Джон Мэк Встречи с пришельцами



Скачать 492.72 Kb.
страница2/4
Дата02.05.2016
Размер492.72 Kb.
1   2   3   4

В спокойной обстановке, когда пациент чувствует себя защищенным, я предлагаю похищенным сфокусировать внимание на дыхании. В данном случае дыхание является тем инструментом, с помощью которого

19

концентрируется внимание и из отдельных фрагментов начинает складываться целое. Я убедился, что этот подход чрезвычайно эффективен в работе с пациентами. Вероятно, это как-то связано с необычайной интенсивностью задействованных видов энергии, по-видимому, обусловленной сильными впечатлениями от событий. Эти впечатления находят свое выражение в физических ощущениях, в движениях, в сильных эмоциях, особенно в ужасе, гневе и печали, которые проявляются по мере того, как у похищенного выкристаллизовываются его воспоминания.



После простой индукции, включающей совокупность образов, действующих успокаивающе, производится последовательная систематическая релаксация частей тела, при этом внимание пациента многократно и часто переключается на дыхание. Я поощряю испытавшего представить себе спокойное место, в которое он может автоматически вернуться в любой момент во время сеанса. Это позволяет испытавшему регулировать темп углубления в материал. Таким образом я последовательно провожу свой принцип приоритетности блага пациента.

Как это часто бывает с людьми, пережившими травмирующие события, испытавшие на долгое время забывают их, полностью или частично, но впоследствии желают вспомнить то, что с ними произошло. Иногда существует опасность, что при развертывании цепи образов развитие травмирующего опыта будет вновь опережать действие защитных механизмов. Я объясняю пациенту, что мне важнее добиться органичного внедрения воспоминаний в его сознание, нежели услышать от него "историю". Если мы будем продвигаться в разумном темпе, история выявится сама собой.

После того как мы добьемся непринужденного состояния пациента (впрочем, часто окрашенного некоторой долей страхов и сомнений), установим нужный нам темп и определим средства "добычи" воспоминаний, мы переходим собственно к процессу исследования опыта похищения. В последующих главах я

20


подробно описываю работу с некоторыми своими

пациентами. Обратите внимание на то, как сосредоточение внимания на дыхании в наиболее драматичные моменты сеанса позволяет сохранять душевное равновесие пациента. Мой метод основан на "заземлении" страха непосредственным свежим восприятием пациента и торможении деятельности его сознания, посредством которой он пытается осмыслить то, что с ним произошло. В некоторые моменты я нежно прикасаюсь к плечу пациента, давая понять, что нахожусь рядом. Но этот прием необходимо применять крайне осмотрительно, так как любой физический контакт может стократ усилить травматический эффект воспоминания, которое в данный момент переживает испытавший.

В конце сеанса у пациента может развиться сильное напряжение во всем теле или начаться спазмы отдельных групп мышц, как правило, почему-то в руках. Можно применять прием усиления напряжения по Крофту, позволяющий разом освободиться от спазмов. Кроме того, на этой стадии мы посвящаем некоторое время обсуждению материала, всплывшего во время сеанса. Этот разговор позволяет более полно внедрить пережитый опыт в реальное сознание. Именно в это время в душе многих испытавших начинается острая внутренняя борьба - они бьются над разрешением вполне естественно возникающей проблемы, спрашивая себя, насколько достоверны и точны их воспоминания. Нередко пациенты спрашивают меня, как им следует относиться к тому, что они вспоминают во время сеанса.

Проблемы достоверности воспоминаний, всплывших под гипнозом, точности неполных или ранее угнетенных воспоминаний, возможное влияние потенциальной необъективности исследователя, а также соотношение значимости физических и психологических свидетельств в оценке реальности феномена похищения рассматриваются в приложении А.

Вопросы эпистемологии, в первую очередь значения сознания как инструмента познания, будут с нами на всем протяжении этой книги. В этой работе, как,

21


впрочем, в любой грамотной работе, психика исследователя, или, точнее, взаимодействие психики исследователя и пациента, является средством обретения знания. На заключительной стадии мы анализируем материал и формулируем выводы, стараясь проявлять максимальную объективность. Однако изначально сбор информации производился недуалистично, то есть посредством интерсубъектного развертывания взаимодействия исследователя и испытавшего. Таким образом, в отсутствие физических средств верификации, достаточных для того, чтобы удовлетворить обычные требования науки к доказательности, сам опыт, то есть событие в жизни испытавшего, сообщение об этом опыте и восприятие его психикой исследователя - это единственное, чем мы располагаем, получая информацию о похищениях. Таким образом, с точки зрения доказательности, наша беда в том, что у нас есть физические свидетельства, но нет доказательств. Когда испытавшие спрашивают меня, как им расценивать достоверность истории, открывшейся им в неординарном состоянии сознания, я могу ответить лишь одно: элементы, аналогичные фигурировавшим в их истории, часто обнаруживаются в историях других испытавших, явно не страдающих психическими расстройствами. Я также говорю, что выраженные ими эмоции показались мне вполне реальными, и я не нахожу других разумных объяснений накалу переживаний, обнаружившемуся в их рассказах. И, наконец, я говорю своим пациентам, что у меня нет ответов, я лишь исследую явление - с их помощью. В конце приема я прошу пациента позднее позвонить либо мне, либо моей ассистентке Пэм Кейси, которая присутствует на большинстве встреч с пациентами. По телефону мы обсуждаем ретроспективно вскрывшиеся обстоятельства. Обычно пациенты звонят нам, а если мы не дожидаемся от них звонка, то звоним сами. Нас интересует, как пациент справляется с острыми эмоциями, порожденными воспоминаниями, какие новые обстоятельства он вспомнил, придя в сознание после сеанса, как пациенты переживают то, что я называю "онтологическим шоком". Дело в том,

22


что до гипноза пациент обычно бессознательно цепляется за традиционные представления о реальности - ему легче считать, что все события ему приснились или привиделись под действием какого-нибудь мелкого нервного расстройства. Но и открыв для себя, что речь шла не о сновидении, человек никогда не отказывается от этой спасительной мысли на сто процентов. Часто по прошествии нескольких недель он снова в ней утверждается, и тогда его особенно поражает рассказ какого-нибудь другого испытавшего, содержащий очень схожие детали. Такие рассказы, в частности, можно услышать на собраниях группы поддержки, которые я провожу со своими клиентами.

Эти регулярные собрания, проходящие в спокойной, дружелюбной, совершенно неофициальной обстановке, где люди могут свободно общаться, составляют важное направление в моей работе с похищенными. Невозможно переоценить их важность для испытавших. Обычно эти люди остро чувствуют отчужденность в обществе, среди друзей, в семье - они не могут поделиться переживаниями, которые для них - главное в жизни, опасаются насмешек, недоверия, неприятия. В группе, среди "своих", похищенные перестают чувствовать себя изгоями, они могут узнавать "свежие уфологические новости" от недавно переживших похищения, обмениваться идеями, навеянными их необычным опытом.

Хотя на собрании групп обычно присутствует как минимум один психиатр-исследователь, испытавшим важно создать свою личную сеть взаимной поддержки, завязать контакты между собой, чтобы они действовали и за стенами клиники. Иногда они самостоятельно организуют встречи маленькими группками, иногда им бывает достаточно переговорить по телефону. Как я уже подчеркивал, похищенные в целом не являются людьми с расстройствами психики. Но они перенесли в жизни травмирующие события и оказались в изоляции от традиционной системы представлений, принятой в обществе. Поэтому им нередко требуется мощная поддержка людей, сведущих в вопросе похищений.

Многим испытавшим бывает полезно систематически взаимодействовать с психотерапевтом, который знаком с явлением встреч с пришельцами. Когда я только начинал работу с испытавшими, очень немногие психиатры что-либо знали об этом явлении. Многие мои коллеги предпочитали насильственно втискивать любые паранормальные явления в привычные диагностические категории, чаще всего связанные с последствиями травмирующей жестокости. Но времена меняются, и теперь в округе Бостона и других крупных городов появилось много психиатров и психологов, разбирающихся в уфологических психических феноменах и готовых работать с испытавшими. Правда, лишь немногие из них по-настоящему способны воспринимать горячие, эмоциональные рассказы своих пациентов во время сеансов гипноза. С 1992 года при финансовой поддержке лас-вегасского бизнесмена Роберта Бигелоу в ряде университетских центров стала проводиться профессиональная подготовка психиатров, специализирующихся на работе с похищенными. В ней принимают деятельное участие пионеры этой области: Бад Хопкинс, Джон Карпентер и Дэвид Джекобе.

Разговаривая с коллегами, работающими с испытавшими, я пришел к выводу, что во время сеанса регрессии важнее всего направить в конструктивное русло огромную энергию, высвобождающуюся при воспоминании. Необходимо сдержать ее потом так, чтобы уберечь пациента от ее болезненного разрушительного действия. Это требует от специалиста некоторой доли тепла и сочувствия, веры в способность пациента справиться с травмирующими воспоминаниями, от пациента желания стать партнером в исследованиях и готовность принять изменения, которые могут наступить под действием новой информации. Разумеется, эти качества необходимы для любых отношений психиатра и его пациента, но в данной работе они приобретают особое значение, так как в ней и пациент, и врач балансируют на грани возможного.

ПОХИЩЕНИЯ ПРИШЕЛЬЦАМИ ОБЩИЙ ОБЗОР

ПРИЗНАКИ ПОХИЩЕНИЙ ПРИШЕЛЬЦАМИ

Преимущественно пациенты приходят ко мне, чтобы разобраться с одним странным эпизодом своей биографии. Однако когда мы начинаем работать, в большинстве случаев обнаруживается, что они становились жертвами похищений многократно, как правило, с детства, а то и с младенческого возраста. По Хопкинсу, похищения пришельцами в детском возрасте можно подозревать на основании следующих явлений: воспоминаний о "постороннем присутствии" в детской, о маленьких человечках, вдруг появлявшихся в комнате, о необычном свечении в спальне. Кроме того, на вероятный опыт похищений указывают очень отчетливые сновидения, в которых человек будто бы парил в воздухе, вылетал из спальни в холл, пролетал сквозь стены или окно на улицу, а также каким-либо образом оказывался в незнакомой комнате или странном помещении, где над ним проделывались инвазивные процедуры. Кроме того, для похищенных характерны случаи, когда они на время пропадали из поля зрения всех близких, так что родители не могли их найти в течение некоторого времени. Кроме того, тем, кто с детства стал жертвой похищений, должны быть знакомы такие ощущения, как жужжание в ушах, вибрация во всем теле накануне похищения, онемение или полное обездвиживание тела, сопровождаемое чувством страха.

Иногда пришельцы запоминаются как добрые товарищи по детским забавам или целители (как в случае Карлоса, которого пришельцы будто бы вылечили от

25


пневмонии, развившейся до стадии, угрожавшей его жизни). Нередко в детстве пришельцы кажутся людям весьма симпатичными, а по мере наступления подросткового возраста встречи с ними становятся более серьезными и неприятными. Но даже маленьким детям, таким как Колин (сын Джерри, глава 6), контакт с пришельцами, которые против воли тащат его к себе и проделывают болезненные процедуры, может казаться чрезвычайно тревожным и пугающим. Как правило, дети рассказывают о пережитом родителям, а те разубеждают их, уверяя, что все это сон. Наконец, ребенок "уходит в подполье", и только став взрослым человеком, он начинает всерьез заниматься своими проблемами, для чего обращается за помощью к специалисту.

Весьма часто похищениям подвергается несколько членов семьи; бывает, что это представители трех различных поколений. Однако установить, сколько именно родственников оказалось затронуто этим явлением, очень трудно - дают себя знать естественные защитные механизмы человеческой психики, к которым, по-видимому, примешиваются установки на забывание, данные пришельцами. Подобные явления описываются, в частности, в главе 6 и 15. Герои этих глав обратились ко мне после того, как поговорили с родственниками, что пробудило в них собственные аналогичные воспоминания. Часто родители вначале отрицают, что в момент похищения детей видели НЛО с близкого расстояния, а то и являлись свидетелями похищения, тем самым они тоже пытаются уберечься от возвращения травмирующих впечатлений. Бывает, что ребенок рассказывает, что был похищен вместе с родителем, а родитель не может вспомнить факта похищения. Случается и обратное: так, в случае с Джерри родитель или старшая сестра были похищены одновременно с ребенком (младшим братом или сестрой) и испытывали особое отчаяние оттого, что не могли уберечь малыша.

Хотя похищения и связанные с ними переживания могут повторяться десятки раз на протяжении всей жизни, не удается сформулировать какие-либо

26


вия, располагающие к похищениям. Некоторые похищенные полагают, что встречи с пришельцами происходят в моменты особо острых стрессов, усиливающих ранимость, уязвимость испытавшего, но это не более чем гипотеза. Один из наиболее тревожных аспектов похищений, равно неприятных и для исследователя, и для пациентов, - это то, что встречи с пришельцами остаются непредсказуемыми и их невозможно предотвратить.

Существует ряд симптомов, сопутствующих бессознательной связи с некоторыми элементами опыта похищений. К ним относится возможная прежняя история похищений, а также общее состояние уязвимости, особенно в ночное время, страх перед больницей, обусловленные пережитыми инвазивными процедурами, страх полета, боязнь эскалаторов, лифтов, некоторых животных, насекомых и сексуальных контактов. Часто похищенные испытывают необъяснимое беспокойство под действием определенных звуков, запахов, образов или действий. Позднее в ходе исследования может выявиться их связь с опытом похищения. Для похищенных характерны: бессонница, страх темноты, привычка непременно загораживать окна, опасаясь вторжения в комнату, привычка спать при свете (во взрослом возрасте), нежелание спать в комнате в одиночку, навязчивые тревожные сны, в которых фигурируют космические корабли или их отсеки.

За ночь у испытавшего может появиться сыпь, .ссадины, порезы неизвестного происхождения, он может перенести кровотечение из носа или анального отверстия, на которые не стоило бы обращать внимания, если бы они не были связаны с похищениями. Другие важные симптомы: боль в гайморовой полости, урологические/гинекологические проблемы, в частности, неожиданные осложнения беременности, упорные желудочно-кишечные симптомы.

Для клинициста, который, подобно мне, был воспитан в западной традиции, работа с испытавшими также представляет настоящее испытание. Нам, психологам и психиатрам, приходится сталкиваться с информацией,

27

которая не укладывается в привычные рамки представлений о действительности. Врач подвергается соблазну принять часть рассказа больного, ту, которая "имеет смысл" в контексте наших традиционных представлений, в частности парадигмы времени/пространства, и отвергнуть все остальное, что кажется нам слишком "далеким от реальности". По-моему, подобная дискриминация материала неправомерна и неразумна. Дело в том, что, с точки зрения западной онтологии, весь феномен кажется настолько странным и чуждым, что мы не вправе произвольно доверять одному и отвергать другое. Это явно нелогично. Кроме того, такая дискриминация ограничит наши возможности в изучении явления, которое нам пока абсолютно непонятно. Поэтому в своей работе я исходил из такого критерия: я принимал как реальную всю информацию, передаваемую мне пациентом, который, по моему мнению, воспринимал ее как реальную и рассказывал о ней искренне, выражая адекватные эмоции. Однако это не означает, что я считаю, что события происходили буквально в нашем физическом мире.



ТРИ КЛАССА ИНФОРМАЦИИ

Практикуя подход, который я описал выше, я выделил три уровня информации. Первый уровень - тот, который можно назвать буквальным, физическим. Он охватывает, например, такие явления, как визуальное наблюдение или радарную регистрацию НЛО, физическое восприятие света, звука, сопровождающего уфологические явления, участки опаленной травы, мелкие травмы на теле испытавших или наличие у них имплантатов, отмеченные после похищений. Эти явления обнаруживаются как будто в нашей физической вселенной. Они знакомы западной науке и поддаются исследованию эмпирическими методами. Сайтинги НЛО, объект изучения уфологии, долгое время считались непосредственно наблюдаемыми явлениями - до тех пор, как обнаружился синдром похищений.

28

Второй уровень составляют явления, которые кажутся возможными в свете наших представлений о времени и пространстве, при условии, если бы мы находились на соответствующем, недосягаемо высоком уровне технического прогресса. Это могут быть "внеземные" явления, предполагающие развитие техники, до которого человек дойдет через несколько десятков тысяч лет. Эти явления, по крайней мере теоретически, соответствуют физическим законам, признаваемым западной наукой. Сюда относится, например, возможность появления кораблей в околоземном пространстве, их невероятно быстрое ускорение, способность буквально мелькать в небе, абсолютная неуязвимость для радарных установок, а также проникновение гуманоидов и людей сквозь твердые тела - стены, парение и зависание в воздухе, отключение сознание и памяти и другие возможности управления сознанием. Кроме того, этому уровню принадлежит выращивание человеко-пришельческих гибридов, создание виртуальных сцен, которые развертываются на борту корабля на глазах похищенных (см. главу 7). Хотя мы не понимаем, каким образом создаются эти явления, сами по себе они не противоречат нашему пониманию реальности и не требуют полного изменения парадигмы научных представлений.



И, наконец, существуют явления, о которых рассказывают пришельцы, никак не вписывающиеся в Ньютонову/Картезианскую онтологию или даже в теорию Эйнштейна. Это, например, путешествие посредством полета мысли, доступное как пришельцам, так и некоторым испытавшим (см., например, как описывает это Пол в главе 10), "свертывание" времени и пространства, представление на экране огромных объемов действительности, острое чувство связи с источником всего живого, с вселенским разумом, с космическим сознанием, знакомое некоторым испытавшим. Это также "дом", о котором рассказывают многие пришельцы, параллельное существование сознания в двух мирах - физическом и пришелъческом (о нем говорят, например, Питер, Джо и Пол соответственно в главе 13, 8 и 10). К этой же группе

29


относится способность пришельцев (и под их влиянием похищенных) остро переживать цикл рождения и смерти. Кроме того, по словам некоторых испытавших, пришельцы могут изменять свои формы, иногда они являются своим жертвам в облике животных - сов, орлов, барсуков и оленей. Что касается космических кораблей, то они могут представляться похищенным в форме вертолетов или, как было с одной из моих пациенток, в форме слишком высокого кенгуру, которое выросло перед ней в парке, когда она была семилетней девочкой. У многих похищенных очень заметна тесная связь с духами животных, например у Карлоса и Дэйва (главы, соответственно, 14 и 12). От этого явления веет шаманизмом. Данный аспект требует особого изучения. Очевидно, что подобные явления недоступны пониманию с позиций научных законов, признанных на Западе, хотя, как я указал, они вполне соответствуют представлениям, существующим на протяжении нескольких тысяч лет во внезападных цивилизациях.

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ: ЧТО РАССКАЗЫВАЮТ ИСПЫТАВШИЕ?

В этом разделе мы приводим краткое изложение феноменологии похищений, которая более подробно описывается в главах, посвященных отдельным случаям работы с похищенными.

Как начинается опыт похищения?

Наиболее часто похищения случаются в доме или в автомобиле, откуда пришельцы забирают свои жертвы. По словам одной женщины, ее похитили, когда она зимой каталась на аэросанях. Детей часто похищают с игровых площадок возле школ или из двора собственного дома. Первые признаки надвигающегося похищения - появление странного голубого и белого света, льющегося в комнату, обычно в спальню,

30


неприятный звук - жужжание или звон, необъяснимая тревога, ощущение незримого присутствия в помещении посторонних или появление в комнате гуманоидов, а также, разумеется, приближение НЛО.

Если похищение происходит ночью или, как это часто бывает, в ранние предутренние часы, испытавшему вначале кажется, что он видит сон. Однако он затем осознает, что вовсе не спал или проснулся перед похищением. Нередко происходит некоторый ' сдвиг в сознании, но он никак не связан с погружением в сон. Напротив, это измененное состояние кажется более явным бодрствованием, чем обычное бодрствование. Иногда, переживая этот момент в состоянии гипнотической регрессии, испытавший ощущает легкий шок и приступ горечи - он убеждается, что событие происходило не во сне, как ему было бы удобнее считать, а наяву и к тому же повторялось многократно, о чем он прежде и не подозревал.

Затем какая-то сила выносит похищенного из спальни в холл и далее сквозь стены дома - наружу либо из автомобиля - через крышу. Люди страшно удивляются, что они с такой легкостью проникают сквозь твердое тело, ощущая лишь небольшую вибрацию. В большинстве случаев при транспортировке используется поток света, который служит либо источником энергии для полета, либо "рулем", задающим направление. Итак, похищенный доставляется на ожидающий его летательный аппарат. Обычно человека сопровождает на корабль один-два, а то и несколько гуманоидов. На ранней стадии транспортировки гуманоид обездвиживает похищаемого, прикоснувшись к нему рукой или каким-то прибором. После этого у похищаемого продолжает двигаться голова, остальное тело оказывается парализованным. Обычно человек может смотреть, но большинство испытавших предпочитают закрывать глаза, оберегая себя от слишком сильного воздействия необычайной реальности. К ужасу от собственной беспомощности примешивается страх, вызываемый крайней странностью всего происходящего.

Если похищение начинается из комнаты, его жертва может вначале не видеть корабля, от которого

31

исходит луч, проникающий в окна. Размеры НЛО могут быть различными от нескольких футов до нескольких сот ярдов. Обычно описывают металлические НЛО из серебристого или серебристо-белого сплава, в форме сигары, купола или диска. Часто дно корабля испускает белое, голубое или оранжевокрасное свечение, по стенкам корабля расположены ряды окон вроде иллюминаторов. Когда похищенных выносит из дома, они обычно видят небольшой летательный аппарат, ожидающий их поблизости: он или завис на небольшой высоте, или приземлился на дно, либо выпустив ножки, упирающиеся в землю. На таком кораблике их доставляют на основной - большой НЛО. Бывает, что похищенный со своим сопровождением просто взмывает в воздух и имеет возможность наблюдать, как его дом, деревья, жилой квартал стремительно уменьшаются на глазах. Нередко похищаемый пытается сопротивляться, но это не помогает. Единственная польза сопротивления - чисто моральная, он сознает, что не является пассивной жертвой происходящего. В последнее время в литературе поднимался вопрос: можно ли предотвратить похищения? Но никаких определенных выводов участники спора не делают. Бывают и другие варианты транспортировки на корабль. Так, Артур (глава 15) рассказывает, что из машины, которую вела его мать, он поднимался на корабль по канату, который соединял автомобиль с НЛО.



Независимые свидетели

Независимые свидетели наблюдают похищения весьма редко. В некотором роде похищения ретроспективно схожи с другими уфологическими явлениями: хотя рассказы независимых свидетелей бывают очень убедительными, их все же нельзя рассматривать как доказательства реальности событий. При этом следует учесть, что мужья или жены похищаемых, как правило, "отключаются" на весь период похищения, они погружаются в такой глубокий сон,

1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница