гражданско-межнациональной войны.

Здесь есть два наиболее вероятных кандидата: Пакистан и Мексика. Развал Пакистана и превращение его в гавань экстремизма — наиболее опасная ситуация. Она потребует вмешательства не только Америки, но и целой коалиции во главе с США. Ведь придется решать проблему вывоза отсюда ядерного оружия и недопущения его применения экстреми­стами. С Мексикой все не так страшно и вероятно. Однако эта страна разъедается организованной преступностью, нарко­бизнесом и коррупцией. И тут от США потребуются серьез­ные усилия, в основном в области обеспечения внутренней безопасности.

170


* * *

Отдельно американцы рассматривают угрозы со стороны тех сил, что не связаны никакими юридическими условностя­ми и международными договорами. Это могут быть надна­циональные структуры: либо некие ополчения (милиция), ли­бо могущественные и богатые «индивидуалы». И те и другие в силах использовать террор ради достижения своих целей.

Базы таких неконвенциональных сил могут располагать­ся в зонах безвластия или внутри слабых государств, плохо контролирующих свою территорию. Достижения высоких технологий делают таких игроков крайне опасными. Они учатся на ошибках предшественников и повышают свою эф­фективность. И они лишены бюрократических барьеров и неповоротливости.

США больше не могут позволить себе роскошь: пренеб­регать опасностью применения оружия массового пораже­ния новыми игроками мировой политики. Теми же негосу­дарственными структурами. Впрочем, сформировалась и «ядер­ная дуга», идущая от Израиля на Восток, включающая в себя Пакистан, Индию, Северную Корею, Китай. Здесь же — РФ и два пороговых государства: Тайвань и Япония.

Увы, эта «ядерная дуга» пролегает через крайне неста­бильные, конфликтные зоны планеты. При этом они слиш­ком богаты углеводородами, чтобы остаться вне пристально­го внимания Соединенных Штатов. Более того, в новых атомных странах ядерные боеприпасы рассматриваются во­все не как оружие «последней инстанции» (as weapons of last resort), как это было в НАТО и в СССР времен «холод­ной войны». То есть эти новые игроки психологически гото­вы пустить в ход «оружие судного дня» при любой возмож­ности. Особенно это касается тех стран, чья культура глубо­ко отличается от американской, чьи правящие режимы нестабильны и/или глубоко враждебны США. Это само по себе порождает опасную нестабильность. Если же ядерное оружие появится в странах вне пресловутой «арки», это пол­ностью разрушит стратегический баланс, сильно увеличивая вероятность применения ЯО в конфликтах.

171


Если же такое оружие будет совмещено с развитием ра­кетной техники (средствами дальней доставки), то новые ядерные государства смогут бить по целям в любом месте земного шара. И тогда стабильность отношений между мно­гими ракетно-ядерными силами в мире приобретает цен­тральное значение для Объединенных сил США. Дело в том, что появление стран, обладающих возможностью ответного ракетно-ядерного удара (даже после того, как они подверг­нутся ядерной бомбардировке первыми), породит отноше­ния, основанные на гарантиях взаимного уничтожения. Как это было между СССР и США, но только — в умноженном варианте. С одной стороны, это может послужить установле­нию «стабильности страха» — мира во всем мире. Но, с дру­гой стороны, это же обстоятельство положит конец амери­канской возможности свободно присутствовать в разных частях света. Но при этом стратегические арсеналы новых ядерных стран будут все-таки уязвимы: почти никто из них не будет иметь радарно-спутниковых систем предупрежде­ния о ракетном нападении. И это объективно увеличит со­блазн для многих: ударить по противнику первым.

Как более мягкий вариант распространения оружия массового поражения американцы называют появление био­логических арсеналов как у государств, так и у негосударст­венных сил. Завести биологическое оружие легче, чем ядер­ное, однако его умелое применение вполне способно привес­ти к таким жертвам, террору и экономическому краху, каковые вполне сравнимы с последствиями ядерной атаки. Необходимые для производства биооружия знания сейчас широко распространяются, а стоимость создания оного впол­не по карману даже небольшим богатым группировкам или одиночным террористам-миллионерам.



* * *

США намерены сохранить свой статус мирового иннова­ционного центра. Инновации — суть американской револю­ции в военном деле. Они — надежда их экономики и путь выхода из кризиса.

Эксперты командования Объединенных сил США не считают, что утрата их страной инновационного лидерства

172


неизбежна. Равно как и то, что противники Америки смогут использовать прыжки в технологическом развитии для того, чтобы обрести военное превосходство.

Американцы сознают, что высокие технологии продол­жат распространяться по миру. Все более «продвинутое» оружие станет доступным многим группам и силам, конвен­циональным и неконвенциональным. Причем цены на такое оружие объективно продолжат снижаться. Поэтому даже среднеразвитые государства и боевые иррегулярные органи­зации смогут позволить себе дальнобойное высокоточное оружие. Более богатые игроки начнут демонстративные ис­пытания противоспутниковых систем в космосе. Доступ­ность совершенного оружия (были бы только деньги на его покупку!) превратит небольшие нефтедобывающие страны и наркокартели в опасных противников. Для тех же, кто ис­пытывает проблемы с живой силой, выходом станут боевые роботы. Таков потенциал для сверхоснащенной войны («su­per-empowered guerilla»).

Авторы JOE напоминают, что первыми инновационную революцию в военном деле совершили гитлеровцы, додумав­шись в 1930-е годы интегрировать танки в состав дивизий с разнообразным вооружением. Они получили дивизии с вы­сокой автономностью и подвижностью, со способностью ре­шать много задач. Причиной успеха немцев в 1940-м (и по­ражения французов) стало то, что противники Гитлера не смогли представить себе, как немцы смогут развить успех на поле боя, пользуясь новейшими на тот момент технология­ми. Немцы пошли по пути децентрализованных действий дивизий с комбинированным вооружением. Именно это, а не какое-то более совершенное (по сравнению с их против­никами) оружие и принесло немцам потрясающие успехи. Просто немцы смогли интегрировать новые технологии в свою военную доктрину, а их оппоненты — нет. Именно та­кая интеграция инноваций станет критическим фактором для военного будущего в наши дни. Способность быстро уяс­нять суть и значение нарастающего потока инноваций — и способность так же стремительно вписывать их в военное дело — и будет критически важным фактором националь­ной силы в последующие четверть века То есть американцы намерены покончить с косностью и консерватизмом. Инно-

173


вации в войне способны вызывать шок у противника и при­носить ошеломительные успехи тому, кто изобретателен. Пример: применение такой разрушительной для техносфе­ры противника инновации, как бомбы, которые переводят энергию взрыва в сильнейший электромагнитный импульс, уничтожающий электроэнергетику противника, его электри­ческие и электронные схемы. (Так называемое ЭМИ-ору-жие.)

Все это стоит прочитать отечественным чиновникам и генералам. Они, увы, славятся негибкостью своих умов и де­фицитом фантазии.



* * *

Военные Америки делают ставку именно на воображе­ние руководителей и на понимание ими войны в критиче­ски важном деле — во вписывании технологических нов­шеств в военные структуры. И временами JOE звучит как книга автора этих строк «Крещение огнем. Вторжение из будущего» (2006 г.). Даже иллюстративный ряд похож.

Как пример правильного использования фантазии и ума аналитики Объединенного командования приводят историю радара в 1930-е. До того времени бюрократы и генералы мало обращали внимание на техническую возможность засекать самолеты в воздухе и корабли в море с помощью направлен­ных радиолучей. И только обострение международной об­становки изменило положение. На создание радиолокаторов были брошены значительные силы и средства в Британии, США и Германии (про СССР американцы упорно забывают, хотя у нас тогда также строились первые радары).

Хотя немцы к началу Второй мировой смогли вырваться вперед по части совершенства локаторов, они так и не смог­ли успешно вписать радары в свои системы оружия, как это сделали англичане. И поэтому немцы не смогли выиграть воздушную войну над Британскими островами в 1940-м. Хотя Германия и интегрировала радары в свою систему ПВО, од­нако каждый из них работал изолированно, тогда как Брита­ния создала интегрированную систему локаторов противо­воздушной обороны. Понадобилось страшное разрушение Гамбурга в 1943-м, чтобы немцы, наконец, создали интегри­рованную радиолокационную систему, включенную в цело-

174

стную ПВО. То есть вышли на английский уровень 1940 го­да. Благодаря этому генералы английских ВВС несколько лет могли получать целостную картину воздушных сражений на огромном пространстве (и эффективно маневрировать сила­ми истребителей против потоков немецких бомбардиров­щиков), в то время как их немецкие коллеги были лишены такой возможности. В данном случае, как писал в своих ме­муарах Уинстон Черчилль, британцы смогли выиграть не за счет новизны техники, а благодаря большей эффективности ее применения.



Эх, задумались бы над этим отечественные военные и гражданские начальники! В РФ, к сожалению, инновации вязнут и в мирной сфере, и в военной. Судьба «замотанной» концепции применения беспилотных летательных аппара­тов — тому подтверждение. А наш вероятный противник, как видите, рассчитывает удержать превосходство как раз за счет лучшего воображения, скрещенного с инновативностью и изобретательностью в практическом применении техниче­ских новинок.

Однако и тут футурологи Объединенного командования призывают элиту США не страдать самоуспокоением и са­моуверенностью. Ибо так легко скатиться вниз. Взять для примера то же ЭМИ-оружие, с успехом примененное аме­риканцами против Ирака в 2003 году.

Неядерный боеприпас, дающий при взрыве сильнейший электромагнитный импульс (сравнимый с тем, что бывает при применении ядерного заряда), кардинально меняет во­енное дело. Готовы ли сами США к развитию такого оружия, к тому, что оно появится и у их врагов? Ведь ЭМИ-оружие угрожает прежним системам связи, электронной разведки и управления. Оно разрушает компьютеры, от коих так зави­сят Объединенные силы.

И тут американцы ставят неприятный для себя вопрос: о деградации своего высшего образования. Технологическое лидерство лидерством, однако вузы США в сравнении с вуза­ми Индии и Китая проигрывают все больше и больше. Аме­риканское послевузовское образование (усовершенствование и переподготовка специалистов) считается лучшим в мире. Оно магнитом тянет к себе лучшие научные умы Земли. И хо­тя многие из них, отучившись в Соединенных Штатах, оста-

175

ются в стране, значительное число таких усовершенствован­ных исследователей уезжает домой. Там они продолжат рабо­ту, бросая вызов американской технологической и военной мощи. А потому, качают головой авторы JOE, без существен­ных улучшений в системе высшего образования Америка слишком дорого заплатит за деградацию вузов в будущем. (Without substantive changes to improve its educational sys­tem, the United States will pay a heavy price in the future.)



Эти строки также следует прочитать руководителям РФ. Хотя русское высшее образование еще сохранило советский запас качества (СССР намного превосходил США по уровню своих студентов в ведущих вузах), нынче вузовская система у нас стремительно скатывается вниз. Превращение универси­тетских и институтских преподавателей в нищих, уничтоже­ние прикладной (отраслевой) науки, нищенское финансиро­вание науки фундаментальной и гибель множества наукоем­ких производств после 1991 года предопределили такую де­градацию. И цена, которую РФ заплатит за все это в будущем, будет намного больше, нежели в Америке.

* * *

Однако, убеждены футурологи Объединенных сил, война не сводится только к противоборству материальных элемен­тов. Огромное значение имеет битва за умы. Или, как пред­почитают называть американцы, The Battle of Narratives, До­словно это — «борьба повествований». Наверное, точнее пе­ревести это как «схватку за умы и души».

Американцы отмечают то, как террористы умело ис­пользуют Интернет и масс-медиа для достижения своих стратегических целей. Они приводят в пример информаци­онный натиск Москвы в войне с Грузией. Дескать, в те дни небольшой круг русских авторов помещал редакционные статьи в крупнейших газетах США и Евросоюза.

Борьба за умы и сердца подразумевает изощренное по­нимание твоего врага и того, как он попытается влиять на восприятие обстановки не только своими союзниками, но и всем мировым сообществом. Сюда входят тонкий обман, по­пытка «ткать» канву событий и даже беспардонная ложь. Американцы приводят слова доктора Геббельса о том, что

176

чем чудовищнее ложь, тем охотнее в нее поверят. Дескать, к таковым попыткам относится акция КГБ на конечном этапе «холодной войны», когда тот пустил слух о том, что вирус СПИДа разработали специально для уничтожения негри­тянского населения. Мол, до сих пор эхо этой акции гуляет по Африке.



Что ж, янки сами здорово использовали этот прием. На­пример, в 1990-м, когда сфабриковали ложь о зверствах иракских солдат в роддомах Кувейта. Да и поток лжи о «чу­довищных преступлениях сербов против албанцев» ради оп­равдания агрессии против Югославии — на нашей памяти. Авторы JOE о сем молчат, но очевидно: Америка продолжит вести психологические войны таким манером.

«Информация была и останется стратегическим оружи­ем!» — утверждают аналитики Объединенных сил. И значе­ние информационной войны только возрастет в будущем с развитием коммуникационных технологий. В конце концов, «восприятие того, что случилось, будет значить больше того, что реально произошло» (At the end of the day, it is the pe­rception of what happened that matters more than what may actually have happened).

Господство в подаче материала в ходе любой операции (военной или иной) приносит огромные дивиденды. Провал в информационном обеспечении подрывает общественную поддержку политиков и операций, может повредить репута­ции страны и ее глобальной позиции. (Dominating the nar­rative of any operation, whether military or otherwise, pays enormous dividends. Failure to do so undermines support for policies and operations, and can actually damage a country's reputation and position in the world)

Как пример авторы JOE привели историю с ураганом «Катрина» (бедствия в Новом Орлеане), когда и американ­цы, и все люди мира благодаря телерепортажам были увере­ны и в беспомощности властей США, и в их скрытом расиз­ме. Хотя на самом деле, мол, на борьбу со стихией бросили 38 тысяч военнослужащих США, которые вывезли из зоны бедствия более сотни тысяч граждан, раздали более миллио­на продовольственных пайков, оказали медпомощь десяткам тысяч. До «Катрины» был ураган «Эндрю». И хотя в борьбе с его последствиями федеральные власти действовали намно-

177

го хуже (было привлечено к спасению людей только 1500 солдат), тогда СМИ объявили это успехом.



В битве за умы и сердца (in the battle for the narrative) США, говорят аналитики Пентагона, должны на всю, мощь использовать информационное оружие для осуществления политики «мягкой силы», увеличивая эффект операций Объ­единенных сил. Гуманитарная помощь, восстановление раз­рушенного, обеспечение безопасности местного населения, тренировка местных военных, медицинская помощь и нала­живание здравоохранения на спасаемой территории, по­мощь жертвам катастроф — все это, как пишут американ­ские военные футурологи, выступает как некоторые приме­ры позитивных мер, что может предложить Америка. И так же, как ни одна нация в мире не может сравниться по воен­ной мощи с Соединенными Штатами, так же американцы должны быть вне конкуренции по части оказания помощи несчастным за тысячи миль от своих рубежей. И все эти ин­струменты, дескать, должны быть использованы в «битве за правду и доверие». (Just as no nation in the world can res­pond with global military might on the scale of the United States, so too are we unmatched in our capacity to provide help and relief across thousands of miles. All of these tools should be considered in this battle to build trust and confi­dence.) Такова философия специальных гуманитарных опе­раций США и сегодня, и на будущее.

Таким образом, читатель, СССР времен Леонида Ильича Брежнева, где телерепортажи 1981 года из занятого нашими войсками Афганистана показывали наших солдат исключи­тельно сажавшими деревья и помогавшими местным шко­лам, не только шел в русле мировой тенденции. Он ее даже опережал! (Первые собственно фронтовые репортажи из Афганистана — это Александр Каверзнев, 1983 год, при Ан­дропове.) Так что мы можем гордиться».

В будущем авторы JOE рекомендуют удерживать лидер­ство США в информационной войне, не давая противникам вырваться вперед. Блоги, выкладывание видеокартинок в Интернете — все важно. В будущем придется столкнуться с новыми масс-медиа мгновенного действия. Каждый солдат или морской пехотинец США должен стать участником ин­формационной борьбы, когда звонит по мобильному домой

178


или отправляет электронные письма. Это же обстоятельство (облегченная связь участников событий с родиной и всем миром) потребует от властей Америки более тонкой инфор­мационной работы.

Словом, «битва нарративов» приобретает все большее значение. Как мы с вами видим, она опрокидывается даже в прошлое (нам навязывают чужое видение Второй мировой, например, и вообще русской истории). Она проникла в эко­номику. Но руководители РФ, уже в полной мере освоив прие­мы информационной борьбы, не должны забывать о том, что, показывая соответствующие образы в медиа, нужно все-таки не забывать об эффективных реальных действиях. Время от времени противников все же надо по-настоящему громить, разрушенное — восстанавливать, а экономике — обеспечи­вать не мнимый, а реальный и качественный рост.



* * *

Как утверждают военные прогнозисты США, американ­ские войска будут неминуемо вовлечены в боевые действия в последующие четверть века. Драться придется и с регуляр­ными войсками, и с инсургентами. Воевать выпадет не толь­ко с террористами, но и с их спонсорами (то есть государст­вами). При этом противник будет активным, изворотливым, изобретательным. Он наверняка не раз удивит американцев своими военными хитростями и новациями.

Готовиться к таким войнам трудно. Неопределенными остаются форма войн, их географическое положение, уро­вень вовлеченности США в такие действия, вклад потен­циальных союзников и даже натура возможных врагов. Оп­ределенным американцы считают одно: защиту жизненно важных интересов США.

Есть два базовых сценария военного будущего США. Пер­вый и самый страшный для планеты — это Большая война с могущественной страной (или с союзом государств). В свете усиливающегося распространения оружия массового пора­жения ничего невозможного в такой Мегавойне нет. И не надо успокаивать себя малой вероятностью подобного кон­фликта. Британия в 1929-м тоже приняла доктрину невоз­можности Большой войны в ближайшие десять лет и слепо

179

ей следовала даже в середине тридцатых, сокращая оборон­ные расходы. Чем это обернулось, пересказывать не надо. В общем, США должны и к такой войне готовиться, рассчи­тывая только на победу.



Во втором сценарии США ждет масса иррегулярных «неопредленных» войн. И там противники могут быть весь­ма изощренными — не чета Саддаму Хусейну. Они, быть может, перенесут действия даже в киберпространство и кос­мос. Очевидны попытки атак на инфраструктуру Вооружен­ных сил Америки, теракты на ее территории.

В любом случае ВС США будут иметь и сильный флот, и громадные транспортно-логистические мощности. Они — не немецкий вермахт с его минимальным небоевым составом (много зубов — но малый хвост), ибо американским воен­ным приходится действовать на удаленных, часто — совер­шенно неподготовленных театрах войны. За тысячи кило­метров от самих США. Здесь громадный транспортно-снаб-женческий механизм, сложившийся во Вторую мировую, американцам необходим как воздух.



* * *

Аналитики Объединенного командования, отмечая важ­ную роль стратегических ядерных сил своей страны, призы­вают «помыслить немыслимое»: возможность применения ядерного оружия непримиримыми врагами против Соеди­ненных Штатов. Именно поэтому армия США должна быть гибкой, умеющей выживать и успешно вести действия в усло­виях применения неприятелем оружия массового поражения.

С другой стороны, нужно быть готовым и к операциям в войнах, которые могут вести две иностранных ядерных си­лы. Например, Индия и Пакистан...

* * *

Что перед нами, читатель? Потрясающий по своей откро­венности документ. По сути дела, в нем обрисована неизбеж­ность либо Большой войны, либо серии локально-зональных войн, перерастающих в мировой конфликт. Нехватка природ­ных ресурсов, перенаселение Юга, неустойчивость, порож-

180

денная инновационным развитием, — все это грозит крова­выми схватками с применением даже ядерного оружия.



Но — внимание! — янки-военные писали свой прогноз, не беря в расчет глобальный финансово-экономический кри­зис. Но ведь он грянул! И он только обостряет имеющиеся противоречия, ускоряет тенденции.

Вы понимаете, какой вывод здесь напрашивается?



* * *

Нехорошие предчувствия одолевают меня, читатель. Слиш­ком уж многое в текущей реальности заставляет насторо­житься. Кажется, я вижу мечущихся вокруг духов войны, распада и смут.

В 1989-м мне довелось побывать на грандиозном кон­церте группы «Пинк Флойд». Помню, как тогда сердце мое сжалось в тоскливых предчувствиях от композиции «Псы войны» — из альбома восемьдесят седьмого года. На громад­ном экране, что висел над сценой, из воды — в замедленной съемке — поднялись жуткие, черной масти, собакоподобные существа. Поднялись — и начали свой бег. Запульсировали аккорды мрачного рока. И с каждым из них по бокам сцены вспыхивали факелы в широких чашах. В такт музыке Псы войны на экране мчались по миру, оскалив пасти и глядя на тебя светящимися глазами.

А постаревший Гилмор, закрыв глаза, пел о том, что впе­реди — Один Мир, одно поле битвы. One World — it's a battleground...

Лишь потом я узнал, что слова «One World» — это па­роль глобализма, что так будут говорить его столпы. Обрыв­ки той песни вертятся в моем мозгу. О том, что Псы войны не ведут переговоров. Что они будут только брать, а ты — отдавать. Что ты должен умереть, чтобы жили они. Что ва­лютой станут плоть и кости. Что невидимые банковские пе­реводы и телефонные звонки через океаны — это признаки Единого Мира, который — поле битвы...

Dogs of war and men of hate With no cause, we don't discriminate Discovery is to be disowned Our currency is flesh and bone

181

Hell opened up and put on sale



Gather round and haggle

For hard cash, we will lie and decieve

Even our masters don't know the webs we weave

Псы войны — и люди ненависти... Рожденные без смысла — нам все равно... Открытия будут отвергнуты, а валютой нашей

будут плоть и кости...

Открыв ад, мы выставим его на продажу... За наличные мы будем лгать и предавать —

и даже хозяева наши станут путаться в сетях,

что мы сплетем...

Несколько строчек всего — а весь нынешний мир, как в 1<апле воды. Теперь я понимаю, что песня та, написанная Гилмором и Муром в 1986 году, — всего лишь уловленная f ень теперь уж недалекого будущего.

Псы войны уже помчались по миру. Их видят еще не #се, но скоро все изменится. One World — it's a battleg­round...



* * *

Я вижу, как вокруг массой плодится пушечное мясо войн и бунтов, племя разрушителей — порода постиндуст­риальных варваров.

Весной 2009-го мы увидели их буйство в Кишиневе. Бес­смысленный и разрушительный молодежный бунт в Молда­вии, направленный против, в общем, вполне либеральной и весьма демократичной правящей партии, на самом деле — явление далеко не политическое. Это — синдром глубокой болезни постмодернистского общества, общества победив­шего неолиберализма. Пришли те, кого великий русский фи-лософ Константин Леонтьев еще в позапрошлом веке назвал «вторичными- варварами», знамение глубокого упадка, рег­ресса.

Новые варвары в молодежном обличье появились на руинах СССР. Но они же появляются на Западе.

Облик этого «нового варвара» эпохи «постсовременно-сти» несколько разнится на Западе и на обломках Советско­го Союза. Но типы этих неовандалов появились как итог разрушения могучих индустриальных цивилизаций. Торже-

182


ство чистого торгашества, поклонение Золотому тельцу соз­дало своеобразный тип молодежи. Необремененной систе­матическими знаниями, обладающей хаотически-клиповым мышлением и совершенно неконкурентоспособной с точки зрения технократической эпохи. Эта молодежь не обладает техническими знаниями и навыками советской молодежи, она намертво заражена (в восточном варианте) идеями постсоциалистического этнократизма. Она не в силах даже поддержать в порядке унаследованные от XX века сложные технические системы, не в силах даже воспроизвести то, что умели рабочие и инженеры 1980-х годов. А уж о том, чтобы суметь создать мир Будущего, она и мечтать не может. Это ведь не мобильными телефонами играть, не в Интернете торчать.

Мы не рассматриваем новых варваров в их исламско-фундаменталистском обличье. Это отдельная тема. Мы берем молодежь, по формальным признакам относящуюся к бе­лым народам христианской культуры.

На развалинах СССР возник свой тип молодого «вторич­ного варвара»: агрессивно невежественного. Никогда не знавшегог что такое кружок юных техников или клуб ДО­СААФ. С одной стороны, такой нью-вандал вроде бы причас-тен к достижениям высоких технологий (Интернет, мобиль­ная связь, видео-и аудиотехника на сверхмалых интеграль­ных схемах). Он ими умеет пользоваться. Но «вторичный варвар» не умеет все это делать. Зачастую он даже не знает, как работает вся эта техника. Он лишь пользуется плодами чужих умов и высококвалифицированного труда. А в жизни он совершенно неконкурентоспособен. Так, он бесполезен и как инженер (знании нет), и как квалифицированный рабо­чий на передовом производстве (нет профессионального об­разования и технических знаний). Он не может совершать научных открытий и делать изобретений. Так же новый вар­вар беспомощен и в гуманитарной сфере.

При этом новый вандал хочет иметь большую зарплату, чтобы получить доступ к курортам и тропическим морям, к массе потребительских благ, к гладким самкам. Но, увы, ни­кто не нанимает его за такие деньги. Кроме того, в постсо­ветских странах возможности быстрого обогащения 90-х

183

ушли безвозвратно. Правящие элиты уже замкнулись в себе, они передают власть и богатство собственным детям.



Поэтому нью-вандал остро чувствует: его жизнь беспер­спективна. Из нищеты ему не выбраться. И он начинает бунтовать. И от того, что впереди — беспросветье. И от того, что скучно — хочется -«экстрима» и адреналина в крови. Во­обще, первым примером такого рода можно считать моло­дежные беспорядки в центре Москвы летом 2002 года, когда бесчинства неоварваров вызвал проигрыш футбольной ко­манды РФ в Японии. Тогда запылали автомобили — а право­охранительные органы оказались в шоке. Все возникло как бы на пустом месте, спонтанно и совершенно непредсказуемо.

Но бунт «вторичного варвара» ведет в тупик, а то и в нисходящую спираль регресса. Ибо новый вандал интеллек­туально слаб. Ему кажется, что его проблемы можно решить как-нибудь просто. Например, выгнать всех русских — или, наоборот, чохом изгнать и перерезать всех нерусских. Сло­мать все памятники Ленину и советским солдатам. Или, ска­жем, срочно интегрироваться в Евросоюз (и НАТО). Как будто от этого волшебным образом повысится квалифика­ция варвара, а страны Старой Европы (и так стонущие от необходимости везти на своей шее всякие Словакии/румы-нии/полыни) начнут щедро спонсировать какую-нибудь Мол­дову. Будто они сами не знают, что делать с собственной мо­лодежью, иммигрантами и бюджетным дефицитом

Однако неоварвары бунтуют — и становятся политиче­ским фактором. Пешками в руках расчетливых игроков как внутри своих республик, так и извне.

Особенно раздражают бритоголовые гитлероиды. Из тех, что по 12 человек нападают с ножами на какого-нибудь уз­бека-дворника. Поражает бессмысленность этих действий: на место одного убитого из нищей Средней Азии приедут еще три, при этом будут держаться сплоченно — чтобы от­биться в случае чего. Причина-то — не в узбеках, а в правя­щей в РФ «элите», что создает условия для переселения Азии в наши города и которая прямо заинтересована в такой ми­грации, ибо стремится заместить русских на более покор­ную рабсилу. Действия лысюков-88 такой «элите» совершен­но не страшны.

Я знаю, что при распаде Союза среднеазиаты и кавказцы

184


у себя стаями нападали на русских и убивали их. Они звер­ски насиловали русских женщин и не щадили детей. Таких я бы и сам из пулеметов резал беспощадно. Но если ты начи­наешь действовать как те уроды, скопом убивая одиночек, то, значит, сам становишься «белым чуркой», попадаешь в тот же разряд, что и стаи азиатских подонков. В людях, спо­собных скопом забить одного, есть что-то невыразимо при-матоподобное, мерзкое. Любая власть, сменив нынешнюю, с такими существами будет расправляться безжалостно — ка­кими бы русскими патриотами они себя ни называли — именно как с подонками. Как с «вторичными варварами».

Но если нападения стай лысых на узбеков можно хотя бы объяснить логически, то убийства бритоголовыми моло­дого шахматиста-якута или студента-казаха не лезут ни в ка­кие ворота! Блин, да мы с якутами в одной стране живем вот уже четвертый век! Якуты сохранили старые русские имена, которых в Москве днем с огнем не сыщешь: они и Гавриилы, и Фалалеи, и Федоры, и Никифоры! Вы хотите, чтобы эти таежно-тундровые стрелки-охотники тоже начали убивать русских? А чем провинился студен-казах? Ведь он отучился бы в Москве — и поехал бы домой, став лишним каналом влияния русских в Казахстане. Воистину, эти лы-сые-88 — настоящие приматы, придурочные и злобно-ту­пые. Дай им власть — и РФ потонет в крови и хаосе. Вместо того чтобы строить нормальную жизнь и города-полисы Бу­дущего, мы благодаря вторичным варварам годами будем ожесточенно резаться с татарами, башкирами, якутами. Вместо того чтобы отбирать награбленное у всяких абрам-бергов-вексельмовичей, «неоварвары» примутся экономить на отделении Севкавказа, который поглощает средств в не­сколько десятков раз меньше, чем воровство бело-сине-крас­ной «элиты» (включающей в себя и вполне русских по кро­ви). Тему того, что следует делать с больным Севкавказом, мы как-нибудь отдельно обсудим.

Альтернатива бритым «белым чуркам» — только русское социально-национальное государство, одно способное покон­чить с политикой «вымирания» русских и замещения их деше­выми гастарбайтерами. И оно неминуемо подавит и «белых чурок», вернув их в школы, техникумы и профтехучилища.

185


Но пока вторичное, примитивное и невыразимо регрес­сивное варварство усиливается — и не только в РФ.

В Европе «вторичные варвары» имеют свою специфику. Есть в их числе азиатская и африканская молодежь, что с 2004 года учиняет погромы в Париже. Но это — все же не европейцы. А есть и белая молодежь. Она идет в бунтари-ан­тиглобалисты или в ультранационалисты. Зачастую — в вовсе локальные националисты, проповедующие отделение от Франции, Великобритании, Испании, Италии и т.д.

В Европе также произошли и деиндустриализация, и па­дение рождаемости, и опасное снижение уровня образова­ния. Недаром русские преподаватели, возвращаясь из ЕС, от­мечают удручающе плохие знания у нынешних студентов-европейцев. Правительства стран Еврозоны не знают, чем за­нять молодежь: рабочих мест не хватает, огромные средства бюджета поглощает содержание растущей армии пенсионе­ров. Государства поощряют направление молодых в универ­ситеты, чтобы на четыре года оттянуть момент поисков ими работы, — ив этих вузах молодые европейцы получают то самое несистематичное, плохое образование. Они тоже ока­зываются неконкурентоспособными в новом мире, у них то­же — своя бесперспективность в жизни.

Чтобы исправить положение, нужно провести новую ин­дустриализацию Европы, перестать выводить промышлен­ность в Азию, организовать новый научно-технический рывок в развитии. Но это невыгодно правящей капиталистической элите. А нынешний кризис только усугубляет положение: ра­бочих мест становится все меньше, дефицита бюджетов — все больше.

Поэтому Европа также увидит бунты белой молодежи. С огнем и разрушениями. В этом смысле недавние молодеж­ные беспорядки в Греции и Венгрии — только первые лас­точки. Сдается нам, что по мере усугубления Великой де-прессии-2 подобные бунты распространятся на Британию, Германию, Италию и Францию. Кризис сильнее всего бьет по среднему классу. Он разоряется и расслаивается. И его дети неминуемо начнут бунтовать.

Сейчас для вспышек таких бунтов есть технические сред­ства, коих не имелось в «бунташном» 1968 году. И мобиль­ные телефоны, и CMC-связь, и Интернет. Отработаны мето-

186

дики «толпы-вспышки» — флэш-моб. Ну а молодежная му­зыка и поп-культура — они и в 1968 году имелись.



Одна беда: бунты эти — почти тупиковые. Они запросто могут сбросить целые страны в полицейские диктатуры, ес­ли не в новое Средневековье.

Но самое главное — постиндустриальных варваров мож­но сделать солдатами для грядущей Большой войны. Они го­товы убивать. Предчувствую, что под ружье станут и белые неоварвары, и — в гораздо большем числе! — варвары-азиа­ты, которым терять нечего. Их придется утилизировать, и лучший способ канализировать их энергии и жизни — бро­сить массу новых варваров в Большую, кровавую войну.

Она неминуемо будет садистски-жестокой и кровавой. В нынешнем мире за какую-то пару десятилетий расцвело смертничество. «Живые бомбы» стали какой-то обыденно­стью. Азиатская молодежь уже тысячами идет на смерть.

В 1983 году, читая статью в «Комсомолке» о том, как па­лестинская девушка-подросток, оставив на прощание видео­запись с обращением к народу, семье и близким, направила свой начиненный взрывчаткой автомобиль в колонну изра­ильской мотопехоты, мы чувствовали глубокое потрясение. Смертничество? Оно в 1983-м казалось чем-то далеким, чем-то из седого прошлого. Нам казалось, что время камикадзе осталось в 1945-м.

Но четверть века спустя новые камикадзе идут в послед­ние атаки по всему миру — и уже в самой РФ. Это значит, что уже отработаны и много раз испытаны технологии отбо­ра и подготовки смертников. И что текущая реальность по­ставляет для войны нового типа уже тысячи потенциальных камикадзе. Да, пока на Востоке. Но скоро то же самое будет и на Западе. Смертники уже освоили большие гражданские самолеты. Логичен следующий шаг: скрещение камикадзе и оружия массового поражения.

Люди, не жалеющие самих себя, будут беспредельно жес­токи в войне. Они и детей смогут убивать сотнями — Беслан достаточно вспомнить.

187

* * *

Мир архаизируется и ожесточается не по дням, а по ча­сам. Странная политика «цивилизованного мира» лишь по­могает этому.

Давайте посмотрим, как спокойно, почти в тепличных условиях возникло пиратство в Сомали и вообще в районе Африканского рога. Как разбойники стали захватывать тор­говые суда и уводить в свои порты, требуя потом выкуп и за груз, и за команду. И никто даже не пробует разгромить пи­ратские гнезда, будто бы и нет в мире спутниковой развед­ки, ударной авиации, отрядов морской пехоты и спецназа.

Еще в тридцатые годы XX века такая проблема была бы разрешена жестоко, но быстро. Сюда бы пришла, скажем, эскадра Японии под командованием какого-нибудь Нагумо. Через месяц все прибрежные сомалийские деревни пред­ставляли бы из себя кучи головешек, пиратов расстреливали бы тысячами, ни одного катера здесь не осталось бы.

Нынешний мир так действовать разучился. Он только «отгоняет» пиратские катера. А потому пиратство становит­ся заразительным примером.

Переслегин в «Новых картах будущего», прогнозируя климатические изменения в мире и перенос судоходных пу­тей в Северную Атлантику, вскользь напророчил появление уже белых пиратов во фьордах Исландии, Он как в воду гля­дел: сухогруз «Арктик Си» подвергся пиратскому захвату в территориальных водах Швеции в июле 2009 года. Причем восьмерку бандитов составили восемь русских, живущих в Прибалтике, пятеро из коих — люди без гражданства.

Читатель, в число новых варваров начинают входить оз­лобленные русские, брошенные «новой Россией» (РФ) на произвол судьбы. Русские, живущие в отделившихся нацрес-публиках. Русские, с детства ненавидящие злую «родину-ма­чеху» — РФ.

* * *

РФ сама множит число тех, кто ее ненавидит и в случае войны пойдет против нее — в роли боевиков, диверсантов и террористов. И это будут русские по крови.

Когда расеянские вожди, сокрушив СССР, сделали себе

188


Эрэфию и принялись грабить ее богатства, они оставили в Прибалтике и Средней Азии миллионы русских людей. Они не вывезли их в коренные русские земли, как это делали немцы после 1945 года при насильственном разделе Герма­нии. Или как евреи, вывозившие в Израиль своих соплемен­ников отвсюду, даже из Эфиопии. Бело-сине-красным «вож­дям» оказалось наплевать на то, что миллионы русских под властью прибалтийских или туркестанских этнократов обре­чены на нищету, унижения, а то и на полное рабство. «Но­вая Расея» двадцать лет не спасала этих русских на государ­ственном уровне, не принимала их молодежь в русские вузы. Когда такие русские ехали сюда самостоятельно (как прави­ло — в села), местные расеяне смотрели на них косо и едва ли не с ненавистью. Ведь приезжали люди работящие, не спившиеся, с хорошей мебелью, с детьми, не похожими на дебилов.

Помню репортаж конца 90-х. Доведенные до отчаяния русские беженцы из Таджикистана, которым в русской глу­бинке сдали под житье барак-развалюху — по сумасшедшей цене. Помню и самодовольное рыло тамошнего аграрного начальника: «А что? Я их сюда из Средней Азии не звал...» Помню и то, как один из начальничков в правительственной газете отверг статью о том, что русские из бывших респуб­лик СССР, стремясь уехать в РФ, натыкаются на кучу препо-нов в получении гражданства, тогда как кавказцы приезжа­ют сюда без проблем. И ответ ублюдка помню: «Россия — не резиновая». То есть Эрэфия сама отпихивала русских! И сегодня продолжает их отталкивать — своей тупой поли­тикой. Приведу пришедшее мне весной 2009-го письмо из Ташкента:



«Позавчера в Узбекистан приехала группа бизнесменов из РФ с прекраснодушными надеждами и думами: как по­мочь русской диаспоре и молодежи в частности. В общем, думали они, думали и приняли «гениальное решение» вы­делить $4,5 млн USD и построить несколько... церквей! Мол, куча навороченных церквей это и есть самое необ­ходимое для русской молодежи.

Для сравнения: в старое доброе время (когда звездно-по­лосатые дружили с Самой Свободной страной Узбеков) США и Британия, тратя максимум 100 000 USD в год (больше

189

нельзя по местным законам), умудрялись проводить кучи программ: давали гранты на образование как внутри стра­ны, так и на Западе, устраивали молодежные лагеря (как Селигер), ничуть не уступающие российским, вели поиск талантливой молодежи с учебой и возможностью трудо-стройства на Западе. Была даже западная поддержка круж­ков технического творчества (опять же для отбора лю­дей) и многое другое.

Русские православные бизнесмены, тратя в 40 раз (!) БОЛЬШЕ, чем США, вбухивают все в строительство церк­вей, при этом полностью игнорируя действительно нуж­ные молодежи программы. При этом им (православным бизнесменам) создан режим наибольшего благоприятство­вания и сняты ограничения на финансовые потоки. Запад­ным же НПО вообще полностью все перекрыли, и уже давно. Но как воспользовались своим финансовым преимуществом россияне вот таким образом. Само собой разумеется, строить церкви будут узбекские рабочие.

Уважаемые Знатоки! Внимание, вопрос: почему, имея бюджет на работу с русскими в Узбекистане в 40 с лиш­ним раз больше, российские бизнесмены вчистую проигры­вают «войну симпатий» США и Британии? При этом рей­тинг симпатий к РФ невелик, а к Западу — свыше 80%.

Б голову пришел вариант рекламы: «ЬЛакдоналдс уже в Киргизии!

Строительство церквей — уже в Узбекистане!»

Вместо того чтобы вывозить из Туркестана русскую ак­тивную молодежь и вписывать ее в РФ, расеянские кретины строят очередные церкви...

А вот теперь пришла расплата. Среди русской диаспоры подросло новое поколение, для которого РФ — ненавистное, предательское государство, бросившее их, русских, на произ­вол судьбы.

Именно эти озлобленные русские дадут из своей среды многих боевиков для возможной войны против РФ. Да, пер­вые звоночки прозвенели — в виде «неэрэфовских» русских, захвативших «Арктик Си». Но это — только начало. Дальше появятся Псы войны, каковые могут атаковать РФ и убивать здешних русских без всякой жалости.

Будь Калашников правителем РФ — и он бы вывез на

190


русские земли диаспору. В бурно развивающейся при Ка­лашникове промышленности нового типа нашли бы себе ра­боту самые квалифицированные русские «возвращенцы». Часть их получила бы место в грандиозных проектах разви­тия новых транспортных коридороа А часть стала бы новыми колонистами для запустевших земель — в рамках создания сети биоагрополисов с их биосферными домами, инновация­ми во всех сферах жизни, с фантастически производитель­ным сельским хозяйством на основе прорывных технологий. Но... у власти стоят существа с совершенно иной психо­логией.

* * ♦

В мире собираются грозные военные тучи, читатель. Со­зревает горючий материал Большой войны. Завязываются уз­лы грядущих конфликтов, проступают будущие линии фрон­тов. Накапливаются чудовищные напряжения внутри пока еще единых стран, идет гонка вооружений.

Недостатка в методах ведения войн и разрушения целых стран нет. Мы еще с Юрием Крупновым в «Гневе орка» описали их, обозначив войны террористические, экономиче­ские, консциентальные и энвайроментальные. Опробованы диверсии и механизмы «оранжевых революций», межнацио­нальных конфликтов и «гуманитарных бомбежек». Пошло расползание по планете ядерного орркия.

Все готово. Скоро можно будет начинать.

Как бы ни развивалась эта Буря Столетия, она всегда ударит по Русской земле-.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница