Дмитрий Аркадьевич Митяев впервые прославился в декабре 1997 года, когда опубликовал доклад



страница2/17
Дата24.04.2016
Размер4.4 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Глава 2

Дефицит времени

при езде по минному полю

Рассуждения о том, скоро ли Америка (Европа, РФ, др.) дос­тигнет «дна» кризиса, нынче стали чем-то средним между спортом и шаманскими камланиями. И дня без этого не проходит. Смешно, право. Никак не могут взять в толк все эти заклинатели, что дна, мягко говоря, не будет еще очень долго. Что кризис наших дней — роковая минута истории, Ме-гакризис самого капитализма. Как язвительно заметил Д. Ми­тяев, «необратимость распада системы к середине 2009 года, казалось бы, была поколеблена тотальной пропагандой («па­дение стабилизировано, разворот близок, дно пройдено, пора покупать»). Забавно, что к хору оптимистов присоединились и все вчерашние алармисты (типа Рубини, Сороса, Кругмана и др.), однако никто из сегодняшних «пропагандистов» не может назвать «топливо» нового подъема. Кроме вакцин от свиного гриппа, ничего не просматривается.

Как заставить «великого американского потребителя» вновь потерять голову и начать влезать в новые непосильные долги?»

Впрочем, так было всегда. Люди рады обманываться и тешить себя призрачными надеждами. Почитайте труды зна­менитого Дж. Гэлбрейта о Великой депрессии 1929—1939 го­дов. Он приводит массу высказываний тогдашних экономи­стов, чиновников и финансистов о том, что дно вот-вот будет достигнуто, что кризис вот-вот кончится, что рост возобно­вится.

Члены Гарвардского экономического общества 2 ноября 1929 года заявили, что «данная рецессия, проявляющаяся

17

как на фондовом рынке, так и в бизнесе, не является пред­шественником экономической депрессии». 10 ноября, они же: «Тяжелая депрессия, которую мы переживали в 1920— 1921 годах, находится за рамками вероятности». 21 декабря 1929 года: «Депрессия не представляется вероятной. Мы ожидаем подъема бизнеса уже следующей весной и серьез­ного улучшения экономической ситуации к осени».

18 января 1930 года гарвардские экономисты писали: «Имеются признаки, свидетельствующие: самая тяжелая фа­за рецессии уже позади».

30 августа 1930 года: «Депрессия уже исчерпала свои силы».


15 ноября 1930 года: «Мы приближаемся к концу нис­
ходящей фазы депрессии».

31 октября 1931 года: «Стабилизация на существующей


стадии депрессии вполне возможна».

Это говорилось до грандиозного банковского краха в США 1932 года. До того как безработица охватит 15 мил­лионов человек. Очень похоже на нынешние оптимистиче­ские заявления первых лиц, не правда ли? Вы думаете, что-то с тех времен кардинально изменилось?

Когда в августе 2006 года мы с товарищами устроили за­седание клуба «Лобное место», пытаясь спрогнозировать на­чало глобального кризиса, один из самых светлых умов со­временности, Леонид Пайдиев, сказал примерно так:

— Элиты ведущих стран все время оттягивают реши­тельные действия. Они не хотят ничего менять, рассчитывая на удачу. Но кризис все равно придет. И тогда действовать придется в условиях жесточайшего дефицита времени. При­нимая самые непопулярные и подчас кровавые решения...

Кажется, Пайдиев оказался провидцем. Кризис пришел, он грозит превратиться в страшную «черную дыру» — и по­тому действия правящих верхушек становятся нервозными, поспешными. И чем дальше — тем больше.

Выдвинем наши выводы вперед. Слишком многое го­ворит сегодня о том, что мы имеем дело с крайне дол­гим кризисом, потрясающим основы капиталистиче­ской системы. Экономических выходов из него не суще­ствует. Элита капсистемы будет вынуждена пойти на крутые перемены в экономике и политике. А так­же — задействовать факторы революций и войн. Весь-

18

ма вероятна трансформация современного «элита­ризм-капитализма» в некую новую кастовую систе­му причем самими столпами капиталистического общества.



Причем условием сохранения их власти и богатст­ва становится заклание «слабого звена» в мировой капсистеме — Российской Федерации. Ее плотью и кровью нужно наесться, чтобы вырулить в новую ре­альность* Как и Великая депрессия 1929 года, нынеш­ний Мегакризис также чреват Мегавойной.

Таковы главные выводы. А теперь попробуем их обосно­вать.



* * *

Все чаще незашоренные американские эксперты сравни­вают нынешний финансовый кризис США (и всей капита­листической системы) с тем финансовым кризисом, что по­разил Японию в 1991 года и остановил рост японской эко­номики почти на двадцать лет. (Фактически японцы до сих пор от него еще не оправились!) А значит, Америка впала в депрессию как минимум на'десять лет. Об этом 22.02.2009 года написала газета «Лос-Анджелес тайме» в статье «План Обамы может быть только первой главой» (Stimulus may be just the first chapter by Jim Puzzanghera February 22, 2009).

Гипотезы о потерянном десятилетии, например, придер­живается Саймон Джонсон, экономист из Массачусетского технологического института и бывший главный экономист МВФ. Несмотря на то что за последнее время власти Амери­ки приняли два «спасательных» плана для разных отраслей экономики (700-миллиардный «план Полсона» для финансово-кредитной системы и теперешний двухлетний «план Обамы» на 800 млрд), эти затраты вряд ли спасут США. Слишком велики проблемы их экономики. Саймон Джонсон убежден, что тратить придется еще больше. Дескать, 1,2-триллионный дефицит в бюджете не включает в себя все эти «стимуляци-онные планы». А это — лукавство, ибо осуществлять многие из этих планов придется за счет наращивания дефицита! Джонсон считает, что Обаме придется принимать как мини­мум еще один «спасательный» план. Или «второй пакет» сво-

19

его плана. Ведь финансовая-то система страны продолжает тонуть.



По мнению Адама Позена (Posen), заместителя директо­ра Петерсоновского института международной экономики, затраты на выведение США из кризиса объективно будут расти. Ведь в той или иной форме придется выкупать «ядо­витые активы» у банков, а значит, и тратить на это еще больше государственных денег. Именно поэтому Обама сей­час все время заявляет: не ждите скорого исцеления эконо­мики страны, борьба со спадом оказывается намного более дорогой, чем думали еще недавно. Федеральная резервная сис­тема выдала мрачный прогноз на 2009-й, суля экономиче­ский спад на целых 1,3%, причем уровень безработицы по­высится до 8,8% с нынешних 7,6%.

Добавим к этому попытки США де-факто просить денег в долг у Китая. Учтем пессимистическое настроение миро­вых финансовых рынков, что опасаются национализации крупнейших банков США (хотя Вашингтон и заверяет всех в обратном). Финансисты планеты не видят того, что реаль­но улучшит положение американской экономики. Наконец, компании «Дженерал Моторз» и «Крайслер», успев получить от государства ссудную помощь в 17,4 млрд долларов, просят еще 22 миллиарда. Мол, иначе обанкротимся. Все это вместе и складывает картину грядущего «потерянного десятилетия».

Экономист Марк Занди из агентства «Мудиз...» (Mark Zandi of Moody's Economy.com) пророчит: денег Обаме на одновременное спасение и банков, и безнадежных должни­ков по ипотеке, и автомобильной индустрии явно не хватит. Ему придется просить у Конгресса еще 350 миллиардов либо в этом году, либо в начале 2010-го. А вот согласятся ли на это конгрессмены, особенно республиканцы? Они уже ропщут: мол, правительство слишком сильно вмешивается в эконо­мику. Адам Позен напоминает, что администрация Буша выбила из законодателей 700 млрд долларов, обещая пустить их на выкуп «ядовитых активов» у банков, а на деле просто вкачала их в финансовые корпорации США. Обаме придется детально объяснять, как он будет тратить запрашиваемые средства.

Добавим к этому проблему «исчезновения» денег во многих пенсионных фондах США. Янки почему-то по сему



20

поводу помалкивают. Но и эта проблема скоро встанет во весь рост. И скоро США ждут новые экстренные расходы государства — по спасению пенсионных фондов и выплате пенсий.



Капитализм сдох! Он завалил все, что только можно.

* * *

До «дна» мирового экономического кризиса еще далеко. Так в июле 2009 года считал знаменитый американский эко­номист Нуриэль Рубини1, в свое время — вопреки господ­ствующему мнению — предсказавший нынешние бедствия. Профессор бизнес-школы Стерна (Нью-Йоркский универ­ситет) не радует своими прогнозами.

По словам Н.Рубини (тогда еще не превратившегося в одночасье в оптимиста), глобальная экономика находится лишь на полпути в своем падении.

И речи быть не может о начале роста в 2009 году. Паде­ние мировой торговли в этом году ожидается в 12% — из-за финансового коллапса и из-за образования избыточных про­изводственных мощностей. Хотя многие аналитики и ком­ментаторы лучатся оптимизмом, указуя на снизившиеся во втором квартале этого года темпы спада, анализ пессимиста Рубини показывает, что падение экономики будет продол­жаться, что она попала в глубокую, жестокую и затяжную рецессию U-образной траектории. Можно забыть о прошло­годнем «консенсусном» прогнозе относительно V-образного характера кризиса, да сегодня об этом никто и не заикается. В Европе и Японии экономическое положение пока ухудша-

То, как Нуриэль Рубини с мая 2009 года молниеносно превра­тился в оптимиста и стал говорить то, что сильно противоречит всем его выступлениям до этого рубежа, — отдельная загадка. Просмотр более ранних работ Рубини приводит к однозначному выводу: кри­зис — это надолго и очень тяжело. Скорее всего, с экономистом-про­роком «поработали*, убедив участвовать в громадном сеансе гипноза (НЛП) на тему: «Дно кризиса достигнуто». Как можно сломать чело­века, читатель, вы наверняка знаете. Просто намекнули умнику, что лучше быть паинькой и делать, то что скажут. А то и кафедры можно лишиться, и еще мало ли что...

21

ется. А потому до дна еще далеко. Только в США и Китае активные меры властей позволяют надеяться, что Америка, например, начнет выходить из пике куда раньше Евросоюза и Страны восходящего солнца. Замедление же темпов спада не отменяет его продления как минимум на весь 2009 год.



Если в 2010-м восстановление здоровья мировой эконо­мики и начнется, то оно будет крайне вялым. Причины? Ог­ромные кредитные потери банков (и сложности с получени­ем кредитов) плюс невероятно тяжелое бремя неплатеже­способных, перегруженных долгами домашних хозяйств в странах с дефицитом платежного баланса. Медленно — с по­мощью государственных мер — будет восстанавливаться и потребительский спрос.

Итак, по прогнозам Рубини, глобальная экономическая активность в этом году «просядет» в общем на 1,9%. Но это — в среднем, ибо так называемые «продвинутые эконо­мики» упадут на 4%. Особенно это касается ЕС и Японии, спад коих будет самым тяжелым. Падение продолжится и в Соединенных Штатах.

Страны так называемых «возникающих рынков» снизят свой прежний рост, причем резко. Государства БРИК выну­ждены будут довольствоваться вдвое меньшими темпами роста, чем в 2008-м.

Падение объемов мировой торговли, недоступность кре­дита и меньший приток капитала извне вталкивают в рецес­сию всю Латинскую Америку (в 2008 году показавшую рост в 4,1%). Существенный спад ждет Аргентину, Бразилию, Чи­ли, Колумбию, Мексику и Венесуэлу.

Страны бывшего СЭВ и страны, как выражается Рубини, «сферы России» (экс-союзные республики) познают острей­шее экономическое падение. Здесь особенно велик риск фи­нансового кризиса. Падение (по сравнению с 2008 годом) нефтяных доходов предопределяет падение экономики РФ на 5%. Но вдвое большее падение грозит прибалтийским республикам.

Азиатские «экспортозависимые» страны дадут рост мак­симум в 3%. Китай все же снизит свой рост до 5,5%, а Ин­дия — до 4,3%. Все четыре «тигра» (Сингапур, Тайвань, Юж­ная Корея и Гонконг), равно как и Таиланд с Малайзией, войдут в полосу даже не малого роста, а настоящего спада.



22

Спад ожидает «нефтяные» и сырьевые страны как Ближнего Востока, так и Африки, при этом наименьший спад будет у Израиля и ЮАР.

Беспрецедентные меры налоговой и «денежно-накачеч-ной» стимуляции, как надеется Рубини, предотвратят развитие кризиса по L-образной траектории. Однако увеличение госу­дарственного долга тяжело скажется на развивающихся стра­нах, на экономике Восточной Европы. Безработица в развитых странах в 2010-м удвоится по сравнению с 2008 годом, и это, в свою очередь, несет дополнительную угрозу западным банкам: люди, потеряв работу, не смогут выплачивать долги по преж­ним кредитам. В то же время безработица на Западе вызовет рост нищеты в развивающихся странах, причем резко возрас­тает риск социальных и политических волнений в них.

Наконец, нефть, по мнению Нуриэля Рубини (сорт WTI), будет стоить в среднем за 2009 год 40 долларов за баррель.

Примечательно, что известный экономист не предсказы­вает опасности калифорнийского дефолта в Соединенных Штатах, о которой говорим мы. Зато о Российской Федерации говорит достаточно много. По его словам, рост в РФ будет ограничен низкой производительностью труда, ухудшающей­ся демографической обстановкой, трудностями в реформи­ровании «неуглеводородного» сектора реальной экономики. Те излишки мощностей (и некие возможности), что образо­вались после развала СССР в газовой промышленности и производственном секторе, уже выбраны. Теперь нужно соз­давать новые основные фонды. А с этим делом — большие проблемы. Наконец, трудности с кредитованием и падение реальных доходов граждан становится для РФ большим пре­пятствием на пути возобновления роста.

* * *

Между тем в США летом 2009 года нарастает опасней­шее явление — безработица.

В западных штатах она пересекла границу в 10%. По­следний раз так плохо было в 1983-м. Министерство труда США докладывает, что безработица за минувший месяц вы­росла в 48 штатах и в федеральном округе Колумбия. В са-

23

мом плачевном состоянии находится автомобилестроитель­ный штат Мичиган: уровень безработицы — 14Д%.

Если брать запад США, то в Калифорнии, балансирую­щей на грани дефолта, безработица находится на уровне 11,5%, в Неваде — исчисляется 11,3%. Рекордные с 1976 го­да уровни падения занятости продемонстрировали Северная Каролина, Орегон, Род-Айленд, Южная Каролина, Флорида и Джорджия.

Да, депрессия в США углубляется. И Рубини в отноше­нии США, кажется, чересчур оптимистичен.

Экономист Майкл Хадсон, председатель Института изу­чения долгосрочных экономических тенденций (The Insti­tute for the Study of Long-Term Economic Trends — ISLET) и профессор Университета Миссури, выступил 14 июня на стра­ницах «Файненшнл тайме», предупредив: дело идет к бан­кротству Соединенных Штатов.

Пока этого не случилось лишь благодаря массированной покупке долговых бумаг Казначейства Америки Китаем, РФ и другими странами. Вашингтон уповает на то, что пока доллару, как средству международных расчетов, нет реальной альтерна­тивы. Дескать, куда вы денетесь: вам всем придется принимать «зеленые» и при этом кредитовать дефицит американского бюджета. Уже сегодня, по словам экономиста, только в цен­тральных банках разных стран сконцентрированы долги феде­рального правительства Америки в 4 трлн долларов.

Одновременно Соединенные Штаты продолжают вести две чрезвычайно дорогих войны и содержать огромное число военных баз за своими пределами. Хадсон убеждает: основ­ной источник дефицита бюджета его страны носит чисто во­енный характер. Но рано или поздно Китаю (и, возможно, РФ) надоест финансировать собственное «окружение воен­ными базами США» в Азии. Доктор Хадсон убежден, что Шанхайская организация сотрудничества вполне может пой­ти на создание системы торговли по клирингу, расчетов в национальных валютах, как это делалось между Первой и Второй мировыми войнами. И не будет дожидаться появле­ния некоей новой «мировой валюты».

24

И если это произойдет, то банкротство США неминуе­мо. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Создается впечатление, что в США решили заняться ан­тикризисной борьбой — в форме внушения, некоего нейро-лингвистического программирования. Все уже смеются над тем, что еще вчера «лежачие», получившие государственную помощь банки (Citigroup и «Bank of America Merrill Lynch») сейчас показали прибыль. Хотя всем понятно, что это — чис­то бухгалтерские фокусы. Слишком хорошо мы помним, как американцы «химичили» со статистикой и бухгалтерией и при Клинтоне, и при Буше Втором, как с грохотом в 2002 го­ду рушилась корпорация «Энрон» (на бумаге — архиуспеш­ная) и как шулерски надували показатели ВВП США.

В реальности нынешняя администрация США почти умоляет красный Китай вкладывать свои доходы в долговые бумаги казначейства Америки, Обама поет соловьем на тему невероятной надежности заемных облигаций своей стра­ны — а китайцы уже надменно поджимают нижнюю губу. Премьер КНР Вень Джибао заявил, что «немного волновал­ся» («definitely a little worried») по поводу судьбы китайских денег, вложенных в облигации США Сказал он и о том, что Пекин пристально следит за тем, как Америка справляется с экономическими трудностями.

Как сообщает газета «Лос-Анджелес тайме», заявление китайцев следует понимать так: вы там, в США, не вздумай­те ослаблять доллар, наращивая траты федерального бюджета. Это — уже давление Пекина на Вашингтон. Тем более что в феврале госсекретарь Хиллари Клинтон уже просила КНР инвестировать свои финансовые резервы в бумаги казначей­ства США. И тогда лее министр иностранных дел Китая от­ветил: его правительство вложит деньги туда, куда, по его мнению, лучше вкладывать.

Что-то непохоже на то, что США ждет скорое экономи­ческое исцеление.



* * *

В июне 2009-го Конгресс принял 106-миллиардный план ассигнований на войну в Афпаке и Ираке. Провести его уда­лось 226 голосами против 202 (билль не поддержали все рес­публиканцы и 32 демократа). Собственно говоря, на воен-

25

ные операции в Афганистане и в Месопотамии ассигнуется 80 миллиардов (стоимость войны в Заливе 1991 года и цена примерно 20 лет содержания советских войск в Афгане). Ну, а к этим восьмидесяти миллиардам добавились 5 млрд взно­са Америки в МВФ (РФ вносит 10 млрд.) на борьбу с глобо-кризисом, 7,7 млрд на борьбу с так называемой «пандемией свиного гриппа» и 1 млрд — на поощрение американских потребителей, покупающих экономичные автомобили. Еще два миллиарда будет истрачено на закупку новых транспорт­ных самолетов «Боинг С-17», несмотря на попытки админи­страции Обамы прекратить их производство.



Таким образом, дефицит федеральною бюджета Амери­ки «разгоняется» все больше. При этом Вашингтону впору помогать не бедным странам через МВФ, а своим же шта­там. Проблема дефицитов штатов обостряется, создавая до­полнительную угрозу финансовой системе Американского Союза.

* * *

На этом фоне журнал «Форбс» сделал интересный шаг. Он опубликовал небольшую статью, где признается: а ведь монетаристские «антикризисные» рецепты, какие МВФ на­вязывал разным странам в 80-е и 90-е годы, это, простите, чушь собачья. Европа и США сегодня выходят из кризиса, действуя в совершенно обратном направлении.

Статью «Шанс для Конгресса изменить МВФ» писали два автора отнюдь не из бомонда Запада. Это — Петер Буджа-ри (Peter Bujari), исполнительный директор «Human Deve­lopment Trust», и Джоана Картер, глава адвокатской группы RESULTS по борьбе с бедностью. Они-то, конечно, не стол­пы общества, но вот сам журнал... А ведь аргументация авто­ров — это почти точь-в-точь статьи из патриотической и ком­мунистической прессы РФ 90-х годов, оппозиционной пра­вящим в Кремле монетаро-неолибералам.

Критики в «Форбсе» напоминают, что МВФ во времена оны давал кредиты, требуя от стран-получателей резко со­кратить государственные расходы. Это везде привело к де­градации государств, к упадку здравоохранения и образования. И хотя сегодня МВФ открещивается на словах от прежних требований, на деле требования при выдаче его кредитов —

26

все те же самые. Например, в Пакистане власти, подчиня­ясь требованиям МВФ побороть инфляцию, вынужденно подняли налоги и ставку банковского процента, удушая ме­стный малый и средний бизнес, что ставит страну на грань социального взрыва. А ведь это почти такие же действия, что и в РФ первой половины 90-х (гайдаро-чубайсова пора). В Латвии, пишут авторы, МВФ заставил на 40% сократить расходы казны, поставив под угрозу работу всех социаль­ных систем.



Авторы призывают представить себе аналогичные дей­ствия в США: невозможно ни новые рабочие места создать, ни производство за счет государства стимулировать, ни ока­зать помощь гибнущим банкам. Это же полный коллапс! Весь план Обамы идет наперекор монетаристской схеме фонда. И вообще, все без исключения страны «Большой двадцатки» поступают абсолютно противоположно требо­ваниям МВФ, в который они же теперь вкачивают большие деньги. А посему Конгресс США — основного «акционера» МВФ — должен законодательно изменить принципы дея­тельности фонда.

Что это? Не первые ли ласточки перед официальным объявлением анафемы монетаризму в сердце мирового ка­питализма? Вполне может быть. Ведь кризис в США только углубляется. И мы прекрасно знаем, какие идеологические и политические «смены вех» несет экономическая депрессия...

Хотя анафемами бросаться уже поздно. Зато все реаль­нее — пришествие времени новых диктатур на Западе. Так ведь уже было: в тридцатые...

* * *

Мы словно попали на минное поле. Нам приходится мчаться через него в сумерках на автомобиле. Мы не знаем, где рванет в следующий раз. Где случится взрыв, который вызовет новую волну-цунами Глобокризиса.

Это может быть пояс стран Восточной Европы, потонув­ший в долгах. Это могут быть так же перегруженные всяче­скими долгами Австрия, Испания, Греция. Хотя сие еще цве­точки: вот если сколлапсирует Англия!

На весну 2009 года в Соединенном Королевстве 36 ты-



27

сяч фирм и предприятий очутились на грани банкротства, а в 2010-м их будет как минимум 39 тысяч. Аналитики ком­пании «Numis» сообщают своим клиентам в лондонском Сити, что 2010 год будет периодом втягивания страны в еще большую депрессию. Более того, существует огромный риск банкротства государства: ведь оно вынуждено наращивать затраты бюджета и снижать налоги ради стимулирования экономики, в то время как доходы казны падают. Нацио­нальный британский долг буквально свечой взмывает вверх. Британский Центр экономических и деловых исследований (The Centre for Economics and Business Research) предупре­ждает: упадок финансового сектора (основы нынешней бри­танской виртуально-спекулятивной экономики) драматиче­ски сократит доходы английской казны.

Давайте говорить прямым текстом: Англия — на пороге социально-экономического краха. Британский банк (ЦБ стра­ны) уже признал нынешнюю депрессию аналогом Великой депрессии восьмидесятилетней давности. Налицо долговая ловушка: с каждым месяцем англичане, вынужденные рас­плачиваться по ранее взятым кредитам, увязают в своих за­долженностях все глубже и глубже. В Британском банке опасаются начала дефляции в национальных масштабах. Хо­тя сейчас в стране отмечается некоторый рост инфляции, в ближайшее время все может измениться в худшую для эко­номики сторону. Падение спроса со стороны потребителей вызовет дефляцию — падение цен. В сочетании с неплатеже­способностью граждан это приведет экономику к глубочай­шей депрессии.

Дефляция еще более усугубит положение должников, ав­томатически увеличивая относительную стоимость их задол­женностей. По мнению главного банка страны, Великобри­тании опасность угрожает в большей степени, нежели дру­гим странам. Ведь в ней, согласно статистическим данным, велика численность семей с солидными задолженностями, при этом многие из них оформили кредиты с постоянной процентной ставкой. Совокупный долг англичан сейчас — астрономическая цифра в полтора триллиона фунтов, при­чем долг сей увеличился с 1997 года на 165%, в среднем со­ставляя 60 тысяч фунтов на семью. Считается, что это — са­мый высокий долговой уровень на планете.

28

Англия — в западне. Ей, с одной стороны, нужно заста­вить граждан радикально сократить потребление и отдавать взятые кредиты. Но это — очевидная дефляция, падение до­ходов торговли и сферы услуг, снижение бюджетных поступ­лений. Кроме того, многие аналитики говорят о том, что та­кая политика вызовет выход на улицы разгневанных толп граждан — как в Латвии или Исландии.



Что делать — не знает никто. Аналитики Банка Англии призвали правительство страны принять более радикальные меры по спасению национальной экономики, нежели пла­нировалось до сих пор. Они проводят историческую парал­лель с событиями в США 1930-х годов: тогда именно неже­лание американских властей произвести экстренное (и не­рыночное!) вмешательство государства в ситуацию в итоге привело к первой Великой депрессии.

Если же английская экономика рухнет, то потянет за со­бой тесно связанные с нею экономики и США, и Евросоюза. А рк от них новый виток Мегакризиса распространится на страны — промышленные цеха — в Юго-Восточную Азию. Все это в общем уронит цены на углеводороды — и станет отчаянно плохо поставщикам нефти/газа: РФ, Ирану, араб­ским странам Персидского залива.

Н-да, как бесславно заканчивается английский экспери­мент! Первой на Западе (при Тэтчер в 1979-м) двинувшись по пути неограниченного капитализма и объявив это реальной альтернативой советской модели, Великобритания за тридцать лет уничтожила собственную промышленность и превратилась в нацию людей, живущих не по средствам, в долг, страну-спе­кулянта. А вот — и закономерный конец эксперимента.

Летом 2009 года английская пресса стала писать, что на самом деле нужно было в последние двадцать лет развивать не финансово-спекулятивный сектор, а реальное производст­во, что за последние годы Великобритания потеряла милли­он рабочих мест в промышленности. Поздно, господа, позд­но спохватились.

Но Англия — не единственное «слабое звено» экономи­ки Евросоюза. В Еврозоне правительства плохо справляются с кризисом. Сказывается то, что ЕС находится под управле­нием неэффективных бюрократий и недалеких умом поли­тиков, все последние годы расширявших Евросоюз за счет

29

стран с хилой экономикой. Теперь они повисли на шее Ев­ропы тяжкими гирями.



Испания, например, привыкла за последние десять лет получать огромные доходы от туризма и «пузыря» растущих цен на недвижимость (и связанного с этим строительного бума). А теперь все это лопнуло, снижаются зарплаты. И ста­рый прием с девальвацией национальной валюты ради повы­шения конкурентоспособности повторить нельзя: страна пе­решла на евро.

Как отмечает нобелевский лауреат, экономист (и давний оппонент экономического курса республиканцев) Поль Кругман, как он ни ругает нынешние антикризисные меры США за недостаточность, но американские власти действу­ют все же намного решительнее европейцев. Дело не в евро­пейской системе (социально ориентированное государство, высокие налоги и высокие пособия по безработице) — это как раз смягчает кризис, — а в нерешительности и медли­тельности властей. ЕС имеет общую экономику и общий Центробанк, но не представляет из себя единого федератив­ного государства. Соединенные Штаты Америки — есть, а вот СШЕ (или ЕССР) — нет. За спиной Федрезерва Америки стоит национальное правительство, и потому он способен действовать превентивно. А за спиной ЕЦБ никакого евро-правительства не имеется, некому брать на себя ответствен­ность за решительные меры. Экономическая интеграция ЕС обогнала интеграцию институциональную и политическую. А потому Еврозону немилосердно треплет кризис. Кругман предрекает ей многолетнюю депрессию и дефляцию.

А это, по его мнению, ставит под угрозу и экономиче­скую евроинтеграцию, и судьбу евро.

Можно сказать, лукавит старый еврей. Топит Европу в интересах Америки. Однако, если поразмыслить самостоя­тельно, видно: он таки во многом прав!


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница