Дмитрий Аркадьевич Митяев впервые прославился в декабре 1997 года, когда опубликовал доклад



страница3/17
Дата24.04.2016
Размер4.4 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

* * *

Политика европейцев на глазах теряет всякую адекват­ность.

Слет лидеров стран Большой восьмерки в июле 2009 го­да, прошедший в сюрреалистической обстановке (в разру-

30

шенном землетрясением городе Аквиле), оставляет странное впечатление. А зачем вообще собирались-то? Не прозвучало ответа на главнейший вопрос как выходить из кризиса? Ни­чего нового сказано не было: одни набившие оскомину либе­ральные речения.

Уже накануне саммита президент Всемирного банка Р.Зеллик облил участников слета холодным душем, заявив о том, что кризис продолжится и в 2010 году. О том же самом сказал и глава Европейского ЦБ К.Трише. То есть до желан­ного «дна» еще падать и падать.

Налицо — паралич мысли. Кризис давно перерос финансо­вые рамки, превратившись в кризис прежней модели неолибе­рального развития, в агонию потребительского общества. По­нятно, что появление новой мировой наднациональной валюты (затея сама по себе утопичная) уже ничего не решит, и раз­говоры на эту тему стихают. Понятно, что прежние монета­ристские рецепты не работают. В явочном порядке режутся «священные коровы» монетаризма. Например, бездефицитный бюджет и сокращение государственных расходов. На самом Западе в отчаянной попытке спастись правительства раздувают свои траты и увеличивают дефицит казны. Как заявил француз­ский лидер Николя Саркози, об уничтожении дефицита будем думать потом — когда возобновится экономический рост.

Весь вопрос состоит в том — как этого добиться?

Более всего умиляет призыв главы ЕЦБ Клода Трише к ев­ропейцам: тратить как можно больше денег на товары и услу­ги. От этого, мол, инвесторы станут вкладывать деньги в эконо­мику Евросоюза. Какая глубокая мысль, господин Трише! А вы не забыли о том, что на прилавках европейских магазинов ле­жат вещи в основном с Тайваня, из КНР и Индонезии, из Таи­ланда и Малайзии? Что текстильные товары в ЕС в основном из Пакистана, Индии и Турции? И что чем больше потратят европейцы, тем больше денег уйдет из Европы?

Такое впечатление, что господин Трише живет в семиде­сятые, когда Европа все производила для себя сама, да еще и экспортировала товары. К тому же сейчас в Европе нараста­ет безработица. Только в Германии она перевалила за планку в 4,5 млн человек, что равносильно 13 млн безработных в США. А теряя работу, люди тратят заведомо меньше. Получа­ется порочный, замкнутый круг.

31

Налицо крах чисто потребительской модели экономики. Ее пик — 2007 год, когда граждане Запада набрали огром­ный объем кредитов на покупку недвижимости и потреби­тельских товаров. Теперь вся эта пирамида рушится. Да и не может потребитель покупать новый мобильный телефон ка­ждые три дня. Есть предел «пропускной способности» лю­дей. Бита ставка на автомобильную промышленность, одну из немногих оставшихся на Западе отраслей реального сек­тора. Потребители не могут менять машины раз в полгода. А процесс перепроизводства авто — налицо.



Стало быть, выход из кризиса — в реиндустриализации на новых принципах и в создании как нового технологиче­ского уклада (шестого), так и в появлении на рынке принци­пиально новых товаров и услуг. Например, способов безле­карственного лечения многих болезней или новых источни­ков энергии. Но вот беда: пока все саммиты ведущих стран по сему поводу молчат. Они словно боятся поставить вопрос именно в такой плоскости.

Впрочем, это неудивительно. Переход на такую модель развития требует больших вложений в науку (с временным сокращением потребления), смены элит, отказа от финансо­во-спекулятивного бизнеса. Кроме того, технологии следую­щего технологического уклада разрушают капитализм так же, как в свое время промышленные технологии четвертого уклада разрушали феодализм. На это бонзы нынешнего За­пада не решаются.

Но именно в таком переходе и кроется выход из ны­нешней Депрессии-2.

Поэтому мы смело прогнозируем общий и затяжной кризис современного капитализма, достигшего своего логи­ческого завершения. Не случайно июльская (2009 года) встреча Восьмерки произошла, по сути, на руинах. И этот «пленум», и последующие слеты такого рода уже ничего не решат. Исход Мегакризиса остается неопределенным.



* * *

Несется хлипкая мировая колымага сквозь минное поле. В наступающей ночи. Бледны лица ее пассажиров — премье­ров, президентов, финансовых тузов. Где, в каком месте ко-



32

лесо наскочит на взрыватель? Где встанет новый фонтан огня и земли?

Про Европу мы сказали. А может, рванет в Китае? Там фондовый рынок «надут» за счет денег государства, прави­тельство раздает кредиты предприятиям в невиданных раз­мерах. Но что, если китайский фондовый «пузырь» лопнет? Если после этого не вернутся кредиты, розданные под акции предприятий? Падение экономики Китая весь мир ввергнет в новую волну Смутокризиса. Падение цен на нефть заста­вит свернуть инвестиции в разработку новых местрожде-ний — и тогда вырисуется реальная нехватка «черного золо­та» в 2010-е годы.

Бледны лица пассажиров колымаги, трепещут от страха и неуверенности их сердца?

Или все же эпицентром нового взрыва, что породит оче­редное цунами Глобокризиса, станут все те же Соединенные Штаты? Они ведь — просто одна мина на другой.

Сигналы бедствия подают американские пенсионные фонды, разорившиеся на спекуляциях. Как сообщает Кевин Мартинец (http://www.globalresearch.ca/index.php?context= va&aid=12114), на грани банкротства очутились два кали­форнийских ПФ — «California Public Employees' Retirement System» (CalPERS) и «California State Teachers' Retirement System» (CalSTRS). CalPERS считается крупнейшим пенси­онным фондом Америки. Его капитализация, составлявшая на октябрь 2007 года 260 млрд долларов, к началу 2009 года упала до 186 млрд. Фонд играл на недвижимости — и до­игрался. CalSTRS (пенсионное обеспечение 794 тысяч 812 учи­телей государственных средних школ) снизил стоимость сво­их активов со 162,2 до 129,3 млрд.

Теперь спасать оба фонда вынуждены и работодатели, и власти штата, отвлекая деньги от самых насущных программ. Но муниципальные бюджеты и до кризиса отчисляли фон­дам очень много. Например, 15-тысячный калифорнийский городок Пасифик Гроув в 2002 году перечислял фонду CalPERS только 1% доходов городской казны (около ста тысяч долла­ров в год), а в 2006 году — уже 15% (2,2 млн долларов). Те­перь же, когда фонд прогорел, выплаты могут стать просто непосильными.

К кому придется бежать за помощью? К федеральным

2 Россия на дне 33

властям. Тем паче что деньги пенсионных фондов — это «длинные деньги», источники долгосрочных инвестиций в экономику. Если таковая нормальна и базируется на произ­водстве, а не «надувании пузырей» в бесплодно-финансовой сфере.

Между тем пенсионные фонды терпят бедствие повсюду. Общие потери 109 ПФ в США оцениваются сегодня в 865 млрд долларов (37%). Власти штатов, судорожно спасая пенсионную систему, поднимают возраст выхода на пенсию. Так, в Кентукки законодатели установили минимальный воз­раст выхода на покой в 57 лет и минимальный рабочий стаж в 30 лет (вместо 27 лет дотоле). Губернатор штата Нью-Йорк, демократ Дэвид Патерсон, высказал намерение поднять пен­сионный возраст до 62 лет.

Понятное дело, что такие меры грозят нешуточным взрывом общественного недовольства. Но что делать? Госу­дарству придется идти на экстренные меры по спасению уже не только банков, но и пенсионных фондов. Один из воз­можных выходов: создание единой государственной пенси­онной системы.

Как в Советском Союзе

Альтернатива? Крах американских финансов будет озна­чать «ядерный взрыв» для всей мировой экономики.



* * ♦

А может, это будет дефолт одного или нескольких шта­тов США? Ведь иные из них не уступят по своему экономи­ческому весу иным независимым странам.

Тревожные взгляды сейчас устремлены на Калифорнию.

Вот — Золотой штат. Начало 2009 года. Управляемый республиканцем (и голливудским культуристом) Арнольдом Шварценеггером, этот «субъект США» — по сути, та же Руб­левка. Или, скорее, аналог нынешней Москвы. Здесь живут и держат дома-поместья богатейшие люди Америки. Дыра в бюджете Калифорнии на начало 2009 года — 42 млрд долла­ров! И это несмотря на то, что на территории Калифорнии работают и Голливуд с его сверхдоходами, и Кремниевая до­лина.



34

Дело в том, что подавляющее большинство доходов в ка­лифорнийский бюджет 2009/10 финансового года принесут налоги с личных доходов ее граждан. То есть налоги с зар­плат, бонусов, дивидендов, с доходов на вложенный личный капитал и т.д. Все вместе это обеспечивает Калифорнии 49,1% доходов штатной казны. (Для сравнения: налоги с про­даж и с использования собственности — лишь 34,6%, налоги с предприятий/корпораций — 10,7%.) Такое же соотноше­ние было и в прошлые годы.



При этом всего 1% сверхбогатых налогоплатель­щиков обеспечивает в Калифорнии 48% налогов с лич­ных доходов. То есть около четверти всех доходов штата!

По сути дела, Калифорния — парадная витрина монета­ризма-ультракапитализма. Корпорациям — минимум нало­гов, минимум — реальной промышленности, большинство доходов обеспечивают личные прибыли, и при этом один процент плательщиков формирует почти четверть доходов «союзной республики»/субъекта федерации. Пока амери­канские менеджеры и капиталисты получали сумасшедшие дивиденды от финансовых махинаций, пока менеджеры корпораций получали зарплаты в десятки миллионов долла­ров в год и громадные бонусы — Калифорния жила и про­цветала. Как только лопнули «пузыри» на мировом финансо­вом рынке, штату пришел каюк.

Кризис в Калифорнии — в богатейшем штате, где живет каждый восьмой американец, — наносит страшный удар по экономике Америки. 42 миллиарда — дефицит только одно­го штата. Конечно, другие имеют дефициты поскромнее. Беднейший штат, Луизиана, — только 2 млрд долларов на 2009/10 финансовый год. Однако штатов-то — полсотни, и цифра набегает внушительная.

Если США допрыгаются не только до федерального, но и до «штатных» дефолтов, это также вызовет но­вый приступ суперкризиса во всем мире. С непредска­зуемыми последствиями.

Судя по всему, эпицентром следующего экономиче­ского взрыва в США станет не Уолл-стрит, а штат Калифорния.

К началу июня 2009 года губернатору Калифорнии



2* 35

А. Шварценеггеру удалось титаническими усилиями сокра­тить дыру в бюджете своего региона с 42 до 24,3 млрд дол­ларов. Чтобы залатать брешь, власти Калифорнии идут на беспрецедентные меры. Должны быть выпущены на свобо­ду 38 тысяч заключенных из 33 тюрем штата (всего сидит 168 тысяч человек). Половина из отпускаемых — нелегаль­ные мигранты. Сокращаются затраты на здравоохранение штата (под сокращение попадает обслуживание 225 тысяч детей). На неделю должен сократиться учебный год в шко­лах, классы в них намечается укрупнить. Поговаривают о сильном сокращении числа студентов в Калифорнийском университете. Чтобы поправить дела, задумано бурить неф­тескважины в море близ Санта-Барбары. Ну, о продаже тюрьмы Сан-Квентин и стадиона в Лос-Анджелесе все слы­шали. Терпит крушение пенсионный фонд штата, CalPERS, потерявший с июля 2008 года 23% своей капитализации. Необходимость спасать его тяжким бременем ложится на налогоплательщиков.

Тем временем Калифорния превращается в потенциаль­ный эпицентр нового финансового краха. Агентство «Стан-дард энд Пурз» понизило кредитный рейтинг Золотого шта­та до самого низкого среди всех штатов уровня. Калифор­ния — на грани дефолта, способного потрясти всю Америку. Еще в мае казначей (министр финансов) штата направил письмо министру финансов США Тимоти Гейтнеру с прось­бой помочь дефицитным муниципалитетам (аналог в РФ — бюджеты городов и районов). В Калифорнии сегодня все ча­ще говорят: дефолт их штата может сорвать всю экономику США в новый крах. Дескать, штат сам по себе — восьмая по величине экономика мира, и ее коллапс США просто не вы­держат. Тем более Калифорния — крупнейший штат стра­ны. Но Калифорния не одинока: штат Мичиган, чья казна истощена из-за банкротства «Крайслера» и «Дженерал Мо-торз», тоже подает сигналы бедствия.

И хотя администрация Обамы вроде бы ищет выход из положения, 16 июня представитель Белого дома Роберт Гиббс сделал обескураживающее заявление о том, что бюд­жетную проблему должен решать сам штат Калифорния. Ве­чером того же дня губернатор Шварценеггер выступил с за­явлением о том, что он не просит помощи у федерального

36

центра. А эксперты уже отмечают: программа Шварценеггера идет в противоположную сторону от «плана Обамы». В шта­те сокращаются социальные расходы, планируется «урезать» к 2010 году около 60 тысяч рабочих мест.



♦ ♦ ♦

Больше всего финансисты США опасаются, что дефолт Калифорнии вызовет панику на рынке ценных бумаг других штатов и муниципалитетов. Может начаться их лихорадоч­ный сброс — как цепная реакция. Об этом говорит, напри­мер, заместитель директора Рокфеллеровского института управления (Rockefeller Institute of Government) Дан Бойд. Давая интервью журналу «Бизнес Уик», он обрисовал такую картину: в результате паники цена заимствований для штатов и муниципалитетов резко возрастет. Мы же от себя добавим: и положение напомнит дикий рост процентов по ГКО в РФ 1998 года. Рост цены заимствований заставит штаты и муни­ципалитеты урезать свои бюджеты, а это — просто бензи­ном в огонь кризиса плескать.

И вот что самое страшное: только три штата в Америке в 2010—2011 годах будут иметь бездефицитные бюджеты. Все остальные накопят дефицит в 350 млрд долларов. Для них удорожание заимствований будет означать катастрофу. Более того, в США произойдет «аннигиляция» экономиче­ских политик центра и регионов, как при слиянии вещества и антивещества. Пока правительство Обамы будет наращи­вать расходы на социальные нужды и поддержку экономи­ки, создавая новые рабочие места и увеличивая дефицит каз­ны, правительства десятков штатов примутся делать совер­шенно обратные вещи. А это — хаос и раздрай.

Примечательно, что рост бюджетного дефицита совпада­ет по времени с ростом затрат на содержание растущей ар­мии заключенных и пенитенциарную систему. Взять, к при­меру, штат Висконсин. Столкнувшись с 6,6-миллиардным де­фицитом в этом году, власти штата тоже не знают, что делать с местными заключенными. С 2000 по 2007 год пре­ступность выросла на 23%, а численность зэков — на 14%. Их содержание за решеткой обходится в 2 млрд долларов ежегодно. И что делать? Тоже выпускать часть на свободу?



37

(Схожая проблема — в Мичигане, где содержание тюрем поедает 22% бюджетных затрат.) К слову: в 2008 году амери­канские затраты на пенитенциарную систему составили 303% от затрат 1988 года. Какие-то Заключенные Штаты Амери­ки со своим ГУЛАГом получаются. Но интересно: что будет, если экономический кризис совпадет с массовым выпуска­нием заключенных из мест лишения свободы?

Легко представить себе последствия возможного кали­форнийского дефолта. Он сразу же опасно «накренит» всю экономику США. А произойдет это — «посыплются» и сырь­евые рынки. Спшсирует цена на нефть. И тогда полетит к чер­ту экономика России...

* * *

Вторая, разрушительная, волна-цунами Глобокризиса сей­час может подняться в любом из нескольких регионов Земли.

Западная капиталистическая элита практически не кон­тролирует положения. (Вспоминаются строки из военного «Крокодила»: «Хотя мы — не господа положения, но по по­ложению мы господа».)

Ужесточение глобального кризиса может полностью раз­рушить «свободные демократии» Запада — и мы увидим то­талитарные режимы, действующие жестоко и поспешно из-за нехватки времени. Подчас — с руками по локоть в крови.

Самое страшное — в том, что «второе цунами» глобаль­ного кризиса будет не последним. За ним последуют и иные разрушительные волны.

Езда по минному полю во мраке продолжается!

Интермеццо

Неизбежность глубоких перемен в ядре мирового капитализма

Известно, что талантливые писатели очень часто предвидели будущее, словно улавливая отбрасываемую ими назад некую тень. Известно, что две мировые войны, атомное оружие, фа­шизм, национал-социализм и даже гибель «Титаника» оказа­лись описанными до реальных событий. А как насчет ны­нешней Великой депрессии-2?

В 1989 году вышел в свет роман «Рама II», написанный великим Артуром Кларком в соавторстве с Джентри Ли. Там предсказан тяжелый социально-экономический кризис общества потребления. Правда, в XXII веке, но нам интерес­но не это, а течение кризиса. Итак, все начинается с того, что потребительское общество достигает пика: все живут в кредит. Для того, чтобы люди больше потребляли, снижают­ся налоги. Обожествляется прибыль.

«Над блаженным урчанием толп, целыми миллионами пополнявших благополучные средний и высший классы, воз­высились тревожные выкрики, сулившие грядущую эконо­мическую катастрофу. Требований немедленно сбалансиро­вать бюджеты и сократить кредиты на всех экономических уровнях не слышал никто. Наоборот, усердствующие прави­тельства отдавали массам все больше власти, попадавшей в руки тех, кто успел забыть слова «подожди», «потише» и «нет»...»

Не правда ли, какая прекрасная картина реальных США и ЕС накануне 2008 года?

39

Но — вернемся к роману — однажды начался промыш­ленный спад. На него поначалу не обратили внимания: ибо накануне продолжался девятилетний рост. Правительства ут­верждали, что нашли рецепт бескризисного рыночного рос­та. Однако всего лишь через четыре месяца разоряются три крупнейших банка мира. Начинаются паника и обвал. Поло­вина ценных бумаг мира теряют всякую цену. Люди обнару­живают, что у них нет сбережений: одни долги. Наступает Великий хаос, растягивающийся... на пять десятилетий. При­чем до дна пришлось падать 12 лет.



«Бездарные политические вожди сперва отрицали крах, игнорировали даже само наличие экономических трудно­стей, а потом одновременно разразились последовательным рядом недальновидных и некомпетентных мер, после чего им оставалось только заламывать руки на публике, тогда как кризис ширился и углублялся...»

Довольно точная картина начальной стадии нынешнего Мегакризиса, не так ли? Достаточно вспомнить, как полити­ки и аналитики сначала называли его сильнейшим с начала 90-х годов, потом — с начала 80-х, потом — серьезнейшим с 1945 года, и только затем признали, что перед нами — «но­вый 1929-й». А помните, как российская власть первые ме­сяцы вообще пыталась запретить само слово «кризис»?

В книге 1989 года правительства пытаются справиться с кризисом, снижая налоги. Но это приводит к сворачиванию научных и космических программ, что только усугубляет па­дение. Вспыхивают локальные войны и гражданские беспо­рядки. Через два года после начала Великого хаоса в больших городах возникли целые лагеря бездомных и безработных из палаток и лачуг. Еще два года спустя начались локальные слу­чаи голода и распада общественных институтов. Богатые скрываются в поселениях-убежищах с охраной. Граждане разных стран пытались действовать на национальном уров­не, но у них ничего не получалось — ибо проблемы носили глобальный характер. Войны и революции катятся валом. Гремит террористический ядерный взрыв в Риме: уничто­жен новый христианский пророк. Семь лет спустя после на­чала кризиса прекращаются пилотируемые космические по­леты. Космодромы зарастают травой. Через 10 лет ВВП раз­витых стран падает до 7% от докризисного, безработица

40

достигает 35% трудоспособных. В бедных странах безработи­ца достигает уровня и в 90%. Все это сопровождается катаст­рофической засухой. Голод и нищета выкашивают в следую­щее десятилетие около миллиарда землян.

Выйти из кризиса удалось, лишь покончив с неолибе­ральным принципом laissez-faire. Государство окрепло и ста­ло регулировать экономику. Молодежь стали воспитывать в строгости и трудолюбии. Государство, церковь и Британская монархия «сумели возглавить перестройку, последовавшую за Великим хаосом».

К этому литературному предвидению сегодня надо отне­стись со всей серьезностью...



* * *

Неоднократно мы вели разговор том, что США попали в ловушку. Их социально-экономические проблемы неразре­шимы в рамках неолиберальной парадигмы. Долларовая сис­тема себя явно исчерпала. США — накануне катастрофы с выплатой государственного долга, на грани краха — амери­канская (неолиберальная) система пенсионного обеспече­ния. А переход на нелиберальные принципы устройства жизни и экономики пока не просматривается.

Мы поставили вопрос так: либо элита США создаст дик­татуру нелиберальной реконструкции — либо страна не вы­живает, скатившись в хаос.

Но насколько реальна перспектива развала США по об­разцу СССР? С одной стороны, в Америке нет сильных на­циональных союзных республик, подобных РФ (РСФСР), Ук­раине, Белоруссии или Казахстану. Есть кубинский анклав в Майами, изрядная доля мексиканцев в Техасе и Калифорнии, но эти люди вряд ли захотят развала страны — ибо тогда по­падут в нищету. Зачем им снова оказываться в Мексике, из которой они бежали? Зачем делать Мексику на обломках США?

Нет штатов с преобладанием негров. Губернаторы шта­тов — все-таки не первые секретари компартий республик, не их президенты в 1991-м. Они не сравнятся по весу и влия­нию на экономику ни с Минтимером Шаймиевым, ни с Рамзаном Кадыровым. Сыновья губернаторов США не воз-

41

главляют главнейшие, системообразующие компании регио­нов, как, например, сын Муртазы Рахимова. Нет огромной государственной собственности, что имелась в Советском Союзе — и которую хотели делить своими кланами, предва­рительно нарезав СССР на сепаратистские ганглэнды—«суверен­ные нацгосударства»—все эти украины, белоруссии, эрэфии. Ос­новной массив собственности в Америке — имущество крупных корпораций, каковые так просто себя «раскулачи­вать» не дадут.



Сегодня некоторые дурни любят помечтать о расколе США на Север и Юг, как в 1861-м. Но такой раздел невыго­ден прежде всего белым американцам. Ибо они в гипотети­ческой Южной Конфедерации начала XXI века превратятся в национальное меньшинство. Очень быстро большинством на Юге станут латинос: мексиканцы и кубинцы-эмигранты, подкрепленные неграми и китайцами.

Кроме того, элита США считать умеет. Она прекрасно понимает, что с разделом Американского Союза (а именно так именовали себя Штаты в начале своей истории) она слиш­ком многое теряет. Она понимает, что с распадом США ис­чезнет одно из главных условий ее господства: военная и во­енно-промышленная, интеллектуально-медийная мощь. При­дется вводить местные валюты, но какие-нибудь «техасские доллары» будут мусором по сравнению с иеной, юанем и ев­ро. Да и лишиться США с их военной силой — это гаранти­рованно подарить власть над миром Китаю, каковой с запад­ной элитой («бывшими») считаться не станет.

Вот почему повторение советского сценария-91 вряд ли возможно среди прерий, лесов и гор Северной Америки. Властители США и финансовая элита Запада должны спа­сать сверхдержаву изо всех сил. Но вот спасут ли?

Ведь, с другой стороны, элита США не имеет опыта дик­татуры. Новый курс Рузвельта до нее не дотянул. Есть силь­ные сомнения насчет способности американских верхов мо­билизовать массы на реиндустриализацию страны, на про­рыв ее в новый технологический уклад. Налицо замедление научно-технического развития в США, множество призна­ков того, что их элита и коррупцией разъедается, и пораже­на неолиберальным идиотизмом. Она уже утратила навыки



42

промышленного организатора, в ней не видны фигуры клас­са Рузвельта или вождей Манхэттенского проекта.

Поэтому весьма вероятен другой сценарий: распада понево­ле, из-за наступившего хаоса и разразившейся гиперинфляции.

Еще в 1998 году, в разгар Клинтонова благолепия (про­фицитный бюджет, экономический рост!), писатель-фантаст Брюс Стерлинг опубликовал роман «Распад» (Distraction), где нарисовал картину плохого будущего.

США второй половины нынешнего века. Белые амери­канцы стали национальным меньшинством. Страной правит президент-индеец (про Обаму тогда еще никто не слышал). Свирепствуют бюджетный дефицит и гиперинфляция. Воен­ные, лишенные зарплат, выставляют заставы на дорогах. С по­мощью беспилотных разведчиков они считывают номера ав­томобилей, выискивают в базах данных сведения о личном состоянии едущих —■ и взимают с них дань. По стране бродят орды биотехнологических кочевников. Государство практиче­ски недееспособно: бал правят Чрезвычайные комитеты...

В самом деле, если представить себе срыв доллара в ги­перинфляцию (и дефолт США по выплате госдолга, об опас­ности чего уже заговорил Обама), то мы увидим паралич фе­деральных властей, разложение войск, нежелание ополчения (Национальная гвардия) в штатах выходить на подавление беспорядков — и разложение уже оной гвардии. Здесь же — свертывание инфраструктурных проектов, важнейших госу­дарственных программ, хаос в городах, бегство богатых в ох­раняемые поселки.

Невероятно? Но многое из того, что происходит нынче, еще в 2000 году показалось бы плодом воспаленного, боль­ного воображения. Тем более что огромные траты США на войну ускоряют кризисные процессы.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница