Дмитрий Аркадьевич Митяев впервые прославился в декабре 1997 года, когда опубликовал доклад



страница16/17
Дата24.04.2016
Размер4.4 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17
Глава 12

Деньги — вопрос второй

Мы сразу услышим сакраментальный вопрос: «А на какие деньги вы собираетесь свое царство свободы строить? Денег-то не хватает! Кризис на дворе!»

В ответ, открыв «Казбека» пачку, ответим на него с не­которым холодком. Деньги — вопрос не главный. Их всегда можно найти. Разве не показал нам товарищ Путин, как из одного олигарха можно вышибить 40 млрд долларов? Правда, толку от этого для страны не получилось: ушли те денежки, как вода в песок. С другой стороны, есть вопрос трат. Если посмотреть, куда в нынешней РФ тратят средства, то узришь множество совершенно ненужных статей расходов.

И все же деньги — не главное. Первичным же всегда бу­дет проблема элиты. Если во главе страны стоят умные и во­левые люди, твердо знающие, к каким рубежам ее вести, если они связывают свою судьбу с судьбой России, финансовый вопрос всегда будет решен. Деньги — не священная субстан­ция. Они, если говорить очень просто, есть всего лишь мера труда, которым занимается общество. Они — всего лишь сумма цен товаров и услуг, производимых обществом, мери­ло его готовности создавать нечто полезное. Деньги ведь и напечатать можно — если только под них будет произведе­но нечто действительно нужное. Чем больше нужного и по­лезного — тем больше денежная масса.

Конечно, можно взять — хотя это и сопряжено с неко­торыми трудностями и опасностями — у крупных парази­тов, которые с производственным капиталом не имеют ни­чего общего, а только отсасывают деньги за пределы РФ. И там, за ее пределами, омертвляют их в футбольных клубах,

316


флотилиях яхт и в лондонской недвижимости. Но времени у нас нет, РФ — в опасном положении, и потому необходим менее болезненный способ решить финансовую проблему.

Деньги можно эмитировать. То есть, грубо говоря, напе­чатать. Под нужные проекты.



* * *

«Это же инфляция! Деньги обесценятся!» — задохнутся от негодования многие.

А мы спокойно ответим: не всегда. Есть эмиссия, кото­рая практически не вызывает инфляции. Конечно, если тупо печатать рубли и раздавать их всем, затыкать ими дыры в бюджете — инфляция неизбежна. Деньги чем-то похожи на воду. Ее можно разлить по всей местности равномерно, но только от этого пользы никакой не выйдет. Одно болото по­лучится. В данном случае — инфляционная топь. А можно направить тот же объем воды по нескольким каналам мощ­ным напором, чтобы она турбины вертела и энергию давала.

Так вот, эмитированные рубли нужно:

— во-первых, направить в народное хозяйство через «бу­тылочные горлышки» («турбины») нескольких ключевых, на­циональных проектов;

— во-вторых, предохранить выпущенные «проектные» деньги от воровства (нецелевого использования), от конвер­тации их в твердую валюту и от выплеска на потребитель­ский рынок.

Реши эти две проблемы — и можешь смело заниматься эмиссией. Денежную массу в РФ сегодня можно удвоить: мо­нетизация нашего ВВП намного ниже, чем в Китае и стра­нах Запада. Но важно сделать так, чтобы эти эмитированные рубли, вливаясь в экономику, по пути помогли произвести массу вещей, которые наш народ с радостью возьмет и за них заплатит. Или таких вещей, которые принесут стране большие доходы на внутреннем и внешнем рынках.

Пример? Скажем, на эмитированный миллиард рублей ты строишь биоагрополис «Зеленого мира» (по Гребневу). В итоге получаешь то, куда люди поедут с радостью, запла­тив из своего кармана за новые удобные дома (ибо они — по доступной цене). Да еще этот биоагрополис, работая само-

317

стоятельно, без государственной поддержки, начнет давать экономике реальные зерно, мясо, молоко, плодоовощную продукцию, осетрину, принося прибыль и давая работу мас­се народу. А если таких биоагрополисов построена целая сотня? Они вытесняют с рынка импортное продовольствие (экономят стране валюту), дают приток средств в региональ­ные бюджеты (их не нужно поддерживать из Москвы). По­сле их постройки остались заводы по производству новых конструкционных материалов: пеносиликальцита, керпена, дестама. Они также продолжают работать, снабжая своим товаром частных застройщиков и строительные фирмы, при­нося доход и создавая новые рабочие места. То же самое и с созданной промышленностью по производству установок биогазовой энергетики.



Поглядев на реальный успех затеи государства с биоаг-рополисами Гребнева, частные инвесторы начинают сами, на свои деньги, строить подобные предприятия и поселки, брать в оборот пустующие с 1992—1993 годов земли.

И в итоге получится, что государство потратило на проект биоагрополисов эмитированные сто миллиардов, а прямого эффекта за пять лет получило миллиардов на триста. Если же считать эффекты косвенные — то и того больше.

Другой пример: эмитированные денежки истрачены на то, чтобы возродить производство тяжелых грузовых лайне­ров Ан-124 «Руслан» и выпустить первые десять воздушных кораблей. Ты сразу же даешь работу авиапрому и всем пред­приятиям-поставщикам, связанным с постройкой самоле­тов-гигантов. А когда производство пошло, эти тяжелые са­молеты (сданные в лизинг успешной компании-перевозчику) начинают приносить прибыль, зарабатывая на перевозках грузов по всему миру. Производство живет и получает новые заказы — уже не только от государства, но и от частников, от иностранных компаний. Идут реальные доходы, реальные отчисления в бюджет. В завод вкладываются частные деньги: ведь он теперь работает, реально производит новые самоле­ты. А компания «Воздушный старт» вообще переделывает пару Ан-124 в летающие стартовые платформы для новых двухступенчатых ракет-носителей. После чего начинается бизнес на дешевых запусках спутников разных стран. А дело живет: выпущены еще двадцать самолетов-гигантов, а по-

318


том — еще тридцать. И так Государство своим эмис­сионным вливанием сыграло роль стартера, зажигателя са­моподдерживающегося процесса1.

* * *

Мы привели нарочито простые примеры. На самом деле возможны варианты, при которых на один эмитированный государством рубль можно привлечь в проекты по два рубля из частных и корпоративных карманов. И если у тебя есть Пятилетний план инновационного развития страны с набо­ром подобных проектов-«тягачей», ты за считаные годы вы­тянешь Россию на новый уровень развития, получишь не­сырьевую жизнеспособную экономику.

Быть может, для кого-то все это — азбучные истины. Но только не для государства РФ. Оно-то за два десятка лет сво­его существования таких схем не применяло. Почему? Пото­му что они — «неправильные», еретические с точки зрения теории монетаризма-либерализма, господствующей в наших верховных умах. Так, мол, идеологически недопустимо. Оно и понятно: эмиссионные схемы запуска несырьевого роста страны требуют, чтобы у власти стояла работящая элита, ко­торая не станет воровать и «пилить бабки» на каждой ста­дии проектов. В таких схемах договоры должны заключаться непосредственно между предприятиями-исполнителями за­казов, а не между фирмами-посредниками, созданными на­чальством для увода части денег в свои карманы и для разду­вания затрат.

В начале 2000-х годов несколько наших энтузиастов в верхах уже было договорились о возобновлении производства Ан-124 «Руслан». Был найден богатый заказчик из Арабских Эмиратов (ОАЭ), готовый вло­жить в дело 120 миллионов долларов. Был разработан план создания гру­зовой авикомпании по использованию «Русланов», которая могла сделать проект окупающимся буквально с первых стадий, были составлены пла­ны продвижения новых машин на мировые рынки. Но в дело вмешался «Рособоронэкспорт» (как вы посмели это без меня делать?) — и все рас­сыпалось. Арабский заказчик отвалился, поклявшись никогда больше не иметь дела с русскими. Ну, а власти РФ и в 2009-м все судят-рядят, как бы возобновить производство Ан-124, потеряв добрых семь лет„

319

Более того, элита, задействующая эмиссионное «зажига­ние» для развития страны, должна действительно болеть за Россию, учить в ней своих детей, а самое главное — стре­миться реально управлять процессами, реально творить ис­торию, управлять будущим страны. Если правящая верхушка страны такова, то она составит и план пятилетнего развития, и придумает множество интересных проектов, и изобретет тьму разнообразных приемов для ускорения развития дер­жавы. Почему? Потому что она этого искренне и пламенно желает. Это д/^ нее — не отбывание номера, не дежурные водопады слов о «сильной России» с трибуны, а дело жизни.



Но, как верно сказал Сергей Кургинян, власть имущие РФ не желают управлять процессами — они их только об­служивают. Мол, пусть все само собой идет. А мы работать и напрягаться не желаем. О проектах пусть бизнесмены дума­ют, наше дело — деньги делить, себя не забывать и жить, по­требляя в три горла. Разумеется, такая элита предпочитает безделье и воровство. Ведь любой проект развития означает необходимость думать, творить, брать на себя ответствен­ность.

Тем не менее в РФ есть люди, способные разработать по­добные проекты, свести их в единый план — и осуществить задуманное, наплевав на все «религиозные запреты» монета­ризма-либерализма. (Эта догма душит наше развитие раз в десять сильнее, чем идеологические запреты казенного мар­ксизма-ленинизма в семидесятые!) Более того: мы таких лю­дей знаем и видим, как они бьются головой об стену в ны­нешней системе.

Проклятым вопросом наших дней остается одно: смогут ли такие люди реально войти в правящую верхушку и взять судьбу страны в свои руки? Ведь только они способны не до­пустить сваливания РФ в пропасть кризиса. В них — шанс России на счастливое будущее.

Подобных подвижников можно найти в каждой облас­ти, в каждом большом городе РФ, Украины и Белоруссии (для меня все это — одна Русская цивилизация). Они дав­ным-давно имеют свои планы и технико-экономические обос­нования. Запорожцы — планы построения международного

320

авиастроительного консорциума с ясной программой. Саха­линцы — планы строительства передового комплекса глубо­кой переработки добываемого на острове углеводородного сырья плюс соединение Сахалина с материком с помощью строительства железнодорожного моста. А попутно —• планы создания на острове центров экотуризма. В Приморье энту­зиасты создали план развертывания на юге края сети био­технологических производств и транспортно-логистического узла, Виталий Гребнев и профессор Раиф Василов имеют пла­ны строительства биоагроэкополисов по всей России. В Хаба­ровском крае готов план создания инновационно-космиче­ского кластера развития вокруг будущего космодрома Сво­бодный (он же — Восточный). Иные готовы предложить план строительства на малых реках России сотен малых же бесплотинных ГЭС. Есть план создания концерна «Ростепло-пром» — производства экономичных энергоустановок, соче­тания газотурбинных электростанций с теплонасосами. Все это позволит стране высвободить миллионы тонн нефти, от­казаться от сжигания десятков миллиардов кубометров при­родного газа. И так далее и тому подобное.



Есть замечательный человек — лидер Движения разви­тия Юрий Крупнов, который такие проекты собирает и инициирует их разработку на местах. Кстати, Крупнов — поборник разработки новых пятилетних планов. (Именно планов, а не всяких прогнозов и сценариев, чем занимается Минэкономики!) Он выделяет совершенно четкие приорите­ты, ключевые направления в развитии страны. Дадим слово ему (отрывок из нашей книги «Цунами 2010-х»):

«Никакие частные вопросы в стране невозможно далее решать без выделения и постановки реальных проблем. Про­блема есть затруднение и противоречие, которое на данный момент не имеет своего отработанного решения в культуре. Способы и механизмы решения при встрече с проблемой еще предстоит открыть, увидеть, изобрести или «придумать». Именно реальные проблемы определяют эффективность действий и саму возможность масштабных преобразова­ний», — считает Юрий Васильевич.

Он убежден, что даже постановка проблем требует ги­гантских творческих усилий и работы духа. Именно поэтому обозначение и решение любой проблемы во всемирной ис-

11 Россия на дне 321

тории всегда приводили и приводят к фундаментальным от­крытиям и цивилизационному сдвигу. Фундаментальными становятся открытия, что порождают целый спектр принци­пиально новых методов и систем деятельности. Они позво­ляют, как утверждают историки, «расширять экологическую нишу этноса». Здесь можно назвать открытия в области про­изводства пищи. Например, доместикацию растении, или одомашнивание животных, или иные технические, организа­ционно-управленческие открытия, позволяющие увеличить плотность населения в десятки и сотни раз. Эффект фунда­ментальных открытий таков, что они дают народу-первоот­крывателю абсолютное преимущество перед другими наро­дами и государствами мира.

Крупное убежден, что любая реальная проблема по оп­ределению является мировой. То есть она равно валена не только для России, но для всего человечества. Буквально для всех стран мира. Она является сквозной и предполагающей тотальное преобразование мирового целого.

— В наши дни есть несколько проблем, без нефиктивно­го решения которых силами нам не сохранить страну и не выйти в режим развития! — говорит Ю.Крупнов.

Во-первых, это демографическая проблема. В российской реальности она заключается в противоестественном и разру­шительном режиме воспроизводства собственного населе­ния, сочетающем в себе, по определению ведущего демографа Леонида Рыбаковского, «европейскую рождаемость и афри­канскую смертность». В России происходит ускоряющееся обезлюдение. Фактически речь приходится вести о вымира­нии страны. При этом в других странах, как известно, демо­графическая проблема может выражаться и в перенаселе­нии.

Во-вторых, существует проблема деформированной внут­ренней геополитики страны. В РФ можно сносно жить в не­скольких относительно благополучных анклавах. Все осталь­ное — территории нищеты, безнадежности и вымирания. Потому страна — накануне нового развала, причем первый кандидат на откол — Дальний Восток.

В-третьих, нарастает градостроительная проблема, наи­более очевидно представленная в «жилищном вопросе» и «проблеме ЖКХ». Причина — исчерпанность ресурсов инду-

322

стриальной урбанизации, невозможность решения основной массы вопросов расселения, жилья и жизнеобеспечения привычными методами.



В-четвертых, налицо проблема девальвации промышлен­ного развития и труда. Сегодня сферы коммуникации и ус­луг вытесняют устаревающие и необновляемые ггромышленно-индустриальные системы. На это направлены и активно про­пагандируемые последние десятилетия идеологии — мифы постиндустриального и информационного общества. Нужно снова возродить ценность созидательного труда, поднять су­перпромышленность нового века.

В-пятых, обостряется энергетическая проблемами в РФ, и во всем мире потребление энергии растет быстрее, чем ее производство. Очевидно отсутствие новых инфраструктур­ных решений, способных резко, в разы, повышать энерго­производство.

—Хвастливыми разговорами про «энергетическую сверх­державу» эту проблему не решишь, и уже скоро нам самим перестанет хватать нефти, — замечает Юрий Васильевич.

В-шестых, нас берет за горло проблема организации об­щественною развития. Речь идет не только о необходимости новой социальной политики (кризис социальных политик происходит во всем мире), но и о необходимости принципи­ально определить принципы общественного строительства и тип общественного строя. Для России сия проблема очевид­на. Достаточно указать на давно уже обессмыслившиеся спо­ры о том, что лучше: социализм или капитализм. Нужно соз­дать нечто совершенно новое.

Наконец, в-седьмых, имеется проблема мирового разви­тия. Здесь мы укажем на кризис мирового порядка и отсут­ствие адекватных теорий, стратегий и сценариев развития, которые бы охватывали все основные страны мира, включая так называемые неразвитые или слаборазвитые. Современ­ный мир грядет к развалу, и никто не знает, что делать.

— То же самое касается и России, на территории кото­рой, как я уже указывал, одновременно существуют все ук­лады — от глобальных миростоличных мегаполисов до чуть ли не первобытнообщинных территорий той же нечернозем­ной «глубинки», — уточняет наш собеседник. — Эти семь выделенных проблем не исчерпывают проблемное простран-

11* 323

ство. Список их всегда открыт. Ведь проблема — это не по­зитивистское знание, определяемое якобы только объектом, а еще и результат способности общественных сил осознать, «схватить» и сформулировать проблему. Однако именно эти семь проблем требуют своего обязательного и срочного ре­шения...



— Из определения главных проблем страны и мира сле­дует постановка целей развития страны. Их также должно быть семь, — убежден Крупнов. Каковы же они?

Демографическое развитие. Снижение смертности населения, рост средней продолжительности жизни до 72 лет к 2015 году и переход с 2012 года к демографическому росту с достижением в 2050 году численности населения Российской Федерации не менее 200 миллионов жителей. Средство: реализация Демографической доктрины России, опережающее развитие образования и здравоохранения, обеспечение перспективности детства.

Градостроительное развитие. Обеспечение каждой российской молодой семье с 2015 года безусловной возмож­ности приобрести собственный дом-усадьбу. Средство — пе­реход к альтернативной урбанизации на основе малоэтажно­го усадебного домостроения.

Геостратегическое развитие. Организация центра ми­рового развития на нашем Дальнем Востоке. Средство: созда­ние особого федерального района в Приамурье через органи­зацию энергетическо-промышленного кластера и инфраструк­турного плацдарма в Приамурье. Перенос столицы России на Дальний Восток или организация там второй столицы.

Промышленное развитие. Организация пяти про­мышленных сфер приоритетного развития страны: градо­строительной (см. цель 2), электроники (задача — к 2010 году довести долю отечественной электроники мирового уровня до 70%), биотехнологий, ядерной (см. цель 5) и инструмен­тальной (станкостроение и производство технологических линий и универсальных заводов). Сохранение и воспроизвод­ство на новых основаниях базовых промышленных отраслей, среди которых в обязательном порядке — авиапром и авто-пром. Средство: реализация Промышленной доктрины Рос­сии.

Иначе нас ждет катастрофа. Деградация машинострое-



324

ния — прямой путь к потере Россией суверенности. Вот таб­лица со страшными цифрами. Сами сравните — что такое РФ на фоне якобы «отсталого» СССР, коль речь идет о ма­шиностроении.



Доля инвестиций в основной капитал

машиностроения и металлообработки

(% от общего объема инвестиций)

Годы

1990

1998

2000

2004

2005

2009 (прогноз)

Доля инвестиций

8,3

3,2

2,9

2,8

2,7

3,2

Динамика возрастной структуры производственного оборудования в промышленности

Годы

1980

1990

2000

2001

2002

2003

2004

% оборудова­ния на конец года в возрасте: до 5 лет

35,5

29,4

4,7

5,7

6,7

7,8

8,6

свыше 20 лет

10,7

15,0

38,2

41,6

44,9

48,2

51,5

средний воз­раст оборудо­вания, лет

9,5

10,8

18,7

19,4

20,1

20,7

21,2

Энергетическое развитие. Достижение глобального энергетического лидерства и первенства России. Средство: опережающее развитие ядерной энергетики на основе замк­нутого ядерного топливного цикла и организация сотовой инфраструктуры малых атомных станций. Подробно проект описан в Ядерной доктрине России, созданной под руково­дством Ю.Крупнова.

Общественное развитие. Определение общественного строя России XXI века вокруг принципа личности как того,

325


что задает уникальность и достоинство каждого человека, ос­нову его творческого потенциала, что позволяет каждому че­ловеку на самобытных основаниях участвовать в мировом развитии. Средство: создание лучшей в мире новой россий­ской школы и организация нашей государственности как мировой державы — государственности, которая образцово-показательно решает мировые проблемы на собственной территории.

Мировое развитие. Создание теории и практики мирово­го развития как русского вклада в решение общечеловеческой проблемы развития. Средство: организация по инициативе России в целях укрепления роли ООН новой международ­ной организации — Лиги мирового развития, объединяю­щей большинство народов планеты.

— Достижение этих семи великих целей потребует даль­нейшего разбиения каждой цели на задачи и проекты, пере­вода всей деятельности в планы и графики. И такая работа нами делается. Общественное Движение развития совместно с Институтом мирового развития ведет разработку и реали­зацию 72 проектов развития. Разумеется, продвижение по разным проектам идет неодинаковыми темпами. Но важна общая проектная логика и системность работы, что задается обозначенными целями, — говорит наш собеседник.

Это и есть настоящие реформы. Ведь, по большому сче­ту, никаких реформ в стране еще не было. Нельзя называть этим словом тот погром, что учинили в России с 1992 года. «Реформа» — это когда создается что-то качественно новое. То, что лучше прежнего. А что нового создали наши «реформа­торы», лишив нас половины страны и унеся жизни стольких миллионов человек? Поломав здоровье и судьбы еще десят­ков миллионов? Да, по сути, ничего. Экономику — примити-визировали и упростили. Погубили высокотехнологичные от­расли и сейчас уничтожают систему образования. Варваризо-вали общество. Военно-промышленный потенциал ослабили, обороноспособности нанесли чудовищные потери. Если рас­судить здраво, то их «реформы» есть не что иное, как дове­денные до уродливой крайности тенденции загнивания и разложения, что были еще при Брежневе. И умудрились они создать строй, где собрались все недостатки царской и совет-

326

скои эпох, язвы и пороки «постиндустриализма» — и мини­мум достоинств всех трех стадий...



Можно спорить со списком Крупнова и его дополнять. С точки зрения автора книги, необходимо создание настоя­щей НИС, национальной инновационной системы. В ее рам­ках государство сможет заняться выдвижением первооче­редных программ в развитии техники и промышленности по образцу «ядерного проекта» конца 1940-х годов. Оно сможет не сопли жевать, а внятно формулировать то, что об­щество хочет получить в сжатые сроки от науки при соот­ветствующей готовности за это платить. В перспективе это вызовет развертывание нескольких нацпроектов вроде «ЖКХ нового типа», «Новое домостроение», «Энергосбережение», «Боевой самолет 6-го поколения» и т.д.

Безусловно, нужен нацпроект по созданию соответствую­щей поставленным задачам банковско-ссудной системы вме­сто нынешнего позорища — разрозненных кредитно-финан­совых институтов, не кредитующих нормальное производство. А проект по спасению потенциала «оборонки» и подготовке кадров для нее, принятие четкой программы вооружений взамен нынешней, расплывчатой и бесприоритетной? Да, то­же необходим аки воздух. Да еще и в тесной увязке с созда­нием вменяемой военной доктрины страны, с определением облика возможных войн, что неизбежно ждут нас впереди.

А проект по развертыванию технопарков и технополи­сов, созданию «зон развития»? Без него — никак. И энерге­тическую программу надо дополнить особыми проектами развития альтернативной энергетики, водородной энергети­ки и т.д.

Дополним крупновский список генеральным планом развития транспортных коридоров и транспортной системы РФ, сегодня не обеспечивающей единства страны. Нам нуж­ны супертрассы, связующие Азию и Европу, Персидский за­лив — и Балтику. Развитие кроссполярных воздушных путей. Создание новых видов скоростного транспорта.

Не забудем грандиозный проект по развитию космиче­ской и авиационной техники.

В особую статью выведем усилия по развитию и поиску технологий будущего: и нанотеха, и прочих, что ведут к за­крытию устаревших отраслей индустрии. Здесь же — про-

327

грамма развития искусственного интеллекта. В стране, где людей катастрофически не хватает, такие технологии — су­щее спасение.



А связь? Непременно развертываем проект по поиску и отбору наиболее дешевых и эффективных способов обеспе­чения страны цифровой телефонией и широкополосной ра­диосвязью, в первую голову — отечественных.

А малый и средний бизнес? Ему надобно посвятить свой проект.

Исходя из всего, что выше, создаем всероссийский мега-проект «Национальная образовательная система».

На особое место поставим план по поиску и подготовке управленческих кадров взамен кадров 90-х годов, ни к чему дельному не способных. С развитием передовых организаци­онных технологий в противовес мертвящему бюрократизму нынешней РФ. С созданием сильных «фабрик мысли» АЛ^ разработки стратегических планов. То есть проект по созда­нию новой системы управления государством, нового чинов­ничества — гораздо меньшего по численности, нежели сего­дня, но на порядок более работоспособного. Фактически бю­рократия заменяется на делократию (по Мухину), на власть людей, любящих решать задачи развития страны в кратчай­шие сроки и с наивысшей эффективностью.

Составной частью сего направления становится создание спецслужбы нового типа, направленной на безжалостную борьбу с коррупцией и «инновационным сопротивлением» госаппарата. Спецслужбу для расчистки завалов на пути на­учно-технического развития страны. Ибо сопротивление ста­рой «элиты» придется ломать не только пряником, но и кну­том-.

Таким может быть грандиозный план для РФ: план не только борьбы с кризисом, но и эпохального продвижения Русской цивилизации вперед. План строительства нового Ки­тежа, царства свободы.



* * *

Впрочем, дополнения к подобному Русскому Суперплану есть у многих.

Заместитель директора академического Института при-

328


кладнои математики Георгий Малинецкий выдвигает про­грамму создания в стране Шестого технологического уклада. Что это такое?

VI технологический уклад

  • Биотехнологии

  • Нанотехнологии

  • Проектирование живого

  • Вложения в человека

  • Новое природопользование

  • Роботехника

  • Новая медицина

  • Высокие гуманитарные технологии

  • Проектирование будущего и управление им

  • Технологии сборки и уничтожения социальных субъ­
    ектов,




  • Мы должны понимать, что вложения в инновации V
    волны уже не дают прежних отдачи и успехов, — говорит
    годаМалинецкий. — России поздно заниматься персональ­
    ными компьютерами, программированием и мобильными
    телесистемами: главные «сливки» уже сняты другими. Нас
    пускают лишь в аутсайдерские ниши. Ну, есть в РФ 150 мил­
    лионов мобильников — и что дальше? Человек не может по­
    купать новый сотовый телефон раз в четыре месяца — это
    бессмысленно. Отрасли Пятого уклада достигли стадии на­
    сыщения и не в состоянии поглотить большие деньги. Но и
    новые отрасли (Шестого уклада) пока не готовы принять ог­
    ромные инвестиции: ни нанотех, ни новая медицина, ни «зе­
    леная» химия.

  • Мы с распадом СССР оказались отброшенными на
    век назад, — считает Георгий Геннадьевич. — Однако надеж­
    да выжить у нас есть. Чтобы начать инновационное разви­
    тие, действовать нужно по многим направлениям. Прежде
    всего, как и век назад, стоит задача: не потерять Сибирь, Се­
    вер и Дальний Восток. Столкнувшись с той же проблемой
    столетие назад, знаменитый Сергей Витте настоял на по­
    стройке Транссибирской магистрали, связавшей страну. Се­
    годня нам необходимо строить высокотехнологичную транс-

329

портную систему, включая в нее и железные дороги, и Сев-морпуть, и оптоволоконную связь, и хабы.

Как говорил покойный ныне академик Никита Моисеев, если Древняя Русь была создана на торговом маршруте «из варяг в греки», то новая Россия должна стать на пути «из анг­личан в японцы». Такая транспортная система по-новому свяжет страну, позволит дать работу 20 миллионам человек и обеспечит только увеличение доходов, связанных с транзи­том, на 30 миллиардов долларов ежегодно, реанимирует Се­верный морской путь, возродит десятки аэродромов-хабов. И еще: он даст толчок нашему инновационному развитию. Примечательно, что проект системы, разработанный наши­ми учеными (в Фонде развития России под руководством про­фессора ЕМ.Гринева), был представлен президенту Владими­ру Путину, тот дал указание разобраться в нем — но ни од­но министерство это поручение не выполнило. У нас вообще выполняются лишь 5% президентских распоряжений...

Малинецкого органично дополняют предложения оли­гарха Прохорова по инновационному развитию страны и его новым формам. Да и сам я лично знаю бизнесменов-ин-новаторов, готовых привнести в громадный «конструктор» Суперплана свои детальки. Всех в рамках нашей скромной книжечки и не перечислить.



* * *

Давайте посмотрим на проблему эмиссионной модели развития с несколько другой стороны. А есть ли у нас вы­бор? Есть ли альтернатива эмиссионному «зажиганию» рус­ского экономического подъема?

Нет. И вот почему.

Российская Федерация подошла к эпохе Глобального Смутокризиса чрезвычайно побитой, потрепанной и изно­шенной. Исчерпывает свой физический ресурс все: и локо­мотивы, и самолеты ВВС, и генераторы на электростанциях, и системы ЖКХ Росфедерацию слишком долго грабили и эксплуатировали на износ. В ельцинские годы — так просто вывозили из страны все, что можно, ни черта не инвестируя в ее техносферу. Впрочем, и после Ельцина положение не сильно изменилось. Инвестиций не хватает!

330

У Китая, который долгие годы давал по 10—20% эконо­мического роста в год, доля инвестиций в основной капитал составляет 46% от ВВП. В промышленно развитых странах мира эта доля — 25-30%. В РФ 2007 года — всего 18%. (Центр проблемного анализа и государственно-управленче­ского проектирования. «Государственный внебюджетный инвестиционно-кредитный фонд». — М.: Научный эксперт, 2008. С. 6.)



То есть РФ элементарно пожирали и проворовывали, не-доинрестируя в страну сотни миллиардов «условных еди­ниц». Вместо нужных инвестиций покупались целые эскад­ры роскошных яхт, гектары лондонской недвижимости, фут­больные клубы и тому подобная непроизводительная хрень. Между тем без инвестиций — никуда. Без них начнут ру­шиться газовая отрасль и электроэнергетика. Простой при­мер: в РФ в жилье нуждаются 42 миллиона душ. Но чтобы строить 70—80 миллионов квадратных метров жилья в год, надо (по нынешним технологиям) выпускать 90 миллионов цемента ежегодно. А мощность полусотни цементных заво­дов РФ — только 63 миллиона тонн. Значит, нужно тратить миллиарды долларов на новые заводы.

Конечно, можно обойтись меньшими затратами, заме­няя цемент и железобетон новыми, дешевыми строительны­ми материалами — дестамом, керпеном, пеносиликальци-том, сверхпрочной керамикой Попова. Но в РФ этих техно­логий, во-первых, никто не хочет замечать и развивать. А если бы и заметили, то нужно строить сотни новых предприятий по выпуску этих новых материалов. И пусть они в десятки раз дешевле цементных заводов — все равно в их строитель­ство нужно инвестировать приличные средства.

Можно заменять громадные НПЗ на одностадийные за­воды на БИМТ-технологиях, которые во много раз дешевле. Можно применять прорывные и закрывающие технологии во многих отраслях (чего «элита» РФ тоже не хочет делать). Однако и тут необходимы капиталовложения.

Плюс к тому остается необходимость вложений в маши­ностроение всех видов, в электронику, в авиапром, в транс­портные системы. Причем в большинстве случаев нужны имен­но государственные инвестиции — ибо частник рисковать не станет. Мы презрительно отворачиваемся от идиотов, твер-

331

дящих, будто государство не должно вмешиваться в эконо­мику, что оная сама поднимется и примется развиваться. Ес­ли не вмешиваться, то в РФ останутся только сырьевые от­расли да местное производство пива-водки-колбасы.



Для особо туполобых доморощенных либерастов уточ­няю: государство в России Третьего проекта не будет единст­венным инвестором. Рядом с ним должны работать частно-корпоративные вкладчики капиталов. Так, как это делали и делают в КНР и Европе. Так, как снова принялись делать в Америке.

Итак, нужны инвестиции. Инвестиции, по сути дела, в воссоздание России заново. По подсчетам центра Степана Сулакшина, не менее 100 миллиардов долларов в год. Откуда их брать?

Ожидать того, что к нам рванутся зарубежные инвесто­ры, а «новые русские» добровольно вернут из-за рубежа на­грабленные состояния и примутся здесь грандиозные проек­ты финансировать? Это глупо. По доброй воле никто ничего не вернет. Западники же не станут финансировать русское Возрождение.

Повысить налоги и тем самым сформировать инвести­ционный фонд государства? Нельзя; задушишь производство.

Рассчитывать на собственные средства предприятий? То­же нельзя: они и сейчас-то покрывают не более 47% куцых инвестиций. Предприятиям же еще оборотные средства по­требны.

Рассчитывать только на операции по принудительному изъятию капиталов у «новорусских олигархов» и чиновных воров? Мы предложили такие операции в книгах «Оседлай молнию!», «Вперед, в СССР-2» и в «Третьем проекте». Да, это тоже придется делать, ибо стране нужна валюта: как ни крути, а многое придется еще закупать на Западе. Слишком велики опустошения в нашей промышленности, слишком многое сломано и утрачено. Однако такие операции требу­ют времени, они достаточно рискованны. В ряде случаев Запад попытается не допустить такого оттока средств в Россию из своей системы. Поэтому рассчитывать лишь на конфискации

332

и принудительный возврат вывезенных из страны состоянии тоже нельзя.



Взять деньги у производителей нефтегазового сырья? Увы, топливно-энергетический комплекс так долго «выдаи­вала» власть воров (и так долго транжирила вынутые из ТЭК средства), что дальше обдирать газовиков/нефтяников опас­но. Их предприятия теперь сами нуждаются в больших ин­вестициях — иначе останемся без углеводородов. Кое-что (сверхдоходы) взять можно, но они уже не спасут страну от инвестиционного голода.

^р ^р ^р

Во всех нормальных экономиках предпрития делают ин­вестиции в свое развитие, взяв кредиты в банках — на дол­гие годы и под низкие проценты. Так, как это происходит на Западе и в Китае. Так было и в СССР, где граждане клали свои сбережения в сберкассы под 3% годовых — и не изы­мали этих денег подчас десятилетиями.

Но вот беда: несмотря на обилие банков в РФ, они — без­образно маломощны. По состоянию на 2007 год активы все­го банковского сектора РФ составляли 338,79 млрд долларов. Повторяю — ВСЕХ банков РФ. «Гигантский» Сбербанк — это всего лишь около 87 млрд «у.е>.

Всего один английский банк «Барклейз» в 2007 году имел активов на 1 трлн 586 млрд долларов, вчетверо превосходя всю банковскую систему беловежской Расеи.

Всего один «Ситибанк» в США располагал активами в 706 млрд долларов.

«Индастриэл энд Коммершиал Бэнк оф Чайна» (КНР) — это 675,4 млрд долларов. Один — как полторы банковские системы РФ.

Всего один инвестиционный государственный фонд Гер­мании «KfW» — это 401,4 млрд долларов. (Центр проблем­ного анализа и государственно-управленческого проектиро­вания. «Государственный внебюджетный инвестиционно-кре­дитный фонд». — М.: Научный эксперт, 2008. С. 23.)

По сути дела, в РФ нет банковской системы. То, что есть, — это маленькие расчетно-кассовые конторы и мелкие кредитные заведения, по мощности уступающие иному му-

333

ниципальному банку в США. Расейские «реформаторы» по­строили «капитализьм» без банковской системы, где невоз­можно взять большой низкопроцентный кредит под серьез­ный инвестиционный проект. Сбербанк имеет предел — не более 1,6 млрд долларов кредиту «в одни руки». «Крутой» Банк развития, созданный при Путине, — это всего лишь жалкие 10 млрд долларов. Понятно, почему банки РФ хилы: «элита» просто вывозила деньги из страны, а частных вклад­чиков мало: граждане РФ слишкоми бедны и не очень верят в надежность бело-сине-красных банков. Печальный опыт, знаете ли, есть. Предприятия РФ вынуждены за кредитами ходить на Запад. И когда этот источник в 2008 году иссяк, все повалилось к чертовой матери.



Так что, читатель, на банковскую систему в ее нынеш­нем виде никакой надежды нет: дать кредиты предприяти­ям под инвестиции она не в состоянии. Чисто физически!

Вот почему у русских остается один-единственный путь для запуска «мотора экономики» — эмиссия. Очень умная и высокоточная. Б рамках ублюдочного монетаризма решения проблемы инвестиций в РФ просто не существует.



* * *

Технически у РФ есть все возможности задействовать эмиссионные механизмы подъема экономики на основе впе­чатляющего плана опережающего, инновационного разви­тия страны. Развития, вовлекающего в орбиту нашего влия­ния и Украину, и Белоруссию. Развития, спасающего нас от бесславного конца в передрягах ныне развивающегося Гло-бокризиса. Развития, дающего новую жизнь даже отраслям отечественного производства, безнадежно неконкурентоспо­собным на первый взгляд.

Такова наша главная мысль. А^о — лишь за адекватны­ми людьми в верховной власти.

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница