Дмитрий Аркадьевич Митяев впервые прославился в декабре 1997 года, когда опубликовал доклад



страница5/17
Дата24.04.2016
Размер4.4 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Глава 4

Мягкий вариант

Итак, происходит «заморозка» процессов распада мировой финансовой системы. Происходит ее перевод на более низ­кий «энергетический уровень», отчасти — даже в режим «холостого хода». Это позволяет в какой-то мере вернуться к прежним временам...

Такова суть мягкого сценария развития Глобокризиса, описанная Д. Митяевым. По его мнению, именно в эту «степь» пытаются направить события правящие круги Соединенных Штатов.



«...Сделать это могут только те люди, которые пони­мают, как система устроена, как и где ее надо «подмора­живать». Поэтому экономическую команду президента Ба­рака Обамы составляют старые «проверенные кони»: Ао-уренс Саммерс (и его ученик Тимоти Тейтиер), профессор Бен Бернанке идейный наследник «творца системы» Алана Гринспена и т.д.

Как может выглядеть «мягкий сценарий» на практике? Формирование «банка-агрегатора» (в плане Гейтнера он для благозвучности переименован в пять фондов на прин-ципах частно-государственного партнерства) для сбора на его баланс «плохих активов» крупнейших американских банков хотя и не приведет к восстановлению полноценного кредитования, однако позволит проводить через банки средства бюджетных программ {включая развитие инфра­структуры).

Доверие к американской и мировой финансовым систе­мам восстановлено не будет, однако после фактической на-

11

ционализации инвесторы, по крайней мере, станут рас­сматривать банки как надежное место сохранения средств,

Домохозяйства, корпорации, местные правительства и страны будут заняты обеспечением простого (нерасши­ренного) воспроизводства, пытаясь сохранить системы жизнеобеспечения, резервируя значительные ресурсы на слу­чай возможного ухудшения ситуации.

Норма сбережений повысится практически во всех странах, включая США, потребители и инвесторы продол­жат «бегство от риска», сокращая кредитное плечо до требований обеспечения режима простого воспроизводства, т.е. до горизонта одного производственного или потреби­тельского цикла.

...Сложится международный консенсус (в том числе, че­рез механизмы G20 и американо-китайский диалог) о необ­ходимости небольшой разовой девальвации доллара к ва­лютам торговых партнеров, с тем чтобы стабилизиро­вать международную торговлю сырьем, продовольствием и продукцией ширпотреба. Фактически будет предложен зер­кальный «план Маршалла» для посткризисного восстанов­ления Америки, спонсорами которого выступят страны Азии и частично «старой Европы».

ФРС и Минфин США займут умеренную позицию, отка­завшись от безудержной эмиссии и ограничив величину бюд­жетного дефицита США на уровне 5— 7% ВВП, что потре­бует отмены ряда налоговых льгот, введенных админист­рацией Джорджа Буша (об этом уже заговорил Аоуренс Саммерс), а также сокращения уровня потребления амери­канских домохозяйств на 15—20% (пропорционально паде­нию стоимости их активов и доходов)...»

Но даже такой сценарий, как считает наш исследова­тель, вызовет ускорение инфляции и обострит конфликт ме­жду ФРС и Минфином США. Вынужденно повышая про­центную ставку, они вновь «подставят» банки, в которых уже имеют собственный интерес (долю собственности)». При этом не исключено сваливание США в гиперинфляцию (или просто высокую инфляцию). И здесь мягкий сценарий рискует разрушиться: начнется бегство от доллара, америка-ноцентричная финансовая система вместо плановой «мягкой



78

посадки» попросту развалится. Впрочем, даже в случае успе­ха мягкий сценарий — это все равно жесткая посадка...



«...Подобная болезненная «посадка» после кредитно-по-требительского бума потребует «обналичивания» полити­ческого ресурса президента Ъарака Обамы, который уже объявил о беспрецедентном уровне экономического кризиса и необходимых жертвах и усилиях нации.

Аля. стран БРИК «мягкий сценарий» будет означать контролируемое сокращение спроса на сырье и ширпотреб на те же 15—20%, что приведет к стабилизации цен на уровне «до бума», т.е. (с учетом инфляции за 8 лет бума) это примерно 30—45 долл. за баррель...»

По мнению Д. Митяева, возможен даже некий мини-бум. (Кстати, с переходом стратегических ресурсов РФ за долги — в руки западных финансистов.) Однако сей бум бу­дет кратким и несравнимым по срокам/объемам с бумом вокруг деривативно-потребительски-сырьевого «пузыря име­ни Гринспена и Саммерса» в 2001—2007 годах. Новый ми­ни-бум продлится максимум два-три года, а может, всего не­сколько месяцев. Возврата к положению 2008 года в пара­метрах финансовой системы не произойдет. Установится некий новый порядок, где место прежних инвестиционных банков займут государственные органы финансового регули­рования, этакие «мини-госпланы». Кстати, вырастет роль и международного финансового регулирования.



* * *

В общем, это самый приятный сценарий. Но насколько он реален?

Конечно, можно сгрести «ядовитые» (плохие) активы в банк-отстойник (или в заменяющую его систему фондов), но спасет ли это положение? Да, это чистый цинизм: на обще­ство вешаются те убытки, что натворили безответственные финансовые спекулянты (они же — «финансовые инновато-ры»). То есть прибыли остаются им, а их наложенные ими кучи г~на придется разгребать налогоплательщикам. Однако мы знаем, как трудно оценить эту массу «плохих активов». Ну, соберут их в отстойник — а дальше что? Как их ликви­дировать? Неясно. Происходит всего лишь откладывание ре-

79

шения огромной проблемы на будущее. Сегодня — спаслись, но завтра огромный созданный гнойник лопнет, снова со­рвав глобальную экономику в новую депрессию.



Но и это еще не все! Никакой банк-отстойник не смо­жет вобрать в себя все неоплатные долги и обязательства американской финансовой системы (а это, как уже говори­лось, почти 70 трлн долларов). Никуда не денутся нарастаю­щая проблема бюджетного дефицита Соединенных Штатов и перспективы банкротства их пенсионной системы. А ко­лоссальные долги частных лиц, американских потребителей?

Согласятся ли все прочие страны мира оплачивать расту­щий дефицит бюджета США? Смирятся ли с тем, что аме­риканцы в недалекой перспективе просто не смогут отда­вать свои долги?

Вот почему развитие кризиса по мягкому варианту весь­ма и весьма проблематично. Однако продолжим рассмотре­ние самого оптимистичного сценария по Митяеву.

* * *

А что этот мягкий сценарий с жесткой посадкой означа­ет для Российской Федерации? Да, в общем, лишь наимень­шее зло. Митяев, как сугубый реалист, не ждет того, что в РФ появится иная элита. А та, что имеется, на многое просто не способна.

Итак, падение мировых цен на сырье больно ударит по бюджету Росфедерации. Но сама «стабилизация падения» позволит приспособиться к новым условиям и государству, и компаниям, и гражданам. Бюджет РФ придется сурово урезать-секвестировать. Отказ от ряда расходов позволит со­кратить дефицит казны с нынешних 8—10% ВВП до прием­лемых 5—7%. Этот дефицит в принципе может покрывать­ся за счет заимствований — облигаций федерального займа (ОФЗ), инфраструктурных облигаций и так далее. Компа­ниям придется урезать затраты, занявшись и энергосбере­жением, и повышением производительности труда, и сокра­щением числа работников. Новая девальвация рубля даст шанс заняться импортозамещением и несырьевым экспор­том. А «дорогие россияне» (население) вынужденно вспом­нят трудные 90-е годы, занявшись выживанием на садовых

80

участках и «кручением». Хотя возможности для нового «чел­ночного» бизнеса будут теперь куда меньше, чем в первой половине 90-х.



«...Валютные резервы РФ (с учетом расходования основ­ной части резервного фонда) в «мягком сценарии»... составят порядка 200 млрд долл. (плюс-минус 30—40 млрд долл., в за­висимости от политики ЦБ и торговой конъюнктуры), тор­говый баланс будет слабоположительным за счет падения импорта и некоторою роста несырьевого экспорта, сокраще­ние ВВП составит несколько процентов, вывоз капитала стабилизируется на допустимом уровне (до 10% ВВП) с уче­том отсутствия прибыльных сфер его вложения в мире.

Симптоматичны заявления таких «финансовых спе­циалистов международного класса», как бывший министр финансов и нынешний глава ВТБ-24 ММ. Задорнов, который «рассчитал» оптимальный и достаточный размер валют­ных резервов РФ в районе 200— 250 млрд долл. как сумму трехмесячного импорта и годовых платежей по валютным кредитам.

Конечно, это не вполне «мягкая посадка», однако дан­ный сценарий из всех возможных представляется наиболее комфортным, т.к. он позволяет всем экономическим игрокам (государству, фирме, индивиду) сформировать достаточно «рациональные» ожидания и модели поведения, которые приведут к формированию нового (пониженного) уровня ди­намического равновесия, что дает шанс на структурную перестройку экономики.

«Мягкий сщнарий» для РФ означает возвращение примерно в середину 1990-х гг., в режим воспроизводст­ва, знакомый экономическим агентам.

Вместе с тем выход на траекторию «мягкого сценария» будет означать существенный риск закрепления мировых диспропорций: однажды согласившись оплатить счета обан­кротившейся западной (точнее англосаксонской) финан­совой системы, «мировая фабрика» (Азия) и «мировая кла­довая» (Россия и другие сырьевые страны) усилят свою зави­симость от «мирового печатного станка», приняв в очередной раз зависимые отношения, оплату «сеньоранжа» (эмиссионной сверхприбыли) в пользу эмитента «воздуха».

Реколонизация мира в «добровольном варианте» пока

81

выглядит не слишком приемлемой для таких игроков, как Китай, Германия и Франция.



Вероятность «мягкого сценария» зависит от действенно­сти тех «механизмов торможения» процессов распада систе­мы, которые в ней содержатся и которые запускаются игрока­ми, заинтересованными в административной (статусной) и ресурсной ренте, генерируемой остатками «здоровых элемен­тов» мировой финансовой системы. Таких игроков много. К ним, безусловно, относятся (по статусу и объективному положению) секретарь казначейства США, председатель ФРС, да и ведущие банкиры всего мира, вес которых определяется стабильностью (даже если это стабильность спада).

В России «мягкий сценарий» отвечает интересам широ­кой коалиции от сырьевиков, которые смогут стабили­зировать стоимость своих активов и обязательств на уровне, достаточном для сохранения и постепенной рест­руктуризации основных активов, до финансистов и бюдже­тополучателей всех уровней, включая население.

Этот сценарий поддерживает и «главный бухгалтер РФ», достаточно честный идеолог нынешней политики «мягкого встраивания» в мировой кризис А.А. Кудрин, кото­рый несколько наивно предлагает своим коллегам некото­рые меры добровольной уступки части мировой экономиче­ской власти («Вопросы экономики», 2009, 1): «Среди мер, которые необходимо осуществить в среднесрочной перспективе, следует выделить следующие:

  • выработка новых правил регулирования финансовых
    рынков, а также требований к макроэкономическим
    параметрам развития стран по примеру Маастрих­
    тских соглашений (т.е. де-факто запрет США на
    рост бюджетного дефицита до 7—8% ВВП. — Д. М.);

  • расширение финансовых возможностей МВФ, в на­
    стоящее время недостаточных для региения задач в
    кризисной ситуации;


  • повышение роли G20 и укрепление его статуса; G7/G8
    и G20 должны дополнять друг друга (такая же «по­
    литико-финансовая матрешка», или «система при­
    водных ремней», какая существовала в СССР (пар­
    тия комсомол профсоюзы и т.д. — Д. М.);

  • создание единой системы регулирования деятельно-

82

emu рейтинговых агентств (это особенно «обраду­ет» американцев, которые самостоятельно регули­руют этих «мегарегуляторов» рынка, — Д М.);

создание в финансовой сфере новой международной организации... нужен международный полномочный орган, чьи рекомендации были бы обязательны к вы­полнению (как сегодня обязательны к выполнению рейтинги американской «тройки»? — Д М.)». Последнее предложение (фактически о создании анало­га «мирового правительства») наводит на мысль о пробле­матичности реализации «мягкого сценария» на основе кон­сенсуса мировых элит и уступки части верховной власти нынешними регуляторами. Может ли «мягкий сценарий» быть реализован одними американцами (либо вместе с ЕС и Китаем) вопрос открытый, особенно учитывая то обстоятельство, что в ключевой Форум финансовой ста­бильности («группа 11») ни Китай, ни Россию принять не спешат, а в рамках других действующих механизмов (G8 и G20, МВФ и др.) такие основополагающие вопросы регули­рования системы, по сути, не обсуждаются.



Постепенное «усыхание» доходов и стоимости акти­вов для большинства игроков психологически и технологи­чески предпочтительней, чем непрогнозируемая «ломка» или «пила» (инерционный сценарий), не говоря уже о «сло­ме» системы социально-экономического мироустройства («жесткий сценарий»).

Согласно этому сценарию уже в 2009 году после «лом­ки» системы, завершения процессов отделения «агнцев» от «козлищ» («плохих» активов от «терпимых») начнется восстановление традиционных финансовых контуров вос­производства (сбережений и кредитования), а в 2010 году возможен выход на траекторию стагнационного роста.

Хотя вероятность «мягкого сценария» меньше 1/2, она далеко не равна нулю...»

* * *

Таким образом, вероятность развития Глобокризиса по мягкому варианту все же низка. Действительно, как справед- ливо отмечает Д Митяев, трудно поверить в то, что тот же



83

Китай щедро оплатит восстановление американоцентричной системы и не станет претендовать на свою долю в эмиссион­ном доходе. Скорее КНР потребует намного большую, неже­ли сегодня, роль в «правлении мировым колхозом». А это — несколько иной сценарий. Можно сказать, кардинально дру­гой вариант.

С точки зрения Максима Калашникова, китайцы скорее потянут события в сторону формирования мира двух сверх­держав (слабеющие США с примкнувшей к ним Европой — и поднимающаяся КНР). И здесь слишком много «скольз­ких мест», на которых развитие кризиса по мягкому вариан­ту может сверзиться в пропасть.

Да и для РФ (о чем мы скажем позже) возврат в поло­жение «до 1998 года» — уже катастрофа. Это переход в ре­жим полного самопроедания и деградации. Не соглашусь здесь с Дмитрием Аркадьевичем: качество российской «эли­ты» (и нынешней демократическо-либеральной «контрэли­ты») так низко, что они не смогут обеспечить структурную перестройку экономики. Слишком уж бездарны они управ­ленчески, антитехнократичны и тотально вороваты. Что они урежут в бюджетах РФ? Да все, что нужно аая спасительно­го развития страны: ассигнования на образование, на фунда­ментальные научные исследования, на новую инфраструкту­ру, на передовые оборонные разработки. Все сведется к по­мощи сырьевым отраслям и к популистским «социальным программам»: надо же держать в покорности электорат, до­водя его до состояния дебильных полурастений, немысля­щих жвачных. Коим интересны только телевизор с дебиль­ными шоу-сериалами, пиво и футбол. Знаете, сомнительное получается в таком случае будущее у РФ. Она попросту не сохранится — не сможет удержать свои территории. Разва­лится к едрене фене„.

Но тем не менее стремление западной финансовой эли­ты вырулить именно на мягкий вариант очевидно. Получит­ся или не получится — вопрос второй. Дополним Д Митяе­ва. Видимо, в рамках такого сценария американский истеб­лишмент попробует создать обновленную Америку. С новой технологической революцией.

И шаги в этом направлении уже предпринимаются,

Глава 5

Тайны «новой Америки»: технореволюция

Сохранение США потребует от американцев совершения новой технологической революции. По крайней мере, срав­нимой с той, что произошла на рубеже 1980-х и 90-х годов. А то и более радикальной.

Судя по всему, хозяева Америки на это наконец реши­лись.

Многочисленные «пикейные жилеты» могут твердить нам о том, что падение цен на нефть нам не грозит, что аме­риканцы никогда не отменят нефтяные фьючерсы и что себе­стоимость добычи «черного золота» сейчас сильно повысилась. Хорошо, допустим, что так. А вы не хотите учесть возмож­ной технологической революции — прорыва в альтернатив­ной энергетике?

Я знаю, что в РФ есть целое сообщество «нефтегазовых мудрецов». Они с глубокомысленным видом вещают, что га­зопровод «Набукко» в обход РФ и Украины невыгоден и ни­кто его строить не будет, что альтернативы нефти и газу не предвидится. Правда, «Набукко» уже будет строиться, угро­жая РФ дефицитом газа и потерей части европейского рынка, И точно так же будет развиваться и альтернативная энерге­тика! Глупо считать, что вся она — несущественная ерунда, что западники будут покорно платить сумасшедшие деньги за каждый баррель. Нынешний кризис неминуемо вызовет новую технологическую революцию.

Есть еще один циклический закон. Влетая в кризис, США повышают военные расходы — и лет через десять вы­плескивают в мир новую волну революционных технологий.

85

Так, новая гонка вооружений, начатая Рейганом в 1981 году, в 90-е породила мир Интернета, «персоналок» и мобильной связи. Колоссальный рост военного бюджета США, начиная с 2002 года, также может дать новую технореволюцию в 2010-е. Уверен, что это будет новая энергетика. И она обрушит мировые цены на нефть.



* * *

После выхода в свет «Глобального Смутокризиса» Мак­симу Калашникову позвонил его хороший знакомый, финан­совый аналитик и еще советский инноватор:

— Старик, а ты знаешь, что сейчас (дело было летом 2009-го) янки в глубокой тайне приступают к развитию со­вершенно прорывных технологий? Они — это то, о чем ты так долго мечтал. Американцы решили совершить гигант­ский технологический скачок. Они, отвечая на кризисный вызов, хотят оторваться от Китая на целую эпоху, а РФ — превратить в полное ничтожество...

А ведь мой приятель прав. Действительно, США (и об этом мы говорили еще в «Цунами 2010-х») начинают по­пытку новой научно-технической революции. Удачной она будет или нет, в данном случае вопрос второстепенный. Уже можно наблюдать признаки того, что проект «Новая Амери­ка» начат. И это — серьезнейший вызов самому существова­нию РФ.

Выступая в апреле 2009 года на ежегодном собрании Национальной академии наук США, новый президент очер­тил перед ней внушительный фронт работ.

Смогут ли в Москве сделать нечто подобное?

— Вызовы, которые встают перед нами сегодня, безус­ловно, сложнее, чем все, с чем нам приходилось сталкиваться раньше: медицинская наука, открывающая все новые лекар­ства и методы лечения, но сопряженная с системой здраво­охранения, способной приводить к банкротству семьи и ком­мерческие предприятия; энергетическая система, поддержи­вающая нашу экономику и одновременно — угрожающая нашей планете; угрозы нашей безопасности, исходящие от

86

злонамеренного использования той самой взаимосвязанно­сти и открытости, которые столь существенны для нашего процветания; вызовы глобального рынка, связывающие трей­дера с Уолл-стрит и простого домовладельца, офисного ра­ботника в Америке и фабричного рабочего в Китае, — рын­ка, на котором все мы разделяем не только выигрыши от новых возможностей, но и потери в период кризиса.



В такой трудный момент находятся те, кто говорит, что мы не можем позволить себе инвестировать в науку, что поддержка исследований — это что-то вроде роскоши в то время, когда приходится ограничивать себя лишь самым не­обходимым. Я категорически не согласен с этим. Сегодня наука больше, чем когда-либо раньше, нужна для нашего благосостояния, нашей безопасности, нашего здоровья, со­хранения нашей окружающей среды и нашего качества жизни», — заявил Барак Обама.

♦ ♦ ♦


Президент сделал горькое признание: годы неолибераль­ных реформ в США (с 1981 года) привели к отставанию страны от остального мира в научном плане. За последнюю четверть столетия доля ВВП, расходуемая на финансирова­ние естественных наук из федерального бюджета Соединен­ных Штатов, упала почти в два раза. Неоднократно отменя­лись налоговые льготы на исследования и эксперименты, столь необходимые для развития бизнеса и его инновацион­ной деятельности.

По словам Б.Обамы, американские школы отстают от других развитых стран, а в некоторых случаях и от разви­вающихся стран. Американских школьников обгоняют в ма­тематике и точных науках их сверстники из Сингапура, Японии, Англии, Нидерландов, Гонконга, Кореи, других стран. Пятнадцатилетние американцы находятся на 25-м месте в мире по математическим знаниям и на 21-м месте по точ­ным наукам.

— И мы стали свидетелями того, как научные результаты намеренно извращались и как научные исследования поли­тизировались с целью продвижения наперед заданных идео­логических установок, — заявил Барак Обама, явно кидая

87

камень в огород республиканцев, сторонников неограничен­ного рынка. По его словам, полстолетия назад США приня­ли решение стать мировым лидером в научно-технических инновациях: инвестировать в образование, исследования, ин­женерное дело. Страна поставила цель — выйти в космос и увлечь каждого своего гражданина этой исторической мис­сией, То было время крупнейших инвестиций Америки в исследования и разработки. Но с тех пор идущая на них до­ля национального дохода стала неуклонно падать. В резуль­тате в гонке за великими открытиями нынешнего поколе­ния вперед стали вырываться другие страны.



* * *

Как заявил президент США, пора опять становиться ми­ровыми лидерами в науке и образовании.

— Мы будем выделять более 3% ВВП на исследования и разработки. Мы не просто достигнем, мы превысим уровень времен космической гонки, вкладывая средства в фундамен­тальные и прикладные исследования, создавая новые стиму­лы для частных инноваций, поддерживая прорывы в энерге­тике и медицине и улучшая математическое и естественно­научное образование! — заявил американский лидер, срывая аплодисменты аудитории.

Он же обрисовал и фронт задач, стоящих перед наукой: солнечные батареи, дешевые, как краска; «зеленые» здания, сами производящие всю энергию, которую потребляют; ком­пьютерные программы, занятия с которыми столь же эф­фективны, как индивидуальные занятия с учителем; протезы, настолько совершенные, что с их помощью можно будет снова играть на пианино; расширение границ человеческого знания о себе и мире вокруг нас.

Косвенно Обама признал, что США до сих пор ехали на запасе фундаментальных открытий полувековой давности. Теперь следует добиться нового продвижения в фундамен­тальном знании, причем перспективные открытия «будут питать наши успехи в течение следующих пятидесяти лет». «Только так мы добьемся того, что труд нынешнего поколе-

ния станет основой прогресса и процветания в XXI столетии в глазах наших детей и внуков».

Принято решение о поддержке всего спектра фундамен­тальной науки и прикладных исследований: от научных лабора­торий знаменитых университетов до испытательных площадок инновационных компаний. На основании Закона о восстанов­лении и реинвестировании в Америке (American Recovery and Reinvestment Act пакет мер по стимулированию американ­ской экономики, подписанный президентом США 17 февраля 2009 года) и при поддержке Конгресса администрация США рке обеспечивает крупнейшее в американской истории влива­ние средств в фундаментальные исследования.

— Говоря словами Ванневара Буша, советника по науке президента Франклина Рузвельта: «Фундаментальные иссле­дования — это научный капитал», — заявил Барак Обама. — Дело в том, что исследование того или иного конкретного физического, химического или биологического процесса мо­жет не окупиться в течение года, или десятилетия, или вооб­ще никогда. Но когда оно окупается, выгодами от его ис­пользования чаще всего пользуются и те, кто платил за ис­следования, и те, кто не платил.

По этой причине частный сектор обычно недостаточно инвестирует в фундаментальную науку, и в этот вид исследо­ваний должно инвестировать государство (public sector): хо­тя риски здесь могут быть велики, но столь же велики могут быть и выгоды для всей экономики и нашего общества.

Никто не может предсказать новые приложения, кото­рые будут порождены фундаментальными исследованиями: новые методы лечения в наших больницах, новые эффектив­ные источники энергии, новые строительные материалы, но­вые культуры растений, более устойчивые к жаре и засухе.

Именно в ходе фундаментальных исследований был от­крыт фотоэлектрический эффект, на основе которого позд­нее были созданы солнечные батареи. Именно фундамен­тальные исследования в области физики в конце концов привели к возникновению компьютерной томографии. Рас­четы, используемые в сегодняшней спутниковой GPS-навига-ции, основаны на уравнениях, записанных Эйнштейном бо­лее столетия назад.

Дополняя инвестиции Закона о восстановлении, предло



89

женныи мною бюджет — его версии уже прошли и палату представителей, и Сенат — еще больше увеличивает истори­ческие вложения в научные исследования, содержащихся в плане восстановления...

Должен быть удвоен бюджет ключевых агентств, включая Национальный научный фонд, основной источник финанси­рования фундаментальных исследований, а также Националь­ный институт стандартов и технологий, поддерживающий широкий круг исследований — от улучшения информацион­ных технологий в здравоохранении до измерения уровня уг­лекислого газа в атмосфере. От разработки принципов по­строения «умной сети» электропередач до развития передо­вых производственных технологий.

Удваивается финансирование отдела науки в Министер­стве энергетики, в ведении которого находятся ускорители, суперкомпьютеры, мощные синхротроны и лабораторные комплексы для создания наноматериалов.

Чтобы не рассчитывать только на государство, властями США вводятся налоговые вычеты в пользу исследований и экспериментов. Они возвращают в экономику по два долла­ра на каждый потраченный доллар, поскольку благодаря им компании смогут позволить себе высокие затраты на разра­ботку новых идей, технологий и продуктов. И если раньше эти налоговые льготы были временными, то теперь их пере­водят на постоянную основу.

* * *

Главным же мегапроектом развития администрация Оба-мы делает создание «экономики XXI века», базирующейся на «чистой» энергии.

— Когда Советский Союз запустил спутник чуть более полувека назад, американцы были ошеломлены. Русские опе­редили нас в космосе. И мы оказались перед выбором: при­знать свое поражение или принять вызов. И, как всегда, мы решили принять вызов.

Президент Эйзенхауэр подписал закон о создании НАСА и об инвестициях в естественнонаучное и математическое образование, от начальной школы до аспирантуры. И всего несколькими годами позже, через месяц после его послания

90

к ежегодному собранию Национальной академии наук 1961 года, президент Кеннеди сделал смелое заявление на объеди­ненной сессии Конгресса о том, что Соединенные Штаты пошлют человека на Луну и обеспечат его благополучное возвращение на Землю.



Эта цель сплотила научное сообщество, и оно приступило к ее достижению. И в результате удалось сделать не только те первые шаги по Луне, но и гигантские скачки в развитии зна­ний здесь, у нас дома. Программа «Аполлон» создала техноло­гии, которые помогли улучшить почечный диализ и системы очистки воды; датчики для обнаружения опасных газов; энер­госберегающие строительные материалы; огнеустойчивые ткани для пожарных и солдат. В более широком смысле гро­мадные инвестиции того времени — в науку и технологии, в образование и обеспечение исследований — создали мощный поток любопытства и творчества, принесшего неисчислимую пользу. Стоящие перед нынешним поколением вызовы, такие, как необходимость преодолеть нашу зависимость от ископае­мого топлива, не сводятся к единичному событию вроде за­пуска спутника. Это во многих отношениях усложняет наши задачи. И тем существеннее для нас быть постоянно сконцен­трированными на предстоящей работе.

Но энергетика — это наш важнейший проект, важней­ший проект этого поколения. И вот почему я поставил це­лью для нашей страны — уменьшить к 2050 году выбросы парниковых газов более чем на 80%. И вот почему я прово­жу, в согласии с Конгрессом, политику, которая поможет нам достичь этой цели! — заявил Б.Обама.

За счет налоговых льгот, обеспечивая гарантии займов и предлагая гранты для поощрения инвестиций, его админист­рация надеется создать стимулы для удвоения возможностей страны производить энергию из возобновляемых источников в ближайшие несколько лет. Ибо благодаря исследованиям и разработкам, финансируемым из федерального бюджета, стоимость солнечных батарей за последние три десятилетия уменьшилась в десять раз. Бюджет в 150 млрд долларов — вот что предусматривается для инвестирования (в течение 10 лет) в возобновляемые источники тепла и электричества, а также в повышение эффективности использования энер­гии.

91

* *



Обама объявил о том, что в стране создается Агентство передовых исследовательских проектов для энергетики, или ARPA-E

Шаг — глубоко символичный и крайне настораживаю­щий для русских. Дело в том, что в данном случае создается энергетический двойник знаменитого Агентства по передо­вым разработкам при Пентагоне (DARPA). В свое время эта структура была создана при администрации Эйзенхауэра как ответ на прорыв СССР в космос 1957 года. ДАРПА стала го­сударственным механизмом финансирования самых венчур­ных и прорывных разработок, выведших Америку на передо­вые рубежи. Ибо изначально ставка делалась на технологии двойного назначения, способные давать резкие толчки эконо­мическому развитию страны. Интернет лишь один из приме­ров тех работ, что сначала финансировались через ДАРПА. Здесь же — технология «стеле» и глобальная система пози­ционирования GPS. ДАРПА вкладывала деньги туда, куда ни­когда не вложит свои капиталы частный бизнес

ARPA-E, создаваемое сейчас, должно заниматься иссле­дованиями того же рода: научными разработками высокого риска и с потенциально высокой отдачей. Параллельно ад­министрация США планирует заниматься разработкой все­объемлющих законодательных мер, обеспечивающих огра­ничение выбросов парниковых газов через рыночные меха­низмы. В США хотят сделать прибыльным использование возобновляемых источников энергии.

Если этот проект увенчается успехом, РФ, равно как и иные углеводородные страны, ждет жесточайший социаль­но-экономический кризис. Если мы не успеем перевести экономику на инновационные рельсы развития, нас ждет крах. Применение «ДАРПА-принципа» в развитии новой энергетики — это крайне серьезно. Ибо ничего подобного ДАРПА в Росфедерации не имеется.

По словам заместителя директора Института приклад­ной математики АН СССР/РФ Георгия Малинецкого, аме­риканцы полны решимости повысить КПД солнечных бата­рей и превратить свои пустынные штаты с их круглогодичной солнечной погодой в громадные источники даровой энергии.

92

Они действительно стремятся на 65% обеспечить свою стра­ну электричеством за счет Солнца (на 35% удовлетворив по­требности в тепловой энергии из того же источника). Пока в РФ спят и сверлят нефтескважины, янки реально рвутся в «мир-без-нефти».



Они реально создают «умные энергосети» для того, чтобы интегрировать огромное число небольших источников энер­гии, развиваемой в схеме децентрализованной энергетики. Они уже строят первые сверхпроводящие линии электропе­редачи, сводящие потери электричества при переброске по холодным магистралям почти до нуля. Пока в РФ все скаты­вается до положения сырьевой Папуасии. Бело-сине-красной„

* * *

Отметим еще одну сторону предложенной Б.Обамой программы: включение коллективного разума общественно­сти в процесс формирования политики государства в науке. Так, чтобы избежать засилья лоббистов и произвола государ­ственной бюрократии. Так, чтобы определять действительно перспективные исследования и проекты.

С этой целью советнику Обамы по науке Джону Холдре-ну и агентству научно-технической политики Белого дома поручено предпринять усилия по обеспечению того, чтобы федеральная политика базировалась на самой достоверной и наиболее объективной научной информации. «Я хочу быть уверенным, что научные решения зависят от фактов, а не на­оборот», — заявил президент. Первым шагом на сем пути стало открытие веб-сайта, позволяющего посетителям не только предлагать свои рекомендации государству, но и уча­ствовать в детальной разработке и реализации этих реко­мендаций. Одновременно формируется президентский Со­вет консультантов по науке и технологиям, известный как PCAST (President's Council of Advisors on Science and Tech­nology).

— Вот пример того, что сможет делать PCAST, — пояс­няет Б.Обама. — В области биомедицины мы можем извлечь пользу из происходящего сейчас исторического сближения наук о жизни и физических наук. Государственные проек­ты — в духе проекта «Геном человека» — помогут получить

93

данные и новые возможности, которые будут питать откры­тия в десятках тысяч лабораторий. Преодоление научных и бюрократических барьеров обеспечит быстрое применение прорывных результатов научных исследований в диагности­ке и терапии, которые будут служить больным...



* * *

Новая администрация США при всем этом намерена преодолеть упадок среднего образования в стране. Поддерж­ка будет оказана математическому и естественнонаучному образованию. Благодаря этому американские школьники, как планируется, в течение следующего десятилетия поднимутся со средних на верхние позиции в математике и естествозна­нии. «Ведь мы знаем, что страна, которая опередит нас в об­разовании сегодня, завтра обгонит нас и в других областях. И я не намерен мириться с тем, чтобы мы уступали другим по уровню образования!» — считает американский глава го­сударства.

Задача сия трудна. В США не хватает квалифицирован­ных учителей математики и естественных наук. Сейчас в стар­ших классах школ Америки более 20% учителей математики и более 60% учителей химии и физики не имеют специализи­рованной подготовки по своим дисциплинам. И проблема со временем лишь усугубляется. Ожидается, что число учителей математики и естественных наук уменьшится к 2015 году по всей стране более чем на 280 тысяч.

Правда, решать эту проблему администрация Обамы на­мерена своеобразно, в чисто либерально-монетаристском ду­хе. То есть не принимать общегосударственную программу подготовки учителей-предметников высшего класса (как это сделали бы в СССР или в США 1930-х годов), а перевалить все дело на уровень штатов. Мол, будете хорошо развивать преподавание математики и естествознания в школах — по­лучите гранты от Минобразования США. В рамках програм­мы «Гонка к вершине», на которую ассигновано 5 млрд дол­ларов.

— Я призываю штаты радикально повысить результаты математического и естественнонаучного обучения, повышая стандарты, модернизируя учебные лаборатории, обновляя

94

учебные планы и формируя партнерства, чтобы больше ис­пользовать науку и технологии в наших классах. Я также призываю штаты улучшить подготовку учителей и привлечь новых высококвалифицированных учителей математики и естественных наук, которые могли бы увлечь учеников и оживить преподавание этих предметов в наших школах, — заявил американский лидер. — Ив этом начинании мы приложим все усилия для поддержки творческих подходов. Давайте создадим систему, которая будет вознаграждать и удерживать в школе эффективных учителей, и давайте созда­дим для опытных профессионалов новые пути, которые при­ведут их в школу. Есть химики, которые могли бы учить хи­мии в школе, физики, которые могли бы преподавать физи­ку, статистики, которые могли бы преподавать математику. Но нам нужно создать пути, по которым знания, опыт и эн­тузиазм этих людей — таких, как вы, — могли бы прийти в школу...



То есть замысел неплох — привести в школы ученых. Но вот воплощение никуда не годится. Уже изначально закла­дывается неравномерность действия программы — в зависи­мости от действий властей штатов. А ведь задача носит ярко выраженный национальный характер.

Обама обнадеживает: мол, есть пример штатов, которые уже ведут новаторскую работу. Например, губернатор Пен­сильвании Эд Рэнделл возглавит усилия Национальной ассо­циации губернаторов по увеличению числа штатов, для кото­рых научное, техническое, инженерное и математическое образование становится высшим приоритетом. В этой ини­циативе уже участвуют шесть штатов. Пенсильвания, мол, запустила эффективную программу, обеспечивающую штат квалифицированной рабочей силой, привлекающей в штат новые рабочие места, соответствующие требованиям нового века «И я хотел бы, чтобы участие принял каждый штат, все 50 штатов...» — говорит Обама.

Вряд ли России, перед которой стоят схожие проблемы в образовании, стоит слепо копировать такой подход. Нам лучше создать общегосударственную программу.

95

* * *

Примечателен еще один заявленный в США приоритет: повышение доступности высшего образования. Увы, это де­лается в тот момент, когда доступность такового в РФ пада­ет — и из-за обнищания граждан, и из-за введения идиот­ской системы ЕГЭ.

По мнению американцев, высшее образование поможет гражданам лучше конкурировать за высокооплачиваемые, высокотехнологичные рабочие места будущего, поможет вы­растить следующее поколение ученых и инженеров. В сле­дующем десятилетии — к 2020 году — Америка планирует иметь самый высокий в мире процент выпускников вузов. Созданы новые налоговые льготы и гранты для того, чтобы сделать высшее образование более доступным.

Троекратно увеличивается число аспирантских стипен­дий, предоставляемых Национальным научным фондом. Программа выдачи таких стипендий создана в годы косми­ческой гонки пять десятилетии назад. Но с тех пор ее объем оставался в основном прежним — несмотря на то, что число аспирантов, подающих заявки на эти стипендии, возросло многократно. Теперь США хотят исправить этот перекос.

Одновременно развертываются кампании: и по пробуж­дению у школьников интереса к профессиям ученого и ин­женера, и по стимулированию студентов в области точных наук к получению еще одного диплома: преподавательского. То есть приходится ликвидировать последствия неолибе­ральных реформ, которые низвели ученых и инженеров до положения «черной кости» перед «костью белой»: адвоката­ми и финансистами. Министерство энергетики и Нацио­нальный научный фонд начнут совместный проект, должен­ствующий захватить воображение молодых людей, которые помогут США справиться с проблемами получения «чистой» энергии. В рамках этой кампании будут также финансиро­ваться специальные стипендии, междисциплинарные аспи­рантские программы и партнерства между учебными заве­дениями и инновационными компаниями.

— И мы должны всегда помнить о том, что где-то в Аме­рике есть предприниматель, ищущий кредит для начала сво­его дела, который может сделать революцию в производст-

96

ве, но пока не может его получить. Есть исследователь с иде­ей для эксперимента, результатом которого может быть новое лекарство от рака, но он еще не нашел финансирова­ния. Есть девочка с пытливым умом, которая смотрит в ноч­ное небо. И, быть может, у нее есть потенциал, чтобы изме­нить мир, но она еще не знает об этом, — вещает Барак Обама.

А вот здесь нам есть чему поучиться. Обидно: фактиче­ски Обама воскрешает практику СССР 1920—1960 годов. У нас ее добивают, в США — воскрешают.

* * *

Янки уже готовятся к прорыву в грядущее. Причем на государственном уровне.

По словам Георгия Малинецкого, пока в РФ топчутся на месте и только говорят об инновационном росте, не реша­ясь применить ясное целеполагание, весь мир живет иначе. Особенно разителен контраст с Соединенными Штатами, где не только смело заглядывают в будущее, но и активно его формируют — в своих, естественно, интересах. В США действуют более тридцати футурологическо-прогнозных кон­ференций, тесно связанных с разведывательным сообщест­вом. Американцы прекрасно понимают: прежняя модель мирового развития исчерпала свои возможности, впереди — переход в совершенно новый (Шестой) технологический ук­лад. И они готовятся возглавить сей переход.


  • Самый впечатляющий пример такой работы — Ин­
    ститут сложности в Санта-Фе, — поясняет Георгий Мали-
    нецкий. — Там работают три нобелевских лауреата по эко­
    номике. Американцы, творчески развив теорию Николая
    Кондратьева о больших волнах в экономике, создают циви­
    лизацию Шестого уклада.

  • Как американцы управляют будущим? — продолжает
    Георгий Геннадьевич. — Им чужд примитивный, либераль­
    но-колониальный подход Чубайса: пусть-де некоторые чуда­
    ки придумывают какие-то инновации и пытаются их про­
    дать. Какие — не нашего, начальников, ума дело. Все просто:
    если инновации продаются — значит, они того стоят. Если

4 Россия на дне 97

нет — то плакать не надо, видать, плохие то были иннова­ции.

А в США специально изучают, какие еще не существую­щие инновации, какие изобретения нужны для скорейшего перехода в новую эру? В РФ попытки определить, что нам нужно, встретили сопротивление и в РАН, и в правительстве, и в Администрации президента. Только-только делаются первые робкие шажки в этом направлении. А вот в США понимают, что глубинные причины нынешнего кризиса — в исчерпании возможностей прежнего, Пятого технологиче­ского уклада. Понимая, что прежняя траектория развития мира закончилась, американцы организовали Институт син­гулярности. Основатель — Р. Курцвейль, 2009 год. Спонсо­ры — «Google» и NASA. При живейшем участии Департа­мента передовых разработок Пентагона — DARPA.

Читаются курсы:



  • Нанотехнологии,

  • Биотехнологии.

  • Роботехника, мехатроника,

  • Прогностика.

  • Новые финансы.

  • Предпринимательство в новом мире.

В стенах Института сингулярности проходят обучение высшие менеджеры государства и корпораций. В этом го­ду — 25 слушателей, в 2010-м их будет уже сотня. Они гото­вят свою элиту к реалиям шестого уклада.

В противоположность этому кафедра социальной само­организации и антикризисного управления Российской ака­демии госслужбы при Президенте РФ была закрыта за не­сколько месяцев а,о кризиса, летом 2008-го. А саму акаде­мию решили перепрофилировать, превратив в обычный вуз, занятый подготовкой вчерашних школьников.

В РФ никто не хочет понимать, что прежний мир кон­чился. Все наши попытки (а я представляю Нанотехнологи-ческое общество) провести серьезные конференции по про­ектированию будущего и по выработке «технического зада­ния» на нужные стране инновации просто отторгаются. И государством, и «Роснано». А на Западе проходит одна конференция за другой...

98

♦ ♦ ♦



В какой мир пытаются прыгнуть американцы? В мир Шестого техноуклада. Вот его вехи:

  • Биотехнологии

  • Нанотехнологии

  • Проектирование живого

  • Вложения в человека

  • Новое природопользование

  • Роботехника всех видов

  • Новая медицина

  • Высокие гуманитарные технологии

  • Проектирование будущего и управление им

  • Технологии сборки и уничтожения социальных субъ­
    ектов.

Так считает Малинецкий. Немного дополним его. Здесь — и неогневая энергетика («мир-без-нефти»), и без­людное, гибкое, роботизированное производство. Искусст­венный интеллект. Позитивная евгеника — выведение людей с повышенными способностями. Прогрессирующая кибор-гизация людей. И создание совершенно новых товаров — того же «умного» текстиля и обуви со встроенными в них микрочипами и наноматериалами с «памятью формы» — ответ на китайское засилье в ширпотребе. Здесь мы найдем микроспутники и умное, миниатюрное оружие. Жилища принципиально нового вида. Сверхэффективные лекарства. Технологии организации бизнеса и управления новой волны. Словом, очень много революционного — достаточно позна­комиться с парой докладов Национального совета по развед­ке США.

Одна загвоздка: все эти технологии, будучи развитыми, убивают капиталистические отношения. Они неизбежно ве­дут к созданию либо Нейромира-коммунизма, либо — к ус­тановлению Хоумленда, царства кастово-неорабовладельче-ского строя со всевластием избранных (см. «Глобальный Смутокризис»). Впрочем, это также соответствует дальней­шим сценариям Д. Митяева.



4- 99

* *

Все это — серьезнейший вызов для Российской Федера­ции. США намерены совершить скачок в развитии, который объективно покончит с нефтесырьевои экономикой РФ в ее нынешнем виде. Тяжелейшие удары получат другие «петро-государства»: Иран, Венесуэла, арабские монархии Персид­ского залива. В ответ на американский рывок неизбежно ак­тивизируется и Китай, попытавшись задействовать самые прорывные инновации и суперэффективные технологии. У него-то научно-промышленная база не сломана, как у нас после гибели СССР.

Вы представляете себе, что будет, если США и КНР рез­ко рванутся на следующую ступень технологического разви­тия, а РФ так и останется со своими скважинами, «трубой» и жалкими остатками советского научно-промышленного потенциала 80-х? Самое печальное: технологический прорыв янки могут успеть совершить в рамках «мягкого сценария», пока еще тянет ФРС и сохраняется остаточный ресурс дол­лара.

На все это нужен адекватный русский ответ.

Но сможет ли дать его РФ с ее прогнившей, мерзкой «элитой»? Ведь пока она работает на русский регресс, все больше превращая нас в придаток к «трубе». У власти РФ нет сильных «мозговых танков» при власти, сравнимых по мощи с американскими. Ну не считать же таковым насквозь либерастический Институт современного развития (ИН-СОР) при Медведеве. ИНСОР предлагает РФ монетарист­ские «рецепты спасения» образца 80-х, не обращая никако­го внимания на то, что монетаризм выброшен на свалку на самом Западе. Что американцы спасаются от кризиса, полностью нарушая все каноны монетаризма и «вашингтон­ского консенсуса», прямо накачивая экономику государст­венными деньгами. Вы представляете себе, что будет с нами, если люди из ИНСОР захватят реальные рычаги управления в РФ?

А для США новая НТР становится просто важнейшим залогом национального выживания. Новые технологии при­годятся американцам при любом сценарии развития Гло-бокризиса! И даже в случае новой мировой войны...

100


Есть тут один нюанс, читатель. Инновационное развитие, конечно, единственное спасение от Мегакри-зиса, в нем — выход в следующую фазу развития обще­ства. Но оно всегда порождает свои кризисы. Иннова­ции резко изменяют судьбы миллионов людей, сверга­ют с трона прежних владык, закрывают целые отрасли десятельности, становящиеся старыми и не­нужными. Никакого «устойчивого развития» тут и в помине не станет. Здесь порождаются такие страсти и конфликты, такие перетряски в «мировой табели о рангах», что весьма вероятное продолжение инноваци­онного прорыва серия войн!

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница