Дмитрий Аркадьевич Митяев впервые прославился в декабре 1997 года, когда опубликовал доклад



страница10/17
Дата24.04.2016
Размер4.4 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   17
Глава 9

Русская рулетка

В июле 2009-го российско-американские отношения потряс скандал — пренебрежительные и зловещие высказывания американского вице-президента Джо Байдена по поводу бу­дущего Российской Федерации. Тот прямо сказал: экономи­ка РФ увядает, сила ее — исчезает, банковская система стра­ны — слаба. И вообще обозначил предельный срок сущест­вования РФ — не более пятнадцати лет.

«У них (русских. — Ред.) сокращается численность населе­ния, а экономика чахнет. Маловероятно, что их банковский сектор и структура сумеют выстоять в следующие 15 лет.

Они находятся в ситуации, когда мир меняется впереди них, а они все еще цепляются за что-то неустойчивое из прошлого», — сказал Байден.

По его словам, сократить ядерный арсенал РФ — в рос­сийских военных интересах. «У них что, вдруг наступило прозрение, и они сказали: «Эй, мы больше не хотим угро­жать своим соседям»? Нет. Они не могут поддерживать (арсенал на данном уровне. — Ред.)», — отметил вице-пре­зидент США, при этом не исключив, что Москва может и в данной ситуации натворить глупостей. Не менее яркими оказались замечания Байдена по энергетике и острой для России теме газопровода в Европу — конкурента российско­го «Южного потока». Охарактеризовав энергетическую политику РФ в отношении европейского континента как «шантаж», американский политик подчеркнул, что Москва своими действиями сама сделала возможным заключение

192


соглашения о строительстве газопровода «Nabucco» для дос­тавки каспийских энергоресурсов в Европу в обход России.

Примечательно, что все эти слова прозвучали как раз накануне двух роковых событий лета 2009 года: оглушитель­ного провала испытаний ракеты типа «Булава» и катастро­фы разрушения Саяно-Шушенской ГЭС из-за ее физического износа.

В общем, Байден сказал мало нового. Еще в 2005 году о том, что РФ в ее нынешнем, сырьевом и гламурно-коррупци-онном, виде вряд ли переживет первую четверть нового ве­ка, написали СКугушев и МХалашников в «Третьем проек­те». За «нулевые» годы сценарии упадка и развала РФ успели написать многие «мозговые танки» США: РЭНД и Центр Карнеги, CSIS и исследовательская группа Эндрю Качинса. О том же самом в ряде докладов говорит заместитель дирек­тора Института прикладной математики АН СССР/РФ Ге­оргий Малинецкий. Слишком очевидны тенденции «анти­развития» Росфедерации.

Вот и Дмитрий Аркадьевич пишет, в сущности, о том же самом. В любом из трех сценариев развития мирового кри­зиса, им набросанных, РФ не ждет ничего хорошего. Давайте это покажем.



* * *

Итак, даже в самом мягком сценарии Российская Феде­рация возвращается в «новую середину 90-х». То бишь к режиму проедания страны, к статусу дремучей сырьевой территории с безнадежно нищим населением. Но даже в этом случае Митяев обещает срыв РФ в новый кризис в 2012 году.

И это верно: 1995 год давно прошел. Тогда еще оставал­ся запас прочности страны: советская инфраструктура, элек­троэнергетика, ЖКХ, жилищный фонд, парк межконтинен­тальных ракет — да все, вплоть до научно-технических, ин­женерных и рабочих кадров, подготовленных в Советском Союзе. С тех пор все это оказалось изношенным, исчерпан­ным. В 2010-е изношенная техносфера начнет просто ру­шиться — в нее ведь за годы «независимости России» (от са­мой себя?) вкладывали до чертиков мало. Мы увидим жуткие

7 Россия на дне 193

проблемы с кадрами: негде будет взять просто технически подготовленных работников. Качество «трехцветных» инже­неров и рабочих никакой критики не выдерживает. Немуд­рено, что РФ начнет заваливаться после 2012 года. Такой сце­нарий описан в нашей книге «Цунами 2010-х». По самым скромным подсчетам, для выживания Российской Федера­ции в 2010-е годы нужно инвестировать в свою инфраструк­туру и основные фонды не менее 4,2 трлн долларов. Найдут­ся ли эти средства у страны, отброшенной в «новые 90-е»? Вопрос, считайте, чисто риторический. Пока в рамках «анти­кризисной» программы наша власть режет прежде всего ин­вестиционные статьи расходов. То есть усугубляет грядущую «катастрофу всеобщего износа». И это несмотря на то, что практики в 1930-е годы и нынешние умные государства, бо­рясь с кризисом, вкладывали (и вкладывают) деньги прежде всего в новую инфраструктуру, в обновление основных фон­дов! Посмотрите на действия современного Китая или на «план Обамы». То есть Кремль делает все, чтобы завалить стра­ну набок.

Не поможет даже чаемый рост цен на углеводородное сырье: почти вся выручка от экспорта нефти-газа РФ пойдет на освоение новых — и весьма сложных! — месторождении на востоке Сибири и на шельфе северных морей. Недоинве-стирование в топливно-энергетическом комплексе РФ ог­ромно. Власть, набивая карманы, просто гоняла ТЭК на износ, вынимая из него чудовищно большие «отпилы» и дивиден­ды. Совершенно не думая о будущем. Ну, а уход туркмен­ского газа в «Набукко» (в обход Украины и РФ) пробьет ды­рищу в 30 млрд кубометров в газовом балансе РФ, вызвав энергетический кризис. Ведь «Газпром» не покрывает газо­вые потребности Росфедерации без импорта «голубого топ­лива» из Средней Азии. И это же повлечет новый виток «га­зовых войн» между «Газпромом» и электроэнергетическими компаниями, совершенно не желающими сокращать по­требление природного газа на своих станциях и переводить их на уголь,

Но еще горше участь РФ, впавшей в состояние «Архи­пелага Нефтегазметалл» — в состояние анклавов сырьевой, экспортной экономики, между которыми — брошенное на

194


произвол судьбы (выживайте, как знаете) «лишнее» населе­ние. Ненужное ни на нефтепромыслах, ни при трубопрово­дах, ни на металлургических комбинатах. Это означает смерть для десятков миллионов человек, ненужных сырье­вой экономике ни в какой роли. Это означает и оккупацию остатков РФ внешними, технологически развитыми, про­тивниками. Ибо частные армии при расейских сырьевых корпорациях (в провинциально-урюпинском варианте но­вого феодализма) не пойдут ни в какое сравнение с хищны­ми, подвижными армиями наших самых вероятных про­тивников. Превосходя «дружины» остаточных российских олигархов по техническому оснащению, они расщелкают их, словно каленые семечки. Архипелаг Нефтегазметалл по определению не сможет производить ни ракет, ни ядерных боеприпасов, ни современных самолетов, ни боевых робо­тов, ни высокоточного оружия, ни быстрых и умных сис­тем управления всем этим.

Не смогут сырьевые «острова» Нефтегазметалла делать спутниковые системы и суперкомпьютеры, боевые микро­машины и лазеры.

А информационная подготовка «зачистки» остатков Рос­сии в ходе Глобокризиса уже начата. В июле 2009-го стали известны детали сюжета картины «Три Икса: Возвращение Ксандера Кейджа» —■ продолжения известного фильма Роба Коэна. Герою Вина Дизеля Ксандеру Кейджу придется бо­роться с русским миллиардером по имени Алексий. По сце­нарию, разорившийся во время финансового кризиса оли­гарх похищает в глухой российской провинции ядерные боеголовки для их продажи на черном рынке. Об этом узна­ют в Агентстве национальной безопасности США, которым руководит Август Гиббоне (Сэмюэль Л. Джексон), и вспоми­нают о Ксандере Кейдже, который однажды уже успешно выполнил секретное задание. Есть еще один повод вспом­нить про бесшабашного экстремала: он поразительно похож на подельника Алексия — преступника по кличке Конец. Гиббоне находит Кейджа сражающимся с морскими пира­тами и предлагает ему в очередной раз послужить родине, а заодно и пресечь неконтролируемое расползание по миру российского ядерного арсенала. Кейдж соглашается и от-

7- 195


правляется в компании обворожительной связистки в Рос­сию на поиски таинственного Алексия. Напомним, что пер­вая лента «Три Икса» вышла в 2002 году. Ее мировые кассо­вые сборы превысили 270 млн долларов.

Так что «разрыхление» общественного сознания уже на­чалось. Так и готовятся войны на окончательное решение «русского вопроса»...

...На участь русского населения вокруг сырьевых анкла­вов завоевателям будет наплевать: технологии будущего по­зволят быстро свести с лица Земли ненужную «биомассу», уморив ее наркотиками, голодом, нищетой и хитрыми бо­лезнями. Наука, знаете ли, по сравнению с 1941—1944 года­ми шагнула далеко вперед. Немецкая оккупация покажется сущим раем по сравнению с захватчиками XXI столетия. Нынешние средства контроля больших пространств и бес­пилотная техника позволят надежно уничтожать очажки партизанской борьбы. А в обреченные на смерть города ок­купанты не пойдут: эти бетонные холодные «джунгли» са­ми вымрут.

По мере разгорания пожара глобального кризиса полит-корректность и гуманизм будут уходить. Придет эра жесто­кости, провозвестники коей хорошо видны в Косово, Афга* нистане, в тюрьме Гуантанамо, в пыточных застенках чилий­ской и аргентинской хунт семидесятых. Приближается пора жестокости, немилосердия, нового геноцида. И, как справед­ливо заметил Сергей Кургинян, даже США не знают, какими они будут всего через пять лет. Судя по всему, либеральная, подчеркнуто (подчас — до лицемерия) гуманная демокра­тия — всего лишь эпизод в большой истории общественных систем. Есть все основания полагать, что мир ресурсно-сило­вого доминирования будет тоталитарным.

Таким образом, у Российской Федерации, по большому счету, остается лишь один-единственный путь для выживания: создание совершенно новой цивилизации. Да-да, такой, какую мы описали в «Третьем проекте». С новой индустриализацией, с прорывными технологиями, с архисмелым инновационным развитием и даже с новым русским народом. Да-да, именно так, как бы фантастически это ни выглядело. А также — с со­вершенно новой экономикой-креаномикой, некоторые черты

196


которой уже придумал умный Сергей Алферов из Тольятти. (Даст бог, вы еще прочтете его умную книгу на сей счет!)

Нужно менять все и идти в будущее, не боясь невидан­ного. Потому что все прежние попытки реформировать стра­ну провалились с оглушительным грохотом: либерализм Ельци­на вылился в 1сриминально-параполитичес1<ую клоаку пополам с откровенным мародерством, а сменивший все это «велико­державный госкапитализм» оказался застойно-коррупцион­ным болотом.

Если отбросить эмоции и рассуждать чисто логически, у Российской Федерации есть только ограниченный набор сце­нариев будущего.

Первый — это скольжение по прежней траектории разви­тия, со сваливанием в смерть страны в ресурсно-силовом мире. Или со впадением в жесточайший кризис после 2012 года.

Увы, многочисленные примеры из истории вопиют о том, что правящая элита чаще всего продолжает следовать своим вкусам и привычкам, цепляясь за власть до последне­го, не обращая внимания на угрозу взрыва и распада страны. Правящие круги царской России даже в ходе войны продол­жали интриговать и воровать, доигравшись до 1917 года. К сожалению, «элита» беловежской России в этом отноше­нии ничуть не лучше. Обратите внимание: Д. Митяев гово­рит о том, что многие критически важные решения власть должна была принять не позже конца лета 2009 года. Как видите, шансы эти уже упущены.

Второй вариант будущего — сценарий, где правящая верхушка РФ вдруг прозревает и начинает настоящую анти-катострофическую политику. Правда, и здесь возможен срыв в инферно — из-за слишком большой некомпетентности и коррумпированности «элиты». Да и в прозрение наших власть предержащих верится все меньше и меньше. Они ведь ао сих пор не могут осознать, в кризис какой тяжести и глуби­ны угодили и РФ, и весь мир. А гипотетические «здоровые силы» внутри нынешней государственной иерархии РФ все больше напоминают гималайских снежных людей: все о них говорят, но вот никто не встречал.

197

Наконец, есть третий вариант: смена власти в стране, пе­рехват ее в ходе кризиса контрэлитой. И именно она, моби­лизовав нацию, начинает прорыв в мир Третьего проекта. Правда, также с опасностью сорваться в катастрофу.



Что ж, будем работать и сражаться в расчете на самый лучший исход. На осуществление прорыва к новой русской цивилизации. Тем более что технически она возможна уже сейчас

Мировой кризис, переходя в жестокую фазу, чреват еще и глобальными военными действиями. Причем не только вой­ной на переформатирование реальности. Срежиссированная пандемия страшной болезни также несет в себе мало прият­ного. Или умело направленные революции с распадом целых стран. А Российская Федерация — удобная жертва для закла­ния и освоения мировыми центрами силы. Ведь из кризиса всегда выходят за счет кого-то. Кого-то надо ограбить, разру­бить на части, сожрать для восстановления своих сил. Это как при побеге из сибирского лагеря матерые уголовники берут с собой какого-нибудь простофилю в роли «живых консервов». Так, чтобы по дороге этого простака прирезать и скушать.

Сдается, что на роль таких «живых консервов» сегодня выдвигается РФ. Уж больно много признаков этого наблюда­ется в текущей реальности. Ведь нынешним владыкам капи­талистической системы как-то надо выскальзывать из западни. Вряд ли они смиренно станут ждать, когда их власть падет, а сами они превратятся в жертву истории. Судя по всему, для нынешних тузов капитализма практически нет экономиче­ских методов выхода из системного кризиса наших дней.

Остаются неэкономические, первый из которых — Боль­шая война. Или действия на уничтожение самого слабого звена в системе мирового капитализма — Российской Феде­рации. Или создание цепи региональных конфликтов, кото­рые, сливаясь, создадут аналог глобальной войны.



* * *

Может быть, мы сгущаем краски? Паникуем? В самом деле, мировой кризис настолько сложен, что ум одного чело­века не в силах его охватить.

198

Поэтому мы решили включить механизм «мозгового штурма», общего мышления. В конце августа в Институте динамического консерватизма на Большой Ордынке прошел круглый стол «Будущее Российской Федерации а условиях мирового кризиса: прогнозы и сценарии».



Обмен мнениями получился крайне откровенным и не­тривиальным. Дискуссия шла вокруг двух вопросов: во-пер­вых, что мы наблюдаем сейчас — «дно» глобального кризиса или всего лишь затишье перед новым ударом бури? Во-вто­рых, что может произойти в Российской Федерации в бли­жайшее будущее?

Читатель, все, что ты прочитаешь ниже, — результат «мозгового штурма» конца августа 2009 года. Делай поправ­ку на срок. Но, думаю, основные тенденции вряд ли изме­нятся к тому моменту, когда ты будешь читать эту книгу.



Глава 10

Вглядываясь в горизонт, в стену грозового фронта

Как заявил глава ИДК Виталий Аверьянов, практически все приглашенные эксперты не чужды прогностике.

— Для нас важно, что в такой непростой исторической ситуации, в которой находятся и весь мир, и наша страна, мы можем сложить наши интеллектуальные усилия и попробо­вать нарисовать объемную картину будущего. Многие из ли­беральных экономистов любят приводить цитату (правда, не ссылаясь на ее автора): «Научный прогноз отличается от гада­ния на кофейной гуще тем, что последнее иногда сбывается». Это сказал основоположник советского экономического про­гнозирования академик Александр Анчишкин.

Это так — если «продавливается» лишь один вариант бу­дущего, продавливается и утверждается какой-то один сцена­рий. Но совершенно не так, если рассматриваются некоторые «поля возможностей», когда мы получаем некую сетку из не­скольких смоделированных вариантов будущего, куда улавли­ваем реальность и откуда она не может выскользнуть. Тогда мы обретаем возможность воздействовать на будущее.

Поэтому считаю, что прогнозирование далеко от клику­шества, хотя оно связано с архетипами пророчества. Люди, которые разбираются в религиозных традициях, знают, что пророки — это не те, кто просто знал будущее, угадывал что-то или кому что-то ниспосылалось. Нет, то были люди, которые очень интенсивно и долго думали в одном направ­лении, и за это им приходило озарение. То есть в этом смыс­ле пророки близки к прогнозистам в научном смысле слова, это близкие парадигмы.

200

Итак, тема у нас двусоставная. С одной стороны — нас интересует ход самого кризиса. Как он будет развиваться? А с другой стороны — каковы последствия кризиса. Очевид­но, что последствия — тема более широкая, не только эко­номическая, но и политическая, и социальная, и культурная. Поэтому все свободны говорить так, как считаете нужным, те аспекты затрагивать, которые считаете важными. Если разговор зайдет об экономике, то хотелось бы, чтобы вы ак­центировали внимание на ряде вопросов. Например, имеет ли смысл в ходе самого кризиса инвестировать в инновации, можно ли открывать новые производства и нужно ли госу­дарству внедрять новые технологии? Или же, как считают некоторые, надо подождать, пока кризис стихнет, потом уже тогда заниматься строительством нового. А для тех, кто будет говорить о политике, просьба: попробуйте ответить на вопрос — какие институты нашего общества могли бы стать ведущими в плане построения модели выхода из кризиса и дальнейшего развития? Государство это только лишь или это научно-экспертное сообщество в значительной степени. Или это, может быть, церковь? Может быть, это политические партии, может быть, это бизнес? А может быть, это какие-то институты, которые вообще еще не созданы, которые еще придется создать для того, чтобы решить эту задачу? Вот та­кой круг вопросов нам представляется важным. Каждый во­лен интерпретировать и комбинировать проблематику по-своему-



* * *

По мнению писателя и футуролога Максима Калашни­кова, нынешние словеса о «конце мирового кризиса» — все­го лишь сеансы психотерапии, шаманские заклинания. То, что мы наблюдаем сегодня, — не пресловутое «дно» паде­ния, а только плато, «площадка» с небольшим подъемом, на краю коей — новый обрыв. Кризис не кончился, потому что мы имеем дело не с экономическим кризисом, а кризисом перехода — от умирающего капитализма к чему-то новому. А это — очень больно и достаточно долго. Кризис наверняка продолжится.

На чем произойдет срыв в новый виток кризиса? Есть

201


несколько возможных «точек», потенциальных «эпицентров» взрыва ситуации. Может быть, это дефолт штата Калифорния (с сопутствующей паникой на рынке штатных заимствова­ний), может быть — неприятности с выплатами федерального долга Соединенных Штатов, может быть — отмена торговли нефтяными фьючерсами. А может — «лопание китайского чуда». Но это не суть важно. Очевидно, что главные причины кризиса остались, а именно: громадные объемы обязательств, «висящих» на экономике США (от 50 до 70 трлн долларов), неподъемный государственный долг Америки, непомерный объем «свеженапечатанных» долларов, которых нечем, по су­ти, «связать». И есть огромная проблема «плохих», «ядови­тых» долгов в глобальной финансовой системе.

(Мнения о том, что КНР потерпит катастрофический для всей мировой экономики крах, придерживается такой экономический прогнозист, как Михаил Хазин. Причина, по его мнению, в том, что КНР так и не смогла развить свой внутренний рынок на замену рынку США и Европы.)

Неизбежная новая волна глобокризиса ударит по Рос­сийской Федерации всей своей силой. РФ сегодня — самое слабое звено в системе мирового капитализма, это не Совет­ский Союз — автаркичная крепость. Она слишком сильно зависит от сырьевой конъюнктуры мирового рынка, да и во­обще от западной экономики. РФ сейчас — как корабль, что лишился хода и стал бортом к волне. Острый кризис РФ не­избежен в связи с новым витком мирового кризиса.

Но что такое — кризис в РФ? Сейчас распространена глупая легенда о том, что все в Российской Федерации до осени 2008 года было хорошо, экономика бурно росла, но... Мирный труд советских (российских) людей прервался ве­роломным нападением кризиса с Запада, То бишь коварные бусурманские капиталисты спровоцировали этот кризис, а мы, дескать, ни в чем не виноваты. На самом деле в РФ развива­ются ДВА кризиса. Один — это действительно последствия глобального Смутокризиса (выражение уважаемого А. Фур­сова), а второй — чисто домашний. Кризис Российской Фе­дерации как системы. Глобальный кризис подтолкнул кри­зис внутрироссийский. Кризис РФ грянул бы в любом случае в 2010-е годы, даже если бы на Западе все оставалось спо­койным и безмятежным.

202


Российский кризис — это букет кризисов. Можно на­звать несколько важнейших составляющих. Прежде всего это кризис физического износа техносферы. Кризис огром­ного недоинвестирования капиталов в нее. Россия-91 подошла к эпохе глобального Смутокризиса невероятно изношенной. Вал техногенных инцидентов, аварий и катастроф обеспечен. Средний возраст оборудования в РФ — 21,5 года по сравне­нию с 9,8 годов в СССР 1990 года или по сравнению с деся­тью годами в нынешнем развитом мире. Доля инвестиций в основные фонды в нем — 25—30% ВВП, в РФ — всего 18%. Мы — проворованная и до смерти заезженная страна.

Мы рискуем увидеть инфраструктурный упадок РФ, и даже новый подъем мировых цен на нефть, коли и случится, нас уже не выручит. (Топливно-энергетический комплекс также заезжен и нуждается в массированных инвестициях.) На фоне бурного строительства новой инфраструктуры в Бра­зилии, Индии и Китае Российская Федерация выглядит весь­ма бледно. Протяженность железных дорог сокращается, шоссейное строительство стагнирует, а нового жилья в 2008 году построили едва 70% от того, что строили в советской РСФСР 1989 года.

За упадком техносферы следует кризис управленческий. В РФ построено совершенно недееспособное коррупцион­ное государство. В нем километр четырехрядной автостра­ды стоит вчетверо больше, чем в Китае. Даже если учесть все неблагоприятные природно-климатические факторы (по А. Паршеву), все равно разрыв — недопустимый. Разгадка? Воруют. А если государство недееспособно и коррупционно, то никакого развития, никакой промышленной и структур­ной политики оно вести не сможет. Надо ли объяснять, на­сколько это гибельно для нас в условиях кризиса?

С коррупцией российского истеблишмента связан и кризис инноваций, кризис невозможности развития по ин­новационному пути. А ведь только в нем наша надежда на национальное выживание. Только применение революцион­ных (подрывных или закрывающих) инноваций позволит нам заново построить Россию с новой техносферой — эф­фективной, сберегающей ресурсы и средства. Техносферой, которую строить намного дешевле. (Хотя инновации нам по­надобятся не только в технике и экономике!)

203

Однако инновации наталкиваются и на ожесточенное сопротивление коррумпированного истеблишмента, и на от­сутствие спроса на них в примитивной сырьевой экономике. Таким образом, инновационный кризис — тоже «роза» из «букета».



Дальше нам грозят демографические и кадровые пробле­мы. В 2010-е годы РФ будет катастрофически не хватать ни рабочих рук в общем, ни квалифицированных специалистов, рабочих и инженеров в частности. Тех, кто мог бы обра­щаться с техносферой уровня хотя бы 1980-х годов. Не нуж­но никому рассказывать о «качестве» выпускников нынеш­них вузов РФ.

Следующий кризис — энергетический. Нам говорили, что проект газопровода «Набукко» (газ в Европу из Средней Азии и Ирана в обход РФ и Украины) нерентабелен, что нет газа для его наполнения, что он никогда не воплотится, — а Запад его намерен построить. Но это же значит, что в газовом балансе РФ будет пробита брешь как минимум в 30 милли­ардов кубометров природного газа. Если лее еще и Китай сможет перебросить «нитки» в Туркмению и станет брать ее газ, то брешь выйдет вдвое больше. Ибо РФ давно не обеспе­чивает себя «голубым топливом», восполняя дефицит газом из Туркмении и Узбекистана. Легко себе представить, как это подкосит российскую экономику. Добавьте к этому про­тиворечие между электроэнергетикой и «Газпромом»: пер­вая стремится нарастить потребление природного газа, вто­рой — хочет его ограничить.

Все это говорит об одном: РФ вступает в некие «новые 1980-е». Помните: четверть века назад после правления Бреж­нева, который проблемы запустил, реальность предъявила счета к оплате. Вы влетели в кризис: либо решайте проблемы, либо вам — конец. 2000—2009 годы стали карикатурным подобием брежневского периода. (Все-таки при Брежневе страна развивалась, там не все проедалось, а разворовывалось в сотни раз меньше, чем теперь.) 2010-й и последующие го­ды станут именно таким «предъявлением счетов».

Российскую Федерацию ждет жестокий социально-эко­номический, а затем и политический кризис. Он вполне сравним с тем, который трепал СССР при Горбачеве, а в чем-то — даже тяжелее окажется. Еще в апреле 2005 года то-

204

гдашний заместитель главы Администрации президента РФ Дмитрий Медведев выступил со статьей об угрозе развала РФ, заявив о том, что распад ее окажется намного кровавей и катастрофичнее, нежели дезинтеграция СССР. И вот обо­значенная тогда проблема встала перед нами во весь рост.



При этом многие явления в жизни теперешней РФ до боли напоминают горбачевщину.

Поэтому главнейшая задача для всех в РФ — предотвра­щение ее катастрофического распада. Кто это должен де­лать? «Все, способные носить оружие». Какие-то части госу­дарственного аппарата, какие-то силы в церкви — да, нельзя никого отталкивать. Но еще важнее сегодня инициировать процесс некоего объединения снизу, на соборно-ополченче-ских началах (вариант русского гражданского общества). Грубо говоря, нужно приготовиться к моменту, когда здоро­вым силам придется помогать вменяемым людям во власти: ибо на разложенный государственный аппарат надежды прак­тически нет.

Необходима и полная смена социально-экономического курса. Ведь уже очевидно, что неолиберальный эксперимент, начатый в РФ в 1992 году, продолжающийся поныне, полно­стью провалился. В экономике, судя по всему, придется при­менять эмиссионный (но при этом неинфляционный) меха­низм финансирования, делая при этом, как предлагает Юрий Крупнов, пятилетки развития. Смысл: «отвязаться» от гибну­щего ядра капитализма, начать самостоятельное «плавание». Придется вводить настоящую Диктатуру развития. Фактиче­ски придется не только пересобирать страну, но и строить совершенно новую социально-экономическую политику.

Задача — сверхсложная. Сложнее, чем решал Сталин в тридцатые. Но без ее решения жить РФ осталось недолго...


1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   17


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница